На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

245

 

§ 4. Места для зрителей

Примыкавшее к орхестре пространство, в котором помещались зрители, называлось qeatron в собственном смысле как место, с которого можно было смотреть на представления (qeasqai; зрители — qeatai). По форме это же пространство называлось koilon (лат. cavea). Места для зрителей постепенно поднимались ступенями в виде концентрических дуг над дугой орхестры, так что оба конца их, ближайшие к скене, загибались один к другому, вследствие чего крайние места были неудобны для зрителей; в некоторых театрах это неудобство устранялось тем, что боковые места, выходившие за половину окружности, продолжались параллельно одни к другим, а не по направлению окружности (например, в Афинах и Пирее). Ровно половину окружности места для зрителей занимают только в римских театрах. Греки всегда старались выбирать для постройки театра такую местность, которая представляла бы меньше затруднений и издержек для устройства мест для зрителей и устраняла бы опасность, что они могут обрушиться от большого скопления людей. Наибольшие удобства в этом отношении представлял покатый склон горы, по которому и устраивались сиденья; для боковых мест обыкновенно делались искусственные пристройки. Если не было естественной покатости, то ее заменяли иногда искусственной насыпью, как, например, в Мантинее, Эретрии и пр. Иногда, впрочем, театры устраивались и на ровном месте на массивных фундаментах. Если естественная покатость представляла собой скалу, то прямо в ней вырубались места для сиденья (например, в Херонее, Аргосе, Сикионе, частью и в Афинах), иногда выстилавшиеся потом мрамором; если же покатость

 

246

 

состояла из земли, то ее искусственно выравнивали и затем устраивали на ней каменные сиденья Греческие театры были весьма различных размеров: например, в Мегалопольском театре, самом большом из известных нам в Греции (Павc. VIII, 32, 1), могло помещаться до 44 000 зрителей, в Афинском — до 17 000 *, самые маленькие театры из числа сохранившихся в развалинах были в Херонее и Псофиде.

Ступени, на которых рассаживались зрители, носили названия: baqra, edrai, edwlia, также qewrhthria (по латыни: ordines, gradus, sedes, sedilia, subsellia, spectacula); слово ikria, обозначавшее деревянные подмостки для зрителей, употреблялось и для обозначения мест в каменных театрах Каждое отдельное место называлось qea, topoV, cwrion (лат. locus), а устроенное в виде кресла — qronoV или kaqedra, словами topoV, cwrion или meroV обозначалась и совокупность мест, предназначавшихся для целых корпораций (например, topoV bouleutikoV, efhbikoV и т. п.), места в самом нижнем ряду назывались proedria, а в первоначальных деревянных театрах — prwton xulon. Ступени делались, по Витрувию (V, 6, 3), от 1 фута 2 1/2 д. до 1 ф. 6 дюймов вышиною и от 2 до 2 1/2 ф. шириною; приблизительно такие размеры имеют ступени и в сохранившихся развалинах. Передняя часть ступени употреблялась для сиденья, а задняя, обыкновенно несколько углубленная, — для помещения ног зрителей, сидевших в следующем ряду, а также для прохода их на места. Верхняя поверхность плиты для сиденья обыкновенно была горизонтальная, а иногда слегка наклоненная вперед; встречаются также сиденья с углублениями, в которые, без сомнения, клались подушки. Каменные спинки делались редко и то только у рядов, непосредственно примыкавших к проходу; иногда попадаются следы деревянных спинок. Отдельные места, за весьма немногими исключениями, ничем не отделялись одно от другого. Для почетных лиц устраивались особые кресла со спинками, преимущественно в нижних рядах.

Для прохода на места для зрителей устраивались лестницы, восходившие в виде лучей от нижнего до верхнего ряда мест. Для сбережения места лестницы делались очень узкие, достаточные для прохода лишь одного человека (в афинском театре они имеют в ширину немного меньше аршина). Все пространство для зрителей разделялось этими лестницами на клинья (kerkideV, cunei). В больших театрах устраивались один или два широких прохода (diazwmata,

__________

* Doerpfeld u. Reisch, Das griech Th., стр. 44.

 

 
247

 

baltei, praecinctiones), которые шли параллельно рядам мест от одного конца полукруга до другого; этими проходами ряды делились на два или на три яруса (zwnai).

С обеих сторон, обращенных к скене, пространство для зрителей оканчивалось стенами (analhmmata), которые косою линиею или уступами постепенно понижались соответственно понижению рядов мест; непосредственно за стенами было по лестнице для прохода на места; между стенами и зданием скены были вышеупомянутые проходы (parodoi) в орхестру, через которую зрители по лестницам проходили на свои места; проходы эти были обычно открытые, лишь в театрах римского стиля они имели крыши и тогда назывались yalideV или ayideV. С внешней стороны все пространство для зрителей замыкалось полукруглой стеной, высота которой зависела от свойств покатости (и потому с боков была обыкновенно больше, чем с задней стороны). В более поздние времена вдоль этой стены, за верхним рядом мест для зрителей, устраивались крытые портики, которые могли доставлять зрителям убежище в дурную погоду. В некоторых театрах и с этой стороны были проходы на места для зрителей.

В описанном нами виде театры еще не могли служить для драматических представлений: для них требовались различного рода приспособления, декорации и пр., о чем мы скажем ниже. Представления в V и IV вв. до Р. X. давались только в праздники Диониса, а во все остальное время театральные здания стояли неукрашенными и пустыми; в таком виде они часто употреблялись для различных целей, не имевших ничего общего с драматическими представлениями. Прежде всего они, как в цветущие времена Эллады (ср. Фук. VIII, 93), так еще более в поздние, служили местом народных собраний. В Афинах уже во времена Демосфена театр был обычным местом собрания той экклесии, которая созывалась по окончании великих Дионисий для обсуждения дел, имевших отношение к празднику (Дем. Пр. Мид. 9). Позднее, приблизительно с половины III в. до Р. X., стали происходить в театре все народные собрания, как регулярные, так и экстраординарные, так что на Пниксе, прежнем месте собраний, народ стал собираться только для выборов магистратов (Поллукс VIII, 133). В других городах Эллады этот обычай также настолько был распространен, что Цицерон (Пр. Флакка. 7, 16) видит в нем характерную особенность греческих народных собраний. Эта склонность собираться в театре объясняется, конечно, тем, что театр представлял несравненно более удобное место для размещения собравшегося народа, чем открытая площадь. И в те дни, когда совершались драматические представления, обыкно-

 

248

 

венно перед началом их, театр служил местом для таких объявлений и провозглашений, которым хотели придать наибольшую гласность и торжественность; так, например, здесь делались провозглашения о венках и других почетных наградах, присужденных народом заслуженным лицам, в Афинах производилось разделение остатков дани (Исокр. О мире. 82), представлялись народу эфебы и сироты убитых на войне граждан (Исокр. ibid.; Арист. Аф. пол. 42; Эсх. Пр. Ктес. 154), объявлялись имена отпускаемых на волю рабов и пр. До нас дошло из Афин и других государств много почетных декретов, в которых вслед за определением награды делается оговорка, что провозглашение должно быть сделано в праздник Дионисий в театре. Здесь же ставились статуи и делались почетные надписи не только в честь лиц, деятельность которых имела более или менее близкое отношение к театру, как, например, драматических писателей, актеров и музыкантов, но и вообще лиц, оказавших особенно важные услуги государству в военное или мирное время. Театры служили иногда также местом публичных чтений философов, софистов и пр.

Со времен Александра Македонского (благодаря его любви к играм всякого рода, кроме атлетических, Плут. Алекс. 4), театральные представления стали терять свой священный характер и начали устраиваться не только в Дионисовские праздники, но и для торжественного празднования каких-либо важных событий политической и общественной жизни. Рядом с ними стали даваться в театрах и разные другие представления, не имевшие никакого отношения к культу Диониса, как, например, представления фокусников (qaumatopoioi, ср., например, Плут. Лик. 19), ученых животных и пр., а впоследствии и перенесенные из Рима гладиаторские игры и звериные травли. В частности, об афинском театре прибавим, что в нем еще со времени Фемистокла происходили раз в год установленные законом петушиные бои (Элиан Пестр, ист. II, 28).

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава