На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

235

 

Раздел VI. СЦЕНИЧЕСКИЕ ДРЕВНОСТИ
ГЛАВА 23. Краткий очерк развития греческой драмы

Драма есть оригинальное создание греческого гения и представляет собой последний и самый роскошный цвет греческой поэзии, естественным путем развившийся из двух старших ее видов, — эпоса и лирики. Хоровые песни и монодии драматических произведений тесно связаны с лирикой, и именно дорической, не только по содержанию и исполнению, но и по стихосложению и языку, тогда как метрические формы диалога заимствованы из лирики ионической. Менее ясно выступает, на первый взгляд, связь диалогических частей драмы с эпосом, так как вместо важного, торжественного гекзаметра поэты пользовались для этих частей более подвижным, приближающимся к разговорному языку, ямбическим триметром или трохаическим тетраметром; но, отличаясь от эпоса по форме, диалог драмы остается тесно связанным с ним по содержанию, особенно в трагедиях: их содержание чаще всего заимствовалось из мифических преданий, излагавшихся в эпических поэмах.

Сами древние не имели прямых и достоверных сведений о первоначальном периоде развития драмы, так как в то время, когда они стали интересоваться вопросами об ее происхождении, многие подробности были уже забыты; но все-таки они располагали еще большим числом данных для более или менее вероятных предположений, и некоторые факты могут считаться установленными вполне прочно. Так, нет сомнения, что драма развилась из религиозных песен, исполнявшихся на праздниках Диониса. Самое название drama свидетельствует о религиозном происхождении этого вида поэзии: термином ta drwmena , обозначались церемонии, в которых

 

236

 

жрецы во время праздников, особенно мистических, представляли верующим разные мифы, относящиеся к чествуемому божеству. Культ Диониса более всякого другого мог подавать поводы к подобным представлениям. Это был бог производительной силы природы; замирание природы осенью и возрождение ее с наступлением весны уже рано были поставлены в связь с изменением существа самого бога и представлялись в мифах о странствованиях бога, борьбе, которую ему приходилось вести при распространении своего культа, о его страданиях, смерти и воскресении. Выдающуюся особенность Дионисовского культа составляли дифирамбы diquramboi), религиозные песни, которые исполнялись многолюдными хорами (в позднейшее время носившими название kuklioi coroi и состоявшими из 50 человек) под аккомпанемент флейты (реже кифары) и сопровождались танцами, мимически воспроизводившими содержание песни, в которой повествовательный элемент занимал много места; из среды хоревтов выделялся запевало (exarcwn), которому отвечал хор. В исполнении некоторых разновидностей первобытного дифирамба, по свидетельству Свиды (п. cл. Ariwn), принимали участие сатиры (т. е. лица, изображавшие собою сатиров, обычных спутников Диониса). Первоначально содержание дифирамбов почерпалось, вероятно, только из мифов о Дионисе; но уже рано сюжеты их стали заимствоваться и из сказаний о других богах и героях, как то случилось и с дочерью дифирамба — трагедией, так что явилась даже поговорка «ouden proV ton Dionuson», указывавшая на то, что данное поэтическое произведение не имеет никакого отношения к Дионису.

Будучи богом производительной силы природы вообще, Дионис в то же время почитался, в частности, как бог вина. Собирание винограда и разные фазы виноделия подавали повод к празднествам, на которых празднующие предавались непринужденному веселью. Родственники и соседи собирались вместе и совершали к жертвеннику или храму Диониса торжественные процессии, в которых вели обреченных на жертву богу козлов, несли корзины с жертвенными принадлежностями, символы плодородия природы и пр. Затем празднующие устраивали веселые игры, мимические представления, для которых сюжетом служили многочисленные мифы о приключениях Диониса или других богов, а также сцены из обыденной жизни, причем не было недостатка в шутках и остроумных насмешках, которые как бы поощрял сам бог, почитавшийся с эпитетами «Свободного» или «Вольного» (EleuqereuV, LuaioV, Liber).

Из указанных элементов Дионисова культа и развились постепенно три вида греческой драмы: трагедия, сатировская драма и

 

237

 

комедия. По словам Аристотеля *, трагедия возникла именно из дифирамба и именно от запевал дифирамбического хора. Действительно, весьма вероятно, что взаимодействие запевал и хора дало начало драматическому диалогу: запевало по временам выступал из хора и говорил от лица Диониса или какой-либо мифической личности. По своему характеру трагедия первоначально, как полагает Аристотель, не отличалась от сатировской драмы. Мы видели уже, что в состав первобытных дифирамбических хоров могли входить лица, представлявшие сатиров; они наряжались так, что могли называться tragoi, а хоры, в которых они участвовали, — tragikoi coroi; отсюда, по всей вероятности, произошло и название нового вида поэзии — tragwdia, т. е. tragwn wdh **. Соответственно торжественному характеру художественного дифирамба и трагедия при своем постепенном развитии приняла тот суровый, величественный и очищающий душу характер, которым она отличается от других видов драмы. Когда трагические поэты, выйдя за пределы крута мифов о Дионисе, стали черпать содержание для своих произведений из других мифических преданий, то и хоры их не могли уже постоянно изображать собою сатиров, составлявших свиту Диониса: хор стал представлять то друзей, то подданных или сограждан, то рабов главного героя или героини. Тогда представления с хорами, состоявшими из сатиров, выделились в особый вид драмы, получивший название drama saturikon. Она отличается от трагедии отсутствием мрачного тона и веселым шутливым содержанием, чуждым, однако, злобной насмешки ***. Сюжеты ее брались из области мифических или демонических существ, именно таких, которые представлялись в мифологии с чертами характера, доступными шутке и веселой насмешке, как, например, Геракл, Киклоп и т. п. ****

__________

* Поэт. 4: H men [tragwdia] apo twn exarcontwn ton diqurambon, h de [kwmwdia] apo twn ta fallika, a eti kai nun en pollaiV twn polewn diamenei nomizomena, kata mikron huxhqh.

** Такое объяснение дает Etym. М. 764, 6: tragwdia, oti ta polla oi coroi ek Saturwn sunistanto, ouV ekaloun tragouV. Менее вероятно объяснение, по которому название tragwdia произошло от козла (tragoV), дававшегося в награду победителю на состязании или приносившегося в жертву Дионису.

*** Таким образом, сатировская драма не имеет ничего общего с сатирической поэзией римской и новых литератур.

**** Из этого вида драматической поэзии до нас сохранилась только одна пьеса Еврипида, носящая название «Киклоп» (Kuklwy).

 

 
238

 

Что касается вопроса о происхождении комедии, то уже в древности существовали об этом разные мнения. Аристотель (Поэт. 3 cл.) говорит, что дорийцы приписывали себе честь изобретения комедии и трагедии, причем в числе доводов в подкрепление своих притязаний, между прочим, выставляли производство слова kwmwdoi от kwmh, объясняя дело так, что kwmwdoi, будучи изгоняемы из городов, давали свои представления kata kwmaV, употребление же слова kwmh в значении «деревня» свойственно дорийцам, а в Аттике деревни назывались dhmoi. Таким образом, по этому объяснению kwmwdia обозначала простой, незатейливый вид драматической поэзии, свойственный деревенскому быту. Но такое резкое различие между городским и сельским бытом вряд ли могло существовать в ту отдаленную пору, к которой относится происхождение драматической поэзии. Поэтому гораздо вероятнее производство слова kwmwdia от существительного kwmoV: так назывались веселые компании, в праздничное время после пирушек бродившие по городу с разгульными песнями, с которыми могли быть связаны передразнивания и шуточные представления сюжетов из окружающей жизни. Сам Аристотель, ставя слово kwmwdia в связь с глаголом kwmazein, выводит начало комедии «от запевал фаллических песен» (Поэт. 4), т. е. таких, которые пелись хорами в процессиях, носивших в праздники Диониса символ производительной силы природы (falloV), и имели веселый и часто непристойный характер. Можно думать, что запевалы или предводители хора прерывали песни шутливыми замечаниями, обращенными к хору или к окружающим, или рассказывали веселые приключения и сцены из окружающей жизни, и из этих-то сцен постепенно развился, благодаря талантливым поэтам, особый вид драматической поэзии.

Вышеприведенное свидетельство Аристотеля, что честь изобретения драмы приписывали себе дорийцы (именно комедии — мегарцы и сицилийцы, а трагедии — некоторые пелопоннесцы), не может быть признано неосновательным, так как действительно трагедия, особенно в хоровых своих частях, обнаруживает тесную связь с дорической лирикой, а комедия раньше, чем в Аттике, существовала в Мегарах и в Сицилии, где поэт Эпихарм еще в начале V в. довел ее до значительной степени развития. Некоторые предполагают, что и древняя аттическая комедия произошла из сочетания дорической шуточной драмы с фаллическими песнями. Но во всяком случае высшего своего развития и процветания драматическая поэзия достигла в Аттике, где драматические представления первоначально давались, говорят, в богатой виноградниками и преданной культу Диониса деревне Икарии (близ мегарской границы), а затем были

 

239

 

перенесены и в город. Первым представителем аттической трагедии считается икариец Феспид (QespiV), который в 534 г. впервые поставил драму в городе. Как говорят, он присоединил к дифирамбическому хору особого исполнителя — актера (Диог. Лаэрт. III, 56), изобрел составные части драмы — prologoV и rhsiV (Фемист. 26), наконец, ввел некоторые усовершенствования сценической техники, как, например, полотняные маски. Следовавшие за Феспид ом трагические поэты — Пратин, Фриних, Хирил и другие способствовали дальнейшему усовершенствованию драмы, и затем в V в. до Р. X. трагедия в лице Эсхила, Софокла и Еврипида, а комедия в лице Аристофана достигла высшего своего развития. Аристофан был знаменитейшим представителем так называемой древней комедии, процветавшей до конца V в. С IV в. до времен Александра Великого господствовала «средняя» комедия, главными представителями которой были Антифан и Алексид, а при Александре Великом и диадохах — «новая» комедия, из авторов которой особенно славились Филемон и Менандр. Средняя и новая комедия отличались от древней по форме тем, что не имели хора и представляли гораздо менее разнообразия в метрах, а по содержанию — тем, что древняя комедия носила политический характер, уделяя много места осмеянию политических и общественных событий и деятелей, тогда как средняя и новая не касались политики и выставляли общие человеческие типы и характеры.

Для ближайшего ознакомления с историей греческой драмы могут служить общие труды по истории греческой литературы и специальные монографии по истории драмы, указание которых не входит в пределы нашей задачи. Мы отметим здесь только некоторые из общих сочинений о греческом театре: Alb. Muller, Lehrbuch der Griech. Buhnenalterthumer, Freiburg 1886 (2-е отд. 3-го тома нового издания К. F. Hermann's Lehrbuch d. Griech. Antiquitaten). — G. Oehmichen, Das Buhnenwesen der Gnechen und Romer (в Iw. Muller's Handb. d. klass. Altertumswiss. Bd. V, 1890. Русский перев. И. Семенова, М. 1893). — Е. Bethe, Prolegomena zur Geschichte des Theaters im Altertum. Untersuch. ttber die Entwickelung des Dramas, der Buhne, des Theaters. Leipz. 1896. - W. Dorpfeld und E. Reisch, Das Griech. Theater. Beitrage zur Geschichte des Dionysostheater in Athen u. anderer Griech. Theater. Athen 1896. — G. Korting, Geschichte des Theaters in seinen Beziehungen zur Entwick. der dram. Dichtkunst. I. Geschichte d. Griech. und Rom. Theaters. Paderb. 1897. — На русском языке: М. К[ублицкий], Опыт истории театра у древних народов, М. 1849. — Б. Ордынский, О древнегреческом театре в Современнике 1851 г., т. 25. — П. В. Тихонович, Театр у древних греков в Журн. М. Н. Пр. 1869, декабрь.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава