На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

277

 

§ 2. Выбор и разучивание пьес

Поэт, желавший поставить на сцену написанную им тетралогию или комедию, должен был заранее обратиться к архонту, заведовавшему данным праздником, с просьбой дать ему хор (coron aitein ). Архонт, прежде чем изъявить согласие (coron didonai), подвергал пьесу какому-то испытанию (или оценке), сущность которого нам неизвестна. Можно заметить только, что громкая слава поэта не всегда обеспечивала ему получение хора: говорят, например, что однажды архонт, отказав Софоклу, дал хор плохому поэту Гнесиппу (Кратин у Афин. XIV, 638 f). Есть свидетельства, что поэты не могли сами ставить пьесы ранее достижения известного возраста, но едва ли это правда. Каждому из допущенных к состязанию поэтов архонт назначал по одному хорегу. Получив, таким образом, хор (coron lambanein), поэт принимался за разучивание пьесы с

 

278

 

хором и актерами, выбирал костюмы и маски и вообще всю внешнюю обстановку пьесы. Все это обозначалось выражением didaskein to drama; первоначально сами поэты обыкновенно брали на себя дело обучения, т. е. были didaskaloi, но позднее нередко передавали его другим лицам *, причем имя автора пьесы то объявлялось, то скрывалось, смотря по обстоятельствам. Известно немало случаев постановки пьес ближайшими родственниками авторов как при жизни, так и после смерти последних: например, некоторые пьесы Эсхила ставил сын его Эвфорион, пьесы Софокла — сын его Иофонт и внук Софокл, некоторые из несохранившихся комедий Аристофана — сын его Арарот. От таких лиц, бывших, так сказать, поверенными поэтов при постановке пьес, следует отличать таких учителей хора (corodidaskaloi), которые занимались этим ремеслом за деньги, как профессией; но в каком отношении стояли они к поверенным, сказать очень трудно; может быть, в их услугах являлась надобность тогда, когда сам поэт или его поверенный не желал или не мог заниматься всеми подробностями обучения хора и заявлял об этом хорегу.

Когда в IV в. прочно установился обычай ставить во время праздничных представлений «старые» пьесы знаменитейших поэтов, актеры по тем или другим причинам часто делали разные изменения в их тексте и таким образом искажали великие произведения. Эти искажения с течением времени, должно быть, приняли значительные размеры, так что оратор Ликург счел нужным для предупреждения дальнейшей порчи пьес установить закон, чтобы был изготовлен исправный экземпляр трагедий Эсхила, Софокла и Еврипида и сдан на хранение в государственный архив; в случае надобности государственный секретарь должен был сличать с ним экземпляры актеров, и этим последним запрещено было во время представлений отступать от установленного таким образом текста (Псевдо-Плут. Жизнеоп. Х орат. 841 f). Но этот закон, естественно, имел силу только для тех представлений, которые давались под авторитетом государства, и потому не вполне достигал своей цели, т. е. не мог предотвратить дальнейшую порчу текста актерами. Впоследствии нормальный экземпляр был, говорят, взят египетским царем Птолемеем Эвергетом для Александрийской библиотеки, сна-

__________

* Например, относительно Аристофана известно, что из 11 сохранившихся пьес он сам был учителем (edidaske) только при постановке трех (именно «Всадников», «Мира» и «Плутоса»), а большинство остальных поставил с помощью Каллистрата или Филонида.

 

 
279

 

чала лишь на время под залог 15-ти талантов, но затем он совсем остался в Александрии, так как афиняне согласились, удержав сумму залога, удовольствоваться вместо подлинника сделанными с него в Александрии копиями.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава