На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

113

 

§ 2. Олимпийский праздник

Он получил свое название от местности, в которой совершался, именно Олимпии, в Писатиде, одной из областей Элиды. Учреждение его приписывается разным мифическим героям, преимущественно Пелопу или Гераклу. Причиною того, что некоторые признавали Пелопа основателем праздника, служили высокие почести, воздававшиеся ему в Олимпии: по словам Павсания (V, 13, 1), здесь почитали его настолько выше других героев, насколько Зевса выше богов; считать же Геракла учредителем праздника побудило, вероятно, участие в нем дорийцев, переселившихся в Пелопоннес, по преданию, под начальством потомков Геракла. Затем праздник, как кажется, на некоторое время совершенно прекратился, именно до воцарения в Элиде царя Ифита, современника спартанского законодателя Ликурга. По словам Павсания (V, 4, 4), в то время Пелопоннес был раздираем междоусобиями; Ифит, обратившись к оракулу с вопросом о средствах к умиротворению раздоров, получил совет возобновить Олимпийский праздник и учредить в Олимпии культ Геракла, до того времени считавшегося там враждебным героем. Ифит, пригласив Ликурга к участию в исполнении этого совета, вместе с ним составил устав священного перемирия (ekeceiria), по которому во время праздника должны были прекращаться все враждебные действия против участвующих в нем, а вся область, в которой лежало святилище, как принадлежавшая богу и состоявшая под

 
114

 

особым его покровительством, делалась неприкосновенною для всех участников праздника, и все отправлявшиеся на него имели право свободного прохода даже через неприятельскую страну; в священную область никто под страхом проклятия не смел вторгаться вооруженною силою; дружественные войска, имевшие надобность пройти через нее, отдавали свое оружие на границе и получали его обратно при выходе из области. При наступлении времени праздника элейцы через послов (spondoforoi) оповещали о нем все греческие государства; в случае забвения каким-либо государством екехирии они имели право налагать на него денежный штраф и до уплаты его не допускать государство к участию в празднестве; это право было однажды применено к спартанцам.

Таков был устав перемирия, приписываемый Ифиту и Ликургу; он был начертан на медном диске, еще во времена Павсания (II в. по Р. X.) хранившемся в олимпийском храме и представляющем собою древнейший из известных нам греческих эпиграфических памятников (Павс. V, 20, 1). При входе в храм стояла статуя Ифита, увенчиваемая олицетворенной Екехирией (Павс. V, 10, 10). Хотя личности Ифита и Ликурга не могут быть названы вполне историческими, однако в предании об установлении екехирии можно признать достоверным участие Спарты и приобретенное ею влияние на играх; это был единственный случай расширения сферы ее влияния в Пелопоннесе мирным путем, а не силою оружия.

Мы не можем, конечно, шаг за шагом проследить постепенное возрастание значения Олимпийского праздника; во всяком случае в те времена, от которых до нас дошли более точные сведения, он является уже общеэллинским, большинство государств Эллады принимает в нем участие посредством посылки феорий, участники состязаний и зрители стекаются отовсюду *.

Со времени возобновления Олимпийский праздник был пентетеридою (pentethriV), т. е. совершался через каждые четыре года (в

__________

* В 1875 — 1881 гг. в местности Олимпии немецкой ученой экспедицией были произведены раскопки, увенчавшиеся блестящими результатами для науки: при них были открыты фундаменты почти всех олимпийских зданий, множество памятников искусства (между ними статуя Гермеса, изваянная знаменитым Праксителем), надписей и пр. Результаты раскопок публиковались в Archaologische Zeitung с 1876 г. и в великолепном издании «Ausgrabungen von Olympia». Ср. также A. Boetticher, Olympia, das Fest und seine Statte, 2 Aufl. Berl. 1886 и статью Л. Flasch'a «Olympia» в А. Baumeister, Denkmaler des klassischen Alterthums т. II.(Munchen u. Leipz. 1887).

 

 
115

 

начале и средине 8-летнего цикла из 99 лунных месяцев, распадавшегося на две неравные половины из 50 и 49 месяцев); он происходил в первое полнолуние после летнего солнцестояния и во времена своего высшего развития продолжался 5 дней; месяцы, в которые он приходился, носили в элейском календаре названия ApollwnioV и ParqenioV. Местом праздника была AltiV, священная местность на берегу реки Алфея, при впадении в нее ручья Кладея; из окрестных высот одна называлась Олимпом, другая, чаще упоминаемая, — холмом Крона (Kronion). Священная дорога в 300 стадий (около 50 верст) длиною соединяла эту местность с городом Элидою. AltiV была окружена стеною и застроена многочисленными святилищами, из которых кроме храма Зевса особенно замечательны были храмы Геры (Hraion) и Матери богов (Mhtrwon), кроме того, множеством алтарей, посвященных разным богам и героям, сокровищницами (qhsauroi), в которых хранились вклады разных государств, и пр. Главный храм Зевса, построенный в V в. до Р. X. элейским архитектором Либоном, представлял собою прекрасное создание дорического стиля, хотя и не столь совершенное, как афинский Парфенон. Он был peripteroV и имел 200 олимпийских футов длины, 86 футов ширины и 67 футов высоты. Крыша, состоявшая из мраморных плит, отделанных наподобие кирпичей, была украшена по углам стоявшими на треножниках позолоченными котлами, а на верху фронтона — позолоченною же статуею Победы. Рельеф переднего фронтона, работы художника Пэония, изображал Пелопа с Иномаем, готовых вступить в состязание, а на заднем фронтоне представлен был художником Алкаменом бой лапифов с кентаврами на свадьбе Пирифоя; на фризах передней и задней сторон храма изображены были подвиги Геракла. Внутри храма находилась колоннада, поддерживавшая галерею, с которой можно было смотреть на колоссальную статую Зевса, великолепное создание знаменитого Фидия. Бог был представлен в том величественном и могущественном виде, в котором он изображен в «Илиаде» (I, 528 сл.). Он сидел на троне из кедрового дерева, обделанном эбеновым деревом и богато украшенном золотом, слоновой костью и драгоценными камнями. Лик его и обнаженные руки, ноги и грудь были из слоновой кости, волосы и борода из чистого золота, глаза из драгоценных камней; из золота же был сделан украшенный изображениями животных и цветов плащ, ниспадавший с левого плеча на нижнюю часть тела бога, и обувь; на правой руке бог держал статую Победы из слоновой кости и золота, а в левой — скипетр, расцвеченный разными металлами и украшенный наверху золотым орлом (описание статуи см. у Павс. V, 11). О силе впечатления, производимого этой статуей,

 
116

 

одним из величайших созданий греческой пластики, свидетельствуют, между прочим, следующие слова Диона Хрисостома (I в. по Р. X.): «кто станет пред этим образом, тот забудет обо всем, что огорчает и терзает человеческую жизнь» (Речи. XII, 400 R). Неудивительно, что храм, вмещавший в себе такое сокровище, был предметом славы и гордости для всех эллинов, и что тот, кто не видал Олимпийского бога, считался несчастным!

Перед святилищами Пелопа и Геры, на одинаковом от обоих расстоянии, возвышался главный алтарь Зевса, подробно описанный Павсанием (V, 13, 5). Он был устроен, по одним сказаниям, Гераклом Идейским, по другим — местными героями, жившими на два поколения позже Геракла. Нижняя ступень его, называвшаяся proqusiV, была каменная и имела 125 греческих футов в окружности; к ней вели с двух сторон каменные лестницы (anabasmoi). На proqusiV возвышалась остальная часть алтаря, состоявшая из золы жертвенных животных, смешанной с водой реки Алфея, и имевшая 32 фута в окружности; к ней также вели anabasmoi. Высота всего сооружения достигала 22 футов. На proqusiV были сжигаемы части жертвенных животных кроме бедер, которые предавались сожжению на вершине алтаря. Вход на вершину был дозволен только мужчинам, тогда как на proqusiV могли всходить и женщины, и девицы. Для сожжения частей жертвенных животных употреблялись исключительно дрова из белого тополя, так как, по преданию, сам Геракл употребил их для сожжения первой жертвы в Олимпии.

Кроме торжественных жертвоприношений во время праздника, элейцы регулярно, по разу в месяц, приносили жертвы на всех алтарях богов и героев. Жертвоприношениями заведовали так называемые qehkoloi (по Павсанию один, по надписям — несколько); кроме их упоминаются: 2 или 4 manteiV, избиравшиеся из родов Клитиадов и Иамидов для гадания по внутренностям жертвенных животных, exhghtai, spondoforoi, spondaulai, mageiroV и xuleuV (дровяник), заботившийся о приготовлении нужных для жертвоприношений тополевых дров. Этот персонал, по свидетельству надписей, избирался на две смены: на праздник и на промежуток между двумя праздниками (metekeceiron), так что одни служили только один месяц, другие — 3 года и 11 месяцев; такая неравномерность службы легко объясняется тем, что во время праздника дел было несравненно более, нежели в промежуточное время.

Олимпийский праздник распадался на две главные части, — священнодействия и состязания; хотя первые, собственно говоря, составляли существенную часть праздника, а вторые служили только его украшением, но, очевидно, первые в самих эллинах возбуждали

 
117

 

гораздо менее интереса, нежели состязания, и потому очень мало нам известны. Разумеется, главные жертвы были приносимы Зевсу (bouqusia) не только распорядителями праздника и феорами других государств, но и участниками состязаний и зрителями; при этом, конечно, не были забываемы и другие боги и богини- Жертвоприношение Зевсу совершалось в первый день праздника, а со второго дня начинались состязания, сначала мальчиков, а затем взрослых.

Первым состязанием, быть может, даже единственным в течение нескольких Олимпиад, был бег (dromoV) на стадии, имевшем 600 греческих футов длины. Для каждого отдельного бега избирались по жребию из общего числа участников 4 лица, которые и должны были пробежать взапуски весь стадий перед глазами судей, сидевших на возвышенном полукружии у конца стадия; победители на этих отдельных бегах состязались потом друг с другом, и одержавший победу на окончательном состязании получал награду, как stadionikhV. Первым записанным победителем (в 776 г. до Р. X.) был элеец KoroiboV. В 14-ю Олимпиаду (724 г. до Р. X.) введен был двойной бег (diauloV), а в 15-ю Ол. — длинный бег (dolicoV). Участники состязаний сначала имели пояс на бедрах, но с 15-й Ол. вошло в обычай состязаться совершенно обнаженными. В 18-ю Ол. (708 г.) введены были борьба (palh) и пятерное состязание (pentaqlon), в 23-ю (688 г.) — кулачный бой (pugmh) и с 33-й Ол. (648 г.) — pagkration. В 65-ю Ол. (520 г.) был введен бег в доспехах (oplitwn dromoV), именно в шлеме и поножах и со щитом на руке, впоследствии же только со щитом, и притом сначала простой, а позже и двойной. Начиная с 37-й Ол. (632 г.) постепенно вводились отдельные состязания для мальчиков; позже всего был введен для них жхукрситюу, именно со 145 Ол. (200 г. до Р. X.).

Конные ристания (agwneV ippikoi) введены были в Олимпии с 25 Ол. (680 г. до Р. X.); сначала состязались только колесницы, запряженные четверкой взрослых лошадей (ippwn teleiwn или armatoV teleiou dromoV), которые должны были 12 раз обогнуть ипподром, что составляло, кажется, 24 стадия; с 93-й Ол. (408 г.) введены были состязания парных колесниц (ippwn teleiwn sunwriV), затем pwlwn arma с 99-й Ол. и sunwriV pwlwn со 128-й Ол. Состязания колесниц, запряженных мулами (aphnh), введены были с 70-й Ол. и существовали до 84-й Ол. Верховые скачки на взрослых лошадях (kelhV) введены с 33-й Ол. и на молодых — со 131-й Ол. Несмотря на то, что в Греции вследствие дороговизны содержания лошадей только богатые люди могли иметь их, в Олимпию всегда являлось много упряжек, так как хозяину не было надобности самому участвовать в ристании и даже присутствовать при нем, а между

 
118

 

тем награда присуждалась ему, вследствие чего посылали лошадей в Олимпию и цари, и тираны, и богатые гражданки.

К участию в состязаниях допускались только граждане эллинских государств, безукоризненной нравственности и не старше определенного возраста (proqesmia); варвары и рабы допускались только как зрители, но не могли участвовать в жертвоприношениях и состязаниях. Замужние женщины не допускались в качестве зрительниц и даже под страхом казни не могли переступать границу священной рощи в дни состязаний; в виде единственного исключения была допущена в качестве зрительницы элейская жрица Деметры Хамины, имевшая даже особое почетное место; девицам присутствие на состязаниях не возбранялось (Павс. V, 6, 5; VI, 20, 6).

Устройством состязаний заведовали и награды победителям присуждали так называемые «Эллинские судьи» (Ellanodikai), число которых в разное время было различно: сначала только один из рода Ифита, потом двое из всех элейцев, далее 9 и, наконец, 10; в IV в. до Р. X. в течение некоторого времени было по 12 и по 8 элланодиков. Эти перемены их числа ставятся в связь с изменениями числа фил, на которые делились элейцы. Элланодики избирались на одну Олимпиаду. Выбор производился так, что сначала народ большинством голосов избирал подходящих кандидатов в большем против потребного числе, а потом из этих кандидатов избиралось потребное число по жребию. Избранные в продолжение 10 месяцев изучали в Элиде в здании Ellanodikaiwn, под руководством особых «стражей закона» (nomofulakeV), все то, что относилось к их деятельности, и в первый день праздника давали клятву правильно исполнять свои обязанности. Для поддержания порядка во время праздника они имели в своем распоряжении известное число палочников (rabdoucoi или rabdoforoi, также mastigoforoi, alutai , под начальством alutarchV), которые по их приказанию подвергали провинившихся телесному наказанию. Атлеты за нарушение правил состязаний были наказываемы лишением венка или денежными штрафами, поступавшими в казну Зевсова храма *. Впрочем на приговор элланодиков можно было апеллировать в Олимпийский совет, который имел право штрафовать элланодиков за допущенные ими неправильности или злоупотребления.

Желавшие принять участие в состязаниях обязаны были заблаговременно заявлять об этом элланодикам и в первый день

__________

* В Альтисе у подошвы Кронова холма стоял ряд медных статуй Зевса (ZaneV), сооруженных на штрафные деньги (Павс. V, 21,2).

 

 
119

 

праздника давали торжественную клятву (перед алтарем Зевса Оркия в здании совета, стоявшем в Альтисе) в том, что кандидат — чисто эллинского происхождения и безупречного поведения, в течение, по крайней мере, 10 месяцев добросовестно готовился к состязаниям, .в которых намерен был участвовать, и обещает не допускать в состязаниях ничего недозволенного. За мальчиков давали клятву их отцы или старшие братья и учителя, под руководством которых они готовились к состязаниям. Приступавшие к состязаниям впервые обязаны были, кроме того, заниматься предварительными упражнениями в Олимпии в течение 30 дней, а мальчики и молодые лошади подвергались испытанию (dokimasia), имевшему целью устранить из их среды взрослых юношей и взрослых лошадей. Приготовление атлетов к состязаниям состояло, конечно, главным образом в постоянных упражнениях, а кроме того, в особой диете: они должны были есть как можно больше мяса (anagkifagia), воздерживаться от вина и пр.

В дни состязаний после торжественного жертвоприношения элланодики, одетые в пурпуровые платья и с лавровыми венками на головах, входили в сопровождении глашатаев и атлетов потаенным от зрителей входом на стадий и занимали отведенные для них места. По трубному сигналу глашатай объявлял о начале состязания и призывал состязающихся, к которым один из элланодиков обращался с краткою речью; затем атлеты поодиночке проходили по стадию, при этом глашатай объявлял собранию имя и родину каждого и спрашивал, не имеет ли кто обвинения против атлета в том, что он несвободен или недостоин участвовать в состязании. Затем жребий определял, кто с кем будет состязаться. Состязания происходили по группам (taxeiV), по три или по четыре; победители в отдельных группах состязались потом между собою, и тот, кто одерживал верх над противниками в этот раз, признавался победителем в данном виде состязаний. В тот день победитель обыкновенно не принимал больше участия в состязаниях, хотя бывали случаи, что один и тот же атлет в один день одерживал две или несколько побед, что считалось, конечно, большою честью и славой. Если состязающиеся должны были распределяться попарно, как, например, при борьбе и кулачном бое, то при нечетном числе их один оставался лишним и назывался efedroV; как кажется, атлеты, оставшиеся победителями при первом состязании попарно, потом должны были состязаться между собою, причем в их число входил и ефедр, и это продолжалось до тех пор, пока оставался один победитель; таким образом, ефедр, который выдерживал одним состязанием меньше, чем другие, имел более шансов на успех, и потому жребий ефедра всегда казался

 
120

 

завидным. Во время состязаний играли на флейте. Состязания взрослых происходили обыкновенно в следующем порядке: dolicoV, stadion, diauloV, palh, pugmh, pagkration и после конных ристаний pentaqlon.

По окончании состязания элланодики вручали победителю пальмовую ветвь * и приказывали вновь предстать перед ними в день торжественной раздачи наград. Победителем признавался и тот атлет, против которого не решался выступить ни один противник (nikh akoniti). Наградою победителю на всех национальных праздниках служили венки. В Олимпии венки стали даваться в награду с 7-й Олимпиады; они делались из ветвей дикой маслины (kotinoV), по преданию, впервые посаженной здесь Гераклом; ветви срезывал золотым ножом элейский мальчик благородного происхождения, имевший еще в живых обоих родителей (amfiqalhV paiV ); венки, украшенные белыми повязками, выставлялись сначала на медном треножнике, а позднее — на драгоценном столе работы художника Колота (Павс. V, 12, 3; V, 20, 1), в притворе храма Зевса. В день торжественной раздачи наград, при вручении каждому победителю венка, глашатай провозглашал во всеуслышание его имя и родину. Затем победители отправлялись в так называемое dwdekaqeon для жертвоприношений на 6 алтарях, из которых каждый был посвящен двум богам. При этом раздавались победные песни и старинный, сложенный Архилохом, гимн в честь Геракла и его родственника Иолая, с известным припевом: Thnella kallinike cair anax HrakleiV. Празднества в Олимпии заканчивались торжественным пиром, который элейская община давала победителям.

При возвращении на родину победителя ожидали еще более блестящие почести. Его родственники, друзья и весь родной город считали себя прославленными его победою перед лицом всей Эллады и выражали свою благодарность всевозможными средствами. Победитель въезжал в родной город в роскошной пурпуровой одежде на запряженной четверкой колеснице, в сопровождении родственников, друзей и сограждан, с радостью выходивших ему навстречу; случалось, что для торжественного въезда его в город разбиралась часть городской стены; по объяснению Плутарха (Симп. II, 5, 2), это делалось с целью показать, что город, имеющий подобных граждан, не нуждается в стенах для своей защиты. Шествие направлялось к храму главного городского божества, где победитель слагал свой венок на алтарь как победный дар. Затем устраивался пир, во время

__________

* Этот обычай существовал и на других национальных праздниках.

 

 
121

 

которого, как и раньше при шествии, раздавались торжественные гимны в честь победителя, исполняемые многочисленными хорами. Знаменитейшие поэты, как Пиндар, Симонид и Бакхилид, сочиняли такие гимны и прославили ими многих победителей. Такие празднества иногда повторялись в течение нескольких лет в годовщину победы. Кроме того, благодарные общины чтили победителей и другими наградами, например, денежными (в Афинах по закону Солона каждый олимпионик получал по 500 драхм, а победители на других национальных праздниках — по 100), проэдриею или почетным местом при всех празднествах и публичных зрелищах, пожизненным содержанием в пританее и статуями в общественных местах. Около 60-й Ол. (540 г. до Р. X.) олимпионики получили право ставить в самой Олимпии, для увековечения своей памяти, статуи в позе победителя с принадлежностями состязания (например, с гирями, диском и т. п.) и с соответствующей подписью, правильность которой контролировалась элланодиками; статуи иконические, т. е. с воспроизведением черт лица самого победителя, могли ставиться только после трех побед (Плин. Ест. ист. XXXIV, 9, 16). Еще во времена Павсания в Олимпии стояло более 230 статуй, уцелевших от грабительства римлян.

Важнейший труд: Curtius, Adiler, Treu, Dorpfeld, Dittenberger, Purgold etc., Die Ausgrabungen von Olympia, Berl. 1881 — 97. — J. H. Krause, Hellenica, II Th. 1 Bd: Olympia oder Darstellung der grossen olymp. Spiele, Wien 1838. — A. Boetticher, Olympia, das Fest und seine Statte, 2 Aufl. Berl. 1886. — H. Forster, De hellanodicis Olympicis, Lips. 1879. — Holwerda, Olympische Studien (I: Die Folgenreihe der Festspiele. II. 'EcpeSpricx. Ill: Pentathlon) в Archaol. Zeitung 1880 — 81. — Fr. Mie, Quaestiones agonisticae mprimis ad Olympia pertinentes, Rost. 1888. — Chr. Scherer, De Olympiomcarum statuis, diss. Gott. 1885. — O. Puchstein, Der Altar d. Olymp. Zeus в Jahrbuch d. K. Deutschen Arch. Inst. XI (1896).

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава