Работа над проектом "Санкт-Петербургские антиковеды"
ведется при поддержке РГНФ и Комитета по науке и высшей школе Сагкт-Петербурга
Санкт-Петербургские антиковеды

О проекте

Алфавитный указатель

Хронологический указатель

Ссылки



Никитин Петр Васильевич (1849-1916)

Краткая биография

Никитин Петр Васильевич [1849-1916], филолог. Учился в СПб. семинарии и Историко-филологическом институте, был преподавателем во второй СПб. гимназии (русского и латинского языков), затем командирован за границу. В 1873 г. получил кафедру классической филологии в Нежинском институте кн. Безбородко, в 1879 г. поступил доцентом в Петербургский университет, в 1883 г. утвержден экстраординарным профессором историко-филологического института, с 1886 г. состоит ординарным профессором греческого языка и литературы в Петербургском университете. С 1910 г. - вице-президент Академии Наук.

Подробный биографический очерк и обзор научной деятельности

Другим крупным ученым, также обратившимся в 70-е годы к изучению надписей, был Петр Васильевич Никитин (1849 - 1916 гг.). Воспитанник Петербургского Историко-филологического института, Никитин был учеником академика А. К. Наvука, у которого он прошел прекрасную филологическую школу. Свое высшее образование Никитин завершил в Лейпцигском университете, студентом которого он состоял в течение некоторого времени.

Первоначальное направление научных занятий Никитина - изучение древнейших греческих диалектов - было чисто филологическим, однако показателен был конкретный выбор, свидетельствовавший о стремлении молодого ученого при реконструкции филологических фактов опереться также и на материал надписей. Уже первая печатная работа Никитина "О древнекипрском диалекте" была основана на глубоком изучении эпиграфического материала. В этой работе Никитин, по позднейшему отзыву С. А. Жебелева, "рассмотрел фонетику и формы диалекта силлабических надписей, причем значительно пополнил собрание фактов, данное его предшественниками по изучению древнекипрского диалекта, и указал на генеалогическую связь некоторых явлений этого диалекта с однородными явлениями в других, преимущественно эолийских диалектах". Намеченные в этой первой работе вопросы получили дальнейшую разработку в магистерской диссертации Никитина "Об основах для критики текста эолических стихотворений Феокрита" (Киев, 1876). Это основательное исследование, по оценке такого выдающегося филолога, каким был Г. Ф. Церетели, в течение долгих лет сохраняло значение краеугольного камня для развития соответствующих диалектологических изысканий.

Новый этап в научной деятельности Никитина был связан с обращением к изучению афинских надписей, именно той их группы, которая касается организации театральных представлений; в связи с этим его исследования приобретают новый, отчетливо выраженный историко-филологический характер. В 1881 г. он опубликовал "Обзор эпиграфических документов по истории аттической драмы", а в следующем году защитил докторскую диссертацию "К истории афинских драматических состязаний" (СПб., 1882).

Эта обширная монография написана Никитиным на основе глубокого и всестороннего изучения всего известного тогда по данному вопросу литературного и эпиграфического материала. Найденные на афинском акрополе надписи, относящиеся к устройству драматических состязаний, явились для исследователей классической древности ценным источником, который позволил составить достаточно полное представление о состоянии театрального дела у древних афинян, а по нему - и у других греков. За двадцать с лишним лет до знаменитого австрийского эпиграфиста Адольфа Вильгельма, автора классического по этому вопросу труда, Никитин вполне самостоятельно, досконально исследовал трудный материал официальных аттических документов и на его основе пришел к целому ряду выводов, имеющих принципиальное значение для правильного суждения об организации театральных представлений в древних Афинах. В частности он доказал, что постановкой драматических представлений ведали не отдельные филы, а государство в целом; он разъяснил также такие специальные вопросы, как состав и порядок драматических состязаний и отношение актеров к драматургам.

Работа Никитина справедливо была оценена как крупное явление в русской науке об античности. С. А. Жебелев, выражая общее мнение специалистов, писал позднее: "В русской ученой литературе книга П. В. [Никитина] была, в сущности, первой большой работой, в которой эпиграфические памятники использованы были в таком широком масштабе, с таким большим уменьем. Не будучи учеником Ф. Ф. Соколова, создателя эпиграфических штудий у нас в России, П. В. [Никитин] проникся, так сказать, его "эпиграфическим духом", и его книга открыла собою длинную серию работ русских ученых, работ, основанных на изучении эпиграфических памятников".

Историко-филологические исследования по теме афинских драматических состязаний отражают наиболее результативный период научной деятельности Никитина. В дальнейшем он вновь обратился к чисто филологическим изысканиям. Подобно своему учителю А. Науку он много занимался критикою и исправлением текста дошедших д нас сочинений античных авторов. Среди его работ этого круга выделяются обстоятельные исследования, посвященные тексту комедий Аристофана и морально-политических трактатов Плутарха.

П. В. Никитин был видным университетским и академическим деятелем. В Петербургском университете, где он начал преподавать с 1879 г., он занимал должности ректора и декана историко-филологического факультета. В Академии наук, куда он был избран еще в 1888 г., он был вице-президентом, а в Русском Археологическом обществе - управляющим его классическим отделением, сменив на этом посту умершего И. В, Помяловского. Занимая высокие административные почты в университете, в Академии наук и в Археологическом обществе, Никитин деятельно способствовал развитию отечественной науки об античности. Он был убежден в том, что классическое образование необходимо историку и филологу любого профиля и всячески ратовал за сохранение преподавания греческого и латинского языков в тогдашних гимназиях.

В официальной записке, представленной в министерство просвещения, он писал по поводу предложения упразднить преподавание древних языков в средней школе: "Если это предложение будет принято, русской историко-филологической науке нанесен будет тяжелый удар. По классической филологии, по-видимому, не слишком много слез прольется, но убиты будут и другие отделы науки, к которым не принято относиться с таким жестоким пренебрежением: из русской науки придется вычеркнуть, например, почти всю древнюю историю, многие важные части средней истории, сравнительного языкознания, истории философии, истории искусства, истории всеобщей литературы, истории русской литературы; даже вопрос о происхождении русского государства придется предоставить в полное ведение немцев. Может быть, средней школе не должно быть и дела до историко-филологической науки; но откуда же помимо этой науки будут получаться те гуманитарные начала в составе преподавания средней школы, которыми так дорожат и противники классических гимназий?"

Отстаивая, таким образом, дело классического образования, Никитин, однако, вполне сознавал необходимость гибкого и реалистичного подхода к решению этой проблемы. Он никогда не был сторонником "принудительного классицизма" и, более того, неоднократно подчеркивал, что такой "классицизм из-под палки" (его собственное выражение) не может принести ничего, кроме вреда.

Основные работы

  • Никитин П.В. Об основах критики текста эолических стихотворений Феокрита. Киев, 1876.
  • Никитин П.В. Патмосские схолии к Демосфену // Известия института кн. Безбородко. 1879 г.
  • Никитин П.В. К истории афинских драматических состязаний. СПб., 1882.
  • Никитин П.В. Обзор эпиграфических документов по истории аттической драмы // ЖМНП. 1881, декабрь, отд. 5, с. 603 - 664.
  • Аристофан. Фесмофории. Перевод и материалы для комментария П. В. Никитина. Пг., 1917

Доп. литература

  1. Бузескул В. П. Всеобщая история и ее представители в России в XIX и начале XX в. Ч. II, с. 132.
  2. Жебелев С. А. П. В. Никитин // ЖМНП. 1916, август, отд. 4, с. 43 - 71.
  3. Латышев В. В. Памяти П. В. Никитина // "Известия Академии наук", серия VI, 1916, № 12, с. 921 - 936.
  4. Памяти П В. Никитина. Сообщения Б. В. Фармаковского, М. И. Ростовцева, Г. Ф. Церетели, А. А. Васильева, С. А. Жебелева. Пг., 1917 (отд. оттиск из "Записок классического отделения имп. Русского археологического общества", т. IX, 1917).
  5. Ростовцев М. И. Памяти П. В. Никитина // "Гермес", 1916, № 17, с. 408 - 410; № 18, с. 421 - 425; № 19, с. 436 - 445.
  6. Фролов Э.Д. Русская наука об античности. Историографические очерки. Изд. 2-е. СПб., 2006, с. 228-232.