Вернуться

А.В. Гурьев

Битва при Лавроне – эпизод Серторианской войны.

Серторианская война 80-72 гг. до н.э., происходившая на территории античной Испании, является по-своему уникальным событием в истории Древнего Рима. Впервые, с легендарных времен, римский полководец возглавил племена варваров, чтобы боротся с существующим государственным устройством. Впервые, практически вся Испания оказалась объединена для борьбы с Римом, причем объединение это произошло по воле римского гражданина. Впервые, со времен Ганнибала, у римлян появился такой упорный и дерзкий противник, который к тому же был талантливым военачальником и искусным дипломатом. Имя этому человеку было Квинт Серторий.

Происходил он из всаднического сословия, родился и вырос в Италии, в сабинском городе Нурсия (Plut.,Sert.,2). Первую половину своей жизни Серторий был образцовым гражданином Римской республики. Он прошел несколько войн (война с кимврами и тевтонами, испанская кампания Т. Дидия, Марсийская война), во время которых зарекомендовал себя наилучшим образом, получил ранения и народное признание (Plut.,Sert.,3-4). Однако, когда началась гражданская война 88-81 гг., Серторий принял сторону марианцев, а не Суллы, и здесь он совершил роковую ошибку. В кровопролитных боях Сулла одержал победу и установил свою диктатуру, а остатки антисулланской партии рассеялись по всему Средиземноморью. Серторий, будучи наместником Ближней Испании, был выбит оттуда сулланским полководцем Г. Аннием. Целый год нурсиец странствовал вдоль берегов Африки и Пиренейского полуострова, вступая в союз то с пиратами, то с мавританскими царьками. Серия авантюр Сертория закончилась, когда в 80 г. несколько лузитанских общин пригласили его возглавить восстание против Рима. Переговоры между римскими эмигрантами и испанцами завершились успешно, и Серторий вернулся на Пиренейский полуостров (Plut.,Sert.,4-10; App.,Bel.civ.,I,65-86; Flor,II,10,2; Oros.,V,23,2).

Появление нурсийца в Испании было для сулланских наместников полной неожиданностью. Весь 80 г. прошел в победах Сертория. Он подчинил себе всю Лузитанию и вторгся в Бетику. В ответ на это Сулла послал в Испанию новые войска под командованием проконсула Кв. Цецилия Метелла Пия. Но действия проконсула были неудачными. В 79 г. он был разбит Серторием при Лангобриге и в последующие 78-77 гг. предпринимал только оборонительные действия против восставших. За это время Серторий взял под свой контроль практически всю Испанию, за исключением восточного побережья и Бетики, которые были под контролем Метелла (Plut.,Sert.,11-13,Pomp.,17; Liv.,ep.90; Flor,II,10,6-7; Eutr.,VI,1,2-3; Oros.,V,23,3-4).

В 78 г. умер Сулла и в Италии тут же вспыхнул мятеж М. Эмилия Лепида, который выступил против существующих порядков. Дело дошло до настоящей войны – Лепид повел на Рим армию, но был разбит и бежал на Сардинию, где вскоре умер (Plut.,Pomp.,16; App.,Bel.civ.,I,105-107; Liv.,ep.90; Flor,II,11,5-7; Eutr.,VI,5,1; Oros.,V,22,16-18). Его войска под командованием М. Перперны Вентона (53 когорты)[1], пытаясь уйти от преследования правительственной армии, переправились в Иберию. Ситуация для сулланской партии оказалась крайне неблагоприятной – в любой момент Перперна мог присоединиться к Серторию. В этом случае Метелл был бы просто раздавлен, и восставшие двинулись бы на Рим. По этой причине сенат в срочном порядке отправил против Сертория новые войска во главе с Гнеем Помпеем Магном. В конце 77 г. он прибыл в Ближнюю Испанию и подчинил себе ряд отпавших областей. Успехи правительственной армии заставили Перперну присоединиться к Серторию и отныне восставшие действовали вместе (Plut.,Sert.,12,15;Pomp.,17-18; App.,Bel.civ.,I,107-109; Sall.,Hist.,II,98,4; Liv.,ep.91).

Новый 76 г. начался с наступления Помпея вдоль прибрежной зоны в Ближней Испании. Целью сулланцев было скорейшее объединение сил для борьбы с восставшими. Чтобы не допустить этого, Серторий разделил войска. Первая группа под началом квестора Л. Гиртулея должна была сдерживать Метелла, а вторая во главе с Перперной и Г. Гереннием заняла сильную позицию у Валенсии, дабы остановить Помпея. Сам Серторий возглавил резерв, который в зависимости от ситуации должен был поспешить на помощь одной из групп. Помощь потребовалась Перперне. В битве при Валенсии Помпей одержал полную победу, причем Геренний погиб (Sall.,Hist.,II,98,6; Plut.,Pomp.,18). Это привело к отпадению ряда общин восточной Испании от восставших. Чтобы изменить ситуацию в свою пользу, Серторий, собрав все войска, за исключением корпуса Гиртулея, двинулся к побережью и осадил державший сторону Помпея город Лаврон (Plut.,Sert.,18) [2].

Узнав о произошедшем, Помпей немедленно направился на помощь к осажденным. Лагерь повстанцев располагался на равнине, возле города. Когда Помпей прибыл к Лаврону, Серторий, чтобы укрепить свои позиции, решил занять основными силами господствовавшие над городом возвышенности. Похожий план хотел осуществить и проконсул, но нурсиец опередил его и первым разбил лагерь на холмах. Тогда Помпей расположился на равнине и решил блокировать Сертория, который оказался зажатым между городом и войсками противника. Считая, что он поймал повстанцев в ловушку, проконсул стал настолько уверен в своей скорой победе, что послал гонца в Лаврон с сообщением – пусть жители города наблюдают, как он осаждает Сертория. Услышав это, нурсиец рассмеялся и сказал, что он научит «ученика Суллы» смотреть чаще назад, а не вперед. С этими словами он указал соратникам на оставленный в старом лагере резервный отряд, которому предстояло сыграть главную роль в предстоящей битве (Plut.,Sert.,18).

Возле Лаврона было только два района, откуда можно было добывать провиант. Один располагался близ лагеря Помпея, другой находился от него на некотором расстоянии. С того момента, как проконсул блокировал второй лагерь повстанцев, легковооруженные отряды испанцев по распоряжению Сертория стали постоянно нападать на римских фуражиров в ближнем районе. Область же, находившуюся в отдалении от лагеря Помпея, Серторий запретил трогать. В итоге эти действия вселили в помпеянцев уверенность, что намного безопаснее добывать провиант не рядом с лагерем, а в дальнем районе, поэтому следующий отряд фуражиров отправился именно туда (Front.,Strat.,II,5,31). Узнав об этом, Серторий приказал резервному отряду под командованием Октавия Грециния (10 когорт [3], вооруженных по римскому образцу, и легковооруженные испанцы) и Тарквиния Приска (2 тысячи конницы) выступить из старого лагеря и устроить засаду. Выполняя приказ, серторианцы ночью укрыли указанные части в лесу, причем в первой линии поставили легковооруженных испанцев, во второй – тяжеловооруженную пехоту, а в тылу, позади всех, расположили всадников, чтобы они не обнаружили своего присутствия шумом. Всем было дано распоряжение отдыхать, соблюдать тишину, до третьего часа дня [4] (Front.,Strat.,II,5,31). Тем временем, помпеянцы, чувствуя себя в безопасности, собрали необходимое количество фуража и уже хотели возвращаться в лагерь, но задержались из-за того, что сторожевые также разошлись для сбора продовольствия. В этот момент в этот момент серторианцы начали атаку. Первыми на римлян, разошедшихся в разные стороны, напали испанцы, которые за счет внезапности и быстроты своих действий нанесли противнику немалый урон. Пытаясь организовать сопротивление, помпеянцы начали строиться, но их тут же атаковала из леса тяжелая пехота повстанцев. Удар сертоианских когорт был настолько силен, что сразу опрокинул римлян и обратил их в бегство. На бегущих ринулась кавалерия Тарквиния Приска, истребляя противника на всем пути к лагерю Помпея. Повстанцами были также приняты меры, чтобы никто не убежал. Специальный отряд из 250 всадников был послан вперед, мчась со всей возможной скоростью сокращенными путями. Не доскакав до лагеря противника, всадники развернулись навстречу первым рядам беглецов туда (Front.,Strat.,II,5,31). При сообщении о том, что отряд фуражиров попал в засаду, Помпей отправил ему на помощь легион во главе с Децимом Лелием. Всадники Тарквиния, как только новые силы помпеянцев предприняли атаку, отступили, увлекая противника как можно дальше от лагеря. Затем кавалерия серторианцев, перегруппировавшись, совершила обходной маневр и напала на легион Лелия с тыла, внеся панику в задние ряды противника. В этот же момент когорты Октавия Грециния при поддержке испанцев, закончив преследование фуражиров, атаковали Лелия с фронта. Таким образом, помпеянцы оказались окружены и дезорганизованы. Спасти положение могло только введение в разгоревшуюся битву всех сил. Это и попытался сделать Помпей. Однако когда он начал выходить из лагеря с основной частью армии, Серторий показал с холмов, со стороны второго лагеря своих построившихся воинов. Помпей, увидев, что он оказался в опасном положении – и с фронта и с тыла ему угрожал неприятель – был вынужден отказаться от вступления в битву и сложа руки наблюдать избиение своих войск. Легион Лелия был уничтожен, сам легат погиб. Потери помпеянцев составили 10 тыс. человек и весь обоз (Front.,Strat.,II,5,31). Поражение оказалось настолько сильным, что Помпей ничего не смог сделать для осажденных и Лаврон вскоре сдался Серторию. На глазах проконсула город был разграблен и сожжен, а его жителям, оставшимся без крова, была сохранена жизнь, как свидетелям позора Помпея (Plut.,Sert.,18;Pomp.,18; App.,Bel.civ.,I,109).

Битва при Лавроне оказала решающие значение на исход кампании 76 г. Серторий не допустил соединения противников, нанес серьезное поражение новым войскам, прибывшим из Рима, и остановил начавшийся было процесс отпадения общин восточной Испании. Но несмотря на эти плюсы битва при Лавроне не была решающей для всей войны. Помпей не был уничтожен, он сохранил силы для контрнаступления и в следующем году продолжил боевые действия.

С точки зрения истории военного искусства, битва при Лавроне представляет большой интерес. Здесь мы имеем возможность подробно рассмотреть тактику Сертория и дать ей соответствующую оценку. Определяющим значением для военного искусства повстанцев был их неоднородный, испано-римский состав. Сочетая характерные особенности римской армии и испанских ополчений, Серторий стал создателем новой, оригинальной тактики. Первый этап битвы (засада и нападение на фуражиров из леса) является типично варварским приемом, который, однако, осуществляется вкупе с умелым взаимодействием различных родов войск. Последовательное введение в бой сначала испанцев, потом – тяжеловооруженных когорт, обеспечивает быструю победу. Всадники довершают разгром противника и преследуют его. Второй этап битвы (бой с легионом Лелия) характеризуется активными действиями конницы, которые заканчиваются ее обходным маневром и ударом в тыл помпеянцев. Пехота серторианцев, поддерживая свою кавалерию, атакует противника с фронта. Следует особо отметить демонстрацию Серторием своего превосходства на завершающем этапе битвы, которая не позволила Помпею вступить в сражение.

Рассмотрение битвы при Лавроне позволяет сделать нам следующие выводы. Как полководец Серторий заслуживает самой высокой оценки. Его безусловной заслугой является превосходная организация армии повстанцев, сила которой состоит в отличной дисциплине и наличии талантливого командующего состава (Октавий Грециний и Тарквиний Приск). Тактика Сертория основана на быстрых и неожиданных ударах из засады, и четком взаимодействии всех родов войск, среди которых важную роль играет конница. Характерная особенность военного искусства вождя Испанского восстания – это практически постоянный контроль над любой инициативой неприятеля при помощи хорошо организованной разведки. Задачей, которую Серторий ставит перед собой, является окружение и уничтожение противника по частям, и эту задачу он выполняет блестяще. Однако у тактики нурсийца есть серьезный недостаток. Серторий не довершает разгрома неприятеля, он останавливается на достигнутом, что лишает его полной победы. Этот серьезный недостаток проявится в его тактике не раз и приведет в итоге к поражению нурсийца.

Примечания.

[1] Около 26 тысяч человек.

[2] Численность войска Сертория под Лавроном по Орозию (V,23,9) составляла 60 тысяч пехоты и 8 тысяч конницы, в то время как у Помпея было 30 тысяч пехоты и 1 тысяча конницы. Безоговорочно доверять этому сообщению, взятому из источников близких к Помпею, не стоит. Судя по дальнейшему развитию событий реальная численность войска Сертория была гораздо меньше, хотя, возможно и превосходила численность помпеянцев.

[3] Около 5 тысяч человек. По сообщению Плутарха (Sert.,18), тяжеловооруженных воинов было 6 тысяч.

[4] Т.е. до 9 часов утра.


Обсудить на форуме