На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

216

 

§ 5. Учение орфиков

Под именем орфиков (Orfikoi) известны последователи особого религиозного учения, основателем которого считали мифического поэта Орфея, сына фракийского царя Эагра (OiagroV) и музы Каллиопы. Уже в самой древности существовало мнение, что Орфей — выдуманное лицо; так думал, например, Аристотель по словам Цицерона (О прир. бог. I, 38, 107). Гомер и Гесиод ничего не знали об Орфее, а известное суждение Геродота (II, 53), что все поэты, которых считают древнее Гомера и Гесиода, на самом деле жили позднее их, доказывает, что и он, хотя не отвергал прямо существования Орфея, все-таки признавал приписывавшиеся ему стихотворения за произведения позднейших времен. Во всяком случае имена Орфея и другого, обыкновенно сопоставляемого с ним, поэта Мусея были уже вполне известны во 2-й половине VI в., при Писистратидах, когда начинают подложно приписывать им разные поэтические произведения. Известен рассказ Геродота (VII, 6), что поэт Ономакрит, живший при дворе Писистратидов и вместе с Орфеем Кротонским и Зопиром Гераклейским участвовавший в редакции Гомеровских поэм, был пойман Ласом Гермионским в том, что вставлял в предсказания Мусея подложные стихи о потоплении островков около Лемноса. За это Ономакрит был изгнан Гиппархом из Афин и впоследствии явился ко двору Ксеркса, которому и сообщал перед походом на Элладу имевшиеся у него предсказания (crhsmoi), выбирая из них все благоприятное для Ксеркса и скрывая неблагоприятное. Павсаний (VIII, 37, 3) прямо приписывает Ономакриту сказание о растерзании Диониса титанами, составлявшее главную часть орфической теологии, Климент Александрийский (Стром. I, 332) — все, что обыкновенно приписывается Орфею, а Свида — сборники под заглавиями teletai и crhsmoi. У Свиды (п. cл. OrfeuV) собрано много выписок из разных авторов с названиями произведений, приписывавшихся Орфею, и иногда с указаниями их действительных авторов; из этих выписок выходит, что существовало много Орфеев, между которыми есть и исторические лица, как, например, вышеупомянутый Орфей Кротонский. Кроме того, Свида говорит (п. cл. FerekudhV), что около того же времени Ферекид собрал много орфических произведений. Таким образом, в VI и V вв. составилась обширная и разнообразная литература, заключавшая в себе учение орфиков *.

__________

* Об обширности ее свидетельствуют упомянутые выписки Свиды, кроме того, Еврипид (Иппол. 954: pollwn grammatwn kapnoi), Платон (Гос. II, 364 е: biblwn omadoV) и др.

 

 
217

 

У них была своя особая теогония (учение о происхождении богов), по которой вселенная произошла из мировых, естественных сил природы: первоначально были caoV, cronoV и aiqhr, из которого образовалось мировое яйцо; из него явился FanhV (или MhtiV, HrikopaioV, PrwtogonoV), причем из верхней скорлупы яйца образовалось небо, из нижней — земля. FanhV заключает в себе все живущее и вместе с тем является богом-творцом: он произвел Ночь и, соединившись с ней, небесные светила. Далее от брака Урана с Геей (Неба с Землей) являются Ураниды и от брака Крона с Реей — Крониды, согласно с теогонией Гесиода. Один из Кронидов Зевс сверг Крона, поглотил Фанета (kataposiV FanhtoV) и сделался всеобъемлющим богом: он и день, и ночь, и стихии, и начало, и середина, и конец.

Однако, рядом с этим учением о происхождении природы из мировых сил и с замечательной идеей об единобожии у орфиков являются чисто мифологические рассказы, главным содержанием которых являются сказания о Дионисе, его страданиях, убиении титанами и возрождении. Таким образом, учение орфиков существенно примыкает к культу Диониса. И действительно, некоторые древние авторы приписывают Орфею основание таинственного служения Диониса *, хотя другие, напротив, представляют его врагом Диониса (Эсхил в несохранившейся трилогии «Lukourgeia»). Далее орфическое учение говорило о прирожденной греховности человеческого рода, происшедшего от враждебных богам титанов, о переходе душ через смертные тела, в которые они заточены, как в темницу, для того, чтобы искупить эту греховность и затем, очистившись, получить лучшие жилища на звездах, о наказании неочистившихся и необходимости очищения посредством религиозного посвящения и применения умилостивительных средств, открытых Орфеем (Плат. Кратил 400 с).

Последователи этого учения составляли общество, которое постепенно распространилось по всем областям эллинского мира, так что нельзя уже определить, где оно первоначально составилось. К нему присоединились и разрозненные остатки Пифагоровского общества после его изгнания из южной Италии, так как в учении пифагорейцев и орфиков было много общего. Нужно отметить только, что политические тенденции пифагорейцев были чужды орфикам, общества которых были чисто религиозного характера. Принятие в эти общества

__________

* Аполлод. Библ. I, 3, 2. Диод. I, 96 и др. По словам Диодора, Орфей заимствовал содержание мифов о Дионисе и учение о загробной жизни из мифа об Осирисе и вообще из египетских понятий и обрядов. Действительно, идея мифов об Осирисе имеет много общего с учением орфиков, но невозможно решить, что было у орфиков своего и что заимствовано.

 

 
218

 

достигалось путем посвящения, для которого необходимо было предварительное исполнение предписанных очищений; их собрания, в которых орфическое учение находило себе выражение частью в молитвах, частью в изложении священных сказаний (ieroi logoi), частью в обрядах (teletai, orgia ), назывались мистериями не только потому, что в них могли участвовать только посвященные, но и потому, что их обряды и сказания имели скрытый, мистический смысл. Посвященные обязаны были соблюдать известные ритуальные и аскетические уставы, стоявшие в связи с их учением: так, от них требовалось воздержание от мясной пищи и от убиения человека и животных (по крайней мере, млекопитающих и птиц), постоянные очищения, ношение льняной, а не шерстяной одежды и пр. OrfikoV bioV упоминается у Платона (Зак. VI, 782 с) как особый род жизни. Посвящение в мистерии, по учению орфиков, было необходимо для будущей жизни, так как только посвященные будут наслаждаться блаженством, а непосвященные будут лежать в грязи (en borborw keisqai).

Орфическое учение, без сомнения, обязано своим возникновением и широким распространением религиозной потребности мыслящих людей, которые не удовлетворялись обычными формами верований и культов, и поэтому вначале пользовалось значительным уважением. Но уже скоро оно, по-видимому, выродилось и приняло такую форму, в которой служило скорее грубому суеверию, чем истинно религиозной потребности, и употреблялось обманщиками и шарлатанами для того, чтобы эксплуатировать в свою пользу легковерие и неразвитость массы. Так объясняется отзыв Платона (Гос. II, 364), что последователи орфического учения, являясь к богачам, хвастаются дарованной им богами силой посредством жертв и заклинаний отвращать наказание за всякие грехи не только без страданий и трудов, но даже с удовольствиями и празднествами; и если кто хочет насолить врагу, то и это они вызываются сделать с небольшими лишь издержками, не различая праведника от неправедного, так как у них есть заклинания, которыми они склоняют богов исполнять их желания. При этом они выставляют кучу книг Мусея и Орфея, по которым совершают жертвоприношения, убеждая не только отдельных лиц, но и целые города, что есть как для живых, так и для умерших очищения и избавления от грехов посредством жертвоприношений и удовольствий. Таких людей называли обыкновенно орфеотелестами (Orfeotelestai).

В государственном культе Диониса в Афинах и других государствах также были таинственные обряды (вакхические мистерии), из которых одни не имели ничего общего с учением орфиков, другие явились под его влиянием. Так, в праздник Анфестерий в Афинах

 

219

 

совершался обряд бракосочетания Диониса с супругою архонта-царя (см. разд. IV, гл. 16, § 3), в котором, наверное, не было ничего орфического. Но в великие Дионисии, по крайней мере в поздние времена, мужчины в одежде Панов и Сатиров и женщины в одежде Нимф и Гор совершали торжественные процессии и пели орфические песни, хотя при этом никаких особых посвящений не было. Затем в Афинах и Дельфах были Дионисовские триетериды, в которых участвовали лица одного пола (женщины без мужчин или мужчины без женщин). Дельфийские празднества Диониса изложены выше (разд. IV, гл. 17, § 3). Элейский праздник Quia также имел мистический оттенок (разд. IV, гл. 17, § 1). Вакхические празднества совершались, кроме того, особыми религиозными обществами, которые продолжали существовать и тогда, когда орфическое учение уже было забыто. Известен рассказ Тита Ливия (XXXIX, 8 cл.) об уничтожении вакхических обществ в Италии в 186 г. до Р. X., когда вследствие одного доноса открылось, что эти общества распространены по всей Италии и что их празднества отличаются крайней безнравственностью.

Holwerda, De theogonia Orphica в журн. Mnemosyne v. 22 (1894). — E. Maass, Orpheus. Untersuchungen zur griech., rom., altchr. Jenseitsdichtung und Religion. Munch. 1895.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава