Вернуться

А.В. Гурьев

Серторианская война: причины успеха восставших в 80-79 гг. до н.э.

Серторианская война 80-72 гг. до н.э., происходившая на территории античной Испании, является уникальным событием в истории Древнего Рима. Практически весь Пиренейский полуостров оказался объединенным для борьбы с Римом, причем объединение это произошло по воле римского гражданина, которого звали Квинт Серторий.

Происходил он из всаднического сословия, родился и вырос в Италии, в сабинском городе Нурсия. Первую половину своей жизни Серторий был образцовым гражданином Римской республики. Он прошел несколько войн (войны с кимврами и тевтонами - 105-101 гг., испанская компания консула Т. Дидия – 90-е гг., Марсийская война 91-88 гг.), во время которых зарекомендовал себя наилучшим образом, получил ранения и народное признание. Однако, когда началась гражданская война 88-81 гг., Серторий принял сторону марианцев, а не Суллы и здесь он совершил роковую ошибку. В кровопролитных боях Сулла одержал победу и установил свою диктатуру, а остатки антисулланской партии рассеялись по всему Средиземноморью. Серторий, будучи наместником Ближней Испании, был выбит оттуда сулланским полководцем Г. Аннием. Целый год противник Суллы странствовал вдоль берегов Африки и Пиренейского полуострова, вступая в союз то с пиратами, то с мавританскими царьками. Серия авантюр Сертория закончилась, когда в 80 г. несколько лузитанских общин пригласили его возглавить восстание против Рима. Переговоры между римскими эмигрантами и испанцами завершились успешно, и Серторий во главе небольшого флота отправился к Пиренейскому полуострову. Так началась Серторианская война.

Первый бой повстанцам пришлось принять на море. Флот Сертория, состоявший по преимуществу из пиратских судов, столкнулся в проливе с римской эскадрой под командованием Г. Котты. Удача была на стороне повстанцев – сулланцы потерпели поражение и путь в Испанию оказался свободен.

Высадившись в Лузитании, бывший наместник встал во главе 20 местных общин, выставивших войско в 4000 пехоты и 700 всадников. Отряд, сопровождавший Сертория, состоял из 2600 человек, вооруженных по римскому образцу и 700 ливийцев. Объединив имеющиеся силы, полководец приступил к подчинению ближайших областей Лузитании, которые практически все добровольно перешли на сторону восставших. Вслед за этим Серторий вторгся в Бетику, где располагались основные силы войска сулланцев. Наместник Дальней Испании Луций Фуфидий попытался остановить внезапно появившуюся армию повстанцев у реки Бетис. Однако в произошедшем сражении Серторий одержал решительную победу, обратив в бегство войско противника. Потери Фуфидия составили около 2000 человек убитыми. Победа Сертория означала крах сулланцев в Бетике – единой армии у них больше не было. Остатки деморализованного войска Фуфидия рассредоточились по отдельным городам, для того, чтобы их хоть удержать во власти правительства.

Реакция Суллы на победы повстанцев оказалась незамедлительной. В начале 79 г. в Испанию со значительными силами прибыли новые наместники. В Ближней Испании, чтобы предотвратить её возможное отделение, обосновался Луций Домиций Кальвин, а в Дальней Испании высадился консул прошлого года Квинт Цецилий Метелл Пий. Появление профессиональной армии во главе с опытным полководцем (а Метелл прошел с успехом не одну компанию), резко изменило положение дел в Бетике. По всей видимости, Южная Испания, население которой было настроено в пользу сулланского правительства, быстро перешла на сторону нового наместника. Серторий был вынужден отказаться от решающей битвы из-за превосходства противника в силах и неблагоприятной обстановки, и отступил в Лузитанию. Воодушевленный таким успешным началом компании, Метелл, подчинив Бетику, решил покончить с очагом восстания. Обеспечив себе тыл, он вторгся в Лузитанию вслед за отступающими повстанцами. Однако, авангард армии сулланцев под командованием легата Метелла Тория был уничтожен Серторием в битве на реке Ама, а сам Торий погиб. Несмотря на эту неудачу, наместник продолжил поход, надеясь навязать противнику генеральное сражение и тем самым покончить с ним. Но надежды Метелла оказались напрасными.

Малочисленные отряды повстанцев перешли к самому эффектному способу борьбы с регулярной армией – партизанской войне. По словам Плутарха, Серторий «всегда находил, где проскользнуть, а, преследуя, - как окружить противника. Поэтому Метелл, не вступая в битву, испытывал все невзгоды, выпадающие на долю побежденных, тогда как Серторий, убегая от противника, оказывался на положении преследователя» (Плутарх, Серторий, 13). В незнакомой местности армия сулланцев испытывала невыносимые трудности. Серторианцы постоянно заставляли испытывать противника нужду во всем необходимом, – не хватало питьевой воды, продовольствия. Когда Метелл отдавал приказ атаковать отряды повстанцев, те беспрепятственно уходили от столкновения, а если сулланцы принимались за осаду лузитанских городов, «появлялся Серторий и в свою очередь держал их в осаде» (Плут., Серт., 13). Борьба с неуловимым противником стоила больших потерь правительственным войскам. «В конце концов римские воины потеряли надежду на успех и, когда Серторий вызвал Метелла на единоборство, стали требовать и кричать, чтобы они сразились – полководец с полководцем и римлянин с римлянином; они издевались над Метеллом, когда тот ответил отказом» (Плут., Серт., 13). Этот случай показал как Серторию, так и Метеллу, что его войска сильно деморализованы и близки к мятежу. Желая изменить настроение в рядах своей армии, наместник предпринял поход к крупному лузитанскому городу Лангобрига, одному из центров серторианского движения. Лангобригу можно было легко подчинить жаждой, перерезав пути водоснабжения. Рассчитывая на это, Метелл осадил город. В армии сулланцев, ожидавшей быстрого падения Лангобриги, оставалось мало провианта, о чем узнал Серторий. Вождь повстанцев «приказал наполнить водой две тысячи мехов, назначив за каждый мех значительную сумму денег. Так как многие испанцы, а также мавританцы готовы были принять участие в деле, Серторий отобрал людей сильных и быстроногих и послал их через горы; он приказал передать меха горожанам, а затем вывести из крепости негодную чернь, чтобы защитникам хватало воды» (Плут., Серт., 13). Положение осаждающих через несколько дней стало хуже положения осажденных, - если у первых продовольствия почти не осталось, то у вторых питья и провианта было в избытке. Метелл, пытаясь изменить создавшееся положение, послал легата Аквина с шеститысячным отрядом за продовольствием. «Но Серторий, от которого это не укрылось, устроил засаду на пути Аквина; три тысячи воинов, выскочив из темного ущелья, напали на Аквина с тыла, в то время как сам Серторий ударил ему в лоб; римляне были обращены в бегство, часть из них пала, другие оказались в плену» (Плут., Серт., 13). Аквин, лишившись коня и оружия, вернулся к основной армии сулланцев. Понимая, что продолжение осады может привести к катастрофе, Метелл был вынужден отступить. Таким образом, поход сулланцев Лузитанию закончился провалом, а с ним закончилась компания 79 года.

В чем же причины столь ошеломительного успеха Сертория ми поражений правительственных войск. Т. Моммзен, а вслед за ним многие исследователи (Гурин, Циркин, Нич, Низе), считают, что победы 80-79 гг. были одержаны в первую очередь из-за политических мероприятий мятежного наместника. Серторий умело организовал управление подвластными территориями, проводил романизацию местных жителей Испании т.п. Большая роль отводится военной реформе. Известно, что Серторий ввел у иберов римское вооружение, военный строй, сигналы и команды. Выучка туземцев, прошедших подготовку в лагере серторианцев оказалась настолько профессиональной, что впоследствии Цезарь отметил ее (Цезарь, Галльские войны, III, 23,5).

Однако на наш взгляд, все эти мероприятия оказали влияния на победы Сертория в 77-74 гг., но в начале войны, когда планы мятежного наместника только стали претворятся в жизнь, их значение было не столь решающим. В первую очередь причины побед 80-79 гг. были в другом, а именно в стратегическом и тактическом превосходстве повстанцев. Во-первых, огромное значение играла поддержка лузитанскими общинами Сертория, который смог объединить их и мобилизовать на войну с Римом. Во-вторых, сыграла свою роль неподготовленность наместников Суллы к войне против местных племен. И, наконец, самая главная причина побед повстанцев – это гибкая стратегия Сертория, сочетавшая сражения в открытом поле и партизанскую тактику. То отступая, то наступая, мятежный наместник смог победить противника.

Обсудить на форуме