На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

145

 

ГЛАВА 17. Важнейшие праздники в других государствах Эллады

§ 1. Пелопоннес

Элида. Широкое общеэллинское значение Олимпийского праздника было причиной того, что в священном округе Зевсова храма постепенно возникло значительное количество культов, которые ознаменовывались особыми празднествами и обрядами. Кроме отдельных празднеств элейцы ежемесячно совершали общее торжественное жертвоприношение в честь всех божеств, почитавшихся в Олимпии, с особыми, издревле установленными обрядами, в исполнении которых принимал участие многочисленный священный персонал (Павс. V, 15, 6).

После культа Зевса в Олимпии первое место по значению принадлежало культу Геры Олимпийской, в честь которой параллельно с праздником Зевса через каждые 4 года совершался праздник Hraia с состязаниями девушек трех разных возрастов в беге, причем победительницы получали такие же призы, как и победители на празднике Зевса. Состязаниями заведовали 16 выборных гражданок, на обязанности которых лежало также приготовление одеяния для бо-

 

146

 

гини (Павс. V, 16, 2). Еще упомянем, что ежегодно во время весеннего равноденствия так называемые Basilai совершали жертвоприношение в честь Крона на вершине посвященного ему холма Kronion, господствовавшего над священной рощей (Павс. VI, 20, 1). Кроме того, в Олимпии был культ Пелопа и Гипподамии, а также местного героя Сосиполида.

Из праздников в городе Элиде заслуживают упоминания совершавшиеся зимою, около времени солнцестояния, Quia в честь Диониса, который, по верованию элейцев, сам являлся на этот праздник (Павс. VI, 26, 1). Женщины пели на празднике особые гимны, призывая Диониса явиться под видом быка и дважды припевая axie taure (Плут. Греч. вопр. 36; Об Исиде... 35). По словам Павсания (VI, 26, 1), элейцы во время этого праздника в особом месте в 8 стадиях от города запирали и запечатывали в каком-то здании три медные пустые котла, а на другой день, открыв снова дверь, находили их наполненными вином.

В Аркадии одним из важнейших праздников были Лбксшх в честь Зевса, совершавшиеся на Ликейской горе в неизвестное время, может быть, даже не ежегодно. В священном округе на вершине горы, где, как утверждали верующие, все входившие люди и даже животные теряли свою тень, находился сложенный из земли алтарь, перед которым с восточной стороны стояли две колонны с позолоченными орлами наверху. Жрецы, которые одни имели доступ в это священное пространство, совершали здесь таинственные жертвоприношения, между прочим, и человеческие. Они вели свое начало из глубокой древности и существовали еще во времена Павсания (VIII, 2, 1; 38, 4 сл.). Во время праздника совершались также состязания, при которых победители получали в награду дорогую утварь. — С состязаниями соединен был также праздник Aleaia в честь Афины Алейской в г. Тегее (Павс. VIII, 47, 3). — В г. Фенее праздновались мистерии Деметры Элевсинской, по преданию принесенные туда из Элевсина Наем, правнуком Эвмолпа. По-видимому, здесь было два праздника, меньший и больший (teleth meizwn), из коих последний совершался раз в два года. Устав мистерий хранился в так называемом petrwma, состоявшем из двух плотно пригнанных одна к другой каменных плит, внутри выдолбленных. При совершении большого праздника жрецы вынимали из petrwma устав, читали его во всеуслышание мистам и в ту же ночь вкладывали обратно. На petrwma находилась еще круглая накладка (epiqhma), в которой хранилась маска Деметры Кидарии; в тот же праздник жрец надевал эту маску и ударял розгами об землю, изображая гнев Деметры на подземных богов. В 15 стадиях от города у подошвы горы Киллены

 

147

 

был храм Деметры Фесмии, в котором также совершались мистерии (Павс. VIII, 15). — В г. Фельпусе также был мистический культ Деметры, носившей там прозвища ErinuV и Lousia, объясняемые местными сказаниями, относящимися ко времени странствований Деметры по земле для отыскания дочери (Павс. VIII, 25, 3 сл.). — Мистерии по образцу Элевсинских были учреждены и в Мегалополе, где Деметра и Кора почитались под именем megalai qeai (Павс. VIII, 31). Не упоминая здесь менее важных аркадских праздников, заметим только, что одним из наиболее уважаемых божеств в Аркадии издревле была Артемида, в честь которой совершались празднества в городах Стимфале, Орхомене, Фигалии и др.

Из числа праздников у ахейцев, живших на северном берегу Пелопоннеса, упомянем только совершавшееся в местности Omarion близ г. Эгиона празднество в честь Зевса Омагирия и Деметры Всеахейской (Panacaia), служившее религиозным центром Ахейского союза (Павс. VII, 24, 3), и Lafria в честь Артемиды Лафрии в г. Патрах с великолепной процессией, в которой девственная жрица богини ехала в колеснице, запряженной оленями, и со своеобразным жертвоприношением, о котором см. выше, разд. III, гл. 11.

В Мессении главным праздником были Iqwmaia в честь Зевса, совершавшиеся ежегодно на горе Итоме, где был только священный округ и алтарь, но храма не было, и статуя хранилась в доме жреца. В древние времена праздник сопровождался музыкальными состязаниями (Павс. IV, 33, 3) По словам Фукидида (I, 103), Итомское святилище обладало правом убежища. — В г. Андании издревле существовали мистерии Деметры и Коры, по преданию учрежденные героем Кавконом, пришедшим туда из Элевсина при первом мессенском царе Поликаоне, и впоследствии получившие дальнейшее развитие от Лика, сына Пандиона, изгнанного из Аттики братом своим, известным мифическим царем Эгеем (Павс. IV, 1. 4 сл.). По словам Геродота (II, 171), дорийцы, вторгнувшись в Пелопоннес, повсюду уничтожили там культ Деметры; но это неверно, так как в Андании он продолжал существовать до конца 2-й Мессенской войны, когда вся Мессения подпала власти Спарты и анданийские жрецы бежали в Элевсин (Павс. IV, 3, 10; 14, 1). После освобождения Мессении Эпаминондом в 369 г. до Р. X. мистерии были восстановлены. По рассказу Павсания (IV, 26, 6), одному из полководцев союзной армии Эпаминонда явился во сне старец в одежде иерофанта и указал место, где были зарыты в землю в медном сосуде свинцовые дощечки, на которых был начертан устав мистерий; этот старец, .по общему убеждению, был герой Кавкон. Быть может, при этом восстановлении мистерий играл вид-

 

148

 

ную роль афинянин Мефап, упоминаемый Павсанием (IV, 1, 5). Служение при мистериях было передано возвратившимся из Элевсина потомкам прежних жрецов. Местом совершения мистерий была кипарисовая роща Karneasion в 8 стадиях от Андании. Драгоценным источником для ознакомления с внешнею их стороной служит большая и хорошо сохранившаяся надпись на камне, содержащая в себе устав (diagramma) мистерий, составленный в 91 г. до Р. X. Из него видно, что в мистериях, кроме Деметры и Персефоны, которой поклонялись под именем Agnh, почитались еще: Гермес, Аполлон Карнейский и Великие боги, под которыми, по мнению ученых, следует разуметь Кабиров. Главное заведование мистериями имела коллегия из 10 лиц (oi deka), избранных на год из граждан не моложе 40 лет от роду; участвовать в них могли лица обоих полов, ежегодно избиравшиеся по жребию из благороднейших гражданских родов и носившие название ieroi и ierai; все они давали клятву в точном исполнении устава мистерий и при совершении их обязаны были надевать установленные простые и недорогие одежды и головные уборы, подробно описанные в уставе; женщины не должны были употреблять косметики, надевать золотые украшения и заплетать волосы. В праздник совершалась в строго определенном порядке торжественная процессия, участники которой подробно перечислены в уставе; посвященные девицы везли в процессии тележки с ящиками, в которых заключались таинственные святыни (armata epikeimena kistaV ecousaV iera mustika); в ней же вели животных, предназначенных в жертву богам, почитавшимся в мистериях: Деметре приносили в жертву супоросую свинью, Гермесу — барана, Великим богам — двухлетнюю свинью, Аполлону — борова, Агне — овцу. Кроме того, совершались особые очистительные жертвоприношения. Части жертвенных животных, не сожженные в честь богов, шли на приготовление «священной трапезы» (ieron deipnon), которая совершалась после жертвоприношений и в которой могли участвовать только жрецы, «святые» и артисты, участвовавшие в музыкальной части празднества; устройством трапезы заведовала особая qoinarmostria с несколькими помощницами. В уставе неоднократно упоминается некий Мнасистрат, передавший общине «ящик и книги» (tan kamptran kai ta biblia): вероятно, это были именно те таблички с начертанным на них уставом, которые были найдены в медном сосуде после освобождения Мессении. Мнасистрат был, по всей вероятности, потомок жреческого рода, отказавшийся от своих прав в пользу общины и за то получивший. от нее разные почести и привилегии, подробно изложенные в сохранившемся уставе.

 

149

 

В Лаконике мы лишь мимоходом упомянем Tainaria при храме Посейдона на мысе Тенаре и подробнее остановимся на спартанских праздниках. Из них наибольшего внимания заслуживают Karneia и Uakinqia в честь Аполлона, к почитанию которого древними ахейцами в г. Амиклах присоединились и дорийские завоеватели, считавшие этого бога покровителем всего своего племени.

Karneia был национальный дорийский праздник; он совершался в месяце KarneioV, который входил в состав большинства дорийских календарей и приходился на ближайшее время после летнего солнцестояния. Сохранившиеся известия об этом празднике скудны и темны; некоторые подробности относительно способа его совершения в Спарте сообщает Деметрий Скепсийский (писатель II в. до Р. X.), описание которого сохранилось у Афинея (IV, 141). Праздник продолжался 9 дней, от 7 до 15-го числа месяца, и представлял собою полную картину лагерной жизни. На девяти площадках в городе ставились палатки или шалаши (skiadeV), в каждом из которых помещалось по 9 человек, обедавших вместе и совершавших все действия по команде; на каждой площади помещались палатки трех фратрий (может быть, тождественных с обами). Из других свидетельств известно, что жрец, совершавший праздничные обряды, назывался aghthV, а для заведования ими избиралось по жребию на 4 года по пять холостых мужчин от каждой филы под названием Karneatai. Во время праздника устраивалось состязание в беге, при котором один участник убегал вперед, а остальные, называвшиеся stafulodromoi, старались его догнать, и если это им удавалось, то поимка принималась за хорошее предзнаменование, так как убегавший олицетворял собой хороший урожай. Этот обычай указывает на то, что первоначально Карнеи были праздником сельскохозяйственным (самое прозвание Аполлона KarneioV указывает на покровительство стад); но впоследствии воспоминания о древней лагерной жизни стали играть главную роль на празднике и вытеснили его первоначальное значение. Около 26-й Олимпиады (в 670-х годах до Р. X.) спартанцы ввели на этом празднике музыкальные состязания, в которых стали принимать участие лучшие артисты из всей Эллады. Как известно, спартанцы так высоко чтили этот праздник, что до окончания его не выступали в поход даже в особенно важных случаях.

Праздник Uakinqia относится к известному мифу о нечаянном убиении Аполлоном его любимца Гиакинта во время игры в диск. По толкованию большинства новых мифологов, в этом мифе олицетворено губительное действие солнечного зноя, представляемого Аполлоном, на весеннюю растительность, представителем которой

 

150

 

служит Гиакинт. Праздник совершался ежегодно в Амиклах, близ Спарты, в месяце, который в Спарте носил название EkatombeuV, а у многих других дорийцев — UakinqioV (по имени праздника), и соответствовал, вероятнее всего, аттическому Скирофориону *. Все празднество продолжалось три дня. Первый день был посвящен печали по Гиакинту, в знак которой при жертвоприношениях не надевались венки и не пелись пэаны, при обедах не подавались хлебы, а только лепешки, и во всем господствовала воздержанность (Афин. IV, 139). В этот же день приносили надгробную жертву Гиакинту, гробницу которого показывали под алтарем Аполлона в Амиклах. Второй день, напротив, был посвящен праздничному веселью: хоры мальчиков пели под аккомпанемент кифары и флейты веселые гимны в честь бога, к храму направлялась торжественная процессия, к которой присоединялись хоры юношей с песнями и танцами, а также молодые девушки в особого рода плетеных экипажах или на беговых колесницах; совершались игры и состязания, торжественные жертвоприношения и пиршества; граждане в плющевых венках угощали друг друга, даже рабы принимали участие в пирах, одним словом, везде царило веселье, и вся Спарта устремлялась на праздник в Амиклы, так что город в этот день оставался пустым. Что совершалось в третий день праздника, неизвестно; может быть, в этот день происходила церемония облачения статуи бога в новый хитон, который, по свидетельству Павсания (III, 16, 2), ежегодно приготовляли спартанские женщины. Праздник этот считался столь важным, что амиклейцы в военное время оставляли службу и являлись домой, чтобы принять в нем участие (Ксен. Греч. ист. IV, 5, 11).

Третий важный спартанский праздник назывался Gumnopaidiai; он совершался летом, вероятно, вскоре после Гиакинтий, в продолжение нескольких дней и был посвящен главным образом Аполлону, но также и другим богам, например, Дионису. Впрочем, в исторические времена религиозное значение праздника отступило на задний план, а на первый выступило чистое наслаждение красотою человечества, именно городского юношества. Это был ряд празднеств, во время которых спартанские мальчики, юноши и мужчины выказывали свое искусство во всевозможных гимнастических и орхестических упражнениях. В хоровых песнях прославлялись не только боги, но также и доблести храбрых граждан, особенно выказанные

__________

* См. мое сочинение «О некоторых эолических и дорических календарях», стр. 133 сл.

 

 
151

 

в битвах при Фирее и потом при Фермопилах. На время этого праздника спартанцы отказывались даже от своего обычного недружелюбия к иностранцам и гостеприимно принимали приезжавших, а к строгой музыке Аполлоновского культа примешивали более мягкие и веселые звуки вакхической музыки, которая со времени критского поэта и композитора Фалета нашла себе доступ в Спарту. Менее важные праздники, которых в Спарте было довольно много, мы можем обойти молчанием *.

Из праздников в других дорических городах Пелопоннеса упомянем о празднестве Геры в Аргосе, которое совершалось летом под названием Hraia или Ekatombaia. Гера была главной богиней в Аргосе (как Афина в Афинах); храм ее находился вне города, на границе с прежней Микенской областью. Праздник ознаменовывался торжественной процессией к храму в сопровождении граждан в полном вооружении, множеством жертвоприношений и состязаниями, состоявшими в метании копий на полном бегу в щит, служивший целью. Победитель получал в награду миртовый венок и щит; этот щит (aspiV ex ArgouV) упоминается у многих писателей и даже в пословицах. Во время процессии жрицы, имевшие жительство, по всей вероятности, в городе, отправлялись к храму в повозке, запряженной белыми быками (сюда относится известная легенда о Клеобисе и Битоне). После жертвоприношений мясо раздавалось гражданам (kreanomia), и устраивалось торжественное всенародное пиршество. Кроме этого праздника в Аргосе упоминаются и многие другие.

Город Эпидавр славился своим святилищем Асклепия, находившимся в прекрасной местности вне города (Lhssa близ нынешней деревни Лигурио). Здесь через каждые 4 года совершались Asklhpieia с торжественными гимническими и конными играми.

На острове Эгине ежегодно совершались мистерии в честь богини Гекаты, учреждение которых приписывалось фракийскому Орфею; к сожалению, их сущность и обрядовая сторона почти неизвестны. Кроме того, упоминается 16-дневный праздник в честь Посейдона; Плутарх (Греч. вопр. 44) говорит, что время праздника эгинеты проводили в молчании и печали; но с концом праздника было связано веселое празднество Афродиты. Затем на Эгине были праздники Hraia, Delfinia, Aiakaia и др.

В Коринфе главным празднеством после Истмий были Ellwtia в честь Афины с состязанием в беге с факелами, затем Eukleia в

__________

* О культе Артемиды Орфии в Спарте ср. ч. I, разд. II, гл. 11.

 

 
152

 

честь Артемиды, ежегодные умилостивительные жертвоприношения в честь Геры Акрейской (Akraia), роскошные праздники Афродиты и др.

В Сикионе были праздники Эвменид, Геракла (который там почитался как настоящий бог, а не как герой), Пифийские игры в честь Аполлона. Кроме того, там издревле пользовался большими почестями герой Адраст, культ которого изгнал впоследствии тиран Клисфен, учредив взамен культ фиванского героя Меланиппа, как об этом рассказывает Геродот (V, 67).

В Флиунте праздновались мистерии в честь Деметры по образцу Элевсинских, с той только разницей, что праздник совершался не ежегодно, а раз в 4 года, и что иерофант избирался не пожизненно, а на один только праздник. По преданию, мистерии принесены сюда из Элевсина героем Дисавлом, братом Келея (Павс. II, 14). В Лерне также упоминаются мистерии Деметры Лернейской (Павс. II, 36, 7). В Мегарах известны Дионисии, Фесмофории, праздник в честь Ино, которая здесь впервые получила свое божественное имя Левкотеи, игры в честь Apollwn PuqaeuV и в честь героев Алкафоя и Диокла.

L. Weniger, Der Gottesdienst in Olympia, Berl. 1884. — L. Jurgiewicz, De lovis Lycaei natura cognominisque huius ratione, Odessae 1867. - P. Welzel, De love et Pane dis arcadicis, Bresl. 1879. — W. Immerwahr, Die Kulte u. Mythen Arkadiens, Leipz. 1891. — V. Berard, De l'origine des cultes arcadiens, Par. 1894 (рец. G. Perrot в Journal des savants 1894 — 95). - S. Wide, De sacris Troezeniorum, Hermionensium, Epidauriorum, Upsala 1888. - S. Wide, Lakonische Kulte, Leipz. 1892. - P. Odelberg, Sacra Corinthia, Sicyonia, Phliasia, Ups. 1896. — M. Mayer, Mythistorien. I. Megarische Sagen в Hermes 27 (1891).

Издания Анданийской надписи: H. Sauppe, Die Mysterieninschrift aus Andania, Goetting. 1860 (перепеч. в Ausgew. Schriften, Berl. 1895); Le Bas-Foucart, Inscr. de Peloponnese, № 326 a; Dittenberger, Sylloge inscr. Graec. № 388; Michel, Recueil d'inscr. Grecques (Brux. 1898), № 694.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава