На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

195

 

ГЛАВА 20. Мистерии

§ 1. Общие замечания

К числу особенностей греческой религии принадлежат мистерии или тайные культы, которые были широко распространены по всей Элладе. К сожалению, мы ни одного из них не знаем подробно и с полной достоверностью, а многие знаем только по названиям или по кратким указаниям наиболее характерных особенностей. Установление некоторых из таких культов восходит еще к отдаленной древности, и в исторические времена, особенно с VI в. до Р. X., их число все более и более увеличивалось; еще во времена Феофраста, т. е. в конце IV в. до Р. X., не быть посвященным в какие-нибудь мистерии служило признаком неверия или равнодушия к религии (Феофр. Хар. 25).

 
196

 

Тайные культы носят названия: musthria, teletai и orgia. Первое, наиболее распространенное название стоит в связи с глаголом muein — закрывать рот и обозначает, стало быть, такие культы, подробности которых не могли быть сообщаемы непосвященным *. Второе название, встречающееся уже у Гесиода, производится от teloV, принимаемого одними в смысле высшей степени посвящения божеству, другими — в смысле взноса или платы на богослужебные надобности **. Наконец, orgia первоначально означало просто совершение священнодействий (одного корня с ergon), но впоследствии стало обозначать такие культы и священнодействия, при которых участники приходили в состояние возбуждения или экстаза.

Многие мистерии составляли существенную часть государственных культов и стояли под ближайшим надзором государства, другие, напротив, не были признаваемы государствами и совершались частными лицами или религиозными обществами. Некоторые из тайных культов первого рода высоко стояли во мнении верующих, и посвящение в них считалось необходимым для счастья здешней и загробной жизни. Пиндар называет счастливыми тех, которые умирают, удостоившись видеть таинства Деметры. Та же мысль встречается у Софокла. Аристофан говорит, что солнце приветливо светит после смерти только посвященным, ведшим благочестивую жизнь. Платон говорит, что посвященные после смерти будут жить с богами, а непосвященные — лежать в грязи (en borborw) или носить продырявленными кувшинами воду в бездонные бочки. По словам Цицерона, мистерии принесли много пользы и не только учили жить хорошо, но и умирать с благими надеждами. Диодор говорит, что люди, получившие посвящение, становились лучшими в нравственном смысле ***. Символом этого требования нравственной чистоты были телесные очищения, которые были непременным условием для посвященных. Итак, мы видим, что мистерии должны были получить особенное развитие с распространением верования в загробную жизнь

__________

* Свида II р. 592: musthria teletai. eklhqh para to touV akouontaV muein kai mhdeni tauta exhgeisqai. muein de esti to kleiein to stoma. Отсюда также глагол muein — посвящать.

** Etym. М. р. 751: teleth qusia musthriwdhV. o de WroV o QhbaioV legei, oti teletaV kalousi taV epi meizouV kai meta tinoV mustikhV paradosewV eortaV.

*** Пинд. fr. 114 Bergk; Соф. Tript. fr. 719; Аристоф. Ляг. 454 cл.; Плат. Фед. 69 с; Горг., 493 b; Циц. О зак. II, 14; Диод. V, 49, 6. Ср. Новосадский, Элевс. мист., стр. 172 cл.

 

 
197

 

и что самые выдающиеся умы древности видели в них могущественное средство к нравственному очищению общества.

Все вообще мистерии по условиям участия в них и способам совершения могут быть разделены на два главные класса: одни из них были совершаемы небольшим, тесно сомкнутым кружком жрецов и служителей культа, кроме которых никто не допускался к участию в служении; другие, напротив, совершались при участии более или менее значительного числа лиц, смотря по составу которых опять могут быть подразделены на два вида: одни совершались какой-либо определенною частью общества (например, некоторые празднества совершались исключительно замужними женщинами), другие — людьми обоего пола и разных сословий, но допускавшимися к участию только посредством посвящения (muhsiV), которое совершалось по исполнении известных условий. Мистерии последнего вида суть наиболее совершенные и развитые. Общим условием всех тайных культов была обязанность их участников хранить тайну обо всем, что в них происходило, т. е. о священных сказаниях, обрядах, молитвах, особых именах, которыми называли богов, и т. п. По словам Хрисиппа (в Etym. M., 751), требование тайны имело целью обуздание человеческой природы, а по словам Страбона (X, 467) — возвышение обрядов культа в глазах участвующих в них. Нарушение тайны влекло за собой обвинение в asebeia и соответствующее наказание. У богобоязненных писателей (например Геродота, Павсания) неоднократно встречаются упоминания, что они нарочно умалчивают о тех или других сторонах тайных культов, хотя и знают их, встречаются также намеки, доступные только для посвященных. Именно вследствие упомянутого условия до нас дошли чрезвычайно неполные сведения о мистериях, в особенности о внутренней их стороне.

Даже на вопрос о причинах облечения тех или других культов завесой тайны нельзя ответить ничем, кроме более или менее вероятных предположений. С некоторыми культами могло быть связано, по народному верованию, особенное счастье для государства и поэтому следовало держать их в тайне от иностранцев для того, чтобы они не могли воспользоваться участием в них ко вреду государства; но это объяснение не подходит к таким мистериям, в которых могли участвовать и иностранцы, как это известно, например, о мистериях Элевсинских и Самофракийских. Далее можно предположить, что некоторые культы принадлежали еще древнейшему населению страны и по занятии ее другими племенами отступили на задний план и сохранились в тайне среди остатков этого древнейшего населения, но затем именно вследствие своей

 
198

 

таинственности облеклись ореолом особенной святости и снова приобрели себе значительное число поклонников; такое предположение особенно подойдет, например, к Самофракийским мистериям, если принять их финикийское происхождение. Наконец, возможно и то, что какой-либо культ, заимствованный из чужбины, сначала был совершаем небольшим кружком поклонников, державших его в тайне, впоследствии же был признаваем государством, но продолжал сохранять прежний оттенок таинственности. Могут быть, конечно, предположены и другие причины таинственности, но какая именно действовала в каждом отдельном случае, — этого решить невозможно, тем более, что и сами древние вряд ли особенно интересовались этими вопросами и не оставили нам никаких ясных и достоверных указаний.

Мистерии состояли из различного рода богослужебных действий, открытых только для посвященных. Это были, во-первых, драматические или символические представления (qeamata) священных сказаний, имевших то или другое отношение к данным мистериям (например, в вакхических мистериях — страдания Диониса, его смерть и возрождение, в Элевсинских — похищение Персефоны и т. д.); далее, открытие (иногда постепенное) посвященным мистических знаний, которые состояли частью в разных таинственных выражениях (sunqhmata), частью в показании символических предметов (sumbola), содержавших в себе намеки на характер божеств, чествуемых в данных мистериях, и на относившиеся к ним мифы. Празднества совершались преимущественно ночью и сопровождались обыкновенно торжественными процессиями с музыкой, пением и плясками. По словам Лукиана, без плясок не обходились ни одни мистерии. Отсюда произошло даже употребление глагола exorceisqai в смысле нарушения тайны мистерий.

S-te Croix, Histoire de la religion secrete des anciens peuples, Par. 1774. — Его же, Recherches sur les mysteres du paganisme, 1784; 2-eme ed. par Silv. de Sacy. Par. 1817 (немец, перев. Ленца, Gotha 1790). - P. E. Muller, De hierarchia et studiis vitae asceticae in sacris et mysteriis Graecorum Romanorumque latentibus, Hafn. 1803. — Chr. A. Lobeck, Aglaophamus sive de theologiae mysticae Graecorum causis, 2 т. Regiom. 1829. — Limbourg-Brouwer, Hist. de la civilisation morale et religieuse des Grecs, v. VI. Groningue. — Chr. Petersen, Der geheime Gottesdienst bei den Griechen, Hamb. 1848. — Haupt, De mysteriorum Graecorum causis et rationibus, Konigsb. 1853. — Rinck, Ueber die ethische Bedeutung d. griech. Mysterien в Verhandl. d. Basl. Philol. Vers. 1847 и Relig. d. Hellenen, т. I и II. - Du Prel, Die Mystik der alten Griechen, Leipz. 1888. - Т. Taylor, The Eleusinian and Bacchic Mysteries, 4 ed. New-Iork 1891. — O. Rubensohn,

 
199

 

Die Mysterienheiligthumer in Eleusis u. Samothrake, Berl. 1892. — G. Anrich, Das antike Mysterienwesen in seinem Einfluss auf das Christentum, Gott. 1894.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава