На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

58

 

ГЛАВА 7. Должностные лица по делам культа и храмовые служители

§ 1. Должностные лица

Кроме жрецов в собственном смысле, в греческих государствах встречается значительное количество должностных лиц, которые облечены были исключительно или преимущественно обязанностями, имевшими ближайшее и непосредственное отношение к религии и культу. Ввиду разносторонней важности религии для государственных и общественных целей, государство считало необходимым всегда держать под своим непосредственным надзором религиозный культ и по мере возможности удовлетворять его требованиям. Жрецы, как известно, руководили только священнодействиями, совершавшимися при отдельных храмах; стало быть, государству прежде всего нужны были лица, которые могли бы заботиться о таких жертвоприношениях и религиозных обрядах, которые совершались от лица государства не при храмах; такими лицами в древнейшие времена были цари, а затем ближайшие наследники их власти, т. е. высшие магистраты государства; но по мере того, как государства привлекали и храмовые культы в область своего ведения и участия, они стали ставить рядом со жрецами особых лиц для заведования храмами и их имуществами, так что в исторические времена Эллады в разных государствах мы встречаем под различными названиями большое количество лиц, исполнявших по назначению от государства те или другие обязанности, ближайшим образом связанные с культом.

На первом плане между такими магистратами должен быть поставлен царь, basileuV. После уничтожения царской власти в греческих государствах те обязанности, которые принадлежали царю, как представителю своего народа перед лицом божеств, обыкновенно переходили к высшим магистратам государства; но так было не везде: во многих места остях как бы для того, чтобы не обидеть богов отнятием тех почестей, которые им оказывал царь, его название было удержано и перенесено на особого, временного или пожизненного (как в Риме rex sacrificulus) магистрата вместе с религиозными обязанностями прежних царей, от которых, впрочем, такой царь-чиновник резко отличался тем, что был лишен всех прочих атрибутов царской власти; с другой стороны, он отличался и от жрецов, так как не служил при одном каком-либо святилище, а приносил от лица государства жертвы то тому, то другому божеству, или вообще заведовал государственным культом, причем имел также и юрисдикцию в судебных делах, имевших отношение к

 
59

 

культу. Замещалась эта должность или потомками прежних царских родов по праву наследства, или членами гражданской общины по выбору сограждан или по жребию. Последним способом избирался, например, в Афинах архонт-царь; кандидат на эту должность кроме общих для всех магистратов условий выбора должен был удовлетворять некоторым специальным требованиям; так, например, требовалось, что он был посвящен в Элевсинские мистерии, так как, не будучи посвящен, он не мог бы исполнять соединенную с его должностью обязанность заведования мистериями или иметь юрисдикцию в делах, относящихся к их нарушению. Кроме мистерий архонт-царь в Афинах заведовал Ленеями и Анфестериями (см. ниже в разд. IV), гимническими состязаниями с факелами (lampadodromia) и некоторыми издревле установленными жертвоприношениями (patrioi qusiai ), о которых мы не имеем ближайших сведений (Поллукс. VIII, 90; схол. Пл. Евтифрон. 2а). На его супруге (basilissa или basilinna) также лежали некоторые священные обязанности при совершении праздника Анфестерий (см. ниже, отд. IV, гл. 16, § 3). Кроме Афин магистрат, носивший имя «царя», существовал в Мегарах и мегарских колониях (по крайней мере, в Халкедоне и Херсонесе Таврическом), в Милете и его колониях (например, в Кизике, Ольвии), в Пергаме, Ассе, на островах Самофракии, Самосе, Хиосе, Аморге, Сифносе и пр. Иногда такие «цари» выбирались, как кажется, для совершения одного только жертвоприношения от лица государства (в Приене, Страб. VIII, 384).

Было в разных государствах Эллады много и других магистратов, имевших более или менее близкое отношение к культу. Правда, при небольших и бедных храмах вся забота о культе и обо всем к нему относящемся, — как, например, надзор за храмовыми зданиями, их имуществами и утварью, заведование устройством жертвоприношений, храмовыми угодьями и доходами и т. п., — могла лежать на самих жрецах, но в большинстве случаев, особенно при больших и богатых святилищах, часто посещавшихся богомольцами и обладавших большими имуществами и доходами, такие обязанности делились между несколькими лицами или коллегиями, которые, несмотря на свое прямое отношение к культу, строго отличались от жрецов в собственном смысле и принадлежали к числу государственных магистратов. Таких коллегий и отдельных магистратов было так много, деятельность их была так разнообразна и во многих случаях так мало нам известна, что подробный разбор ее не может иметь здесь места, и мы ограничимся только упоминанием о некоторых наиболее известных магистратах.

Важнейшие афинские магистраты, избиравшиеся для заведования делами культа, упомянуты в 1-й части нашего «Очерка» (разд. III, гл. 22, § 2). Из должностных лиц, существовавших в других эллинских государствах, прежде всего могут быть названы

 
60

 

ieromnhmoneV. Известно, что это имя носили представители народов, бывших членами Дельфийско-фермопильской амфиктионии, составлявшие совет для заведования религиозными ее делами *; но, кроме того, были в разных государствах и местные магистраты с этим именем (например, в Лакедемоне, Византии, Халкедоне, Кизике и др.); они заведовали обыкновенно внешнею стороною культа и иногда принадлежали к числу важнейших магистратов государства (например, в Византии, где иеромнемон был эпонимом года). Далее упоминаются попечители (epimelhtai) отдельных культов, в которых особенно заинтересовано было то или другое государство; казначеи храмовых сумм (ierotamiai или просто tamiai); храмостроители (naopoioi, newpoioi, newpoiai или napoiai) и храмовые стражи (ierofulakeV), заботившиеся об исправном содержании храмовых зданий и имуществ, особенно священных вкладов; приблизительно такие же обязанности имели ieropoioi, epimhnioi, ieronomoi, ierapoloi, ierarcai, epistatai и мн. др. Относительно некоторых названий нельзя даже определить с точностью, были ли носившие их лица настоящими жрецами, или государственными магистратами (например, ieroqutai в Акраганте и Сегесте).

A. Hauuette-Besnault, De archonte rege, Par. 1884. — G. Doermer, De Graecorum sacrificulis qui ieropoioi dicuntur, Argentor. 1883.

__________

* См. ч. I, разд. IV, гл. 27, § 1.

 

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава