На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

90

 

ГЛАВА 12. Праздничные песни, пляски, игры и процессии

Познакомившись с главнейшими выражениями богопочитания древних эллинов, обратимся к таким проявлениям их религиозного настроения, которые или также входили в состав богослужебных обрядов, но не были их непременною, существенною принадлежностью, или просто считались действиями богоугодными и в качестве таковых являлись обычным препровождением времени в праздничные дни. Сюда принадлежат религиозные песни, пляски, торжественные процессии и, наконец, различного рода состязания.

Религиозные песни, содержащие в себе хвалу богов и героев (egkwmia) или обращенные к ним просьбы, наряду с молитвами составляли обычную принадлежность жертвоприношений. Их возникновение восходит к глубокой древности. Мифические певцы Олен, Лин, Памф, Орфей в предании являются первыми авторами религиозных песен; Мусей также считался автором одного гимна к Деметре *. В исторические времена в этом роде поэзии отличались Стесихор и Эвмел; Сократ, по преданию, написал гимн в честь Аполлона и Артемиды (Диог. Лаэрт. II, 5, 42). Особенного развития достигла религиозная поэзия в культе Аполлона; именно в Дельфах, по преданию, впервые стали раздаваться религиозные гимны, которые оттуда и распространились по

__________

* Павс. IX. 27, 2; 30, 12; VII, 21, 9; I, 22, 7.

 

 
91

 

всей Элладе. Слово umnoV было общим наименованием религиозных песен значительного объема, хотя в своем специальном значении оно обнимало только такие песни, которые исполнялись стоящим хором под аккомпанемент кифары. Специальными названиями песни различались частию по формам композиции, частию по способу исполнения, частию по божествам, в честь которых они слагались; однако границы разных видов не всегда являются строго определенными, и названия их были очень неустойчивы. DiquramboV первоначально принадлежал исключительно культу Диониса и отличался свободными ритмами и живым, часто даже энтузиастическим характером. Певцу Ариону приписывается искусственная обработка дифирамба для исполнения многолюдным хором, двигавшимся вокруг алтаря, на котором совершалось жертвоприношение (coroi kuklioi). Просюбих были песни, исполнявшиеся во время процессий и написанные в таком ритме, который наиболее подходил к мерному, торжественному маршу. Uporchmata назывались песни, сопровождавшиеся мимическими плясками соответствовавшими содержанию песни. Именем paianeV первоначально обозначались песни к Аполлону и Артемиде, выражавшие или мольбу об отвращении зол, или благодарность за оказанные милости; однако это название употреблялось и в более широком значении, обозначая песни в честь других богов, так что нельзя уже с точностью распознать, в чем состоял отличительный характер пэана. Они пелись при весьма разнообразных событиях общественной и частной жизни: на войне перед битвою, при отправлении флота в экспедицию, на пирах и пр. Есть много и других названий песен в честь определенных божеств, как, например, oupiggoV в честь Артемиды (по-видимому, от ее прозвища OupiV), iouloV в честь Деметры как подательницы жатвы (ouloV — сноп) и пр.* Некоторые из них, быть может, скорее принадлежали к классу народных песен религиозного характера, чем к гимнам, исполнявшимся при богослужебных обрядах. Вообще нужно заметить, что гимны пелись не только при жертвоприношениях и других религиозных обрядах, но и при разных других случаях, когда желательно было вымолить покровительство богов или поблагодарить их за ниспосланные милости. Быть может, каждый храм или, по крайней мере, важнейшие из них имели свои особые гимны с определенными напевами (nomoi). Религиозные песни исполнялись обыкновенно под аккомпанемент кифары или флейты ** целыми хорами или солистами (umnwdoi,

__________

* Поллукс. I, 38: Ai de eiV qeouV wdai koinwV men paianeV, umnoi, idiwV de ArtemidoV umnoV oupiggoV, ApollwnoV o paian, amfoterwn prosodia, Dionusou diquramboV, DhmhtroV iolouV ktl.

** Кифара была особенно употребительна в культе Аполлона, а флейта — в культе Диониса.

 

 
92

 

umnhtriai, umnhtrideV). Нередко выступало по нескольку хоров или солистов и исполнение принимало характер состязания, причем победители получали призы. Бывали также и состязания чисто музыкальные. Вообще музыка, подобно пению, составляла обычную принадлежность богослужебных обрядов, в особенности жертвоприношения, как это видно и из сохранившихся памятников искусства *. Музыкальные пьесы, исполнявшиеся при жертвоприношениях (prooimia, proaulia, pronomia), отличались строгою определенностью композиции, соответственно характеру каждого культа.

Мы уже заметили, что иногда хоры при исполнении гимнов совершали движения вокруг алтаря. Нередко эти движения принимали характер настоящей пляски, совершавшейся под такт пения и музыки. Такое соединение пения с пляскою часто встречается в эллинской религии, начиная с глубокой древности, и объясняется тем, что художественное чувство эллинского народа именно в пляске видело наиболее совершенное выражение того настроения, которое производила в человеке его близость к божеству при исполнении религиозных обрядов или вообще в праздничное время **. Пляска представляла собою гармоническое сочетание движений не только ног, но и всех частей тела, и обыкновенно имела мимический, подражательный характер (Плат. Зак. VII р. 795 е), выражавший значение праздника с наглядностью живой картины. Так, например, критские куреты в своих диких вооруженных плясках изображали средства, употребленные Реей для того, чтобы обмануть Крона и спасти ребенка Зевса от участи, постигшей его братьев (Страб. X, 470). Делосская пляска geranoV изображала выход Тесея из критского лабиринта после убиения Минотавра (Плут. Тес. 21; Поллукс IV, 101). Упоминаются также пляски, представлявшие Крона, пожирающего детей, Семелу, убитую молнией Зевса, приключения Диоскуров или безумие Эанта, причем подражание доходило до того, что исполнители пляски казались настоящими безумными (Лук. О пляске 83). Содержание плясок бралось обыкновенно из круга мифов, относящихся к данному культу; но в некоторых культах, особенно в Дионисовом, отличавшемся живым и веселым характером, предметом мимических представлений в плясках уже рано стали служить сцены из других мифов и даже из обыденной жизни, причем подражание еще усиливалось соответствующими представлению переодеваниями участников, и отсюда-то постепенно развились разные виды греческой драмы (см. ниже, отд. VI).

__________

* Были, однако, культы (например, в Афинах культ Эвменид), при которых пение и музыка совершенно не употреблялись.

** Подобное же значение имела пляска у древних евреев: вспомним пляску царя Давида перед кивотом завета.

 

 
93

 

Из плясок военного характера, совершавшихся в вооружении, заслуживает особенного упоминания purrich, встречающаяся довольно часто и во время праздников служившая предметом состязаний. Во время праздников женских божеств пляски исполнялись обыкновенно девицами.

Кроме вышеуказанных родов состязаний, тесно связанных с сущностью богослужебных обрядов, на греческих праздниках были весьма широко распространены состязания в различных телесных упражнениях, состоявших или в управлении конями и колесницами (agwneV ippikoi), или в разнообразных доказательствах физической силы и ловкости (agwneV gumnikoi от прилагательного gumnoV, так как участники состязаний являлись совершенно обнаженными). Эти состязания или игры не были простым развлечением, не имевшим ничего общего с религиозными обрядами; они входили в состав празднеств как их существенная часть и носили священный характер. Причина этого кроется в широко развитом эстетическом чувстве эллинов, в глубоком понимании ими всего прекрасного и изящного. Физическая красота, сила и ловкость казались им божественными дарами, и потому такие упражнения, в которых эти дары могли быть обнаруживаемы с особенною ясностью, представлялись им одним из наилучших способов выражать свое почтение к божеству и доставлять ему удовольствие; все, что служило развитию и увеличению красоты, принимало в их глазах божественный характер. «Нет высшей славы для человека, — восклицает Лаодамантв "Одиссее" (VIII, 147), — чем та, что он умеет действовать ногами и руками».

Самое учреждение некоторых игр возводили к богам и героям: так, Аполлон считался учредителем Пифийских игр, Геракл — Олимпийских; боги и герои, по преданиям, принимали участие в состязаниях, и почти каждый вид их имел в том или Другом герое своего совершеннейшего представителя. Кастор отличался в конном ристании, Полидевк — в кулачном бою, Калаис — в двойном беге, Геракл — в панкратии, Пел ей — в борьбе, Теламон — в метании диска, Тесей — в вооруженном бою. И помимо этих преданий мы имеем доказательства того, что возникновение игр восходит к глубокой древности: они неоднократно упоминаются уже в Гомеровских поэмах, хотя здесь не стоят еще в тесной связи с культом того или другого божества: одни состязания были устроены Ахиллом на тризне Патрокла (Ил. XXIII), другие — фэакийским царем Алкиноем в честь прибытия Одиссея (Од. VIII, 100 сл.). Наградой победителям служили здесь ценные призы (aqla), тогда как в исторические времена в большинстве случаев победители получали венки (agwneV stefanitai или stefanhforoi); впрочем, древние говорят, что в Дельфах и в Олимпии первоначально также выдавались ценные призы (Павс. X, 7, 3); в исторические времена рядом с agwneV stefanitai продолжали

 
94

 

существовать agwneV crhmatitai (или arguritai, qematikoi) с денежными наградами победителям, особенно часто встречающиеся в императорскую эпоху. Как известно, особенного развития достигла гимнастика у дорийцев, у которых она была краеугольным камнем в деле воспитания юношества. Первые победители на Олимпийских играх почти все были из дорийцев.

Что касается родов состязаний, то из числа конных Гомеровские поэмы упоминают только скачку на парных колесницах (sunwriV), к которой впоследствии были прибавлены разные другие виды (см. ниже); напротив, из гимнических состязаний в поэмах называются некоторые такие, которые позднее или совсем не были в употреблении, или встречаются лишь изредка, как например, вооруженная борьба (oplomacia, Ил. XXIII, 798 — 825), стрельба из лука и метание железных ядер (Ил. XXIII, 826 сл.).

В исторические времена главными видами гимнических состязаний были: бег, прыжки, метание диска и копья, борьба и кулачный бой, а кроме того, соединения двух или нескольких из этих видов — pagkration и pentaqlon. Бег (dromoV) в свою очередь подразделялся на несколько видов; простейшим и древнейшим состязанием был обыкновенный бег (stadion), при котором нужно было пробежать в перегонку определенное пространство, обыкновенно 1 стадий = 600 греческих футов (Gell. N. А. I, 1, 2), откуда и самое название этого бега; для юношей (ageneioi), мальчиков и девиц это пространство уменьшалось (Плат. Зак. VIII р. 833 с; Павс. V, 16, 2). В местностях, где игры периодически повторялись, устраивалось для бега особое, точно вымеренное ристалище, носившее также название stadion. Позднее введен был двойной бег (diauloV), при котором нужно было пробежать стадий от начала до конца и обратно, и длинный или продолжительный бег (dolicoV), участники которого (dolicodromoi) должны были несколько раз (от 7 до 12 и даже до 24) обежать стадий. С развитием военного искусства и ловкости был введен еще бег в вооружении (oplitwn dromoV; участники — oplitodromoi), существовал еще особый вид бега, при котором атлет становился на колесницу и затем, когда лошади были пущены вскачь, соскакивал с нее и состязался в беге с лошадьми (участники такого бега назывались apobatai, Плут. Фок. 20, или anabatai, Павс. V, 9, 2). Наконец сюда же принадлежит бег с факелами (lampaV, lampadodromia), совершавшийся во многих городах в праздники, посвященные богам света или огня (например, в Афинах в праздники Афины, Гефеста, Прометея и фракийской богини Бендиды); участники бега, держа в руках зажженные восковые факелы (которые легче могли гаснуть, нежели смоляные), должны были или добежать до цели, не погасив факелы (Павс. I, 30, 2), или, пробежав известное пространство, передать горящий факел другим свежим атлетам (Герод. VIII, 98 и мн. др.).

 
95

 

Прыжки (alma) совершались таким образом, что состязавшиеся становились на возвышение (bathr) и с него прыгали вдаль, причем обыкновенно не делали разбега, а только перед прыжком размахивали в руках свинцовые гири (althreV) для того, чтобы придать больший размах телу *. При этом или отмечалось бороздой (skamma) пространство, которое следовало перепрыгнуть, или измерялась длина прыжка каждого атлета. По свидетельству древних она достигала иногда 50 и даже 55 греческих футов.

Диском (diskoV) назывался металлический кружок, сплющенный по краям в виде чечевицы, цельный или просверленный посередине. При состязаниях, конечно, все участники брали диски одинакового веса (средний вес — около 5 фунтов). Они становились на небольшом возвышении (balbiV) и, размахнувшись изо всех сил (иногда для увеличения силы размаха употреблялся особый ремень, см. Евст. Комм. к Одисс. IV, 626), старались метнуть диск как можно далее вперед. Отмечалось только место первого падения диска на землю, на рикошеты не обращали внимания. С положением тела, принимаемым при метании, и способом размаха знакомят нас сохранившиеся античные статуи дискоболов.

Искусство метания копья (akontismoV) изучалось преимущественно для военных целей, но также входило и в состав праздничных состязаний. Копье обыкновенно метали в определенную цель, но иногда просто как можно далее вперед.

Борьба (palh) требовала наибольшего упражнения и потому составляла существеннейшую часть греческой гимнастики, тем более, что принадлежала к самым любимым видам состязаний. Она начиналась стоя (palh orqh ): борцы схватывались друг с другом и старались или повалить противника на землю, или обессилить крепким объятием, выворачиванием рук и т. п. Поваленный на землю мог все-таки продолжать борьбу до полного изнеможения; но кто был повален три раза сряду (triazein), тот должен был отказаться от дальнейшего состязания. Обнаженные тела борцов перед началом состязания намазывались маслом (aleifesqai) и посыпались мелким песком, от чего трудность борьбы значительно увеличивалась.

При кулачном бое (pugmh) руки бойцов для усиления ударов обвивались ремнями (imanteV, caestus), которые иногда снабжались еще металлическими пуговицами или шариками (sfaira или murmhx; ремни без этого тяжелого и опасного приспособления назывались мягкими, meilich). Увлечение бойцов сдерживалось предписаниями, по которым противники не могли таскать или обхватывать друг друга, или пускать в ход ноги. Удары направлялись преимущественно на

__________

* Несколько таких althreV сохранилось до наших времен, некоторые даже с надписями.

 

 
96

 

верхнюю часть тела противника, так что более всего страдали лицо, уши и зубы. Бой продолжался с промежутками до полного изнеможения одного из противников. Особенною ловкостью считалось, если боец доводил противника до изнеможения только тем, что парировал его удары, а сам не наносил их.

Pagkration называлось сложное состязание, состоявшее из борьбы с кулачным боем, а pentaqlon — соединение пяти видов состязаний, именно бега, прыжков, борьбы и метания копья и диска *, причем победителем обыкновенно признавался тот, кто одолевал противника по крайней мере в 3-х состязаниях, хотя иногда достаточно было и двух побед при известных условиях.

Древнейшим видом конных ристаний был, как мы уже заметили, бег колесниц, запряженных парою (sunwriV) взрослых коней (ippoi teleioi, adhfagoi). Колесницы, употреблявшиеся для ристаний, были двухколесные, открытые сзади и очень легкие, похожие на военные колесницы героических времен **. Для бега устраивалось особое ристалище (ippodromoV), которое колесницы должны были обогнуть несколько раз (в Олимпии 12 раз). В исторические времена особенно были в ходу состязания колесниц, запряженных четверкою (teqrippon zeugoV или просто arma) взрослых лошадей, а также и молодых (pwlwn arma), которые должны были, конечно, скакать меньше, чем взрослые; затем были состязания колесниц, запряженных мулами (hmionoi; четверка мулов называлась zeugoV onikon, запряженная ими колесница — aphnh), верховые скачки на взрослых (ippoV kelhV) и молодых лошадях (pwloV kelhV), ристания с соскакиванием с колесниц (kalph, Павс. V, 9, 2) и другие вариации. Вообще нужно заметить, что упражнения, требовавшие особого атлетического искусства и ловкости, были вводимы преимущественно в позднейшую эпоху и знаменуют собой выражение эллинской агонистики и извращение здравых взглядов на назначение гимнастических упражнений и их отношение к религиозному культу.

Публичные состязания являются значительным расширением первоначальных праздничных обрядов и нередко растягивали продолжительность праздника на несколько дней; но кроме них эллины имели и разные другие средства к увеличению блеска и пышности своих празднеств, к доставлению себе разнообразных праздничных удовольствий и к выставлению своих общественных и частных богатств напоказ иностранцам, посещавшим празднества. То глубокое эстетическое чувство, которым были проникнуты греки, их вкус ко

__________

* Состязания, входящие в состав пентатла, перечисляются в следующих versus memoriales. Симон. Эпигр. 155: alma, podwkeihn, diskon, akonta, palhn. Схол. Плат. Кратил. 384: palh, sigunnoV, alma, diskoV kai dromoV.

** См. ч. I, разд. I, гл. 2, § 2.

 

 
97

 

всему такому, что очаровывало взоры, увлекало воображение, производило энтузиазм, выставляло в особенно выгодном свете человеческую красоту, — все это имело могущественное влияние на внешние проявления их богопочитания. Их культ, мало-помалу теряя свою первоначальную простоту, стал соединяться с пышными и торжественными процессиями, ночными празднествами, веселыми пирами и всевозможными развлечениями.

Первоначальная цель всякой праздничной процессии имела тесное отношение к культу; это было торжественное шествие жрецов и жертвоприносителей, в котором приводились к храму или алтарю предназначенные для божества жертвы, приносились ему дары или какие-либо предметы, имевшие отношение к его почитанию; на такое назначение процессии указывает самое название ее pomph от глагола pempein (pempein bouV у Исокр. Ареоп. 29, mhlwn knisaessa pompa у Пинд. Ол. VII, 80); шествие сопровождалось песнями в честь богов, носившими специальное название prosodia. Но так как именно такие шествия являлись наиболее удобным случаем для обнаружения праздничного блеска и великолепия, то мало-помалу внешняя их сторона выступила на первый план. В них стали принимать участие целые хоры певцов и музыкантов, государственные магистраты и почетнейшие лица населения, эскорты вооруженных всадников и гоплитов и целые толпы народа, в том числе и женщины *. В процессиях стали носить не только предназначенные для божества дары, но и блестящую храмовую утварь, священные изображения, статуи и символы и т. д., и в некоторых случаях к торжественным процессиям сводилось все значение праздника. Празднества, привлекавшие многолюдные собрания народа для процессий и торжеств, назывались panhgureiV. Участники процессии обыкновенно имели на головах венки из растения, посвященного божеству, в честь которого совершалась процессия (например, плющевые в праздники Диониса, масличные в праздники Афины) **, а в руках иногда цветы или ветви растений; некоторые процессии и даже целые праздники отсюда получали свои названия (dendroforiai, qalloforiai, wscoforia).

__________

* Ср., например, описание процессии в праздник Cqonia в честь Деметры в Гермионе у Павc. II, 35, 5: ... Cqonia eorthn kata etoV agousin wra qerouV. agousi de outwV. hgountai men autoiV thV pomphV oi te iereiV twn qewn kai osoi taV epeteiouV arcaV ecousin, epontai de kai gunaikeV kai andreV. toiV de kai paisin eti ousi kaqesthken hdh thn qeon timan th pomph. outoi leukhn esqhta kai epi taiV kefalaiV ecousi stefanouV... toiV de thn pomphn pempousin epontai teleian ex agelhV boun agonteV dieilhmmenhn desmoiV te kai ubrizousan eti upo agriothtoV.

** В некоторых случаях, впрочем, право ношения венков принадлежало только жрецам или составляло особую привилегию (stefanoforia), даруемую в качестве награды или почетного отличия за заслуги.

 

 
98

 

Следует отметить еще так называемые qewriai или священные посольства, которые греческие государства посылали на важнейшие праздники других государств, связанных с ними узами племенного родства или политическими интересами. Для этой цели государство избирало одного или нескольких представителей (arciqewroi), которые и должны были от его имени принять участие в празднике жертвоприношениями и другими способами. Архифеоры при этом получали деньги на издержки от государства, но не щадили и своих средств для того, чтобы обставить свое участие в торжестве возможно большим блеском и пышностью. В Афинах архифеория для Делосского праздника была литургиею зажиточных граждан (см. ч. I, разд. III, гл. 25, § 3). Архифеоры брали с собой целые хоры певцов и музыкантов, богатые жертвы и пр. К ним присоединялись, иногда в значительном количестве, граждане, отправлявшиеся на праздник из религиозного чувства, любви к зрелищам или просто с меркантильными целями, и таким образом составлялись многолюдные и блестящие посольства *.

Библиографию сочинений, относящихся к древней музыке, дает S. Reinach, Man. de philol. II стр. 205. — Aem. Reisch, De musicis Graecorum certaminibus capita quattuor, Vindob. 1885. — G. M. Schmidt, Diatribe de dithyrambo, Berl. 1845. — Schwalbe, Ueber die Bedeutung des Paan als Gesang d. Apollinischen Cultus, Magdeb. 1847. — H. Flach, Der Tanz bei den Griechen, Berl. 1881. — M. Emmanuel, La danse Grecque antique d'apres les monum. figures, Paris 1896. — I. H. Krause, Theagenes oder wissenschaftliche Darstellung d. Gymnastik, Agonistik u. Festspiele d. Hellenen, Halle 1835. - Его же, Hellenica oder Institute, Sitten und Brauche der alten Hellas. I. Theil: Die Gymnastik und Agonistik der Hellenen, Leipz. 1841. — G. Lehndorff, Hippodromos. Einiges uber Pferde und Rennen im griech. Alterthum, Berl. 1876. - I. Bintz, Die Gymnastik der Hellenen, Gutersloh 1878. - L. Grasberger, Erziehung und Unterricht im klass. Altertum, 3 Band, Wursb. 1881. - Fr. Fedde, Der Funfkampf bei den Hellenen, Progr. Bresl. 1888. - E. Pollack, Hippodromica. Diss. Lips. 1890. — M. Faber, Zum Funfkampf d. Griechen в Philol. т. 50 (1891). - G. Kietz, Agonistische Studien. I. Der Diskoswurf bei d. Griechen, diss. Munch. 1892. — Haggenmuller, Ueber d. Funfkampf d. Hell., Progr. Munch. 1892. - К. E. Henrich, Ueber den Pentathlon d. Griechen, diss. Eriang. 1892. — S. Schiessling, Werthschatzung der Gymnastik bei d. Griechen. Progr. Mies 1892. — F. Mie, Zum Funfkampf d. Griechen в Neue Jahrb. f. Phil. т. 147 (1893).

__________

* Ср. у Плутарха (Ник. 3) описание посольства Никия на Делос.

 

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава