На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

166

 

§ 1. Безыскусственная мантика

Обращаясь к ближайшему ознакомлению с безыскусственной мантикой, мы должны заметить, что вера в пророческую силу сновидений была очень сильно распространена в древности, как еще и в наше время среди малоразвитых людей. Человек в сонном состоянии считался легко доступным божественному влиянию, которое возбуждало в нем образы и мысли, имевшие то или другое отношение к действительности. Уже в гомеровские времена сновидения считались происходящими от Зевса (t onar ek DioV estin. Ил. I, 63), и между ними различались сновидения обманчивые или ничего не значащие, и верные или пророческие; первые входили к человеку вратами из слоновой кости, вторые — роговыми *. Народное верование создало особые демонические существа, которые производили или олицетворяли собою сновидения. Их местопребыванием в «Одиссее» (XXIV,

__________

* Од. XIX, 562 — 567. Впрочем, по всей вероятности, эти врата созданы фантазией поэта, главным образом, из-за игры слов (elefantoV - elefairontai, kerawn - krainousi), встречающейся в указанных стихах.

 

 
167

 

12) называется крайний запад, близ входа в подземное царство. Гесиодовская «Феогония» (ст. 212) называет их сыновьями Ночи, а позднейшие поэты считали сыновьями Сна (UpnoV) и различали по именам: MorfeuV являлся только в человеческом образе, IkeloV или Fobhtor принимал вид всевозможных животных, а FantasoV представлялся в виде неодушевленных предметов (Овид. Метам. XI, 633 cл.). Они находятся под властью верховных богов, которые и посылают их к людям (например, во II песне «Илиады» Зевс послал Агамемнону обманчивый сон). Иногда и сами боги устраивают eidwlon и посылают его к спящему (Од. IV, 796), или даже сами являются людям во сне в том или другом виде (Од. VI 13 cл.) Даже души усопших, по крайней мере пока они не находятся в царстве Аида, т. е. пока тела их не погребены, могли являться живым людям во сне (Ил. XXIII, 65). Эти представления гомеровских времен существовали и впоследствии в народном веровании. Для объяснения сновидений, как и других чудесных знамений, прежде всего необходимо было остроумие, способность комбинации составных частей сонного видения с окружающей действительностью, но впоследствии на основании различных данных и соображений постепенно составились определенные правила для объяснения сновидений и явилось особое искусство снотолкования, oneirokritikh. Древнейший «сонник», или снотолкователь, о котором нам известно, был составлен афинянином Антифонтом, современником Сократа. До нас сохранился снотолкователь Артемидора (II в. по Р. X.). Но уже в классические времена снотолкователи нередко считались шарлатанами, и искусство их не пользовалось уважением.

Кроме веры в сновидения было распространено верование, что некоторые, особенно любимые богами, люди могли и наяву испытывать наитие свыше, приходить в состояние экстаза и, находясь в нем, более или менее ясно и определенно узнавать сокрытое от других. Этот вид безыскусственной мантики, к которому преимущественно перед другими подходило самое название manteia ставился у греков гораздо выше мантики искусственной. Аполлон, бог физического и нравственного света, просвещавший и души людей, считался главным покровителем не только тех оракулов, где предсказания давались под влиянием экстаза (см. ниже разд. V, гл. 19, § 2), но и отдельных прорицателей. Гомеровский Калхант, хотя предсказывавший по знамениям, а не под влиянием экстаза, все-таки получил свой дар от Аполлона и обращается к нему как к своему покровителю (Ил. I, 86 cл. и 385). Прорицателей, предсказывавших по вдохновению, было весьма много как в мифические, так и в исторические времена. Большим уважением пользовались сивиллы, мифические существа, представлявшиеся в виде дев, живших

 

168

 

в разные времена и в разных странах, обыкновенно в глубоких и сырых гротах. С сивиллами очень сходен Бакид, мифический вдохновенный нимфами прорицатель, место жительства которого также указывалось в разных странах. Сивиллам и Бакиду приписывалось множество предсказаний, записанных и соединенных в сборники, к которым обращались в важных случаях как государства, так и частные лица, заимствуя из них те советы, которые казались применимыми к данным обстоятельствам. Подобные сборники имелись и с именами других мифических прорицателей, например, Мусея, Лика, сына Пандиона, фиванского царя Лая и др.* Такое собрание было, например, у Писистратидов; при своем бегстве из Афин они покинули его на Акрополе, где оно хранилось, и спартанский царь Клеомен взял его в Спарту (Герод. V, 90). У спартанцев было собрание изречений Дельфийского оракула, находившееся в заведовании особых магистратов Puqioi, избиравшихся царями. Кроме таких официальных сборников, находившихся во владении и под надзором государств или жрецов, существовало еще множество частных сборников, владельцы которых давали из них советы и предсказания всем, кто к ним обращался, конечно, в большинстве случаев не даром. К таким владельцам сборников предсказаний преимущественно применялось название crhsmologoi, хотя часто им обозначались и такие лица, которые предсказывали по собственному вдохновению, а не из книг. Впрочем, многие предсказывали и обоими способами, а, кроме того, занимались и гаданием по знамениям (которое к собственной хресмологии не имело никакого отношения), делая себе из всего этого прибыльную профессию. Были даже целые роды, в которых прорицание и искусство объяснения знамений с требовавшимися для этого духовными способностями считались наследственными, переходившими из рода в род от какого-нибудь мифического родоначальника, бывшего в свое время славным прорицателем. Таковы были, например, Иамиды и Клитиады в Элиде и род акарнанских прорицателей (считавших своим родоначальником славного Мелампода), из которого происходил известный Мегистий, павший при Фермопилах (Герод. VII, 221).

__________

* Ср. Сивиллины книги в Риме.

 

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава