На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

150

 

ГЛАВА 17. Развитие демократии от Клисфена до Перикла

§ 1. Реформы Клисфена

Самым важным из всех преобразований Клисфена было новое политическое деление государства. Солоновская реформа не коснулась древнего, освященного религией деления на 4 филы, члены которых связаны были в своих отношениях к государству древними преданиями фил, которые заставляли население тяготеть к знатным и богатым фамилиям, стоявшим во главе родов, постоянно находиться под их влиянием, и таким образом во многих отношениях тормозили развитие гражданской жизни, тем более, что афинскими гражданами могли быть только лица, принадлежавшие к филам по праву рождения или усыновления, и этим был закрыт доступ новых членов в гражданскую общину. Поэтому Клисфен ввел новое топографическое деление Аттики на демы, общее число которых в эпоху

 

151

 

Клисфена с точностью неизвестно (см. гл. 14). Название dhmoi и прежде принадлежало местечкам или околоткам Аттики, но со времени Клисфена они получили значение отдельных политических единиц. Соседство по месту жительства, вследствие сходства в образе жизни и занятий, общности интересов и частых сношений, естественным образом сплачивает население страны в отдельные группы, члены которых сочувствуют друг другу гораздо более, чем жителям другого околотка. Такою группою в Аттике и был dhmoV, состоявший из одного или нескольких местечек и деревень с принадлежавшими к ним землями и с населением, имевшим в них оседлость (таким образом дем приблизительно соответствовал нашей волости). Город Афины также был подразделен на демы и, таким образом, не имел одного общего городского хозяйства и управления. К каждому дему были приписаны те граждане, которые при введении нового деления имели в нем оседлость (без различия происхождения и сословия), и при этом приписаны раз навсегда и потомственно, так что если впоследствии какой-нибудь гражданин менял место жительства, то он все-таки продолжал числиться в том деме, к которому был приписан первоначально. Это прикрепление к дему видно, между прочим, в официальном обозначении гражданина, которое со времени Клисфена состояло из имени и отчества данного лица и названия (в форме прилагательного или наречия) дема, в списках которого оно числилось, например, QoukudidhV Olorou AlimousioV, DhmosqenhV DhmosqenouV PaianieuV, SwkrathV Swfroniskou Alwpekhqen. Граждане, приписанные к каждому дему, были все равны между собой и имели в деме некоторые особые права, не принадлежавшие гражданам других демов. Демы управлялись самостоятельно (посредством собраний и должностных лиц) во всем, что касалось их местных интересов и нужд, но были подчинены центральному правительству в тех случаях, где дело касалось общегосударственных интересов. Они заменили собой прежние навкрарии, которые, вероятно, были совсем уничтожены. Каждый дем был поставлен под покровительство особого божества или героя и назывался обыкновенно по имени поселения, служившего его центром. В нескольких случаях названия демов совпадали с названиями родов (Лакиады, Скамбониды и пр.); это объясняется тем, что некоторые из аттических местечек первоначально были населены членами одного рода. Но новое деление на демы было произведено совершенно независимо от родовых отношений граждан, так что члены одного рода могли принадлежать и к разным демам.

Таким образом, демы стали основными административными единицами в Аттике. Но их значительное число делало неудобными непосредственные сношения с ними центрального правительства и

 

152

 

распределение между ними государственных повинностей, а с другой стороны, отдельные демы или группы нескольких соседних демов могли быть склонны судить о государственных делах с точки зрения своих местных интересов и нужд, и таким образом явилась бы возможность существования местных партий, подобных прежним педиеям, паралиям и диакриям, то для устранения этих неудобств Клисфен установил более сложные политические единицы в числе 10, для которых удержал существовавшее уже название fulai. Но эти новые филы не имели ничего общего с прежними родовыми и были основаны на территориальном принципе. Каждая из них состояла из трех триттий (trittuV), представлявших собою группы демов, по всей вероятности, с приблизительно равным населением. Распределение триттий по филам было устроено так, что одна триттия каждой филы лежала в ближайшем соседстве Афин и отчасти в самом городе, другая — в приморской области, обнимавшей побережную полосу от границ Мегариды до пограничной с Беотией Оропии (за исключением части берега от Эгалея до Гиметта, причисленной к пригородной территории), и третья — в северной, гористой части Аттики. Таким образом была устранена на будущее время возможность возникновения местных партий, так как ни в одной филе не могло быть местных интересов, и были уравновешены все вообще жизненные условия новых фил: каждая из них обладала и частью городской и пригородной территории, и частью побережья, и частью более бедной северной полосы Аттики. Новые филы были поставлены под покровительство древних аттических героев и названы их именами: ErecqhiV, AighiV, PandioniV, LeontiV, AkamantiV, OinhiV, KekropiV, IppoqowntiV, AiantiV и AntiociV. (Статуи героев-эпонимов фил были поставлены в Афинах на площади около пританея; подле них выставлялись все объявления, относящиеся к государственным делам.) Граждане соединялись по филам для участия в государственной власти и вообще в политической жизни: так, по филам распределялись государственные должности, военная служба и пр. Прежние четыре филы, как учреждение исконное, освященное религией и прочно укоренившееся в народе, как кажется, не были формально отменены *, но, будучи лишены всякого политического значения, не имели уже никакого влияния в государстве; только фратрии и роды сохранили значение для права гражданства и семейного права. Устранив таким образом препятствия к допущению новых членов в гражданскую общину,

__________

* Так можно думать на том основании, что еще в IV в. до Р. X. в одной надписи упоминаются (fulobasileiV и fulobasilika crhmata (С. I. А. II, 844).

 

 
153

 

Клисфен принял в число граждан многих метеков, т. е. живших в Аттике иностранцев, не имевших прав гражданства, и даже отпущенных на волю рабов (Арист. Пол. III, 1, 10); введение этого нового элемента, чуждого старинным преданиям и воззрениям родовых граждан и жившего преимущественно торговлей и ремеслами, значительно укрепило демократическую партию и ослабило силы приверженцев аристократии.

Остальные реформы Клисфена стоят в связи с учреждением 10 фил. Так, в члены совета стали избираться ежегодно по 50 человек из каждой новой филы, вместо прежнего порядка избрания по 100 человек из 4 фил, так что число членов совета увеличилось на 100 человек и, стало быть, демократический элемент в нем усилился, и большее число граждан стало принимать участие в управлении. Совет был разделен по отдельным филам на комиссии, из которых каждая в составе 50 человек в течение известного периода времени (от 34 до 39 дней), по определенной жребием очереди, имела представительство и занималась текущими делами; члены комиссии носили имя prutaneiV, административный период времени — prutaneia. Из среды пританов ежедневно избираем был один эпистат (epistathV), который председательствовал в совете и народном собрании, а следовательно был как бы президентом всей республики. Председательство в совете и народном собрании, а также ключи от храмов Акрополя, в которых хранились государственная казна и архив, и государственная печать перешли к эпистату от архонта-эпонима, власть которого, так же как и прочих архонтов, подверглась ограничению. Впоследствии почти все военные, финансовые и полицейские должности исполнялись в Афинах коллегиями, состоявшими из 10 членов; это постоянно повторяющееся число, без сомнения, стоит в связи с числом учрежденных Клисфеном фил; но время учреждения большинства коллегий неизвестно с достоверностью. Самому Клисфену можно с уверенностью приписать только учреждение коллегии 10 приемщиков (apodektai) для заведования государственной казной; с его же времени, по всей вероятности, ведет свое начало коллегия 10 стратегов *, к которой перешло от полемарха заведование военными делами и предводительство войсками; сначала, впрочем, за полемархом оставлено было председательство в совете стратегов

__________

* Строго говоря, по свидетельству «Афинской политик» (22), совет вступил в свои права и стратеги стали избираться лишь через несколько лет после законодательства Клисфена (через пять или, по другому чтению, через восемь).

 

 
154

 

и командование войсками наравне с ними, но после Марафонской битвы полемарх уже не был командующим.

Было увеличено Клисфеном и значение народного собрания, которое стало собираться гораздо чаще, чем прежде, и получило значительно большее влияние на государственные дела.

Что касается способа замещения должностей, то "Афинская полития" Аристотеля (гл. 22) сообщает, что в 487 г. впервые после тирании * снова были выбраны жребием 9 архонтов из выбранных филами 500 кандидатов. Из этого обыкновенно выводят, что Писистратиды уничтожили Солоновский способ жеребьевки заранее избранных кандидатов и ввели простые выборы (что, конечно, гораздо более соответствовало общему духу их правления) и что этот способ не был затронут Клисфеном. Это весьма вероятно, если вспомним, что и сам Клисфен и его политический соперник Исагор возвысились благодаря поддержке партий. Но по словам Геродота (VII, 109), в год Марафонской битвы архонты были уже избраны по жребию. Последние, однако, по-прежнему были выбираемы только из класса пентакосиомедимнов, следовательно из людей зажиточных и более образованных.

Своими реформами Клисфен сделал народ совершенно независимым от аристократов; но демократии могла грозить опасность от сильных еще в то время приверженцев Писистратидов, которые разными происками могли добиться тирании. Для обеспечения народа от опасности со стороны предприимчивых честолюбцев Клисфен учредил суд черепков (ostrakismoV), посредством которого народное собрание могло приговаривать к изгнанию всякого гражданина, который приобретал слишком большое влияние и мог угрожать опасностью существующему государственному порядку **. Но первое применение закона об остракизме произошло, по Аристотелю, в 488 г., когда был изгнан родственник Писистратидов Гиппарх, сын Харма. В ближайшие годы изгоняли других их приверженцев. Вскоре, однако, стали применять остракизм при борьбе политических партий как средство придания решительного перевеса той из них, которая в данную минуту пользовалась сочувствием большинства, и ослабления другой посредством временного устранения ее предводителя; если два или несколько влиятельнейших

__________

* Epi Telesinou arcontoV ekuameusan touV ennea arcontaV kata fulaV ek twn prokrinqentwn upo twn dhmotwn pentakosiwn tote meta thn turannida prwton. oi de proteroi panteV hsan airetoi.

** Арист. Аф. пол. 22; пол. Ill, 8, 2 и 4. Подобное учреждение существовало и в других греческих государствах, например, в Аргосе, Мегарах, Сиракузах (petalismoV).

 

 
155

 

лиц являлись представителями различных партий и своими несогласиями задерживали правильное течение государственных дел, то народ удалял посредством остракизма того из них, политика которого казалась непригодною при данных обстоятельствах. Так, например, перед походом Ксеркса на Грецию Аристид и Фемистокл были в Афинах представителями противных политических партий. Зная эгоистические замыслы своего противника, Аристид восставал иногда и против таких его предложений, которые действительно клонились к благу народа. Ввиду предстоящей войны с персами Фемистокл убеждал афинян усилить флот, в котором он видел лучшее средство спасения от грозных врагов, а Аристид настаивал на увеличении сухопутного войска. Народ принял политику Фемистокла — и Аристид был изгнан остракизмом, не потому, чтобы он стремился к тирании (и не за справедливость свою, как рассказывается в анекдотах), а потому, что его политические убеждения шли в разрез с воззрениями сильнейшей партии, предводимой Фемистоклом, и что Аристид, оставаясь в городе, мог мешать осуществлению его планов. Битва при Саламине доказала справедливость выбора народа между этими двумя лицами. Но после отражения страшного врага, когда обстоятельства изменились, Фемистокл в свою очередь подвергся остракизму *.

Голосование при остракизме производилось тайно, и каждый гражданин мог писать на своем черепке чье угодно имя. Присутствуя на народном собрании и слыша споры предводителей партии, каждый легко мог видеть, кто из них вреден для государственного порядка, и написать на черепке имя того деятеля, политике которого он не сочувствовал. О процедуре и последствиях остракизма см. ниже в разд. III, гл. 21, § 2.

Аристократическая партия с Исагором во главе всеми мерами противилась реформам Клисфена и призвала на помощь царя спартанского Клеомена, известного противника демократии. Клеомен с войском явился к Афинам, требуя изгнания Алкмеонидов (следовательно и Клисфена), как несших на себе бремя проклятия богов. Клисфен, не имея достаточно сил для борьбы, должен был удалиться из Афин. Но вскоре, когда Исагор и Клеомен, упразднив совет 500 и осудив на изгнание 700 наиболее влиятельных демократов с семействами, задумали установить олигархическое правление из 300 членов с Исагором во главе, народ под предводительством членов упраздненного совета восстал, осадил Акрополь, в котором заперлись спартанцы и олигархи, и принудил их сдаться

__________

* Остракизм в этой стадии ere развития можно сравнить с переменою министерства в нынешних конституционных государствах Европы.

 

 
156

 

на капитуляцию, даровав спартанцам свободный выход из Аттики. Исагору удалось спастись, а его приверженцы подверглись казни. Клисфен и изгнанные демократы возвратились в Афины. Клеомен после того снова предпринял было поход в Аттику, но пелопоннесские союзники Спарты отказались поддерживать его, и таким образом, его замыслы не осуществились. Для Афин, освобожденных и от власти тиранов, и от неприятельских вторжений, наступила пора мирного внутреннего развития, которое вскоре было, однако, прервано на время тяжкой борьбой за свободу с грозными полчищами персов.

Л. Dietrich, Commentatio de Clisthene Athen. deque iis quae ille in republica instituit, Halle 1840; К. Lugebil, Ueber das Wesen und die historische Bedeutung des Ostrakismos in Athen (Jahrb. f. kl. Phil., Supplbd. 4, 1860); его же Историко-филолог. исследования, СПб. 1868 (отд. 2: Архонтство и стратегия в Афинах во время Персидских войн); Л. Hug, Studien aus dem klass. Alterthum, I, Freib. 1881; /. M. J. Valeton, De ostracismo в журн. Mnemosyne т. XV (1887); E. Szanto, Die kleisthemsche Trittyen. Hermes XXVII (.1892); H. Francotte, L'orgamsation de la cite Athenienne et la reforme de Clisthenes, Bruxelles 1893. Исследование М. С. Куторги, Критические разыскания о законодательстве Алкмеонида Клисфена (Пропилеи, т. III, ст. 161 сл.), устарело.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава