На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

477

 

Третий — шестой века нашей эры

Длительный кризис, потрясший империю в III в., приносит с собою полное запустение в области художественной литературы на латинском языке. Она возрождается лишь с преодолением кризиса, но условия развития ее оказываются уже резко изменившимися. Абсолютная монархия, создающаяся в конце III в., переносит центр из Рима в Константинополь, господствующей религией вскоре становится христианство. В литературном развитии ведущая роль тоже принадлежит христианской литературе. «Поздняя империя» IV — V вв. — время зарождения средневековой латинской литературы. Античная литература находится в процессе замирания.

Старые литературные формы все же продолжают существовать вплоть до окончательного распада западной части империи и уничтожения ее «варварами». Консервативной силой, поддерживавшей старую литературную культуру, была школа, грамматическое и реторическое обучение. Школа учила владению старым «классическим» языком, от которого живое языковое развитие уже далеко отошло; она учила старому стихосложению, основанному на различении долгих и кратких слогов, исчезнувшем уже в живом языке. Старый язык остается классовым языком верхушки, независимо от ее религиозной принадлежности; христианские прозаики [Минуций Феликс (II — III вв.), Лактанций (III — IV вв.), Иероним (около 348 — 420 гг.), Августин (354 — 430)] пользуются тем же реторическим стилем, что и язычники, а христианские поэты пересказывают библейские сюжеты на манер Вергилия или следуют в своей лирике горацианским формам (видный поэт — Пруденций, около 348 — 410).

Христианская литература, подготовляющая дальнейшее средневековое развитие, лежит вне пределов нашего рассмотрения. Здесь мы ограничимся кратким указанием на несколько важнейших .явлений, связанных со старой литературой.

Так, задачу возрождения римской литературы ставит себе во второй половине IV в. кружок аристократов, группирующийся вокруг оратора Симмаха (около 350 — 410 гг.). Кружо'к этот, остающийся «верным древней религии, противопоставляет традиции старой римской культуры христианству, с одной стороны, и «варварству», — с другой. Сохранение тщательно выверенных текстов многих римских писателей, создание комментариев к ним, — один из результатов деятельности этого кружка. Но собственное литературное творчество консервативных кругов отличается идейной бесперспективностью. Речи и письма самого Симмаха, прекрасно отделанные стилистически, чрезвычайно бедны содержанием. Пересказы старых авторов, вычурная форма и стиховые фокусы, школьный педантизм и символико-аллегорическая фантастика — характерные признаки этой литературы. Особый вид литературного кунстштюка представляют собой «центоны» (лоскутные платья): новое произведение создается с помощью объединения стихов, надерганных из разных мест какого-либо поэта (чаще всего Вергилия).

Из поэтов IV в. самый значительный — Децим Магн Авсоний (около 310 — 395 гг.), преподаватель грамматики и реторики в Бурдигале (современный Бордо) и воспитатель императора Грациана. Этот мастер поэтической игрушки, любивший сочинять на одну и ту же

 

478

 

тему «одностишия» и «двустишия» (или «четверостишия»), оставил несколько произведений, представляющих не один только формально-стилистический интерес. К числу их относится Моse11а, описание путешествия по Рейну и Мозелю с разнообразными зарисовками картин природы, и «Эфемерида», — описание дневного времяпрепровождения. Римский патриотизм соединяется у Авсония с любовью к родной провинции, и в его многочисленных стихотворениях культурная жизнь верхушки галло-римского общества IV в. получает разнообразное отражение. Поэту удается изображение семейных чувств, дружеских отношений, светских добродетелей; более глубоко его интересы не проникают. Авсоний — христианин, но взоры его обращены преимущественно к прошлому, и произведения .его загружены всевозможной грамматической, мифологической и историко-географической «ученостью». Он хорошо знает классическую поэзию и старается непосредственно примкнуть к поэтическим традициям I — II вв. н. э. (Марциал, поэты времени Адриана).

Выделение западной части империи в конце IV в. вернуло Италии ее утраченное было политическое значение. Вновь возникает придворная поэзия с политической тематикой, прославляющая успехи Рима в борьбе с «варварами». Самый талантливый представитель этой поэзии на грани IV и V вв. — Клавдий Клавдиан (умер в 404 г.), по происхождению александрийский грек, блестящий мастер стиха, писавший стихотворения на обоих языках. Клавдиан составляет стихотворения в честь западного императора Гонория и фактического правителя Запада, Стилихона, и обрушивается с резкой насмешкой против фаворитов восточного императора; страстная инвектива против евнухов и интриганов константинопольского двора чередуется с чрезмерными похвалами по адресу покровителей поэта. Единство латинского мира в его противопоставлении греческой империи нашло в лице Клавдиана красноречивого и патетического выразителя: он прославляет римское прошлое и возвещает вечность Рима. По живописному лиризму и богатству использования мифологического аппарата Клавдиан часто приближается к манере Стация. Большим изяществом отличается его мифологический эпос «Похищение Прозерпины». Восторженную хвалу Риму, как центру мирового владычества, содержит поэма Рутилия Наматиана, описывающая в элегических стихах возвращение автора из Рима в Галлию в 416 г.

Многие стихотворения позднего времени дошли до нас в сборнике, обычно называемом «Латинская антология». Сборник составлен, по-видимому, в Африке в VI в., но содержит произведения разного времени. Среди них выделяется по художественным достоинствам «Всенощная Венеры»: наступление весны и праздник рождения Венеры прославляются автором, для которого личная» весна не наступила. Стихотворение разделено на неравные части, окаймленные рефреном: «Завтра да любит, кто никогда не любил, а кто любил, да любит завтра». Ни автор, ни время стихотворения. неизвестны (может быть IV в.).

Старыми традициями питается также и внецерковная проза. Составляются «панегирики» по образцу Плиния, биографии императоров по образцу Светония. Из прозаиков позднего времени, кроме уже названного Симмаха, наибольший интерес представляют Аммиан Марцеллин (около 330 — 400 гг.), последний крупный

 

479

 

римский историк, продолжатель Тацита, и казненный в 524 г. Теодорихом философ Боэтий, автор трактата «Об утешении, доставляемом философией».

Характерно развитие повествовательной литературы. «Деяния Александра», «Диктис», «Дарет» (стр. 257) получают латинскую обработку, которая стала источником знакомства средневековой Европы с этими произведениями. Огромным распространением в Средние века пользовался еще и другой латинский роман приключений — «История Аполлония, царя Тирского», разрабатывающий сюжет о разбросанной по всему миру и воссоединяющейся семье (ср. стр. 267). Аполлония преследуют несчастья. Ему приходится спасаться от царя Антиоха, кровосмесительную связь которого с дочерью он разгадал по ее загадкам; жена Аполлония, киренская царевна, умирает во время морского путешествия, и ящик с ее телом погружается в воду; новорожденная дочь, оставленная на воспитание недостойным людям, подвергается смертельной опасности и считается погибшей, но в действительности попадает в дом сводника. Все оканчивается, конечно, благополучно. Царство Антиоха переходит после его смерти к Аполлонию; ящик с телом жены прибило на сушу, смерть ее оказалась мнимой, и врач вернул ее к жизни; дочь осталась чиста, и Аполлоний, дошедший уже до состояния полного отчаяния, узнает дочь в грубо оттолкнутой им было певице и находит затем жену в должности жрицы Дианы Эфесской. Порок наказан, и все добродетельные персонажи вознаграждаются. Сюжет «Истории Аполлония» послужил материалом для приписываемой Шекспиру трагедии «Перикл, принц Тирский».

Распад Западной империи, варварские завоевания и переход античного общества в феодальное довершают процесс замирания старой римской литературы. На грани VI — VII вв. она уже мертва, и ее литературные формы лишь частично трансформируются в жанры средневековой латинской литературы Но потребности школы и техники требовали сохранения древних памятников. В монастырях, cтaновящихся отныне центрами просвещения, идет работа по переписыванию текстов старых римских писателей; особенно значительна в этом отношении инициатива Кассиодора (родился около 480 г.), видного государственного деятеля времен Теодориха. Войдя в обиход школьно-монастырской жизни, особенно со времени Каролингов, переписка римских текстов сохранила их до того времени, когда они снова стали мощными факторами культурной жизни Европы, до эпохи Возрождения (стр. 4 — 5).

 

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава