Вернуться

Д.А. Щеглов

"Европейские скифы", противники Александра Великого:
проблема этнической принадлежности

Ключевым событием среднеазиатского похода Александра является конфликт с одним из местных кочевых народов, владения которого граничили с Согдианой по Сырдарье (329 г. до н.э.). Эти скифы, как их называют источники, фигурируют в контексте пяти событий:

  1. скифы присылают своё войско на помощь Бессу против Александра (Arr. III, 25.3; 28.10; Curt. VI, 6.13; VII, 4.6, 15, 32);
  2. как только Александр появился в Согдиане, скифы направляют к нему посольство (Arr. IV, 1.1-2; Curt. VII, 6.12);
  3. Александр готовит поход против этих скифов (Strab. XI, 11.6; Arr. IV, 1.3; Curt. VII, 7.5, 12-17), скифы снаряжают против него войско (Arr. IV, 1.6; Curt. VII, 7.1-4) и присылают посольство (Curt. VII, 8.8-30), в результате происходит битва на реке Танаис, в которой скифы терпят поражение (Arr. IV, 4.4; Curt. VII, 9-16);
  4. после битвы скифы присылают посольство с извинениями (Arr. IV, 5.1), одновременно приходят послы от саков (Curt. VII, 9.17-18);
  5. на следующий год скифы опять присылают в Мараканду посольство с мирными предложениями, которые Александр отклоняет (Arr. IV, 15.1-3, 5; Curt. VIII, 1.7-10).

Источники не называют этнонима этого народа, а дают ему условные географические обозначения:

Использование термина европейские скифы применительно к среднеазиатскому народу обусловлено географическими представлениями, господствовавшими в эпоху Александра, в частности, в штабе его армии. Согласно этим представлениям, Дон и Сырдарья составляли единую реку Танаис (соответственно: нижнее и верхнее течение), которая традиционно считалась у греков границей Азии и Европы, а также восточной границей Скифии. Соответственно, народы, обитающие по правому берегу Сырдарьи, назывались европейскими и скифскими, а по левому берегу - азиатскими (например, азиатскими источники называют скифов, живущих выше Боспора: Curt. VI, 2.13; скифов абиев: Arr. IV, 1.1; саков: Curt. VII, 9.17; Arr. III, 8.3). Скифия, то есть страна европейских скифов, рассматривалась как единая территория, простирающаяся от Истра до Танаиса-Сырдарьи. Таким образом, европейские скифы отождествлялись со скифами Причерноморья и считались соседями Фракии и Македонии. При этом очевидно, что в описании реальных событий термин европейские скифы используется только как синоним для скифов, живущих за Танаисом, и что в действительности речь всегда идёт о реальном среднеазиатском народе, владеющим территорией на правом берегу Сырдарьи вблизи от Согдианы. Только один раз наши источники, говоря о скифах из Европы, подразумевают, скорее всего, скифов Причерноморья: когда скифы упомянуты в перечне западных народов, приславших в 323 г. посольства к Александру (ливийцы, бреттии, левканы, тиррены, карфагеняне, эфиопы, кельты, иберы, римляне; Arr. VII, 15.4; правда, другие источники не упоминают здесь скифов: Diod. XVII, 113.2-4; Just. XII, 13.1).

Дошедшие до нас сведения о среднеазиатском походе восходят к трём главным источникам: сочинениям Клитарха, Птолемея и Аристобула. Описания изложенной выше географической концепции, элементом которой является термин европейские скифы, приводятся в традициях Клитарха (Curt. VI, 2.13-14; VII, 6.11-12; 7.1-4; VIII, 1.7-9) и Аристобула (Arr. IV, 1.1-2; 15.1-5; Curt. 4.32), который, видимо, заимствует их также у Клитарха. В традиции Птолемея, которой обычно следует Арриан, эта концепция никак не представлена и термин европейские скифы не засвидетельствован. Поэтому, строго говоря, нельзя определить следовал ли Птолемей этим общепринятым представлениям (что вполне естественно) или не признавал их. В пользу последнего может указывать, во-первых, то, что скифы, которых Клитарх и Аристобул называют европейскими, у Птолемея один раз названы азиатскими. Во-вторых, в традиции Клитарха понятие скифы имеет чёткое значение: скифами являются только три народа (европейские скифы или живущие по ту сторону Танаиса; азиатские скифы: живущие выше Боспора и абии), а другие кочевые народы (массагеты, дахи и саки) скифами никогда не называются. У Арриана скифы являются синонимом массагетов и, возможно, даев. Возможно, Арриан следует здесь взглядам Птолемея, своего главного авторитета, чьи представления о среднеазиатских кочевниках в таком случае резко отличаются от концепции Клитарха.

В современной литературе безраздельно господствует представление о том, что европейские скифы тождественны сакам. В защиту этого мнения приводятся три аргумента.

1) Все другие источники (и до, и после похода Александра) свидетельствуют, что именно саки граничили с Согдианой по Сырдарье: надписи Дария (DPh 5-8 = DH 4-6: упоминаются саки, которые за Согдом), Харес Митиленский (FGH 125 F 5), Демодам (Plin. VI, 50), Патрокл, Аполлодор Артемитский (Strab. XI, 8.2). Данные Патрокла легли в основу географической концепции Эратосфена, благодаря авторитету которого, сведения о саках, граничащих с Согдианой по Яксарту, получили повсеместное распространение в античной литературе (Berger F III B, 63 = Strab. XI, 8.8; Strab. XI, 8.2; Dion. Per. 749-751; Ptol. Geogr. VI, 13.1; 14.1; 15.1). Множество источников, не дающих точной локализации саков, указывают на их непосредственное соседство с Бактрией, что подкрепляет сведения авторов, названных выше (Hdt. I, 153.4; III, 93.3; VII, 64.1-2; VIII, 113.2; IX, 113.2; Ctes.: FGH 688 F 9 § 3, 7-8; Megasth.: FGH 715 F 4 = Diod. II, 35.1). Таким образом, сопоставляя данные о скифах, живущих за Танаисом, с массивом сведений о саках за Яксартом, можно сделать вывод о тождестве этих народов.

Однако, два указания, приводимых традицией Клитарха, чётко различают европейских скифов и саков (больше саки в описании среднеазиатского похода не упоминаются).

Во-первых, указывается, что победа над европейскими скифами привела "к усмирению значительной части Азии. [Её жители] верили в непобедимость скифов; их поражение заставило признать, что никакое племя не сможет противостоять оружию македонцев. В связи с этим саки направили послов с обещанием, что их племя будет соблюдать покорность [Александру]. ... Итак, милостиво приняв послов саков, он дал им в спутники Эксципина..." (Curt. VII, 9.17-19). Таким образом, саки, в отличие от скифов, локализуются в Азии, то есть к югу от Сырдарьи, но также вблизи от границ Согдианы. Саки слабее скифов и, возможно, находятся в сфере их влияния, и только после битвы на Танаисе они переходят на сторону Александра.

Эти наблюдения подтверждаются вторым упоминанием саков (Curt. VIII, 4.20). Весной 327 г. перед уходом в Индию Александр совершает последнюю военную акцию в Средней Азии: выступив из области Сисимитра (в бассейне Вахша), после шестидневного перехода по пустынной местности он вторгается в страну саков и полностью опустошает её, очевидно, не встречая сопротивления: "царь, отблагодарив за услугу, оказанную ему Сисимитром, приказал солдатам взять провизии на шесть дней, собираясь напасть на саков. Опустошив всю эту страну, он дает в дар Сисмитру 30 тысяч голов скота". Саки здесь также отличаются от скифов, локализуются где-то к югу от Сырдарьи и проявляют себя как достаточно слабого противника.

2) Согласно предположению В.В. Григорьева, сведения о посольстве саков после битвы на Танаисе, которые приводит только традиция Клитарха, и сведения о посольстве скифов после этой же битвы, которые сообщает только традиция Птолемея (Arr. IV, 5.1), в действительности представляют собой лишь две версии одного и того же события. Это позволяет отождествить саков и европейских скифов. Однако описания этих двух посольств слишком различны, чтобы можно было рассматривать их как версии одного события. К тому же традиция Клитарха чётко отличает саков от скифов.

3) И.В. Пьянков обращает внимание на то, что Арриан, описывая битву на Танаисе (очевидно, по версии Птолемея), называет противников Александра скифами из Азии (IV, 1.6; версия Клитарха в соответствующем месте говорит о европейских скифах: Curt. VII, 7.1-4). Такое обозначение скифов у Арриана противоречит географическим представлениям спутников Александра, тем более что чуть ниже Арриан явно противопоставляет скифов азиатским варварам (IV, 4.2), следовательно, его источник также разделял эти представления. Между тем, в описании войск Дария перед Гавгамелами (который Арриан, возможно, также заимствует у Птолемея) скифами из Азии называются саки: "саки (это скифский народ из [числа] скифов, живущих в Азии), не подданные Бесса, но как союзники Дария" (III, 8.3). По мнению И.В. Пьянкова, эти два пассажа Арриана-Птолемея тесно связаны друг с другом и отражают в себе устойчивую древнюю традицию, согласно которой, саки назывались азиатскими скифами. То есть: Птолемей, называя скифов из-за Танаиса азиатскими, не имел в виду их локализацию относительно Танаиса, а только использовал этот термин в качестве синонима саков, указывая тем самым на этническую принадлежность скифов.

Однако представляется сомнительным, существовала ли в действительности такая устойчивая традиция именования саков азиатскими скифами, и мог ли Птолемей следовать этой традиции. Имеются только два свидетельства (причём никак не связанные друг с другом), в которых саков называют скифами. Во-первых, это упоминание саков у Геродота в перечне отрядов армии Ксеркса, который, вероятно, заимствован им у Гелланика: "саки скифы ... этих скифов звали амюргийскими саками" (VII, 64). Показательно, что Геродот прямо не называет саков азиатскими скифами, хотя, видимо, помещает их действительно в Азии. Во-вторых, это цитата из поэмы Херила Самосского "Переход через понтонный мост" (описывается войско Дария во время похода на скифов; Kinkel F 3), которую приводит Эфор: "и пастухи [овец] саки, родом скифы, однако населяли Азию хлебородную. Ведь были они переселенцы из кочевников, людей чтящих закон" (FGH 70 F 42 = Strab. VII, 3.9; F 158 = Ps.-Scymn. 851-862). Кроме того, Гекатей, говоря о кочевниках на границах Западной Индии, возможно, именно о саках, называет их скифами ("Каспапир, гандарский город, акте скифов, Гекатей в [описании] Азии"; FGH 1 F 295 = Steph. Byz. s.v. KaspapuroV; возможно, к Гекатею восходят сведения Эратосфена о скифах к востоку от Бактрии: Berger F III A, 2, 8, 11, 36 = Strab. II, 1.3, 5, 11), однако этноним саки в дошедших фрагментах Гекатея не упоминается. Этих указаний недостаточно для того, чтобы говорить о существовании устойчивой традиции именования саков азиатскими скифами, такой традиции, которая могла бы оказать влияние на Птолемея. Сомнительно, чтобы Птолемей, говоря о вполне реальных для него саках, стал бы описывать их через призму представлений далёких и не слишком авторитетных для него Гелланика и Геродота или Херила и Эфора, тем более что их представления противоречат общепринятой в его время географической концепции. Возможно, что Птолемей, называя саков азиатскими скифами, просто исходит из реального факта их локализации к югу от Сырдарьи (традиция Клитарха также помещает саков в Азии).

Нет уверенности в том, что под азиатскими скифами Птолемея должны были подразумеваться именно саки. Нет ни одного примера, чтобы выражение азиатские скифы приводилось бы не как определение этнонима саки, а как его заменитель. Большинство ранних греческих авторов трактовало термин скифы чрезвычайно широко, применяя его, в том числе, ко многим азиатским кочевым народам: Гекатей считал скифами исседонов (F 193), Гелланик - меотов (FGH 4 F 69), Пс.-Гиппократ - савроматов, будинов и аргиппеев (De aer. 21; 24; 26, 28), Геродот полемизирует с теми, кто причисляет к скифским народам массагетов, возможно, имея в виду Гекатея (I, 201). Историки походов Александра также называют азиатскими скифами не только саков: традиция Клитарха называет азиатскими скифов, живущих выше Боспора, (Curt. VI, 2.13) и скифов абиев (Arr. IV, 1.1); термин скифы часто используется для обозначения массагетов в традициях Птолемея (Arr. IV, 5.3-5, 8; 26.3, 4, 6-7; 17.1-2, 4-7; V, 12.2) и Аристобула (Arr. IV, 6.1; Curt. VIII, 2.14; 14.5) и один раз - даев (не ясно - у Птолемея или у Аристобула: Arr. III, 25.3). Таким образом, Птолемей в принципе мог назвать азиатскими скифами и массагетов, и даев. То обстоятельство, что в дошедших текстах он применяет это определение только к сакам, принципиально не меняет ситуации. Во всяком случае, нет необходимости проводить прямую связь между сообщениями Птолемея о саках в войске Дария и об азиатских скифах, противниках Александра.

Итак, нет достаточных оснований для отождествления европейских скифов с саками. Между тем, использование Птолемеем термина скифы из Азии для обозначения скифов из-за Танаиса, требует какого-то объяснения (хотя ни одно объяснение в такой ситуации не может быть исчерпывающим).

Арриан, следуя тому же Птолемею, приводит свидетельство позволяющее отождествить европейских скифов с даями, народом хорошо известным по другим источникам. Арриан трижды упоминает кочевников, приславших своё войско на помощь Бессу: Бесс "поджидает прихода скифов союзников" (III, 25.3), "при Бессе находились ... даи, жившие (или поселившиеся) на этой стороне реки Танаиса" (III, 28.8), в Согдиану за Бессом последовали даи с Танаиса (III, 28.10). Версия Аристобула также упоминает этих союзников Бесса, очевидно, заимствуя сведения у Птолемея, но при этом называет их скифы, живущие у Танаиса (Curt. VI, 6.13) или скифы, живущие за Танаисом (Curt. VII, 4.6, 32). Неясным остаётся вопрос о том, кто из авторов первым стал называть даев скифами. В случае с Аррианом это мог быть и Птолемей (что менее вероятно), и Аристобул, и сам Арриан. В случае с Курцием, которому, как будто, не свойственно произвольно менять этнонимы, вероятно, это был Аристобул, который пытался приспособить данные Птолемея к географической концепции Клитарха и отождествил даев с европейскими скифами. Надо признать, что такое отождествление является вполне правдоподобным (хотя прямых указаний для него источники не приводят). Действительно, даи, также как и европейские скифы локализуются у Сырдарьи и, скорее всего, здесь, как и в случае со скифами, имеется в виду тот же самый участок течения, который образует границу Согдианы, поскольку другие части этой реки оставались в то время неизвестны для греков и никак не фигурировали в событиях похода. И даи, и скифы оказываются противниками Александра и фигурируют, по сути, в одних и тех же исторических событиях, занимающих очень короткий промежуток времени: 329-328 гг. При этом этноним даи упоминается всего два раза в самом начале, а далее ему на смену приходит искусственный термин скифы. В такой ситуации логичнее всего допустить, что в обоих случаях речь идёт об одном и том же народе.

Бросается в глаза противоречие: Птолемей говорит о даях "по эту сторону Танаиса", а Аристобул - о скифах "по ту сторону". Вероятнее всего, даи, согласно Птолемею, населяли и северную и южную стороны Танаиса (или недавно поселились на южной стороне, что может подразумевать глагол epoikew). В пользу этого указывает то, что в другом месте он говорит просто о даях с Танаиса (ср. скифы и другие, живущие у Танаиса, в версии Аристобула: Curt. VI, 6.13). Аристобул же, приводя эти данные в соответствие с концепцией Клитарха, помещает скифов только на "той" стороне. Возможно, именно в связи с этим он говорит о скифах и неких других соседях Танаиса, под которыми могут скрываться даи, живущие по эту сторону.

Указание Птолемея о даях на этой стороне Танаиса, прекрасно согласуется с его же сообщением об азиатских скифах. Возможно, он назвал противников Александра азиатскими скифами именно потому, что они были тождественны даям, которые действительно владели некими территориями на южном, "азиатским" берегу Сырдарьи. Это предположение подтверждается данными Клитарха о начале конфликта между македонцами и скифами. Сначала Александр отправил к скифам посла с требованием, "чтобы они без его разрешения не переходили реку Танаис, границу [своей области]" (Curt. VII, 6.12), а вскоре после этого царь скифов посчитал, "что город, основанный македонцами на берегу реки, является ярмом на его шее" и послал войско, чтобы его уничтожить (Curt. VII, 7.1). Следовательно, причиной конфликта являлся территориальный спор из-за земель, прилегающих к левому берегу Сырдарьи, на которые, очевидно, претендовали скифы. Рассказ Аристобула о процедуре избрания скифского царя, которая по традиции должна была совершаться на берегу Танаиса, также подтверждает, что Сырдарья была не окраинным рубежом владений скифов, а одной из главных сакральных доминант их "космоса" (Ps.-Plut. De fluv. XIV, 3; если это сообщение действительно восходит к Аристобулу, историку Александра). Отсюда следует, что скифы ко времени Александра уже полностью освоили оба берега Танаиса. Всё это говорит о том, локализация даев или азиатских скифов на левом берегу Сырдарьи соответствует реальной ситуации того времени. Это дополнительно указывает в пользу отождествления даев с Танаиса и азиатских скифов Птолемея с европейскими скифами Клитарха и Аристобула.

Таким образом, есть основания полагать, что европейские скифы были даями или дахами, которые более всего известны тем, что в середине III в. до н.э. они захватили Парфиену и тем самым положили начало созданию Парфянской державы.

Даев с Танаиса следует отличать от других дахов, о которых говорит версия Клитарха, которые поддерживали Спитамена (Curt. VII, 7.32; VIII, 1.6; 3.1, 16) и обитали на границе с хорасмиями (Curt. VIII, 1.8). Вероятно, во времена Александра существовали две территориально различные группировки дахов, сведения о которых дошли в разных традициях: Птолемея и Клитарха. Дахов версии Клитарха, очевидно, следует локализовать там же, куда дахов-даев помещают все более поздние источники: в Юго-восточном Прикаспии, на границах Гиркании, Парфиены и Арии (Демодам в первой четверти III века до н.э.: Mela. I, 2; 13; III, 42; Plin. VI, 50; Аполлодор в I в. до н.э. описывающий ситуацию III-II вв. до н.э.: Strab. XI, 7.1; 8.2-3; 9.2-3; Ptol. Geogr. VI, 10.2, а также Оросий: I, 2.43).

Следует отметить, что Аполлодор, основной источник сведений о даях, также описывал две одновременно существовавшие группировки даев: у Каспийского моря и за Сырдарьёй. Так Страбон, следуя Аполлодору, говорит о трёх группах даев, обитающих у Гирканского моря: апарны, ксантии и писсуры, причём апарны были самыми западными и кочевали по реке Ох-Атрек (XI, 8.2-3; 9.2). Затем он добавляет, что "парны даи, как говорят, были переселенцами из области даев выше Меотиды, которых называют ксандиями или париями" (XI, 9.3). То есть, Аполлодор говорит только о переселении (а)парнов, наряду с которыми в Прикаспии находятся ксантии и писсуры, об происхождении которых ничего не известно, а также ксандии и парии где-то "выше Меотиды" (то есть: за Сырдарьёй), которые, если понимать данный пассаж буквально, не участвовали в переселении, а остались на своём месте.

То обстоятельство, что все позднейшие источники помещают за Сырдарьёй саков, очевидно, объясняется именно фактом переселения даев с Танаиса в Прикаспий. Это тем более вероятно, что первое надёжное сообщение о саках за Сырдарьёй принадлежит Демодаму, деятельность которого датируется 283-281 гг., через 45 лет после похода Александра. Поход Демодама за Яксарт как раз был ответной акцией на вторжения кочевников, очевидно, именно даев с Танаиса или даев апарнов.

Обсудить на форуме