На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

24

 

2. КОНСПЕКТЫ ХЕНЗЕЛЕЙ

Ни из содержания пятого тома, ни из многочисленных высказываний Моммзена, касающихся императоров Древнего Рима, так и нельзя получить ответа на вопрос, какой была бы картина императорской эпохи в случае публикации шестой и седьмой книг четвертого тома. Неясно уже то, как бы выглядело оглавление обеих книг. По мнению Вухера, речь идет о делении на принципат и доминат.[114] В предисловии Моммзена к пятому тому говорится, что он собирается посвятить шестую книгу борьбе республиканцев против созданной Цезарем монархии и ее окончательному утверждению; а седьмую книгу — разбору особенностей монархического правления, равно как влиянию отдельных правителей на государственные структуры. Это мнение совпадает с высказываниями Карла Иоганнеса Неймана.[115]
Бесценную помощь могли бы оказать черновики лекций самого Моммзена, однако они не сохранились. Наброски, касающиеся императорской эпохи, найденные Хиршфельдом в рукописном наследии ученого,[116] разыскать не удалось (см. ниже). До нас, правда, дошло несколько стенограмм лекций.[117] Однако они далеки от полноты и в них много ошибок, вследствие того что слова Моммзена порой были не расслышаны или просто неверно истолкованы, так что о публикации не могло быть и речи. К тому же все они касаются только эпохи расцвета Империи, а не позднего периода.
Конспектов лекций, посвященных истории IV в., вообще не сохранилось, однако помог счастливый случай.[118] В 1980 г. в Нюрнбергском антикварном магазине Кистнера я обнаружил единственный на настоящее время известный полный конспект лекций Моммзена об императорской эпохе, включая и позднеантичный период.
Первая часть состоит из трех (первоначально четырех) тетрадей с надписью на обложке: «История римских императоров. Зимний семестр 1882/83 г. Проф. Моммзен». В правом нижнем углу обложки значится: «Пауль Хензель. Западный район Берлина. Аллея Ахорн, 40». Конспекты содержат изложение истории Рима, начиная с африканской войны Цезаря, которую Моммзен считал переломным моментом перехода от Республики

__________

[114] Wucher, 1968, 127.
[115] Neumann, 1904, 228 f.
[116] Hirschfeld, 1913, 947. Один важный фрагмент, который Хиршфельд причислял к предварительным разработкам к четвертому тому, перепечатан в пятом томе собрания сочинений Моммзена (Mommsen, Ges. Schr., V. 589 ff.), см. ниже к МН.II 105.
[117] Ehrenberg, 1960—1965; Wickert, IV, 1980, 341; см. ниже.
[118] Историю обнаружения (с некоторыми акцентами) описывает Юрген Буше (Busche J., 1982).

 

25

 

к монархии [МН. I 1], вплоть до восстания батавов в 69/70 гг. от Р. X.; а вместе с тем и истории периода с 46 по 39 г. до Р. X., о котором, по утверждению Виламовица,[119] Моммзен никогда не пытался рассказывать. Факсимильное воспроизведение текста дано на ил. 12.
Вторая часть переплетена и снабжена экслибрисом Пауля Хензеля (см. ил. 16). Однако авторство текста принадлежит другому (Себастьяну Хензелю, об этом см. ниже). Текст второй тетради занимает 367 страниц, охватывает период времени от Веспасиана до Кара, с 69 до 284 г. от Р.Х. Заголовок на корешке гласит: «Моммзен. История римских императоров. Часть II». То, что речь идет о курсе лекций 1883 г., можно понять лишь исходя из истории возникновения стенограммы (см. ниже). Текст предваряют четыре карикатуры (ил. 1—4), внутри находится автобиографическая вкладка с юмористическим описанием путешествия и карикатурой пером, изображающей Хензеля по дороге из Берлина, ведущей через Галле и Кюфхойзер во Франкенгаузен. Хензель едет в ночном горшке на колесах. В горшок впряжен осел (см. ил. 5). Факсимильное воспроизведение текста на ил. 13.
Третья часть точно так же переплетена наподобие книги. На корешке значится: «Моммзен, от Диоклетиана до Гонория». На внутренней стороне обложки вновь находится экслибрис Пауля Хензеля, тот же почерк, что и во второй части (т. е. Себастьяна Хензеля, об этом см. ниже), а также три карикатуры. Первая представляет собой фотомонтаж: Пауль Хензель с лавровым венком (ил. 6). Ниже две строчки из почтовой открытки Моммзена от 24 марта 1886 г., адресованной Фридриху Лео в Росток (текст рассматривается ниже). Вторая карикатура, выполненная в технике акварели, изображает Моммзена со спины посреди каштановой рощи (ил. 7). Подпись к ней гласит: «До сих пор по тетради Лудо Хартмана, от которого я и узнал случайно о том, что Моммзен читал лекции. Далее уже по моему собственному конспекту. — Идя в аудиторию ранним свежим утром по чудесной каштановой аллее за университетом, с какой радостью видишь приближающегося старца с манускриптом под мышкой!» [МН. II 31]. Третья карикатура изображает Пауля Хензеля студентом (ил. 8): «Слава богу! Прок-клятущий кур-кур-курс закончился, теперь пора в Гей-гей-Гейделъберг!» [МН. III 242]. Факсимильное воспроизведение текста на ил. 14.
Конец конспекта [МН. III 209] помечен датой 23 июля [18]86. В лекционном расписании летнего семестра 1886 г. стоит: «История и конституция Рима в IV в. после Р.Х. Понедельник, вторник, четверг и пятница с 8 до 9 часов платный спецкурс (privatim) с 28 апреля по 15 августа». Мое первоначальное предположение, что текст начинается с летнего семестра,[120] было преждевременным (см. ниже).
Проследить путь возникновения конспектов не так-то просто. Первоначальный ориентир дает имя, указанное в тетрадях. Речь в данном случае идет о человеке, ставшем впоследствии профессором философии университета Эрлангена, Пауле Хензеле. Пауль Хензель (1860—1930) был учени-

__________

[119] Wilamowitz, 1918—1972, 36.
[120] Demandt, 1986, 507; 511.

 

26

 

ком Вильгельма Виндельбанда и, подобно своему учителю, неокантианцем. Фамилия Хензель уводит нас в область генеалогии. В целях лучшего понимания всех обстоятельств дела рассмотрим три поколения Хензелей: философа Пауля, его отца Себастьяна и деда Вильгельма. Для ясности приводится родословное древо (ил. 9).[121]
Себастьян Хензель был единственным сыном Вильгельма Хензеля, придворного художника короля Пруссии,[122] и Фанни Мендельсон Бартольди, сестры знаменитого композитора. Жизнь Вильгельма Хензеля описана Теодором Фонтане в части «Окрестности Шпрее» его «Путешествий по земле Бранденбург». Вильгельм принимал участие в освободительных войнах против Наполеона; когда разразилась революция 1848 г., он встал на сторону своих покровителей. Художник получил известность благодаря карандашным портретам знаменитых современников. В настоящее время эти портреты хранятся в отделе гравюр Государственного Музея Прусского культурного наследия в Далеме. Среди лиц, изображенных художником, наряду с Гёте, Гегелем, Гумбольдтом, Шинкелем было немало значительных историков того времени вроде Бёка, Дройзена, Ранке. На этом фоне отсутствие портрета Моммзена выглядит преднамеренным жестом художника, возможно, продиктованным его несогласием с либеральными взглядами ученого. Вильгельм Хензель оставил целый ряд портретов и своего сына Себастьяна. В 1956 г. эти рисунки наследниками были проданы. По словам Сесили Ловенталь-Хензель, дочери Пауля, тогда же в вышеупомянутый Нюрнбергский антиквариат попали и конспекты Моммзена, где, не привлекая ничьего внимания, пролежали 25 лет. Один из владельцев фирмы был связан с семьей Хензелей родственными узами (см. ил. 9).
Себастьян Хензель, которому мы обязаны второй и третьей частями конспекта, оставил собственную автобиографию, посмертно опубликованную его сыном. Вначале он работал агрономом в восточной Пруссии, а затем из-за неспособности жены переносить климатические условия Пруссии в 1872 г. поселился в Берлине. Там он взял на себя управление отелем «Кайзергоф», сгоревшим через несколько дней после открытия. С 1880 по 1888 г. Себастьян был директором немецкого строительного общества. Устав от строительных скандалов и спекуляций Грюндеровской эпохи, он искал душевного равновесия в трех «оазисах», которыми были: работа над книгой по генеалогии семьи Мендельсонов, вышедшей в свет в 1879 г. и неоднократно переиздававшейся впоследствии, занятия живописью и слушание лекций Моммзена. Вот что он сам пишет по этому поводу:
«Моим третьим оазисом были лекции по истории римских императоров, которые я слушал у Моммзена в течение двух зимних и одного летнего семестра[123] и которые доставили мне огромное, ни с чем не сравнимое

__________

[121] Источник — выставочный каталог «Мендельсоны в Берлине», 1984, а также устное сообщение Сёсиль Ловенталь-Хензель.
[122] Lowenthal-Hensel С., 1986; то же самое в: (W. Hensel) 1981, 12 ff.
[123] Правильно: два летних и два зимних семестра, а именно: зима 1882/83, лето 1883, зима 1885/86 и лето 1886, ср. конспекты № 7,10,11, см. ниже.

 

27

 

наслаждение. Я познакомился с Моммзеном на приеме у Дельбрюков,[124] где благодаря удачному случаю мне посчастливилось снискать его расположение. Я непринужденно беседовал с госпожой Дельбрюк возле камина, на котором стояли бокалы для вина, в том числе несколько хрустальных искусно отшлифованных бокалов для рейнвейна. Подошедший к нам Моммзен неосторожным движением руки смахнул на пол один из этих бокалов. В ответ на его извинения я сказал: "Господин профессор, мы обязаны Вам столькими целыми римлянами,* что вполне можем позволить одного разбитого...".
Мне было трудно примириться с тем, что Моммзен не написал истории римских императоров, так как его "Римская история" оставалась одной из моих самых любимых книг. Благодаря удачному стечению обстоятельств он читал курс, посвященный истории императоров, в зимний семестр 1882/83 г., причем с восьми до девяти утра, поэтому я мог его слушать еще до начала службы в бюро: правда, приходилось вставать раньше обычного, однако все неудобства искупались наслаждением от лекций. Мое место находилось рядом с кафедрой, так что от моего внимания не ускользало ни одно его слово и я мог наблюдать, как менялось выражение его лица. Наблюдаемый снизу в момент, когда из уст его лились инвективы в адрес императоров, погрязших в пороках, он порой производил впечатление существа демонического, и тем грандиознее было это впечатление. При этом он нередко перегибал палку и заходил слишком далеко в своих суждениях. Однажды, рассказывая о Константине Великом, он настолько увлекся, что в порыве энтузиазма не оставил на голове у бедняги ни одного волоска достоинств. Вернувшись на следующей лекции к теме предыдущего урока, он водрузил на место волос, выдранных накануне, убогий парик скупой похвалы. Как бы то ни было, суждения Моммзена и Трейчке, зачастую заходящие в любви и ненависти слишком далеко, мне в тысячу раз ближе Ранке с его холодной и бесцветной так называемой объективностью...
Только одно бросилось мне в глаза и показалось большим упущением: в течение всего курса Моммзен ни разу не обмолвился о христианстве.[125] Когда вышел в свет пятый том его «Истории», я был разочарован: на любого слушателя его лекций книга производила впечатление жалкой бесцветной копии, гравюры с оригинального полотна».[126]
У Себастьяна Хензеля было пятеро детей. Пауль был третьим. У него было слабое здоровье, он изучил книготорговое дело, однако затем смог сдать выпускные экзамены, дающие право поступления в университет. Прежде чем записаться на философский факультет,[127] Пауль прослушал курс истории и фигурирует в матрикулах университета Фридриха-Вильгельма за 1881—1883 гг.

__________

* Игра слов: по-немецки Römer означает одновременно бокал для рейнвейна и римлянин (прим. перев.).
[124] Имеется в виду банкир Готтлиб Адельберт Дельбрюк (1822—1890), соучредитель «Кайзергофа». Адельберт был братом Бертольда, отца Ганса Дельбрюка, впоследствии историка.
[125] Это противоречит переписанным самим Себастьяном Хензелем конспектам, см. ниже.
[126] Hensel S., 1903—1904, 416 f.
[127] Rickert, 1930.

 

28

 

К этому времени относится письмо Пауля от 25 октября 1882 г. к одному из учеников[128] Моммзена, археологу Христиану Хюльзену: «Возможно, Вас заинтересует известие о том, что Моммзен читает лекции о римских императорах, и так как папа тоже раздобыл себе разрешение на посещение лекций, отец и сын смогут, сидя в одной аудитории, вместе впитывать в себя слова мудрости. По правде говоря, это не может меня не впечатлять. Курс состоит из четырех лекций в неделю с 8 до 9 часов утра. Не думаю, что, достигнув возраста папы, я все еще находил бы в себе силы ради лекции ежедневно вырываться из объятий Морфея в половине седьмого утра».
Тем же числом датируется и оставшееся неопубликованным письмо Себастьяна Хензеля к Моммзену.[129]

Вестэнд Аллея Ахорн 40
25 октября 82

Глубокоуважаемый господин профессор!

Спешу переслать Вам квитанцию об оплате, заверенную квестором,* и убедительно прошу Вас предоставить мне по возможности хорошее место в аудитории. Мне бы хотелось сидеть рядом со своим сыном Паулем.

Искренне Ваш С. Хензель

В конце курса Хензель преподнес Моммзену третье издание своей книги «История семьи Мендельсонов», вышедшей в 1882 г. (1-е издание 1879 г.; 2-е — 1880 г.). Сопроводительный текст гласил:

Берлин, 27 марта 83

Глубокоуважаемый господин профессор!

Позвольте преподнести Вам сей скромный дар — это то немногое, что я могу дать взамен бесценных даров, полученных от Вас в ходе семестра. Ведь и это — кусочек истории, хотя и не столь величественной, как та, которой Вы занимаетесь, в целом все-таки способной доставить удовольствие.
Осмеливаюсь заодно просить Вас вновь зарезервировать для меня место на следующий семестр при условии, что Вы будете опять читать в то же время с 8 до 9 утра. В случае, если лекции будут проходить в той же аудитории, я бы предпочел пятое или шестое место, и если они уже отданы, места со второго по четвертое.
Заранее благодарный и предвкушающий новых интеллектуальных наслаждений.

Искренне Ваш С. Хензель

__________

* Лицо, ответственное за финансы университета (прим. перев.).
[128] Schwartz, 1935, 81.
[129] Все перепечатанные здесь письма Хензеля к Моммзену находятся в отделе рукописей Государственной библиотеки Берлина (Восточного), фонд «Наследие Моммзена». Я благодарю ее директора господина д-ра Х.-Е. Тейтге за данное мне разрешение на их публикацию.

 

29

 

Лекции Моммзена произвели на Пауля незабываемое впечатление.[130] «Они питают меня до сего дня, — не раз повторял он. — Уже в детстве у меня (т. е. у Пауля, А. Д.) был повышенный интерес ко всему, связанному с Римом. Это навело отца на мысль подарить мне на Рождество "Историю Цезаря", написанную императором Наполеоном III. Он спросил Моммзена о том, насколько эта книга подходит для его Пауля. Ответ был ошеломляющий: "А сколько Вашему Паулю лет? Шестнадцать? Да он уже давно ее перерос!"». Разговор, по-видимому, имел место между 1876 и 1877 гг.
Впечатление, высказанное Глокнеру, подтверждается еще одним юношеским свидетельством Пауля. В его письме к Хюльзену от 8 декабря 1882 г. (тоже из Берлинского Вестэнда) говорится: «Наши ожидания от лекций Моммзена вполне оправдываются. Поразительно, как многие, казалось бы, тривиальные факты под его животворящим пером обретают новое звучание. Это какое-то волшебство! За весь период обучения я не могу вспомнить ничего более притягательного, чем этот курс. С наступлением лета мое учение в Берлине заканчивается. Я предполагаю получить место домашнего учителя в Висбадене, где мог бы спокойно посвятить себя серьезной исследовательской работе...».
Примечание второй жены Пауля, Элизабет, издавшей в 1947 г. эти письма, гласит: «Подробный конспект этого курса, а значит четвертый том "Римской истории" Моммзена, является собственностью издателя». Совершенно очевидно, что этот пассаж не был замечен ни одним из историков античности, иначе конспекты давно получили бы известность.[131]
Таким образом, история возникновения конспектов ясна. Пока Пауля не было в Берлине (с 1 октября 1885 г. он бесплатно работал во Фрайбургской библиотеке, защитил докторскую диссертацию у Виндельбанда в Страсбурге и позднее изучал философию в Эрлангене),[132] отец проработал для отсутствовавшего сына части II и III. Это подтверждают рисунки из второй части. На форзаце первой тетради изображен дельфин с головой Пауля Хензеля и хвостом рыбы, оканчивающимся кленовым листом (ил. I): это намек на кленовую аллею. Надпись заглавными буквами: In usum Delphini.* Внизу цитата латинским шрифтом: «Все писательство Катона прежде всего было рассчитано на сына, и свое историческое сочинение он собственноручно переписал для него большими, четкими (?) буквами. Моммзен, Римская история. Т. I 869 **[133]» Знак вопроса принадлежит Себастьяну Хензелю и воспринимается как абсолютно необоснованное сомнение в четкости собственного почерка.

__________

* Для использования наследником (лат.).
** Для немецкого издания (прим. перев.).
[130] Glockner, 1972, 58 f.
[131] По некоторым свидетельствам, их один раз держал в руках Герхард Вирт, который во время своего пребывания в Эрлангене был дружен с Фанни Кистнер, урожденной Хензель (см. генеалогическую таблицу), но, однако, не придал им особого значения, как до того Виламовиц, см. выше.
[132] Живую характеристику Паулю Хензелю дает Людвиг Куртиус. Curtlus L., Deutsche und antike Welt, 1950—1958, 226 f.
[133] В последующих изданиях: RG, I S. 872 f. Моммзен пересказывает Плутарха, Катон Старший (Cato Maior, 20, 7).

 

30

 

Следующий затем рисунок является фотомонтажом (ил. 2). Памятник Гёте и Шиллеру в Веймаре получил две новые головы, принадлежащие Себастьяну и Паулю, с сине-бело-красной лентой и цветами Вестфальского корпуса (Corps Westfalia) в Гейдельберге: в 1851 г. Себастьян в Штуттгарте от польского сокурсника принял вызов на дуэль и проявил себя как гейдельбергский вестфалец.[134] Надпись на постаменте откровенно заимствована из шиллеровского «Дон Карлоса» [19]: «Рука об руку с тобой, так я бросаю вызов моему столетию», — на великолепной кухонной латыни: «Anna in Armis cum tibi Saeculum meum in scrinia voco». Третий лист — акварель, на которой изображен Себастьян, записывающий слова Моммзена, перед ним — сам Моммзен, изображенный сфинксом (ил. 3). Четвертый лист — снова акварель: Себастьян преподносит свой конспект сыну Паулю, изображенному наподобие колосса Мемнона (ил. 4).
Перед началом зимнего семестра 1885—86 г. Хензель снова пишет Моммзену:

Берлин, 9 сентября '85

Глубокоуважаемый господин профессор!

Как сообщил мне мой сын, в следующем зимнем семестре Вы будете читать лекции по истории императоров IV в.
Если это так и если лекции, как и ранее, будут проходить с 8 до 9 утра, то я бы очень хотел иметь возможность на них присутствовать.
Не будете ли Вы столь любезны сообщить мне о необходимых в этом случае формальностях и оставить за мной хорошее место.
В счастливом ожидании наслаждения от Ваших лекций.

Искренне Ваш С. Хензель

Квартира Вестэнд, Аллея Ахорн 40

Видимо, Моммзен ответил не сразу, поэтому в письме от 2 ноября 1885 г., после того как семестр уже начался 16 октября, Себастьян Хензель повторяет свою просьбу:

Глубокоуважаемый господин профессор!

Задолго до настоящего момента я уже обращался к Вам с просьбой предоставить мне возможность посещать ваши лекции по истории римских императоров IV в. и любезно оставить за мной одно из передних мест.
Из опасений, что мое письмо могло затеряться за время Вашего отсутствия, я повторяю мою просьбу для случая, если лекции будут

__________

[134] Hensel S., 1904, 142 f.

 

31

 

проходить в промежутке с 8 до 9 часов утра; в другое время, к моему величайшему сожалению, я буду лишен возможности посещать Ваши лекции.

С совершенным почтением С. Хензель

Вестэнд, Аллея Ахорн 40

Из обоих писем явствует, что текст третьей части конспекта [МН. III], посвященный периоду поздней античности, относится не только к летнему семестру 1886 г., а уже к зимнему семестру 1885—86 г. точно так же, как и конспект анонима Викерта [AW] от 1882—83 г. (конспект № 9), охватывает не один, а два семестра. Из сообщения о начале лекций (см. выше) и из текста конспекта, в котором отсутствует цезура, это не выявляется, но два других источника это подтверждают. Во-первых, этот факт становится известным из писем и цитированной записки о Лудо Морице Хартмане [МН. III 31], это — свидетельство того, что Хензель пропустил начало лекций. Затем, это текст разрезанной и вклеенной в третью часть конспекта открытки Моммзена, которую он послал в Росток Фридриху Лео 24 марта 1886 г. после окончания зимнего семестра 15 марта [ил. б]. Моммзен пишет микроскопическим почерком: «Вам, по всей видимости, стало лучше, что меня очень радует. Ваш тесть посещает мои лекции с таким рвением, какого можно было бы пожелать молодым людям. Ваш М.». Тесть Лео — это не кто иной, как Себастьян Хензель. Лео был женат на его дочери Сесиль (см. генеалогическое древо, ил. 9). По настоянию Моммзена Лео получил заказ на издание Венантия Фортуната для « Monumenta Germaniae». В вечер перед свадьбой с Сесиль Хензель, сестрой Пауля, Лео получает посылку с корректурами и с просьбой позаботиться об обратной пересылке. Разумеется, даже женитьба не могла отвлечь Лео от занятий филологией.[135]
На настоящий момент, насколько известно, существовали или существуют следующие конспекты лекций Моммзена, посвященных императорской эпохе.
1. ЗС (зимний семестр). 1863/64 г. История раннего периода императорского правления. Конспект Этторе де Ругейро. Об этом см. у Санто Маззарино (1980, 167): «...ho trovato appunti, redatti in italiano, dal De Ruggiero, di lezioni del Mommsen'sugli imperadori romani' (piu precisamente: sul principato da Tiberio a Traiano) tenute nel semestre 1863/64». Эти записи, правда, не являются estremamente curati (ср.: Mazzarino С. 1974, 23 ff.)
2. ЛС (летний семестр). 1866 г. История римских императоров. Конспект анонимного автора под названием «Конституция римской империи от Аврелиана до Константина». Датирован 25 июля—1 августа 1866 г., 19 страниц. Владелец — гимназия им. Макса Планка (Гёттинген) (= AG).

__________

[135] Leo, 1960, XVII.

 

32

 

3. ЗС. 1868/69 г. История римских императоров. Конспект Г. Гертлейна. 270 с. От Цезаря до Веспасиана. С 1960 г. — собственность штудиенрата Эмлейна в Гейдельберге (Эренберг 1960/65, 616).
4. ЗС. 1868/69 г. История римских императоров. Конспект студента-юриста Густава Адольфа Краузенека. В 1928 г. — рецензирован Виламовицем (Кальдер 1985, см. выше). 205 страниц. Владелец — семинар по древней истории университета в Гёттингене (= МК).
5. ЗС. 1870/71 г. От Цезаря до, по меньшей мере, Септимия Севера (Виламовиц 1918—1972, 30 f. Виламовиц называет 1870 г., однако в 1870 г., как видно из перечня, Моммзен лекций не читал). Утрачено.
6. ЗС. 1872/73 г. История римских императоров, конспект Л. Шемана (автор книги «Paul de Lagarde. Ein Lebens-und Erinnerungsbild, 2. Aufl. 1920). От Цезаря до Веспасиана. Части оттуда предлагает Викерт (IV 1980, 341—348). Владелец — Университетская библиотека во Фрайбурге. Кроме того, дочь Шемана, Берта, писала:[136] «В Берлине в круг знакомых Людвига Шемана входит первый "большой человек" — Теодор Моммзен. В то время он читает свои лекции по истории императорского Рима; студент восторженно записывает его слова и потом с большой гордостью хранит всю свою жизнь этот аккуратный и правильный конспект в качестве компенсации, как известно, неизданного четвертого тома "Римской истории", а также свою правленную рукой Моммзена докторскую диссертацию, посвященную римским легионам во Второй пунической войне».
7. ЗС. 1877/78 г. История римских императоров, конспект К. Берлинера, 252 страницы. От Цезаря до Веспасиана. Владелец — Эренберг (Эренберг 1960/65, 616. Здесь также — образцы текста, частично с гротескными ошибками слуха).
8. ЗС. 1882/83 г. История римских императоров, конспект О. Бремера, 60 страниц. От Цезаря до Веспасиана. Владелец — наследие Л. Викерта (Эренберг 1960/65, 616).
9. ЗС. 1882/83 г. История римских императоров, конспект Пауля Хензеля, три тетради по 64, 63 и 68 страниц. От Цезаря до Веспасиана. Владелец — Демандт (=МН. I, см. выше).
10. ЗС. 1882/83 г. История римских императоров (также AW. С. 184). ЛС. 1883 г. История римских императоров, продолжение лекций последнего семестра, анонимный автор, 343 страницы. От Цезаря до Диоклетиана. Владелец — наследие Л. Викерта (=AW).
11. ЛС. 1883 г. (29 апреля—2 августа). История римских императоров, продолжение лекций последнего семестра, конспект археолога Эриха Перниса (1864—1945) — см. у Эренберга (1960/65, 616), без имени автора в экземпляре. От Веспасиана до Диоклетиана, 275 страниц. Владелец — Немецкий Археологический институт, Рим. Обозначение: М 428 m Mag. (=МР).

__________

[136] Schemann В. Aus Ludwig Schemanns Leben und Schaffen // Kerber F. (Hg.). Volkstum und Reich. Ein Buch vom Oberrhein, 1938. S. 173—180, 176 f.

 

33

 

12. ЛС. 1883 г. История римских императоров, продолжение лекций последнего семестра, конспект Себастьяна Хензеля, 376 страниц. От Веспасиана до Диоклетиана. Владелец — Демандт (=МН. II, см. выше).
13. ЗС. 1885/86 г. и ЛС. 1886 г. История и конституция Рима в IV веке, конспект Себастьяна Хензеля, 241 страница. От Диоклетиана до Алариха.[137] Владелец — Демандт (=МН. III, см. выше).

__________

[137] Название на корешке, данное Хензелем: «От Диоклетиана до Гонория», не принадлежит Моммзену, который считал эпохальной личностью Алариха: МН. III 223 ff.

 

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава