На главную страницу проекта

Приложение. О памятнике тираноубийцам

Аристотель, Риторика 1368 a «...таковы и Гармодий и Аристогитон, в честь которых была впервые воздвигнута статуя на Агоре».


Павсаний, Описание Эллады I. VIII, 5: «Недалеко стояли Гармодий и Аристогитон, убившие Гиппарха; какая была причина этого убийства и каким образом они совершили этот подвиг, рассказано у других. Из этих статуй одни являются творением Крития, а более древние создал Антенор. Ксеркс, взяв Афины, когда афиняне покинули город, увез с собою и эти статуи в качестве добычи; впоследствии их прислал назад афинянам Антиох».

Скульпторы Критий и Несиот создали в начале 470-х годов до н. э. бронзовую группу Тираноубийц — Гармодия и Аристогитона, — взамен увезенной персами архаической скульптуры, изображавшей этих же героев. Для греков 5 в. до н. э. образы Гармодия и Аристогитона, убивших в 514 г. до н. э. афинского тирана Гиппарха и при этом погибших, были примером самоотверженной доблести граждан, готовых отдать жизнь для защиты гражданских свобод и законов род-ного города. Композиция несохранившейся до наших дней группы может быть восстановлена по древнеримским мраморным копиям.
В «Гармодии и Аристогитоне» впервые в истории монументальной скульптуры была поставлена задача построения скульптурной группы, объединенной единым действием, единым сюжетом. Действительно, например, архаическая скульптура «Клеобис и Битон» Полимеда Аргосского может рассматриваться лишь условно как единая группа, — по существу это просто две стоявшие рядом статуи куросов, где взаимоотношения героев изображены не были. Гармодии же и Аристогитон объединены общим действием — они наносят удар врагу. Движение сделанных по отдельности и поставленных под углом друг к другу фигур сходится в одной точке, в которой стоит воображаемый противник. Единая направленность движения в жестов фигур (в частности, занесенной для удара руки Гармодия) создает необхо-димое впечатление художественной цельности группы, ее композиционной и сю-жетной законченности, хотя следует подчеркнуть, что движение это трактовано в общем еще очень схематично. Лишены выражения были и лица героев (Всеобщая история искусств. М., 1956 г. Т. 1, стр. 193).