Вернуться

В. Семенов 

Политическая биография Марка Порция Катона Старшего [1]   

При изучении римско-италийского хозяйства II-I вв. до н.э. нас заинтересовала биография Марка Порция Катона Старшего, осбенно его политическая деятельность. Марк Порций Катон сам по себе является одной из самых интересных фигур в римской истории: политик, полководец, историк и энциклопедист, о котором в исторической литературе сложилось неоднозначное мнение. Так М.Е. Сергеенко считала Катона "консерватором, который уживался с приверженностью новым формам хозяйствования" [2]. Моммзен видел в Катоне идола италийских "пахарей" [3], а Кинаст определил Катона, как идеолога сената, т.е. сторонником аристократической партии [4] . Поэтому изучение политической деятельности представляется особенно интересным, так как может нам показать политическую направленность деятельности Катона, и мы сможем понять, существовала ли действительно политическая программа Катона и насколько адекватно ее восприятие историками.

До нас дошло незначительное количество источников, которые бы сообщали о жизни и деятельности Катона Цензора. К сожалению, мы имеем только отрывки книг Полибия, который был современником Катона Старшего и находился во время его политической деятельности в Риме (Polyb., XXXI,24; XXXV,6; XXXVI,8,6; XXXVII,6,4-5; XXXIX,12,5-9). Так же не дошло до нас сочинение Корнелия Непота, посвященное жизни Катона (De Latinis historicis, M. Porcius Cato, 3). Мы имеем только небольшую биографию Катона из книги Корнелия Непота "О римских историках". Не сохранился и труд самого Катона "Начала" (Corn. Nepot, De Latinis historicis, M. Pocius Cato, 3). Ко всем этим сведениям о Катоне и его политической деятельности примыкает диалог Цицерона "О старости", в котором принимает участие Катон Старший. Но следует иметь в виду, что уже во времена Цицерона Катон был идеализированной фигурой, и надо с осторожностью относится к его сведениям о Катоне, но нельзя ими пренебрегать. А само дошедшее до нас "Земледелие" Катона не может нам дать, вопреки мнению В.И. Кузищина [5], какие-либо четкие сведения о биографии самого Катона. Кроме этого, до нас дошли фрагменты речей Катона, которые могут дать представление о его ораторском искусстве [6].

Наиболее полно излагает биографию Катона Плутарх. Он имел в своем распоряжении труд Непота, книги Полибия, произведения самого Катона (причем и его "Земледелие"), а так же различную биографическую литературу. И если не брать в расчет моральные сентенции Плутарха, то перед нами может предстать отчетливая картина жизни Катона и его хозяйства. Дополнительным источником для нас могут служить книги Тита Ливия, где подробно сообщается о политической деятельности Катона. Остальные жизнеописания Катона являются позднейшими компиляциями и не несут для нас особо ценной информации.

Марк Порций Катон родился около 234 г. до Р.Х. в латинском муниципии Тускуле, по-видимому, в семье всадника, так как Плутарх сообщает о том, что его дед потерял на войне пять боевых коней (Plut., Cato Mai.,1). В этом же ключе можно рассматривать и то, что Катон занимал должность военного трибуна в Сицилии в 214 году (Corn. Nepot, De Lat. hist., Cato,1), а должность военного трибуна во времена республики могли занимать в основном лица всаднического сословия. Полагают, что Порции Катоны состояли в родстве с Порциями Лицинами и Леками, исполнявшими эдилитеты и претуры [7]; а отец Марка имел высокие знакомства в Риме (Val. Max., VIII,2,1).

Начало политической карьеры Катона приходится на годы Второй Пунической войны. Так же во время войны с Ганнибалом Катон, по-видимому, сближается с Квинтом Фабием Максимом (Plut., Cato Mai., 3) и, возможно, с Гаем Клавдием Нероном (Corn. Nepot, De Lat. hist., Cato,1), просопографические данные указывают также на связь Катона с кругом Клавдия Марцелла. Примерно к периоду войны с Ганнибалом относится первое столкновение Катона с Публием Сципионом Африканским. Причем Плутарх однозначно связывает это событие со сближением Катона с Фабием Максимом (Cato, 3). Скорее всего, именно Фабий Максим, а так же упоминаемый и Непотом, и Плутархом Луций Валерий Флакк (Corn. Nepot, De Lat. hist., Cato,1-2; Plut., Cato Mai., 3) стали покровителями молодого Катона в Риме и в Сенате. Последний был товарищем Катона и по консульству, и по цензуре (Corn. Nepot, De Lat. hist., Cato,1-2; Plut., Cato Mai., 3). Скорее всего, уже в последние годы войны с Ганнибалом в Риме оформилась партия противников Сципиона. К этой партии присоединился и Катон, а впоследствии и возглавил ее. Причем надо заметить, что в направлениях политики Рима у Катона и Сципиона мы наблюдаем принципиальное различие. Это различие в их политике сильно повлияло на политическое и экономическое развитие римского государства как во второй половине II в., так и в дальнейшем. Если Сципион проводил откровенно проэллинскую политику и шел на сближение италийцев в целом и римской общины в частности с греками и греческой культурой и покровительствовал развитию эллинской культуры в Риме, то Катон и его последователи придерживались сугубо "национальной" политики и главенства римской общины над завоеванными народами. Катон, осознавая превосходство греческой культуры и искусства над римско-латинским, старался создать оригинальные произведения на латинском языке и покровительствовал талантливому латинскому поэту Эннию, как сообщает Корнелий Непот в биографии Катона (Cato Mai., 1) [8]. Здесь совершенно необходимо отметить, то что Катон не был грекофобом. По мнению Груена [9], нам следует отказаться от распространенного представления, согласно, которому Катон отвергал всю эллинскую культуру на корню. Про него скорее можно сказать, что он усваивал греческие темы и адоптировал их для использования в устной речи. А для этого он должен был быть хорошо знаком с греческим языком и литературой, и он вполне мог приобрести эти знания уже в Сицилии и Южной Италии. И не случайны ссылки Катона в "Земледелии" именно на опыт кампанцев. Политика Катона была направлена главным образом не против греко-эллинистической культуры, а против возникших на ее почве авторитарных тенденций в аристократических кругах и игнорирования аристократией и ее приверженцами собственной культуры в пользу греческой. В экономике он проводил откровенно протекционистскую политику, и можно сказать, что он пытался поддержать италийского производителя, и эту политику мы рассмотрим ниже.

В связи с экономической политикой Катона мы считаем необходимым подробно остановиться на мероприятиях проведенных Катоном совместно с Валерием Флакком во время их цензуры в 184 г. и, затем, их последователями. Эти данные могут нам со всей полнотой показать развитие римской экономики и сельского хозяйства времен Катона. С самого начала своего цензорства Катон, борясь с все разрастающимся своеволием высших должностных лиц в провинциях (Plut., Cato Mai., 17-18; Liv., XXXIX,40-44), проводит проверку сенатского и всаднического сословия. Многие представители римского нобилитета, захватывая земли на ager publicus и наживая богатства в провинциях, стремились к бесконтрольной власти в сенате. В связи с этим им были предприняты следующие меры. Он ограничивал роскошь (Plut., Cato Mai., 18; Liv., XXXIX,44), причем ту, которая поступала в Рим из других стран, куда утекало римское золото. Он боролся с незаконной оккупацией ager publicus, разрушая здания, выходившие за пределы частных земель. Интересна и другая мера Катона, направленная против наживы на откупах - он поднял до предела цену откупов государственных налогов. Эти меры были предприняты не только для борьбы с нобилитетом, но и для и развития средних поместий (от 80 до 200 югеров). Это подтверждается и тем, что Катон в свое цензорство сокращает плату за подряды (Plut., Cato Mai., 18-19), что соответственно должно было снизить стоимость на постройку виллы и сезонных работ в поместье. По этому поводу надо заметить, что сам Катон в своем "Земледелие" часто упоминает сдачу в подряд части сельскохозяйственных и строительных работ (Cato, De agri cultura, 2,6;14-15;16;144-145). Поэтому именно таким хозяевам было выгодно сокращение платы за подряды. В этом же ключе можно воспринимать закон, внесенный в цензорство Катона Орхием, который ограничивал число пиров и гостей, а так же Фанниев закон 161 г., ограничивший расходы на пиры от 10 до 100 ассов (Gell., II.24.1). Авторы законов о роскоши могли, помимо прочих соображений, помогать обеспечивать сбыт более дешевым местным продуктам. Таким образом, цензорство Катона и последующие законодательные акты должны были послужить развитию местного италийского земледелия, которое было разрушено за годы войны с Ганнибалом, причем больше всего пострадали мелкие и средние землевладельцы. Позже Катон сближается с частью римского нобилитета, которая так же стремилась сохранить свободное италийское крестьянство, как опору римского государства и армии, а так же, сохраняя среднее поместное хозяйство, противодействовать росту крупных земельных владений. Так Катон связывает семейными узами себя с домом Сципиона Эмилиана и другими знатными родами (Plut., Cato Mai.,21; Cic., De senectute, I,3). Позже именно из этой прореформаторской среды вышли братья Гракхи [10]. Не случайно и стремление Катона к разрушению Карфагена (война с которым началась незадолго до смерти Катона Старшего в 149 г. до Р.Х.). Не нужно говорить о том, что Катон родился, вырос и сам участвовал в противостоянии Рима и Карфагена. Но Карфаген и после поражения оставался одним из главных политических и торговых соперников Рима. Катон после своего пребывания в Карфагене, в речи перед сенатом акцентирует внимание именно на аграрных достижениях Карфагена (Plut., Cato Mai., 27). Именно поэтому Катон в своем трактате активно пропагандирует культивацию культур, обогативших карфагенских земледельцев, то есть культуры оливок и особенно винограда (Cato, de agri cultura,1,7;10;11). Они, по всей видимости, и ранее возделывались, не только в южной, но и в остальной Италии [11]. Но Катон в своем трактате предлагает новые, передовые способы культивации этих культур.

Таким образом, мы можем отметить, что на протяжении всей своей государственной деятельности Катон придерживался определенной политической линии, которая состояла в борьбе с неограниченной властью нобилитета, развитии собственно римской культуры, поддержки среднепоместного и крестьянского производителя в Италии, причем, по мнению Б.С. Ляпустина, создание крестьянского хозяйства не было самоцелью, а представлялось важным условием укрепления самой римской общины [12].

По нашему мнению Катон вовсе не был "консерватором во всем, который уживался с приверженностью новым форм хозяйства". По сообщению Плутарха, Катон вырос именно в отцовских поместьях, а не в крестьянском доме (Plut., Cato Mai., 1). А если еще помнить, что предки Катона были представителями всаднического сословия, а сам Катон ссужал деньги на заморскую торговлю, устраивал валяльные мастерские (там же, 21), то мы вполне можем понять приверженность его передовым формам хозяйства, если конечно они не начали складываться еще в середине III в. Так же мы склонны не согласиться с утверждением М.Е. Сергеенко о том, что в понимании Катона, "хороший человек и хозяин" обозначал жестокого стяжателя [13]. По нашему мнению, советы в трактате Катона характеризуют его как хорошего и рачительного хозяина. Хозяин в трактате Катона старается позаботиться по мере своих возможностей о доходности поместья, не забывая и о положении своих рабов. Причем мы знаем в это же время примеры жесточайшего обращения с рабами, например на Сицилии, и на фоне этих сообщений совет Катона о продаже дряхлого раба (Cat., 2) уже не выглядит таким жестоким. Причем такой раб, в описанном Катоном поместье мог, возможно, создавать значительные расходы, которые не могли окупиться, а это могло ударить по доходам хозяина. По нашему мнению, идеал хозяина у Катона - это человек, хорошо знающий ведение хозяйства и устроивший свою усадьбу так, чтобы она давала высокий доход.

Таким образом, можно видеть, что биография Катона Старшего не являет нам каких либо существенных противоречий. Катон являлся ярким представителем "новых людей" в политике Римской республики первой половины II в. Он придерживается определенных идей присущих сначала той группе, в которую он вошел в начале своей политической карьеры, а потом возглавил.


Примечания:

[1] Доклад был прочитан на заседании СНО 10 октября 2000 г.

[2] Сергеенко М.Е. Катон и его земледелие// Марк Порций Катон. Земледелие. М., 1950, с. 89.

[3] Моммзен Т. История Рима. Т.I. СПб., 1994, сс. 611-622.

[4] Kienast D. Cato der Zensor. Heidelberg, 1954. S. 37.

[5] Кузищин В.И. Генезис латифундий в Италии. М., 1976, с. 57.

[6] Фрагменты речей Марка Порция Катона / Пер. Н.Н. Трухиной// Политика и политики "Золотого века" Римской республики. М., 1986, сс. 172-182.

[7] Astin A.E. Cato the Censor. Oxford, 1978, p. 9.

[8] Более подробно о борьбе "партий" Сципиона и Катона см.: Трухина Н.Н. Политика и политики "золотого века"... С. 96-115. Там же см. и об оппозиции Сципионам до Катона.

[9] Gruen E.S. Culture and National Identity in Republican Rome.L., 1992. p. 58-83. См. так же: Браунд Д. Свита (cohors) наместника и идеология римского империализма // ВДИ, 1999, № 1, сс. 77-81.

[10] См.: Забровский Я.Ю. Очерки по истории аграрных отношений. Львов, 1985, сс.94-96.

[11] Сергеенко М.Е. Очерки по сельскому хозяйству древней Италии. М.-Л., 1958, сс. 122-123.

[12] Ляпустин Б.С. Место и роль фамильного ремесла в структуре древнеримской экономики// ВДИ, 1992, №3, с. 57.

[13] Сергеенко М.Е. Очерки по сельскому хозяйству... С. 90.

Обсудить на форуме