На главную страницу проекта

 

Политика (По изданию: Аристотель. Политика/Пер. С.А. Жебелёва. М., 1997 г.)


V. 4, 5. В прежние времена тирания возникала чаще чем, теперь, еще и потому, что в руках некоторых лиц сосредотачивались большие полномочия; так, в Милете тирания возникла из притании (притан ведал многими важными делами), а также вследствие того, что и горо-да были тогда невелики, простой народ жил на полях, без отдыха занимался своей работой и, таким образом, предстатели народа, когда они обладали военными талантами, стремились к тирании. Но этого достигали все они потому, что пользовались доверием народа, а средство приобрести доверие заключалось в том, что они объявляли себя ненавистниками богатых. Taк, в Афинах Писистрат добился тирании, вступив в распрю с педиаками; Феаген в Мегаре — избив скот состоятельных людей, застигнутый им на пастбище у реки; Дионисий — после того как он обвинил Дафнея и богачей и благодаря этой вражде поверили, что он предан народу.

V. 8, 4. Так, Фидон в Аргосе и другие достигли тирании на основе царской власти, а ионийские тираны и Фаларис — в силу почетного положения; Панетий в Леонтинах, Кипсел в Коринфе, Писистрат в Афинах, Дионисий в Сиракузах и другие — таким же образом при помощи демагогии.

V. 8, 9. Покушения происходят в одних случаях на личность прави-телей, в других — на их власть. Те покушения, которые соверша-ются из-за наглости тиранов, направляются на их личность. А так как наглость может проявляться очень разнообразно, то каждое проявление ее бывает причиной раздражения, причем большин-ство людей, охваченных гневом, совершает покушения с целью отомстить, а не из честолюбия. Так, покушение на Писистратидов произошло вследствие того, что сестра Гармодия была оскорблена, а сам Гармодий обижен (Гармодий мстил за сестру, а Аристогитон — за Гармодия).

V. 8, 21. Гнев же всего чаще возбуждается наглым поведением тиранов, что и повело, между прочим, к крушению тирании Писистратидов и многих других тиранов.

V. 9, 4. Следует возбуждать среди сограждан взаимную вражду и сталкивать друзей с друзьями, простой народ со знат-ными, богатых с людьми из их же среды. В виды тирана входит также разорять своих подданных, чтобы, с одной стороны, иметь возможность содержать свою охрану и чтобы, с другой стороны, подданные, занятые ежедневными заботами, не имели досуга составлять против него заговоры. Примеры этого — египетские пирамиды, посвящения Кипселидов, построение Олимпиона Писистратидами, а на Самосе — сооружения Поликрата. Все подоб-ного рода предприятия рассчитаны на одно и то же: отсутствие у подданных свободного времени и бедность их.

V. 9, 21-23. И все же олигархия и тирания — более кратковременные виды государственного строя. Дольше всего сохранялась тира-ния в Сикионе — тирания потомков Орфагора и самого Орфагора; она длилась сто лет. Причина та, что они обращались с подданными кротко, во многом рабски подчинялись законам, далее — то, что к Клисфену, оказавшемуся человеком воинствен-ным, не относились с презрением, и, наконец, то, что они своими заботами, подобно демагогам, во многих отношениях расположи-ли народ в свою пользу. По преданию, Клисфен увенчал венком того судью, который отказался признать его победителем, а не-которые добавляют даже, будто стоящая на площади статуя изображает того, кто вынес такое решение. И о Писистрате также рассказывают, будто он, вызванный на суд Ареопага, подчинился. На втором месте стоит тирания Кипселидов в Коринфе; она продолжалась семьдесят три года и шесть меся-цев. Кипсел был тираном тридцать лет, Периандр — сорок с половиной, Псамметих, сын Горга,— три года. Причина и здесь та же: Кипсел был демагогом, прожил все время своего правле-ния без стражи, Периандр же был хотя и настоящим тираном, но человеком воинственным. Третья — тирания Писистратидов в Афинах. Правда, она была с перерывами: Писистрат во время своей тирании два раза подвергался изгнанию, так что из тридцати трех лет только семнадцать приходится на его тиранию, восемнадцать — на тиранию его сыновей, а всего, значит, тридцать пять лет.


Aфинская полития
(По изданию: Аристотель. Афинская полития/Пер. С.И. Радцига. М., 1997 г.)

13, 4 - 20, 1.
Этих партий было три: одна—паралийцев с Мегаклом, сыном Алкмеона, во главе, которые, по-видимому, преимущест-венно добивались среднего образа правления; другая—педиаков, которые стремились к олигархии,—ими предводительство-вал Ликург; третья—диакрийцев, во главе которой стоял Писистрат, казавшийся величайшим приверженцем демократии. (5) К этим последним примкнули, с одной стороны, те, которые лишились денег, отданных взаймы,—ввиду стесненного положе-ния; с другой—люди нечистого происхождения—вследствие страха. Это видно из того, что после низвержения тиранов афи-няне произвели пересмотр гражданских списков, так как многие пользовались гражданскими правами противозаконно. Все эти партии имели прозвания по тем местам, где они обрабатывали землю.
14. Наиболее рьяным приверженцем демократии казался Писистрат, стяжавший большую славу во время войны с мегарцами. Он сам нанес себе раны и под предлогом, будто это было делом его политических противников, убедил народ дать ему телохрани-телей. Письменное предложение об этом внес Аристион. Получив в свое распоряжение отряд так называемых дубинщиков, он с помощью их восстал против народа и занял Акрополь на тридцать втором году после законодательства, при архонте Комее. (2) Говорят, когда Писистрат просил об охране. Солон воз-ражал против этого и сказал, что одних он превосходит умом, а других мужеством; умом превосходит тех, кто не знает, что Писистрат стремится к тирании; мужеством тех, которые знают это, да молчат. Но так как словами ему не удавалось убедить, то он выставил оружие перед, дверями и говорил, что помог отечеству по мере своих сил (он был уже весьма престарелым) и что ждет того же самого и от остальных. (3) Итак, Солон ничего не достиг тогда своим призывом. Писистрат же, взяв в свои руки власть, управлял обществен-ными делами скорее в духе гражданского равноправия, чем тирании. Но так как власть его еще не укрепилась, то при-верженцы Мегакла и Ликурга, придя между собой к соглаше-нию, изгнали его на шестом году после его первого прихода к власти, при архонте Гегесии. (4) На двенадцатый же год после этого, наоборот, сам Мегакл, поставленный в безвыходное поло-жение своими противниками, завел переговоры с Писистратом и, условившись, что тот возьмет замуж его дочь, устроил его воз-вращение на старинный лад и слишком простым способом. Распространив предварительно слух, будто Афина собирается возвратить Писистрата, он разыскал женщину высокого роста и красивую—как утверждает Геродот, из дема Пеанийцев или, как некоторые говорят, из Коллита,—продавщицу венков, фракиянку по имени Фию, нарядил ее наподобие этой богини и ввел в город вместе с ним. И Писистрат въезжал на колеснице, на которой рядом с ним стояла эта женщина, а жители города встречали их, преклоняясь ниц в восторге. 15. Вот при каких условиях произошло первое возвращение Писистрата. А после этого он был изгнан вторично, на седьмом приблизительно году после возвращения. Недолго удерживал он власть в своих руках, но, вследствие того что не хотел жить с дочерью Мегакла, бежал, побоявшись обеих партий. (2) Снача-ла Писистрат основал поселение около Фермейского залива, в местечке, которое называется Рекел, а оттуда переехал в окре-стности Пангея. Запасшись там деньгами и навербовав наемных солдат, он на одиннадцатом году приехал опять в Эретрию и пытался тогда впервые вернуть себе власть силой, причем многие оказывали ему поддержку, в том числе особенно фиванцы и наксосец Лигдамид, а также всадники, в руках которых была тогда государственная власть в Эретрии. (3) Победив в сражении при Паллениде, Писистрат занял город и, отобрав у народа оружие, уже прочно утвердил свою тиранию. Затем он взял Наксос и поставил правителем Лигдамида. (4) Отобрал Писистрат оружие у народа следующим образом. Устроив смотр войска у Тесейона, он пробовал обратиться к на-роду с речью и говорил недолго. Когда же присутствующие стали говорить, что не слышат, он попросил их подойти к преддверью Акрополя, чтобы могли лучше слышать его. А в то время как он произносил свою речь, люди, специально получившие такое рас-поряжение, подобрав оружие, заперли его в близлежащем зда-нии — Тесейоне — и, подойдя, знаком сообщили об этом Писистрату. Окончив говорить о других делах, он сказал и об оружии — что по поводу случившегося не надо ни удивляться, ни беспоко-иться, но следует возвратиться по домам и заниматься своими делами, а обо всех общественных делах позаботится он сам. 16. Так вот тирания Писистрата с самого начала установи-лась таким образом и столько имела перемен. (2) А руководил государственными делами Писистрат, как сказано, с умерен-ностью и скорее в духе гражданского равноправия, чем тираниче-ски. Он был вообще гуманным и кротким человеком, снисходи-тельным к провинившимся; бедных он даже снабжал вперед деньгами на сельские работы, чтобы они могли кормиться, зани-маясь земледелием. (3) Это он делал по двум соображениям: с одной стороны, для того, чтобы они не находились в городе, но были рассеяны по всей стране, с другой—для того, чтобы, пользуясь средним достатком и занятые своими личными дела-ми, они не имели ни желания, ни досуга заниматься обществен-ными. (4) А вместе с тем и доходов поступало к нему больше при условии, если обрабатывалась земля, так как Писистрат взимал десятину с получавшихся доходов. (5). По этим же соображениям он учредил и «судей по демам», да и сам часто ездил по стране, наблюдая за ходом дел и примиряя тяжущихся, чтобы они не запускали своих работ, отправляясь в город. (6) Во время одного такого путешествия Писистрата случилось, как рассказывают, приключение с земледельцем, обрабатывавшим на Гиметте местечко, получившее впоследствии прозвание «безоброчного». Увидав, что какой-то человек копается и трудится над одними камнями, Писистрат подивился этому и велел рабу спросить у него, сколько дохода получается с этого участка. Тот ответил: «Какие только есть муки и горе; да и от этих мук и горя десятину должен получить Писистрат». Человек этот ответил так, не зная его. Писистрат же в восхищении от его прямоты и трудолюбия сделал его свободным от всех повинностей. (7) Вообще простой народ он старался ничем не раздражать во время своего правления, но всегда обеспечивал мир и поддер-живал спокойствие. Вот почему и говаривали часто, что «тира-ния Писистрата—это жизнь при Кроне». Впоследствии же, когда преемниками Писистрата сделались его сыновья, правле-ние стало гораздо более суровым. (8) Но самым важным из всего сказанного было то, что он по своему характеру был демократич-ным и обходительным человеком. Во всех вообще случаях он хотел руководить всеми делами по законам, не допуская для себя никакого преимущества. Так, например, однажды, вызванный на суд в Ареопаг по обвинению в убийстве, он сам вышел на суд, чтобы оправдаться, но вызвавший его к ответу обвинитель побо-ялся и оставил дело. (9) Поэтому-то и пробыл он долгое время у власти и, если бывал изгнан, легко возвращал себе эту власть снова. За него стояло большинство как знатных, так и демокра-тов. Одних он привлекал к себе, поддерживая с ними знакомство, других тем, что оказывал им помощь в их личных делах; он отличался таким характером, что умел ладить с теми и с другими. (10) А в ту пору и у афинян законы о тиранах были вообще мягкие, среди них также и тот, который относится как раз к установлению тирании. Именно, закон у них был следующий: «Таковы у афинян установления и обычаи отцов: если кто восстанет, чтобы быть тираном, или будет содействовать установлению тирании, тот да будет лишен гражданской чести и сам и его род». 17. Писистрат состарился, оставаясь у власти, и умер от болезни при архонте Филонее. Он прожил 33 года с тех пор, как впервые сделался тираном, и при этом пробыл у власти 19 лет, осталь-ное же время он провел в изгнании. (2) Поэтому, очевидно, вздором являются рассказы тех, которые утверждают, будто Писистрат был любимцем Солона и предводительствовал в войне с мегарцами из-за Саламина. Это несовместимо с возрастом их обоих, если принять во внимание жизнь того и другого, а также при каком архонте каждый из них умер. (3) После смерти Писистрата власть удерживали в своих руках его сыновья и руководили делами в том же духе. Было их двое от его законной жены — Гиппий и Гиппарх — и двое от аргивянки — Иофонт и Гегесистрат по прозвищу Фессал. (4) Именно, Писист-рат был женат еще вторично и на дочери одного аргивянина из Артоса, по имени Торгила,—Тимонассе, на которой прежде был женат Архин,один ампракиец из рода Кипселидов. Отсюда и воз-никла у него дружба с аргивянами; оттого и сражались на его стороне в битве при Паллениде тысяча воинов, приведенных Гегесистратом. Женился же он на аргивянке, по словам одних, во время первого изгнания, по словам других—когда стоял у власти. 18. Делами управляли в силу своего достоинства и старшинст-ва Гиппарх и Гиппий; при этом Гиппий, как старший и как человек от. природы одаренный способностями государственного деятеля и серьезный, стоял во главе правления. Между тем Гиппарх был человек легкомысленный, влюбчивый и поклонник муз: он-то и приглашал к себе разных поэтов вроде Анакреонта, Симонида и других. Фессал же был значительно моложе и в обращении дерзкий и надменный, из-за него-то и начались у них все беды. Он был влюблен в Гармодия и, не добившись его дружбы, не мог сдерживать своего гнева, но во всем выражал свое раздраже-ние; наконец, когда сестра Гармодия должна была исполнять обязанности канефоры на Панафинеях, он не позволил ей, сказав какую-то брань про Гармодия, будто он трус. Это и послу-жило причиной того, что возмущенные Гармодий и Аристогитон исполняют свое деяние при соучастии многих. Во время Панафиней они уже подстерегали на Акрополе Гиппия — он как раз должен был встречать, а Гиппарх отправлять процессию. Тут они увидали, что один из участников дела любезно беседует с Гиппием, и подумали, что он выдает их; тогда, желая сделать что-нибудь, пока еще не арестованы, они сошли вниз и начали свое дело, не дожидаясь остальных. Таким образом хотя им и удалось убить Гиппарха, когда он устанавливал порядок про-цессии около Леокория, однако они испортили все дело. (4) Из них Гармодий был убит копьеносцами тут же, а Аристогитон погиб позднее: он был схвачен и подвергался долгое время пыткам. Он оговорил под пыткой многих людей, которые при-надлежали к знати и были друзьями тиранов. Дело в том, что в этот момент тираны нигде не могли напасть на настоя-щие следы по этому делу; но рассказ, обыкновенно повторяемый, будто Гиппий велел участникам процессии сложить ору-жие и таким образом уличил тех, у кого были кинжалы, неверен, так как тогда не было принято ходить в этой процессии с оружи-ем, но это установил позднее народ. (5) Оговаривал же Аристогитон друзей тирана, как утверждают демократы, нарочно, добива-ясь, чтобы они совершили нечестие и вместе с тем ослабили свои силы, погубив неповинных, и притом своих же друзей; но неко-торые говорят, что он ничего не выдумывал, а показывал на своих действительных сообщников. (6) И под конец, когда, не-смотря на все свои усилия, Аристогитон не мог добиться себе смерти, он обещал выдать еще многих других и убедил Гиппия дать ему правую руку в знак подтверждения этого; а потом, взяв за руку его, осыпал его бранью за то, что он дал руку убийце своего брата, и этим так раздражил Гиппия, что тот не мог сдержать себя от гнева и, выхвативши меч, убил его. 19. После этого тирания стала гораздо более суровой, так как Гиппий, мстя за брата, многих перебил и изгнал и вследствие этого стал всем внушать недоверие и озлобление. (2) А на четвертый приблизительно год после смерти Гиппарха положение его в городе стало настолько ненадежным, что он начал укреплять Мунихий, намереваясь туда переселиться. Но, в то время как он был занят этим делом, его изгнал лакедемонский царь Клеомен, так как лаконцам все время давались повеления оракула о низвержении тирании. А это происходило по следующей причине. (3) Как ни пытались изгнанники, среди которых первое место занимали Алкмеониды, своими собственными силами добиться возвращения, они не могли этого сделать и всякий раз терпели неудачу. Все их попытки оставались тщетными. Так, между прочим, они укрепили в самой стране местечко Липсидрий на Парнефе, и туда собрались некото-рые из жителей города; однако они были выбиты оттуда тиранами. Оттого-то впоследствии, уже после этого несчастия, пели в сколиях:
Ax, Липсидрий, ах, друзей предатель!
Ты каких воителей отважных
Погубил там—знать-то все какую.
Впрямь они там род свой оправдали!
Итак, терпя во всем неудачу, они взяли на откуп постройку храма в Дельфах; отсюда-то и явилось у них достаточно денег, для того чтобы призвать на помощь лаконцев. А пифия постоянно объявляла лакедемонянам, когда они вопрошали ора-кула, что надо освободить Афины. Кончилось дело тем, что она склонила к этому спартанцев, хотя Писистратиды были с ними в отношениях гостеприимства. Но не в меньшей степени на рвение лаконцев оказала свое влияние дружба, сущест-вовавшая у Писистратидов с аргивянами. (5) И вот сначала они послали морем Анхимола с войском. Однако он был по-бежден и убит, вследствие того что на помощь Писистратидам пришел фессалиец Киней во главе тысячи всадников. Тогда лаконцы, раздраженные происшедшим, послали царя Клеомена с более сильным войском уже сухим путем; тот сначала победил фессалийскую конницу, преграждавшую ему движение в Аттику, потом запер Гиппия в так называемых пеласгических стенах и стал осаждать его совместно с афинянами. Когда он держал Гиппия в осаде, случилось так, что сыновья Писистратидов при попытке незаметно выбраться оттуда попали в плен. После захвата их Писистратиды заключили соглашение, выговорив пощаду для своих сыновей, и в пятидневный срок, отправив свое имущество из Афин, сдали Акрополь афинянам при архонте Гарпактиде. Таким образом они удерживали в своих руках тиранию после смерти отца приблизительно семнадцать лет, а всего, если считать и то время, когда правил отец, это составляет сорок девять лет.

22, 3. Далее, на двенадца-том году после этого, при архонте Фениппе, афиняне одержали победу в битве при Марафоне, а спустя два года после победы, когда народ стал уже чувствовать уверенность в себе, тогда впервые применили закон об остракизме, который был установ-лен ввиду подозрения к людям, пользующимся влиянием, так как Писистрат из демагога и полководца сделался .тираном. (4) И первым подвергся остракизму один из его родственников, Гиппарх, сын Харма, из Коллита, которого главным образом и имел в виду Клисфен, издавая этот закон, так как хотел его изгнать. Надо сказать, что афиняне со свойственной народу снисходительностью позволяли тем из сторонников тиранов, ко-торые не принимали участия в их преступлениях во время смут, проживать в городе. Вот их-то вождем и простатом был Гиппарх.

28, 2. В самом начале, и притом первым, простатом наро-да сделался Солон, вторым — Писистрат, оба из круга бла-городных и знатных; когда же была низвергнута тирания, выступил Клисфен, происходивший из рода Алкмеонидов. У него не было соперников из противной партии, после того как был изгнан Исагор со своими сторонниками.

41, 2. Третьим было преобразование при Солоне после смуты, то самое, с которого началась демократия. Четвертым — тирания при Писистрате. Пятым было после низвержения тиранов преобразование при Клисфене, более демократическое, чем Солоново.


Риторика (По изданию: Аристотель. Риторика/Пер. Н. Платоновой//Античные риторики. М., 1978 г.)

1357 b ... например [мы предполагаем], что Дионисий, прося себе вооруженной стражи, замышляет сделаться тираном, на том основании, что ранее этого Писистрат, замыслив сделаться тираном, потребовал себе стражу, и, получив ее, сделался тираном; точно также поступил Феаген Мегарский и другие хорошо известные нам люди.

1368 a ...таковы и Гармодий и Аристогитон, в честь которых была впервые воздвигнута статуя на Агоре.

1401 b Еще один [топ получается] из признака, так как и здесь нет силлогизма, например, если кто-нибудь говорит, что влюбленные полезны для государства на том основании, что любовь Гармодия и Аристогитона ниспровергла тирана Гиппарха.