На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

141

 

ГЛАВА 16. Законодательство Солона и тирания Писистратидов

Солон в юности получил отличное по тому времени образование и отличался любознательностью и живым, пытливым умом. С молодых лет он должен был заняться торговлей для поправления своего состояния, расстроенного, как говорят, излишней благотворительностью его отца. «Торговые путешествия по Греции, в Египет

 

142

 

и другие страны, дали ему возможность расширить круг своих познаний и приобрести большой запас жизненного опыта. Глубокий и светлый ум, соединенный с поэтическим талантом, высокое благородство души, непоколебимая честность и горячая любовь к народу, выделявшая Солона из среды эвпатридов, доставили ему всеобщее уважение и почетное место в ряду семи мудрецов Греции.

В отечестве Солон приобрел значительное влияние во время предшествовавших смут, как более всех настаивавший на необходимости суда над Алкмеонидами и покаяния перед оскорбленными богами. Он сблизился с Эпименидом, который посредством религиозного и нравственного очищения Афин, по словам Плутарха, проложил дорогу к его законодательству. Отнятие острова Саламина у Мегар, последовавшее по побуждению и при участии Солона, еще более возвысило его значение и доставило ему всеобщее уважение.

Этому-то человеку, уже помогшему нравственному успокоению Афин и восстановлению их внешнего могущества, суждено было коренными реформами призвать к новой жизни потрясенное государство и положить прочное основание его организации, которая, с некоторыми позднейшими изменениями в демократическом духе, держалась во все время его независимого существования.

Законодательство Солона простиралось на все отрасли государственной и частной жизни Афинян.

Экономические реформы Солона. Приступая к реформам, Солон прежде всего обратил внимание на тяжкое экономическое положение беднейших классов народа и постарался облегчить его. С этой целью он провел ряд благодетельных для бедняков экономических мер, которые все вместе определялись в древности собирательным словом seisacqeia. (снятие бремени). Относительно сущности сисахфии у древних писателей встречается разногласие: большинство авторов, в том числе Филохор и Аристотель ('Aq. pol . 6), разумели под нею полную отмену всех существовавших долговых обязательств (crewn apokoph), тогда как Андротион и некоторые другие говорили, что сисахфия состояла в облегчении должников посредством уменьшения процентов и понижения ценности денег (Плут. Сол. 15). Современные ученые признают верным первое объяснение сисахфии. Предшествующее положение вещей было настолько ненормально, что без такой решительной меры невозможно было его исправить. Немногие богатые землевладельцы, раньше пользовавшиеся разорением и несчастием своей меньшей братии, конечно, должны были разориться при проведении этой меры, но зато громадное большинство вздохнуло свободно. При этом Солон освободил всех лиц, уже находившихся в кабале у своих кредиторов в Аттике, выкупил про-

 

143

 

данных за пределы ее, уничтожил закладные на поля и снял закладные столбы (oroi), означавшие, что известный участок земли находится в залоге за долги. На будущее время было воспрещено давать деньги «под залог тела», т. е. закабалять и продавать в рабство за долги (epi toiV swmasi daneizein). Для предупреждения скопления больших поземельных владений в одних руках был определен законом наибольший размер поземельной собственности частных лиц. В интересах неземледельческих классов был воспрещен вывоз естественных продуктов, кроме оливкового масла, благодаря чему цены на эти продукты на рынках должны были понизиться. Далее Солон изменил вес монеты, введя вместо пелопоннесско-эгинской (Фидоновской) системы эвбейскую, с более легкой основной единицей — драхмой (100 новых драхм = 73 старым). Целью этой меры было стремление освободиться от экономического влияния Мегар и Эгины, где существовала прежняя система, и примкнуть к обширной торговле Халкиды и Коринфа с их колониями.

Всеми этими мерами было в значительной степени облегчено положение должников и вообще бедного класса народа, и Солон мог со справедливою гордостью сказать в одном из своих стихотворений, что он освободил из рабства мать-землю, величайшую из богинь Олимпа *. Однако на первых порах ни бедные, ни богатые не были довольны его мерами: первые мечтали о полном уничтожении долгов, переделе земли и всеобщем равенстве, а вторым был нанесен значительный ущерб в настоящем и на будущее время отнята была возможность свободно жить за счет бедняков. «Тогда, говорит Солон в одном отрывке стихотворения, они мечтали о несбыточном, а теперь, разгневавшись на меня, все смотрят косо, как на врага» (Плут. Сол. 16). Нельзя не видеть, однако, что Солон своими мерами доставил большое облегчение тогдашним затруднениям народа и положил основание прочному экономическому порядку, основанному на уважении к правам собственности и труда.

Политические реформы Солона. В преобразовании государственного устройства Солон руководился убеждением, что участие в государственном управлении должно принадлежать не одним только аристократам, а всем гражданам, и притом сообразно с количеством недвижимого имущества и личными достоинствами каждого из них. Чем богаче был гражданин, тем больше имел он прав, но за то и тем больше должен был нести обязанностей. Таким образом, введенное Солоном тимократическое устройство было значительным шагом к демократии, так как предоставляло всем гражданам право участия в суде и народном собрании, выбора должностных

__________

* Bergk, Poetae Lyrici Graeci, Sol. fr. 36.

 

 
144

 

лиц и контроля их действий *, но только более богатые получили право на занятие государственных должностей и участие в совете, который стал теперь во главе правления. Для более точного определения прав и обязанностей граждан, Солон разделил их, независимо от существовавшего деления на филы и фратрии, на классы (telh, timhmata) по имуществу или, вернее, по ежегодному доходу с поземельной собственности, без различия знатности или незнатности происхождения **. Всего было установлено 4 класса: к 1-му (pentakosiomedimnoi) принадлежали те, которые получали ежегодного дохода с своих земель не менее 500 медимнов хлеба или столько же метретов жидких продуктов (вина или масла), или не менее 500 драхм деньгами (средняя ценность медимна = 1 драхме); ко 2-му — получавшие minimum 300 медимнов, каковое количество признавалось достаточным для того, чтобы содержать лошадь и служить в коннице, почему этот класс и назван был ippeiV; к 3-му (zeugitai) — получавшие minimum 200 или (по другим источникам) 150 медимнов; наконец, 4 класс, названный по большинству qhteV; (наемные рабочие), заключал в себе всех граждан, получавших менее 150 медимнов, или вовсе не имевших земли и занимавшихся торговлею и ремеслами. Таким образом, кто был богаче землею, тот и принадлежал к высшему классу ***; всякому было предоставлено право увеличивать свою поземельную собственность (до известного предела) покупкой или иным законным путем и, с увеличением собственности и доходов, переходить в высший класс. Количество движимого имущества и наличный денежный капитал не принимались в расчет, так что как бы ни был богат купец, хозяин корабля или ремесленник, он все-таки принадлежал к классу фетов, если не имел земли. Такое предпочтение, оказанное поземельной собственности в государстве, которое, так сказать, самой природой было предназначено для торгового и промышленного развития, может нам показаться несправедливым; но нужно помнить, что при Солоне торговля и промышленность Аттики еще только начинали развиваться; кроме того, признав за движимой собственностью или капиталами равноправность с недвижимой, Солон предоставил бы преобладающее влияние в государстве

__________

* Аристотель (Пол. II, 9, 4) считает эти права настолько необходимыми для народа, что без них он делается рабом и врагом: Solwn eoikh thn anaigkaiotathn apodidonai tw dhmw dunamin, to taV arcaV aireisqai kai euqunein. mhde gar toutou kurioV wn o dhmoV douloV an eih kai polemioV.

** Существование этих классов до Солона (см. разд. III, гл. 15, § 2) сомнительно.

*** По приблизительному расчету пентакосиомедимны имели не менее 20 десятин земли, всадники — 20 — 12, зевгиты — 12 — 6 десятин.

 

 
145

 

купцам, банкирам и ростовщикам, тогда как он хотел сохранить его за тем классом населения, которому оно принадлежало и раньше, т. е. за богатыми землевладельцами.

Только граждане 1-го класса имели доступ к высшим государственным должностям, именно к архонтату (и, следовательно, в Ареопаг) и к должности казначеев богини (Афины). Граждане первых 3-х классов имели право участия в государственном совете (boulh) и были допущены к должностям полетов, колакретов и в коллегию одиннадцати *; граждане всех 4-х классов участвовали в народном собрании и суде. В военной службе пентакосиомедимны и всадники служили в кавалерии и тяжелой пехоте, зевгиты — исключительно в тяжелой пехоте, а феты, только в необходимых случаях призываемые к исполнению воинской повинности, — в легкой пехоте и в военном флоте. Обязанности навкрарий также были урегулированы соответственно новому делению на классы.

Организация государственного управления подверглась существенным изменениям. Высшим правительственным учреждением стал совет (boulh) из 400 граждан первых 3-х классов, ежегодно избиравшихся по 100 из каждой филы. О должностной деятельности совета в первые времена его существования мы не имеем вполне достоверных сведений. Впоследствии деятельность его была, главным образом, пробулевтическая, т. е. на его обязанности лежало предварительное обсуждение всех государственных дел, прежде чем они доходили до народного собрания; кроме того, ему принадлежало управление финансами, надзор за действиями чиновников, имевших в распоряжении денежные суммы, и политическое представительство в сношениях с другими народами.

Чтобы не дать слишком усилиться ни народному собранию, которое могло быть склонно к нововведениям, ни совету, который мог подчиняться желаниям народа, Солон сохранил рядом с новым советом и существовавший уже совет Ареопага. Он по-прежнему был чисто аристократическим учреждением и имел строго консервативный характер. Солон оставил в его руках суд по делам о предумышленных убийствах и увечьях, поджогах и отравлениях ** и сделал его блюстителем неприкосновенности законов. Ареопаг имел право налагать штраф на должностных лиц, преступивших в чем-либо закон, и на всех вообще граждан за деяния, представлявшие нарушение общественного строя или общественной нравственности. Штрафные деньги он передавал казначеям богини на Акрополь, не сообщая им с кого

__________

* См. об этих должностях в систематическом обзоре афинского государственного устройства разд. III, гл. 22 и 25.

** О суде эфетов и ареопагитов см. ниже, разд. III, гл. 23.

 

 
146

 

и за что они взысканы. Кроме того, по крайней мере в более поздние времена, Ареопаг наблюдал за тем, чтобы не вводились новшества в религию, нравы и обычаи, преследовал граждан за праздность, роскошь и безнравственность, за оскорбление родителей и пр., наблюдал за воспитанием юношества, за общественными зданиями и училищами и за целостность священных оливковых деревьев (moriai), масло которых раздавалось как приз на панафинейских состязаниях. Таким образом, его судебная власть имела чрезвычайно широкие пределы.

Совет и Ареопаг были высшими государственными учреждениями, на которых, по словам Плутарха (Сол. 19), Солон как на двух якорях утвердил государство.

Граждане всех классов, достигшие 20-летнего возраста и не лишенные прав, участвовали в народном собрании (ekklhsia), которое избирало должностных лиц (по жребию из кандидатов, намеченных филами) *, контролировало их действия, определяло бюджет и налоги и решало вопросы о войне и мире, государственных союзах и договорах, после предварительного обсуждения их в совете. Таким образом, народное собрание было последней инстанцией для решения важнейших государственных вопросов и, следовательно, имело весьма значительную власть.

Солон предоставил гражданам всех классов известную судебную власть. Народный суд (hliaia) был высшею инстанцией для апелляции на приговоры должностных лиц (Плут. Сол. 18); но условия и обстоятельства этой апелляции неизвестны, равно как и самое число членов народного суда. Впоследствии, с развитием демократии, судебная власть народа все более расширялась, и в V веке получил уже окончательную организацию суд присяжных, которому стали подлежать почти все судебные дела.

Солону приписывается также как временная мера отмена состоявшихся до него определений о лишении гражданских прав и возвращение на родину изгнанников, за исключением приговоренных к изгнанию судом эфетов за убийство или стремление к тирании, а также принятие в число граждан изгнанников из других государств и переселенцев с целью упрочения нового законодательства и приобретения ему защитников против возможных уклонений от него со стороны аристократов, которые реформами Солона были лишены некоторых прав и преимуществ.

Кроме новой организации государственного устройства, несомненно принадлежащей Солону, приписывается ему целый свод законов

__________

* Аф. пол. 8: TaV d arcaV epoihse klhrwtaV ek prokritwn, ouV ekasth prokrineie twn fulwn.

 

 
147

 

религиозных и гражданских, относящихся к воспитанию, частной жизни и занятиям граждан (законы Драконта были им отменены, кроме относившихся к делам об убийствах); но в целом его законодательство до нас не дошло, так что определенно мы не можем сказать, принадлежат ли ему все законы, которые ему приписываются. Сверх того с развитием государственной жизни многие из его законов подверглись различным изменениям и пополнениям, так что дошли до нас не в первоначальной, солоновской форме.

Законы Солона были написаны (употребительным в то время способом письма boustrofhdon, в котором строки, шедшие слева направо и справа налево, чередовались между собою) на отдельных деревянных трехгранных призмах, вращавшихся на оси (axonteV; kurbeiV назывались, вероятно, их копии, вырезанные на камне), и поставлены на Акрополе, откуда впоследствии Эфиальт перенес их на площадь в здание совета, а еще позднее они были перенесены в пританей. При бывших потом переписках законов Солона сохранялось деление на аксоны как на главы: первый axwn заключал в себе законы Драконта об убийствах (С. I. А. I, 61), 16-й — постановления о жертвах (Плут. Сол. 23).

Из нашего краткого обзора Солоновского устройства можно видеть, что оно представляло собою сочетание демократических и аристократических элементов, взаимно ограничивавших и уравновешивавших друг друга *. В последующее время демократические начала все более и более усиливались, в ущерб аристократическим, и в половине V в. достигли полного своего развития.

В некоторых поэтических произведениях своих, сохранившихся до наших времен, Солон высказывает свои политические взгляды, объяснения реформ и отношения к ним современников. О своем политическом устройстве он отзывается в следующих словах (Плут. Сол. 18): «Я дал народу столько силы, сколько нужно, не отняв у него достоинства, но и не прибавив его. Я подумал и о людях влиятельных и богатых, чтобы и они не испытали ничего неприличного. Я стал, заслонив могучим щитом тех и других, не давая ни одним неправедной победы». В другом стихотворении (Плут. Сол. 14) Солон влагает на уста одного из своих порицателей следующие слова, показывающие отношение к нему современников, не понимавших его высоких нравственных принципов: «Солон не был глубокомысленным человеком и мужем совета и сам не принял пред-

__________

* Аристотель (Аф. пол. 9) говорит, что в законах Солона было три чисто демократических постановления: 1) отмена кабалы, 2) право всех и каждого вступаться за обижаемых, 3) и в особенности, право апелляции в народные суды (eiV to dikasthrion efesiV).

 

 
148

 

ложенного ему богом прекрасного дара *. Поймав много рыбы, он испугался и не вытащил сети, — у него не хватило ума и бодрости духа». Еще в одном отрывке Солон отвечает на такие порицания следующими словами: «Я нисколько не смущаюсь тем, что пощадил родную землю и не захватил тирании, которой запятнал бы и опозорил бы свою славу: я думаю, что моим настоящим образом действий более привлеку к себе сердца людей».

Тирания Писистратидов. Окончив дело законодательства, Солон убедился, что не мог всех удовлетворить своими преобразованиями; многие требовали изменений. Бедным казалось, что Солон оставил много прав аристократам, а последним — что он слишком усилил демос, а их собственные права ограничил и даже их самих подверг материальным лишениям, отняв заложенную землю и рабов-должников. Когда законы были утверждены, Солон взял с афинян слово ничего не изменять в них в течение 10 лет, чтобы дать им время прочнее утвердиться, а сам, под предлогом торговли, отправился путешествовать, чтобы издали следить за развитием общественной жизни в родном городе и избежать необходимости самому что-либо изменять в созданном.

После удаления Солона из Афин недолгое время сохранялось спокойствие. Борьба партий вскоре снова возгорелась с удвоенной силой, причем яблоком раздора теперь были высшие должности и в особенности влиятельный пост архонта. На пятый год после архонтства Солона (589/8) была первая в афинской истории анархия, т. е. выборы архонтов совсем не состоялись. То же самое повторилось еще через пять лет (584/3). Затем избранный в 583/2 г. архонт Дамасий противозаконно удерживал за собою власть в течение двух лет и двух месяцев, пока не был силою низвергнут (581 г.). После этой попытки Дамасия силой удержать за собою власть, попытки несомненно угрожавшей тиранией, сделана была уступка в пользу менее знатных и достаточных классов и на следующий год было избрано 12 архонтов: 5 из эвпатридов, 3 из агройков и 2 из демиургов. Долго ли продолжалось такое положение вещей, неизвестно. В это время в Аттике ясно обозначались три партии, интересы которых были различны. Это были педиеи, богатые жители равнинной части Аттики, представители родовой и землевладельческой аристократии, стремившиеся к восстановлению олигархии, паралии, приморские жители, к которым примкнули, вероятно, и мелкие землевладельцы, облагодетельствованные реформою Солона, и диакрии, жители горной части, самые бедные и потому наиболее склонные ко всяким пере-

__________

* Т. е. тирании, которой легко было достигнуть Солону при данных ему полномочиях и при расположении к нему народа.

 

 
149

 

воротам. Во главе их стал энергичный Писистрат, сын Гиппократа из рода Филаидов, прославившийся талантами полководца и отнявший у мегарцев гавань Нисею. При помощи диакриев Писистрату удалось захватить тиранию в 561 г. до Р. X. Достигнув верховной власти, он оставил в полной силе постановления Солона, но устраивал так, чтобы в совете и в коллегии архонтов большинство состояло из людей ему преданных и чтобы кто-нибудь из его семьи ежегодно занимал одну из высших должностей. Впрочем, ему не сразу удалось укрепить свою власть: известно, что он дважды был изгоняем из Афин и только после третьего захвата власти сумел удержать ее за собою до своей смерти (527 г.) и передать сыновьям. По словам Фукидида (VI, 54), Писистрат и его сыновья собирали 20-ю часть доходов с граждан, а по Аристотелю одну 10-ю, и эти деньги употребляли на содержание войска, возведение построек и устройство празднеств. Они старались различными мероприятиями возвысить земледелие и торговлю, заботились о порядке и благоустройстве в городе и во всей Аттике (Аристотель приписывает Писистрату учреждение судей по демам, oi kata dhmouV dikastai, покровительствовали наукам и искусствам, а чтобы обеспечить работой бедный класс, предпринимали различные постройки: так, Писистрат положил основание великолепному колоссальному храму Зевса Олимпийского (оконченному только римским императором Адрианом), построил на Акрополе храм Афины, впоследствии разрушенный персами, святилище Аполлона Пифийского и гимнасий в Ликее, отделал источник Каллиррою и пр.; так что Афины, до тех пор состоявшие из отдельных, беспорядочно лепившихся один подле другого кварталов, приняли вид правильно устроенного города и сделались центром греческой образованности. (При Писистрате были записаны в тщательно исправленном виде произведения Гомера.)

Писистрату наследовал старший сын его Гиппий, который продолжал править в духе своего отца с помощью брата Гиппарха, но уже с первых лет правления успел восстановить против себя граждан некоторыми проявлениями личного произвола. Когда же Гиппарх был убит Гармодием и Аристогитоном из мести за частное оскорбление (514 г.), характер правления Гиппия совершенно изменился: он казнил и подверг пыткам многих граждан, увеличил число своих телохранителей и возбудил к себе такую ненависть, что в 510 г. был низвергнут.

Правление Писистрата и его сыновей на полстолетие задержало развитие афинской конституции в демократическом духе. После изгнания Гиппия возобновилась борьба демократической и аристократической партий. Предводитель последней Исагор стремился к ниспровержению постановлений Солона и восстановлению существовав-

 

150

 

шего до него устройства, столь невыгодного для народа. Во главе демократов стал Алкмеонид Клисфен, человек пылкий от природы, ловкий и хорошо знавший свет; он поставил себе задачей спасти и упрочить Солонову конституцию и дать народу силу для борьбы с аристократами, для чего он считал необходимым предоставить ему больше свободы и устранить те средства, которыми знать поддерживала свое влияние на народ. Заручившись поддержкой народа и Дельфийского оракула, он в 508/7 г., в архонтство своего соперника Исагора, занимая, вероятно, должность фесмофета, успешно провел задуманные им государственные реформы, придавшие конституции Солона чисто демократический характер.

Кроме общих сочинений по греческой истории и древностям о Солоне можно указать: Schelling, De Solonis legibus apud oratores atticos, 1842; Dondorff, Aphorismen zur Beurteilung der Solonischen Verfassung. Berl. 1880; F. Cauer, Parteien und Politiker in Megara und Athen. Stuttg. 1890; В. Keil, Die solonische Verfassung in Aristoteles Verfassungsgeschichte Athens. Berl. 1892. — Э. Р. фон-Штерн, Солон и деление аттического гражданского населения на имущественные классы (в сборнике Caristhria в честь Ф. Е. Корша, М. 1896).

О Писистрате: В. Haenisch, De Pisistrati et Hippiae tyrannide. Halle 1862; С. Bethe, Athen unter der Herrschaft des Pisistratus und Hippias. Merseb. 1864; J. Toepffer, Quaestiones Pisistrateae. Dorp. 1886 (diss.); его же. Die Sohne des Peisistratos в журн. Hermes 1894.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава