На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

99

 

Раздел IV. ВРЕМЕНА КУЛЬТА

ГЛАВА 13. Греческий календарь

Обращаясь в этом разделе к краткому обзору греческих праздников, мы должны предварительно познакомиться с употреблявшимися у греков способами времяисчисления, так как периодически повторявшиеся праздники естественным образом имели с ними тесную связь. Древнейшая религия, состоявшая в обожании сил и явлений природы, должна была обращать большое внимание на течение небесных светил, особенно солнца и луны, на смену времен года и пр. и наблюдать, чтобы религиозные торжества происходили периодически именно в те времена года, с которыми они были связаны первоначально *. Страх перед гневом богов требовал, чтобы жертвоприношения и другие богослужебные обряды совершались именно в те дни, в которые божества, по народному верованию, ожидали их, тем более, что в каждом месяце определенные дни были посвящаемы определенным божествам. Даже суеверие, издревле различавшее счастливые и несчастные дни для всяких занятий обыденной жизни, требовало большой точности во времяисчислении (Гес. Труды и дни. 765 cл. со схол. Прокла). Оракулы наблюдали за тем, чтобы жертвоприношения и празднества совершались в определенные месяцы, и за упущения налагали штрафы (Дем. Пр. Мид. 53). Огромное большинство названий месяцев в календарях разных греческих племен и государств было заимст-

__________

* Ср. Плат. Зак. VII, 809 d; Исокр. Ареоп. 30; Циц. О зак. II, 12.

 

 
100

 

вовано от божеств или таких праздников, которые совершались в эти месяцы. Наконец, следует отметить еще, что во многих государствах жрецы или магистраты по делам культа были эпонимами года. Все это указывает на тесную связь, в которой времяисчисление греков стояло с их религиозными учреждениями, а эта связь издревле заставляла их обращать большое внимание на точное урегулирование времяисчисления.

Само собою разумеется, что усовершенствование календаря шло медленно, с постепенным развитием астрономических и математических знаний. В древнейшие времена довольствовались, особенно в земледельческом быту, приблизительными определениями времени по восхождению и захождению небесных светил, состоянию растительности, перелету птиц и т. п. признакам. Гесиод советует начинать жатву при восходе Плеяд, пахоту — при захождении их (Труды и дни, 383), или когда слышен будет крик журавлей (ст. 448). Уже Гомеровские поэмы неоднократно упоминают о годах (.Ил. II, 329; Од. II, 175 и др.). Так как течение и фазы луны весьма легко поддаются наблюдению и прежде всего должны были обратить на себя внимание, то летосчисление по лунным месяцам и годам вошло у греков во всеобщее употребление и за весьма немногими исключениями сохранилось до времен христианства.

Лунный или синодический месяц (от новолуния до новолуния) имеет 29 дн. 12 ч. 44 мин 3 сек., стало быть, лунный год состоит из 354 дн. 8 ч. 48 мин 36 сек. и разнится от солнечного (заключающего в себе 365 дн. 5 ч. 48 мин и 17,8 сек.) на 10 дней и 21 час без нескольких секунд. Но точное исчисление минут и секунд при несовершенных средствах наблюдения могло быть сделано лишь весьма медленно, в течение многих веков. Первоначально довольствовались приблизительным определением лунного месяца в 29 или 30 дней и лунного года в 354 дня, но этот год так значительно отставал от солнечного, что уже по истечении короткого промежутка времени месяцы и праздники перестали бы соответствовать тем временам года, на которые они приходились первоначально. Поэтому явилась надобность найти способы возможно точного согласования или уравнения лунных годов с солнечными, и этот вопрос в течение многих веков занимал греческих астрономов. Обычный способ согласования состоял в том, что от времени до времени к обыкновенному лунному году прибавлялся тринадцатый вставной месяц (mhn embolimoV), так что год имел тогда 384 дня. Первоначально прибавляли этот месяц к каждому третьему году (triethriV). Несколько более точный способ уравнения приписывается афинскому законодателю Солону (Плут. Сол. 25; Цен-

 

101

 

зор. О дне рожд. 18, 2): он установил, говорят, восьмилетний цикл (oktaethriV), в котором вставной месяц прибавлялся в каждом 3-м, 5-м и 8-м году. Во времена Геродота этот способ уравнения лунных годов с солнечным был общепринят у эллинов, и Геродот уже отмечает его несовершенство сравнительно с египетским солнечным календарем: «Египтяне, — говорит он, — поступают лучше, нежели эллины; ибо эллины по истечении 2-х лет для согласования летосчисления с временами года прибавляют вставной месяц, а египтяне, считая 12 месяцев по 30 дней, ежегодно прибавляют сверх этого числа по 5 дней и круговорот времен года совершается у них в одно и то же время» (II, 4). Впоследствии греческие ученые или старались усовершенствовать октаетериду Солона (Клеострат, Эвдокс, Эратосфен и др.), или вводили новые системы уравнения. Так, современник Перикла Метон в 432 г. обнародовал новый способ уравнения, состоявший из 19-летнего цикла (enneakaidekaethriV) с семью вставными месяцами; этот способ во времена Диодора был уже в употреблении в большинстве греческих государств (Диод. XII, 36). В 330 г, астроном Каллипп, друг Аристотеля, обнародовал цикл из 76 лет, состоявший собственно из 4-х Метоновских циклов, по истечении которых нужно было пропускать (не считать) один день. Еще более точный способ уравнения был предложен около 126 г. до Р. X. астрономом Гиппархом: его цикл состоит из 304 лет и относится к Каллипповскому так же, как последний к Метоновскому, т. е. есть не что иное, как четыре Каллипповских цикла, по истечении которых следовало пропускать один день. Эти циклы, как слишком большие и сложные, как кажется, не были приняты греческими государствами для постоянного употребления. По-видимому, государства предпочитали в случаях замеченной неисправности календаря убавлять по одному или по нескольку дней (hmerai exairesimoi), или прибавлять их и затем снова пользоваться обычными способами уравнения (Циц. Пр. Верреса. II, 52).

По словам Плутарха (Сол. 25), еще Солон заметил, что конъюнкция (sunodoV) луны с солнцем не совпадает с концом последнего (30-го) дня месяца, а происходит в течение этого дня, и что, таким образом, часть дня до конъюнкции относится к старому месяцу, а часть после конъюнкции — к новому; поэтому последний день месяца был назван [hmera] enh kai nea. Но так как нельзя было начинать новый месяц с средины дня, то в календарях чередовались месяцы в 30 дней (mhneV plhreiV) и в 29 (m. koiloi); в последних конечный день приходился до конъюнкции, но все-таки назывался enh kai nea; первый день месяца всегда назывался «но-

 

102

 

волунием» (noumhnia), хотя бы приходился и после действительного новолуния *. Деления времени на недели с особыми названиями для каждого дня у греков не было. Дни только считались по отношению к месяцу, разделяясь на три десятка: первый десяток был временем настающего месяца (istamenou или arcomenou prwth, deutera и т. д. до dekath); следующие 2 дня назывались endekath и dwdekath, а остальные семь дней второго десятка считались по порядку с прибавлением слов «после десяти», т. е. trith и т. д. до ennath epi deka; 20-е число называлось eikaV, а с 21-го начинался новый счет дней убывающего (fqinontoV) месяца, но в обратном порядке, т. е. так, что предпоследний день месяца был deutera fqinontoV, 3-й от конца — trith fqinontoV и т. д., стало быть, в «полных» месяцах 21-е число было dekath fqinontoV, a в koiloiennath fqinontoV **.

Таковы были общие принципы греческого времяисчисления. Но в нем, как и во всех других проявлениях жизни, замечается стремление отдельных племен и государств к обособленности и самостоятельности: следуя этим принципам, каждое государство, а в некоторых странах (например, в Фокиде, Локриде, Фессалии) даже отдельные города или мелкие племена имели свои особые календари, различавшиеся друг от друга временем начала года, названиями месяцев, иногда системою уравнения и пр. Нужно заметить, что у древних авторов встречается очень мало сведений об этих местных календарях, за исключением аттического и македонского; в последнее время данные для их изучения значительно пополнились благодаря множеству вновь открытых надписей, но все еще далеки от желанной полноты и точности, так что лишь немногие календари могут быть названы окончательно восстановленными.

__________

* Вообще нужно заметить, что греки под именем noumhnia разумели не саму конъюнкцию, а первое появление серпа молодого месяца или просто первый день месяца.

** В афинских официальных документах при счете дней последней трети месяца иногда вместо fqinontoV встречается выражение met eikadeV (после 20-го); но счет при этом, кажется, остается такой же. В некоторых других календарях встречается подобный нашему счет чисел месяца с 1-го по 30-е. Поллукс (I, 63) приводит для второй декады название mesountoV (вместо epi deka); но в практике оно, кажется, не употреблялось. В афинской государственной жизни дни считались еще по пританиям (см. ч. I, разд. III, гл. 21, § 1).

 

 
103

 

Что касается начала года, то им служило обыкновенно первое новолуние после солнцестояний или равноденствий. Так, например, в Афинах год начинался после летнего солнцестояния (около средины июля, так что первый месяц их года соответствовал приблизительно 2-й половине июля и 1-й августа), в Спарте — после осеннего равноденствия, в Беотии — после зимнего солнцестояния, в Мегариде — после весеннего равноденствия и т. д. Названия месяцев, как уже было замечено, в огромном большинстве случаев были заимствованы от имен или прозвищ богов, или от какого-либо праздника, приходившегося на данный месяц. Можно предполагать, что первоначально у эллинов было четыре разных календаря: эолический, северо-дорический, южно-дорический и ионический, и что из этих прототипов путем постепенных изменений названий месяцев развились местные календари племен и государств, которые в исторические времена были чрезвычайно разнообразны. Названия месяцев в ионических календарях оканчивались обыкновенно на -iwn, а в других группах на -ioV, хотя были в этом отношении и исключения (например, название PanamoV или PanhmoV было, по-видимому, общим для всех групп, а названия на -iwn неоднократно встречаются в календарях эолической группы). В некоторых государствах, преимущественно союзных (например, у ахейцев, в Фокиде, Локриде и пр.), были в употреблении упрощенные календари, в которых месяцы различались просто по счету:mhn prwtoV, deuteroV, tritoV и т. д. Вставные месяцы обыкновенно помещались в конце первого или второго полугодия и назывались именем последнего месяца данного полугодия с прибавлением deuteroV или usteroV *.

В нижеследующей таблице сопоставлены с юлианским календарем наиболее известные календари из разных групп и, кроме

__________

* При разнообразии систем уравнения и пунктов начала года нисколько неудивительно, что между календарями разных государств было большое различие, месяцы одного календаря не всегда соответствовали одним и тем же месяцам другого и даже дни месяцев не совпадали. Так, например, у Фукидида аттическому Элафеболиону один раз (IV, 118) соответствует в Спарте Герастий, а через два года — Артемисий (V, 19). Еще нагляднее пример, приводимый Плутархом при определении дня Платейской битвы (Арист. 19): tauthn thn machn emacesanto th tetradi tou BohdromiwnoV istamenou kat AqhnaiouV, kata de BoiwtouV tetradi tou Panhmou fqinontoV. Сам Плутарх, обратив внимание на эту разницу, замечает: thn de twn hmerwn anwmalian ou qaumasteon, opou kai nun, dihkribwmenwn twn en astrologia mallon, allhn alloi mhnoV archn kai teleuthn agousin.

 

104

105

 

того, календарь македонский, который после Александра Великого был принят весьма многими азиатскими городами *. (См. таблицу)

Деление дня. Сутки (nucqhmeron) у древних начинались с заката солнца, так что состояли из ночи и следующего дня. Деление дня и ночи первоначально было только приблизительное; части дня различались по положению солнца, ночи — по течению звезд. Гомер знает деление дня на 3 части: заря или утро, полдень и вечер (essetai h hwV h deilh h meson hmar. Ил. XXI, 111). Впоследствии число таких делений было гораздо больше (см. Поллукс I. 68 cл.); чаще всего ночь делилась на три части, называвшиеся esperoV, mesai nukteV и orqroV, а день — на четыре: prwi, peri agoran plhqousan, meshmbria и deilh. Выражение peri agoran plhqousan, употреблявшееся в городском быту для обозначения времени от позднего утра (приблизительно с 9 часов) до полудня, было заимствовано от того, что в эти часы рыночная площадь была особенно переполнена народом. Философу Анаксимандру приписывается изобретение солнечных часов (gnwmwn), но во всеобщее употребление разделение суток на часы стало входить только после Александра Великого. При этом различались часы равноденственные (ishmerinai), из которых каждый составлял 1/24 суток и таким образом был равен нашему часу, и часы обыкновенные (kairikai), из коих каждый представлял собою 1/12 действительного дня и действительной ночи в продолжение целого года, так что летом дневные часы были длиннее, ночные — короче, а зимою наоборот. Для измерения времени употреблялись обыкновенно водяные часы (kleyudra).

Одной определенной эры для летосчисления во всей Элладе не было, и этим в значительной степени затрудняется ее хронология. Историки сперва вели летосчисление по поколениям, полагая по 3 поколения на столетие (Герод. II, 142), затем по царям, жрецам или ежегодно сменявшимся магистратам, бывшим эпонимами года **. Сицилийский историк Тимей, живший во 2-й половине IV и 1-й

__________

* В таблице каждый греческий месяц поставлен между двумя такими юлианскими, половинам которых он приблизительно соответствовал: так, например, аттический Gamhliwn соответствовал 2-й половине января и 1-й половине февраля и т. д.

** Вот как Фукидид (II, 2) определяет год начала Пелопоннесской войны: Epi CrusidoV en Argei penthkonta duoin deonta eth ierwmenhV kai Ainhsiou eforou en Sparth kai Puqodwrou... arcontoV AqhnaioiV. Затем он считает годы от начала войны, разделяя каждый год на летнее и зимнее полугодия (qeroV и ceimwn).

 

 
106

 

пол. III в., первый ввел летосчисление по Олимпиадам, т. е. четырехлетним промежуткам времени от одного Олимпийского праздника до другого, причем исходным пунктом был праздник 776 г. до Р. X., когда впервые был записан победитель в беге. С тех пор в Олимпии велся полный список победителей, хранившийся в гимнасии; всего было 293 Олимпиады до 394 г. по Р. X., когда Олимпийские игры по указу императора Феодосия были уничтожены. По примеру Тимея вели счет по Олимпиадам Полибий, Диодор, Дионисий Галикарнасский и др. Кроме того, в позднейшую эпоху в разных государствах было много местных эр, которые узнаются преимущественно из надписей.

Jos. Scaliger, De emendatione temporum, Paris. 1583 или Gen. 1629. — D. Petavius, De doctrina temporum, 2 т. Par. 1607, Antw. 1703. — H. Dodwell, De veteribus Graecorum Romanorumque cyclis, Oxon. 1701. — L. Ideler, Handbuch der mathematischen und technischen Chronologie, 2 т. Berl. 1825, 2-е изд. Breslau 1883 (капитальный труд). — Redlich, Der Astronom Meton und sein Cyclus. Hamb. 1854. — Л. Bockh, Zur Geschichte der Mondcyclen der Hellenen, Leipz. 1855. — Его же, Epigraphisch-chronologische Studien, Leipz. 1857. — Его же, Ueber die vierjahrige Sonnenkreisen d. Alten, Berl. 1863. — A. Faselius, Der attische Kalender, Weim. 1861. — H. Usener, Chronologische Beitrage в журн. Rhein. Museum т. 34 (1879). — Л. Mommsen, Chronologie, Untersuchungen uber das Kalenderwesen der Griechen, insonderheit der Athener, Leipz. 1883. — Ad. Schmidt, Handbuch der griech. Chronologie, herausg. von Fr. Ruhl, Jena 1888. — G. F. Unger, Zeitrechnung d. Griechen u. Romer в Iw. Muller's Handb. d. klass. Altertumswiss. 1 Bd., 2 изд. 1892. — О местных календарях: К. Fr. Hermann, Ueber griechische Monatskunde, Gott. 1844. — Th. Bergk, Beitrage zur griech. Monatskunde, Giessen 1845. — H. L. Ahrens, Zur griech. Monatskunde в Rhein. Mus. т. 17. — Л. Clodius, Fasti ionici, Halle 1882. — Латышев, О некоторых эолических и дорических календарях, СПб. 1883. — Е. Bischoff, De fastis Graecorum antiquioribus, Leipz. 1884. — О делении суток: Dissen, De partibus noctis et diei ex divisione veterum, Gott. 1836.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава