На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

28

 

ГЛАВА З. Храмы

Когда эллины стали представлять себе богов человекообразными, у них сама собою должна была возникнуть мысль строить и для богов приличные и достойные их жилища. На значение храма как настоящего жилища богов указывает сама этимология слова naoV или newV (= жилище, от naiw). Постройка храмов началась у эллинов очень рано: уже в Гомеровских поэмах неоднократно встречаются упоминания о храмах, хотя настолько краткие, что по ним невозможно ясно представить себе тогдашнюю форму и величину храмов *. Но на основании некоторых свидетельств авторов можно думать, что в древнейшие времена жилищами богов считались просто деревья или их дупла. Каллимах в гимне «К Артемиде» (ст. 238) говорит, что древнейшая статуя этой богини в Эфесе была поставлена под буковым пнем (fhgou upo premnw). Еще во времена Павсания в Орхомене аркадском статуя Артемиды стояла в большом кедре (т. е., вероятно, в дупле этого дерева), почему и сама богиня называлась ArtemiV KedreatiV (Павс. VIII, 13, 2). О храме Аполлона в Дельфах тот же писатель рассказывает (X, 5, 5), что первоначально он был построен как бы в виде шалаша из лавровых ветвей, принесенных из Темп ейской долины; второй храм был построен якобы пчелами из воска и пчелиных крыльев и отослан Аполлоном к гипербореям

__________

* Так, поэт упоминает о богатом храме Афины в Афинах в Ил. II, 549, о «каменном пороге Феба Аполлона» в Пифоне (Дельфах) в Ил. IX, 404 и Од. VIII, 80, о храмах Аполлона и Афины в Илионе — Ил. V, 446, VI, 88 и 297, VII, 83. Постройка храмов представляется одним из важнейших действий при основании нового города в Од. VI, 10 или средством умилостивить разгневанных богов в Од. XII, 346. Из слов Аполлонова жреца Хриса в Ил. I, 39 видно, что храмы были крытые; в Ил. V, 448 упомянут aduton илионского храма Аполлона. В Ил. VI, 297 сл. рассказывается, как Гекаба с уважаемыми троянками отправилась по приказанию Гектора в храм Афины умолять ее о помощи; когда они пришли к стоявшему на акрополе храму, жрица Феанб отворила им двери, они с воплями воздели руки к статуе Афины, а Феанб положила на ее колени пеплос и обратилась к ней с молитвой. Это самое подробное описание храма в поэмах, но и оно недостаточно для того, чтобы можно было составить себе ясное о нем понятие.

 

 
29

 

(по другому преданию, он был сплетен из свежей горной травы), третий был медный, а четвертый — каменный, построенный мифическими художниками Трофонием и Агамедом и сгоревший в 548 г. до Р. X.

Само собою разумеется, что храмы строились чаще всего в таких местах, которые уже раньше по тем или другим причинам были освящены культом и в которых иногда уже стояли статуи и жертвенники. Нередко божество, по преданию, само указывало тем или другим способом место, на котором следовало воздвигнуть ему храм; этим объясняется тот факт, что храмы иногда строились вдали от всякого жилья, как, например, храмы на о. Эгине, на мысе Сунии и др. Если же нужно было построить храм в таком месте, которое раньше не считалось священным и не было прямо указано божеством, то при выборе его, как уже замечено выше, обращали внимание на то, чтобы оно было удобно, красиво, здорово и удалено от шума повседневной жизни. Подземным божествам строили храмы на равнинах, а для храмов, посвященных олимпийским богам, предпочитали места возвышенные. Если храм стоял в заселенной части города, то он все-таки не примыкал непосредственно к жилым строениям, а был окружен двором, который служил только священным целям и был отгорожен от неосвященного пространства (to bebhlon) стеною или оградою (erkoV, periboloV; последнее слово очень часто обозначает весь священный двор). В нем ставились статуи, плиты с надписями и разные приношения верующих; иногда здесь же строились жилища для жреческого персонала, а при храмах богов здравия — и помещения для больных, которые обращались в храм за помощью *. При больших храмах перибол занимал иногда значительное пространство, и внутри него, кроме главного храма, стояло по нескольку других, даже посвященных другим божествам; так, например, в периболе храма Зевса Олимпийского в Афинах, имевшем около 4-х стадий в окружности, находились храм Крона и Реи и temenoV богини Земли; по нескольку храмов находилось также в периболе Зевса в Олимпии, Аполлона в Дельфах и пр. Поселения при храмах иногда разрастались до размеров целой деревни или местечка.

Для входа в перибол устраивались обыкновенно одни только ворота (или калитка), при которых ставились сосуды с освященною водою (perirranthria или aporranthria). Все входившие должны были окроплять себя этой водой: это был символический знак чис-

__________

* См. ниже, разд. V, гл. 19, § 3.

 

 
30

 

тоты, которая требовалась от всякого приближающегося к святилищу. Само собой разумеется, что лица, считавшиеся чем-либо оскверненными, не могли входить в священную ограду и что, находясь в ней, люди должны были воздерживаться от всяких действий, которые могли бы осквернить их. Поэтому если в периболе находились человеческие жилища, то из них заблаговременно удаляемы были женщины перед родами, больные и старики перед смертью, так как акты рождения и смерти считались оскверняющими святыню. В случае же, если священное место, несмотря на предосторожности, было чем-либо осквернено, прибегали к очищениям, о которых мы скажем ниже.

В древнейшие времена храмы строились из различных материалов. Иногда храмом служила пещера или естественное углубление в скале; таков, например, был храм Аполлона на горе Кинфе на о. Делосе. Упоминаются далее храмы металлические или обитые металлическими (медными) листами, как, например, легендарный храм Аполлона в Дельфах или храм Афины Меднодомной в Спарте (Aqhna CalkioikoV, Павc. III, 17, 3). Были также храмы деревянные, представлявшие собою обыкновенную большую хижину, как, например, святилище Посейдона Гиппия близ Мантинеи, построенное, по преданию, также Трофонием и Агамедом *. Но в исторические времена храмы строились исключительно из камня и притом чем далее, тем просторнее и великолепнее, так что этот тип постройки, мало-помалу развиваясь и совершенствуясь, сделался высшим выражением греческого искусства; скульпторы и живописцы наперебой старались разукрашать жилище божества и делать из него вполне гармоническое целое.

Несмотря на все разнообразие позднейших храмов по виду и величине, их основная форма осталась неизменною; в каждой, самой сложной храмовой постройке было то, что составляло первоначальный, существеннейший элемент такой постройки, именно четырехугольная (обыкновенно продолговатая) комната или келья (shkoV, cella), служившая жилищем божества. Все видоизменения храмовых построек произошли оттого, что к этому главному святилищу стали пристраивать разные новые части, служившие или для красоты, или для практических целей и, стало быть, имевшие второстепенное значение.

Прежде чем приступить к описанию видоизменений этого простейшего типа храмовой постройки, необходимо заметить, что древний

__________

* Павс. VIII, 10, 2. Император Адриан для сбережения древнего святилища приказал заключить его в новый каменный храм.

 

 
31

 

храм служил не местом для собрания богомольцев (так как богослужебные действия совершались не внутри храма, а перед ним), а только жилищем божества, т. е., иначе говоря, хранилищем его священного изображения; поэтому при построении храма следовало иметь в виду не столько расширение этого главного отделения храма, сколько устройство помещения для хранения храмовой утвари, приношений и т. п., а также закрытого места, где богомольцы могли бы иметь убежище в дурную погоду.

Храмы строились не прямо на земле, а на фундаменте (krhpidwma), возвышавшем их над жилищами людей. Фундаменты имели обыкновенно по три ступени; но так как они часто были слишком высоки для того, чтобы можно было всходить по ним, то для входа делались в фундаменте лестницы с менее высокими ступенями. Число входных ступеней всегда было нечетное, для того, чтобы входивший в храм становился правою ногою на первую и на последнюю ступень, что считалось хорошим знаком. Вообще весь план храмового здания был исполнен глубокой символики и должен был наглядно выражать то предпочтение, которое храму подобало иметь перед жилищами людей.

Первое развитие простейшей формы храма состояло в прибавлении к целле паперти или предхрамия. Оно образовалось посредством продолжения двух продольных стен за поперечную; эти стены оканчивались в таком случае четырехугольными утолщениями — пилястрами (parastadeV, antae), a между ними с лицевой стороны ставились две колонны, поддерживавшие архитрав, соединявший боковые стены или пилястры. Таким образом получается форма «храма между пилястрами» (naoV en parastasi, templum in antis), причем между переднею стеной и колоннадою образуется притвор (pronaoV или prodomoV, см. ниже). Дальнейшее развитие архитектоники храма состояло в том, что передние стены с пилястрами не доводились до края фундамента, а перед ними оставлялось свободное пространство, на котором ставились еще две колонны, так что крыша и архитрав впереди поддерживались не пилястрами и двумя колоннами, а четырьмя отдельно стоящими колоннами, и паперть находилась между колоннадою и переднею стеною. Такой храм назывался «с колоннадой впереди» (prostuloV). Дальнейшим шагом вперед было подсказанное естественными требованиями симметрии устройство такой же колоннады перед заднею поперечною стеною храма, так что получался «храм с двумя колоннадами», amfiprostuloV.

Окружив далее храм колоннадою .со всех сторон, греческие зодчие получили такую форму его, которая наиболее удовлетворяла

 
32

 

эстетическому вкусу и потому получила наибольшее распространение. Такой храм называется «кругопапертным», peristuloV или peripteroV (pteron называлась окраина крыши, опиравшаяся на колоннады и прикрывавшая пространство между ними и стенами храма). Иногда шедшая кругом колоннада удваивалась и в таком случае получался naoV dipteroV. Встречаются также постройки, в которых вместо целых, отдельно стоящих колонн устроены полуколонны, выдающиеся наружу из стен храма и по своим размерам и размещению соответствующие самостоятельным колоннам; это naoi yeudoperipteroi, очень редко встречающиеся у греков, но довольно часто у римлян. Naoi yeudodipteroi имеют полную наружную колоннаду, но вместо внутренней — только полуколонны, причем, однако, пространство между внешним рядом колонн и стенами оставлялось настолько широкое, что в нем можно было бы поместить и внутреннюю колоннаду.

Кроме того, храмы по количеству колонн переднего фасада, которое всегда было четное, назывались tetrastuloi, exastuloi, oktastuloi, dekastuloi, dwdekastuloi. Число боковых колонн периптера было неопределенное, но чаще всего — одной больше двойного числа колонн фасада, следовательно, нечетное (угловые колонны входили в счет и с фасадов, и с боков).

Греческий храм обыкновенно представлял собою четырехугольник, длина которого была приблизительно вдвое больше ширины (круглые храмы в Греции были очень редки). Довольно плоская двускатная крыша образовала спереди и сзади треугольный фронтон, aetwma или aetoV (названный так по сходству с фигурой орла с распростертыми крыльями), поле которого покрывалось обыкновенно разнообразными скульптурными украшениями, сюжеты которых относились или к божеству, в честь которого был воздвигнут храм, или к деяниям народа, его воздвигнувшего. Так, на восточном фронтоне Парфенона в Афинах было изображено рождение богини Афины, а на западном — спор ее с Посейдоном. Верхушка и боковые углы фронтона часто украшались так называемыми akrwthria, т. е. площадками, на которых ставились статуи, вазы, треножники и т. п. Рельефными украшениями покрывались также фризы и архитравы, поддерживаемые колоннами *.

__________

* Мы не вдаемся в описание различий архитектурных стилей и мелких деталей построек, так как оно не входит в пределы нашей задачи. Для ознакомления со стилями и деталями построек могут служить сочинения по древней архитектуре.

 

 
33

 

Внутреннее расположение греческих храмов в общих чертах было следующее. Поднявшись по ступеням фундамента, богомолец вступал в притвор или предхрамие (pronaoV, prodomoV, pronhion), образуемое с передней стороны колоннадой, с боковых — продолжением капитальных стен святилища, с задней — поперечною его стеною; в нем хранились различные приношения верующих и священная утварь, для охраны которых между колоннами устраивались крепкие решетки. Из притвора двустворчатая дверь вела в главную часть храма, в которой стояла статуя божества и которая поэтому преимущественно перед другими считалась его жилищем; это naoV или shkoV (cella). Статуя (to edoV) ставилась прямо против входа на возвышенном пьедестале (baqron), иногда в особой нише (naiskoV), отделенной от остального пространства решеткою или занавесом. Обыкновенно храмы устраивались так, чтобы статуя была обращена лицом к востоку. Перед статуею стоял жертвенник для курений и бескровных жертв, а также столы для приношений. Целла получала свет через открытую дверь, но это средство было недостаточно для полного освещения, так что статуя пребывала в таинственном полумраке, способствовавшем усилению религиозного чувства в богомольцах.

Сзади целлы иногда устраивался задний притвор, opisqodomoV, служивший для хранения денег и драгоценных вещей и часто отделявшийся от остальных частей храма не колоннадою (как обыкновенно pronaoV), а сплошной стеной с плотно запиравшеюся дверью. Иногда и боковые портики служили не только местом для собраний богомольцев, но и для хранения даров. Здесь кстати заметим, что в храмах, как местах неприкосновенных и самой своей святостью огражденных от грабительских покушений, кроме собственных сокровищ нередко хранились значительные денежные суммы и драгоценности государств и частных лиц, особенно в храмах значительных, часто посещаемых и находившихся в больших торговых и промышленных центрах *. Афиняне хранили свою казну в опистодоме Парфенона, спартанцы — большею частию в Дельфах.

Выше было уже замечено, что греческие храмы не предназначались, подобно нашим, для одновременного собрания в них значительной массы людей. Большие праздничные жертвоприношения, для которых стекались иногда огромные толпы богомольцев, совер-

__________

* При некоторых наиболее богатых храмах для этих целей устраивались особые сокровищницы (qhsauroi), например в Дельфах и в Олимпии.

 

 
34

 

шались не внутри храмов, а перед ними, под открытым небом. Поэтому для прямых целей культа не было надобности в обширном пространстве — и мы действительно находим в Элладе очень маленькие храмы, как, например, храм Бескрылой Победы на афинском Акрополе перед Пропилеями. Только храмы, предназначавшиеся для тайных культов (мистерий), должны были иметь значительные размеры для того, чтобы во время праздничных собраний вмещать в себе всех посвященных. Так, в элевсинском храме Деметры и Коры предназначенное для посвященных пространство (mustikoV shkoV), по словам Страбона (IX, 395), могло вместить в себе столько зрителей, сколько любой театр, и произведенные там в 80-х годах раскопки подтвердили это. Однако и в числе храмов, не предназначенных для тайных культов, было немало таких, которые отличались весьма обширными размерами и недосягаемою высотою художественной композиции *.

Чаще всего, конечно, каждый храм принадлежал одному только божеству; однако немало было и исключений из этого правила, т. е. таких храмов, которые были посвящены нескольким божествам вместе. Эти общие храмы посвящались не только таким божествам, которые почитались не поодиночке, а группами, — как Музы, Эвмениды, Диоскуры, — но и другим, тесно связанным между собою, как, например, Деметре с Корой как матери с дочерью, Крону с Реей и Зевсу с Дионой или Герой как супругам, Аполлону и Артемиде как брату с сестрою (обыкновенно с ними вместе почиталась и мать их Лето); встречались также храмы, посвященные всем богам вместе, или такие, в главной целле которых имело статую и алтарь одно божество, а в боковых — другие (как у нас в церквах с несколькими приделами). Были и двойные храмы (naoi diploi) с двумя входами с противоположных сторон и двумя

__________

* Наибольшими размерами отличался знаменитый храм Артемиды в Эфесе, имевший 425 футов длины и 220 футов ширины; после пожара 356 г он был отстроен в тех же размерах и с таким великолепием, что причислялся к семи чудесам света. Храм Зевса Олимпийского в Афинах, начатый Писистратом и оконченный императором Адрианом, имел 354 фута длины и 171 фут ширины; от него сохранились по настоящее время фундамент и 16 колонн, замечательных своими громадными размерами и изяществом отделки. Храм Геры на о. Самосе, считавшийся самым большим при Геродоте (III, 60), имел 346 футов длины и 189 ширины, а афинский Парфенон — 228 футов длины и 101 фут ширины. Были и другие храмы весьма значительных размеров.

 

 
35

 

целлами. Почитаемые в одном храме божества назывались sunnaoi, sunoikoi или paredroi.

В некоторых храмах, кроме целлы, было еще особое «неприступное» место (aduton) или «святое святых», которое служило хранилищем древних, наиболее уважаемых изображений или символов богов и в которое входить имели право только жрецы, да и то не всегда, а лишь в определенные времена Иногда сама целла была aduton, как, например, в храме Геры в ахейском городе Эгии, где никто, кроме жрицы, не мог видеть статуи богини (Павс. VII, 23, 7), или в храме Афродиты в Сикионе, где созерцать статую и поклоняться ей можно было только от входа, а приближаться к ней было запрещено (Павс. II, 10, 4) Иногда aduton было под землею, например, в храме Посейдона на Истме, где, по преданию, был погребен Меликерт (Павс. II, 2, 1); такие подземные святилища носили специальное название megara. Иногда в aduta совершались древнейшие грубые формы культов, например, на Ликейской горе в Аркадии. Встречаются случаи, что и самые храмы были крепко заперты и открывались только в определенные времена, да и то не для всех поклонников, а только для жрецов или лиц, имевших какое-нибудь отношение к культу, как, например, в Афинах древний храм Диониса в Лимнах, в Тегее — храм Афины и др. Причины недоступности святилищ, конечно, не всегда возможно проследить, тем более, что уже и в древности ходили об этом разные сказания. Бывали также различные (то случайные или местные, то лежавшие в сущности данного культа) причины, по которым в известные священные места или никогда, или только при некоторых священнодействиях не допускались те или другие лица, сословия или племена. Так, например, в храм Афины на афинском Акрополе не допускались дорийцы (Герод. V, 72), в святилище Левкотеи в беотийском городе Херонее — рабы и этолийцы (Плут. Рим. Вопр. 16), в храме Геры в Аргосе не могли совершать жертвоприношения иностранцы (Герод. VI, 81); в лаконском городе Геронфрах во время ежегодного праздника Арея женщинам не дозволялось входить в священную рощу (Павс. III, 22, 5), и, наоборот, в лаконском же городе Брисеях в храм Диониса могли входить только женщины, совершавшие там таинственные обряды (Павс. III, 20, 4). Также исключительно женщины участвовали в празднике Фесмофорий в Афинах и т. д.

Убежища. Все священные места были неприкосновенны (asula), так как все эллины считали тяжким грехом оскорбление божества посредством отнятия или нарушения целости того, что составляло его собственность или было вверено его покровительству

 
36

 

и защите. Этим объясняется и вышеупомянутый факт, что государства и частные лица отдавали на хранение в храмы свои деньги и драгоценности, будучи уверены, что там они будут в наибольшей безопасности. На том же основании все лица, прибегавшие к храму, алтарю или статуе божества с мольбой о помощи и защите (iketai), считались неприкосновенными по крайней мере настолько, что силою оторвать их оттуда считалось святотатством. Раб, бежавший от жестокости господина, побежденный враг, желавший спастись от оружия победителя, обвиняемый в преступлении или даже осужденный, старавшийся избегнуть грозящего ему наказания, — все они могли, если только удавалось, прибегнуть к храму или алтарю под защиту божества; но относительно способов и пределов распространения этой защиты существовали различные определения. Некоторые святилища преимущественно перед другими пользовались правом защиты в самых широких размерах, так что всякий прибегавший к ним был в безопасности от своих преследователей во всем священном пространстве и мог оставаться в нем сколько хотел или сколько ему позволяли жизненные средства *. Пределы, в которых святилищу было гарантировано право защиты, иногда были очень широки: так, при храме Артемиды в Эфесе право защиты было распространено Антонием на целый окружающий его квартал, который вследствие этого сделался даже опасен для города, так как в него стали стекаться всякие злодеи в надежде на безопасность, вследствие чего Август принужден был отменить дарованную Антонием льготу (Страб. XIV, 641). Остров Самофракия, по словам Тита Ливия (XLV, 5), весь считался священным. Святилищ, пользовавшихся общепризнанным ** правом убежища и потому преимущественно перед другими называвшихся asula, много было в Элладе и в особенности в Малой Азии во времена

__________

* Так, например, спартанский царь Павсаний II после неудачной битвы при Галиарте бежал в святилище Афины Алеи в Тегее и провел в нем всю остальную жизнь (Плут. Лис. 30). Отец его Плистоанакт подобным же образом прожил 19 лет в святилище Зевса Ликейского, пока спартанцы не отменили постановленного против него решения и не призвали снова на престол (Фук. V, 16).

** Всеобщее признание за каким-нибудь святилищем права убежища достигалось путем формальных дипломатических сношений, как это можно видеть, например, из ряда сохранившихся эпиграфических документов, представляющих ответ разных городов на просьбу малоазиатского города Теоса о признании права убежища за его храмом Диониса. См. Le Bаs — Waddington, Inscr. d'Asie Mineure, №№ 60 — 85.

 

 
37

 

римских императоров, так что в царствование Тиберия римским сенатом были даже принимаемы меры к уменьшению их числа (Тац. Анн. III, 60 и IV, 14).

Святилища, не принадлежавшие к числу таких привилегированных убежищ, далеко не всегда были вполне надежною защитою для умоляющих. Нередко, в особенности во время усобиц и борьбы партий, которые так часто терзали греческие государства, почтение к святилищам забывалось, и умоляющие о защите иногда были жестоко и святотатственно отрываемы от самых алтарей богов. Общеизвестны избиение килоновцев, смерть Ферамена и другие примеры.

«Прежде чем перейдем к другому, представим себе еще раз изящный греческий храм. Через пышные пропилеи мы входим в священное место, отделенное периболом от остального света и людского движения. Посреди зеленых садов и благовонных рощ поражает нас божье жилище, окруженное изящными памятниками искусства и драгоценными приношениями набожных богомольцев. Огромные ступени возвышают его над землею, жилищем смертных; симметрически расставленные стройные колонны поднимаются к синему южному небу, подпирая своими нарядными капителями красивую крышу, искусные фронтоны которой красуются белыми резными работами, удачно представляющими целые сцены из отечественных сказаний. Вообразим себе, что стены, колонны, надстолпие и фронтоны, да и самая крыша, сделаны из белого мрамора, блеск которого в надлежащих местах ослаблен темными красками; вообразим себе фриз, украшенный выпуклою резьбою или блещущий позолоченными щитами; вообразим себе множество статуй, стоящих с обеих сторон у входа в притвор, красующийся дорогими изображениями, праздничными приношениями и драгоценною утварью, далее — богатство, представляющееся нашим глазам через открытые двери из внутреннего святилища, из коего глядит великий бог, любуясь жертвою, приносимою ему извне на высоком жертвеннике жрецом от имени всего собравшегося народа в то время, как вокруг слышны священные песни вдохновенного поэта — и мы должны сознаться, что не могло быть другого момента, который в большей степени возвышал бы душу греков к набожности и наполнял бы ее справедливою гордостью». (Велишский. Быт греков и римлян, стр. 26).

Общие сочинения по греческой архитектуре и об отдельных храмах указывают S. Reinach, Manuel de philologie classique т. 2, стр. 54 сл., или К. Sitti, Archaologie u. Kunst (в Iw. Muller's Handb. d. class. Altertumswiss.

 
38

 

т. VI, Munch. 1895), стр. 278, 365 и др. — На русском языке: A. A. Парланд, Храмы древней Греции, СПб. 1890. — В. К. Мальмберг, Метопы древнегреч. храмов, Дерпт 1891. — Г. Г. Павлуцкий, Коринфский архитект. орден, Киев 1891. - Об убежищах: Н, Wallon, Du droit d'asyle, Par. 1837. — P. Forster, De asylis Graecorum, Breslau 1847. — Jaenisch, De Graec. asylis, Gott. 1868. - В. Barth, De Graecorum asylis, Strassb. 1888.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава