Вернуться

А.В. Гурьев

Взаимоотношения Пирра и его союзников в Италии и Сицилии.

Союзнические отношения в Древнем Мире тема важная и интересная. Союзы тех или иных государств зачастую определяли ход истории. Не исключение и отношения Пирра Эпирского с его союзниками в Италии и Сицилии. На первый взгляд ход событий 280-275 гг. до н.э. полностью зависел от действий царя Эпира. Но это далеко не так. Главную роль здесь играли жители Италии и Сицилии, и именно их поведение предрешило исход войны. Для того, чтобы убедится в этом следует обратиться к рассмотрению тех сил, которые поддерживали Пирра Эпирского.

Тарентинцы были основными союзниками Пирра в Италии. Известно, что между Тарентом и царем Эпира, вероятно, после смерти Агафокла, сложились союзнические отношения – тарентинский флот помогал Пирру в захвате Коркиры в 286 г. до н. э. (Paus., I, 12,2). Поэтому совершенно естественным было то, что тарентинцы, начав в 282 г. до н. э. войну с Римом, обратились за помощью к царю Эпира. Как следует из источников, они призвали Пирра в качестве союзника (Paus., I, 12,2) и стратега в войне против Рима (Plut.,Pyrrh.,18; App.,Samn.,VII,3). Насколько мы можем судить по сообщениям античных авторов царь вел себя в рамках данных полномочий. Он действовал как защитник интересов Тарента в переговорах с Римом (Plut.,Pyrrh.,18; App.,Samn.,X,1-2) и командовал армией во время боевых действий. Обрисовав общую картину, обратимся теперь к более детальному рассмотрению отношений Пирра и тарентинцев.

Накануне войны в Таренте существовали серьезные разногласия. В городе было две партии – аристократическая и демократическая, которые постоянно боролись между собой. Именно их вражда привела к войне с Римом. Аристократы придерживались проримской ориентации, демократы занимали антиримскую позицию. Прибыв в Тарент, Пирр решил положить конец разногласиям. Для этого царь ввел в Таренте военное положение. Были закрыты все гимнасии и портики, отменены игры, совместные трапезы и шествия. Пирр организовал поголовный призыв граждан в армию. Проводилась военная подготовка тарентинцев. Были приняты меры и против оппозиции – к знатным гражданам царь подселил своих приближенных (Plut.,Pyrrh.,16; App.,Samn.,VIII,1).

Политика Пирра вызвала недовольство в кругах аристократии – многие из аристократов покинули город (Plut.,Pyrrh.,16; App.,Samn.,VIII,1). Впоследствии именно они стали основателями традиции, которая описывает поведение царя в Таренте, как поведение жестокого тирана, поработившего город. Безоговорочно доверять этой традиции не стоит, так как на протяжении всей войны с Римом тарентинцы поддерживали Пирра. Они были его основным источником сил и 280 г. (Plut.,Pyrrh.,16-17), и 279 г. (Front.,II,3,21) и в 275 г. (Plut.,Pyrrh.,24). Но все же следует сказать, что, по всей видимости, Пирр действовал в Таренте как военачальник с неограниченными полномочиями – стратег-автократор и время от времени между тарентинцами и царем вспыхивали разногласия (Plut.,Pyrrh., 22). Со временем этих разногласий становилось все больше и к 275 г. отношения стали откровенно напряженными, о чем свидетельствует красноречивая сцена прощания Пирра с жителями Тарента и последующий мятеж Никона (Dio,X,frg.6,48).

Об отношениях Пирра и жителей остальных греческих полисов Италии известно мало. Испытывая на себе сильное давление как со стороны Рима, так и со стороны царя Эпира, италиоты метались из стороны в сторону и потому союзниками они были ненадежными. Например, в 278 г. Гераклея перешла на сторону Рима (Cic.,pro Balbo,22), в 280 г. Локры перешли на сторону Пирра (Just.,XVIII,1,9), а в 277 г. на сторону римлян (App.,Samn.,XII,1). По этой причине царь вел себя по отношению к ним гораздо жестче, чем по отношению к Таренту. Достаточно вспомнить эпизод с ограблением храма Персифоны в Локрах (App.,Samn.,XII,1). Однако формально, скорее всего, Пирр действовал здесь тоже как стратег-автократор защищающий их интересы в войне против римлян (App.,Samn.,X,1).

Италийские племена приняли наиболее активное участие в войне Пирра против Рима. Под началом царя Эпира сражались племена самнитов, луканцев, бруттийцев, апулийцев, давниев, мессапов, салентийцев и даже кампанцев (Plut.,Pyrrh.,13,15,17,21,23-25; App.,Samn.,X,1; Flor,I,13,1-6,27; Front.,II,3,21). Луканцы и особенно самниты играли важную роль в армии Пирра. Представители этих племен сопровождали тарентийское посольство к царю и также просили его помощи (Just., XVIII,1,1). Италийцы были верными союзниками, – они усердно оказывали помощь Пирру, поставляя в ходе боевых действий свои отряды. В качестве кого действовал царь по отношению к племенам Италии точно не известно, но, скорее всего, для них он являлся союзным военачальником, защищающим интересы италийцев. По этой причине самниты и прочие племена, кажется, были гораздо больше независимы от Пирра, чем граждане греческих полисов.

Отношения между сицилийскими греками и Пирром – особая тема в истории событий 280-275 гг. Положение, которое занимал царь Эпира по отношению к сикелиотам, сильно отличалось от того, которое он занимал по отношению к союзникам в Италии. Сицилийские греки, призывая на помощь Пирра, безусловно прочили его в свои цари (Diod.,XXII,8,2). Здесь большое значение играли родственные связи. Пирр был женат на дочери сицилиского тирана Агофокла Ланассе и имел от нее сына Александра. Отсюда совершенно иная система отношений. Как пишет Аппиан «Сицилия была для Пирра более родной, чем Италия» (App.,Samn.,XI,1). В Сицилии Пирр действует как царь и точно так же его воспринимает греческое население острова, включая тиранов (Diod., XXII, 8,2). По словам Юстина (XXIII,3,2) «Прибыв в Сиракузы, Пирр стал называться царем Сицилии и Эпира». Была организована чеканка монет с надписью BASILEWS PURROU. Политика царя по отношению к сикелиотам была в начале умеренной, – при нем действовал совет, а на важных постах он оставлял тиранов сицилийских городов. Но затем его политика стала жестче, - почувствовав, что тираны не склонны беспрекословно подчинятся его приказам, Пирр устроил террор против них, увеличил налоги и стал сурово проводить набор гребцов (Plut.,Pyrrh,23; App., Samn.,XII,1). Итогом этого стало массовое отпадение сицилийцев от царя и крах Сицилийской экспедиции.

Союзники играли важную роль в событиях 280-275 гг. Достаточно привести статистику, основанную на источниках. Уже в битве при Гераклее с Пирром сражались тарентинцы и мессапы. Правда их численность, по всей видимости, была невелика. В битве при Аускуле войска союзников от общей массы войска составляли 40-70%. В Сицилии силы союзников также были значительны – 60-70% от общей массы войска. В 276-275 гг. Пирр имел в свой армии 50-70% союзников. Потеряв союзников вследствие своей жесткой политики, царь Эпира проиграл войну.


Обсудить на форуме