На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

113

 

ГЛАВА 12. Военное дело в Спарте

Мы видели, что всё воспитание спартанское и узаконение относительно жизни граждан были направлены к тому, чтобы последние могли быть доблестными защитниками своего отечества и мстителями за нанесенные ему обиды; таким образом, правильная организация войска составляла существеннейшую задачу государственного устройства Спарты.

Войско спартанское (froura; первоначально это название принадлежало всему войску, впоследствии только действующей армии) состояло из спартиатов, периеков, неодамодов и илотов. Спарта очень щадила своих граждан, так как они были немногочисленны и их потеря всегда была тяжела для государства; поэтому главный контингент войска часто составляли периеки и илоты с небольшим лишь количеством спартиатов. Периеки и неодамоды служили или гоплитами, или легковооруженными (yiloi, gumnoi). Илоты служили обыкновенно легковооруженными и оруженосцами, по нескольку человек при каждом спартиате, но начиная с Пелопоннесской войны часто были привлекаемы и на службу в тяжелой пехоте. Кроме того, периеки и илоты служили мастеровыми (ceirotecnai) и при обозе.

Каждый спартиат с 20 до 60-летнего возраста был emfrouroV, т. е. обязан был по первому призыву являться на военную службу; но само

 
114

 

собою разумеется, что численность боевой силы зависела от обстоятельств и что не всегда все emfrouroi призывались на действительную службу, а обыкновенно только младший и средний возрасты (до 40 лет), старшие же лишь в случае крайности. При наборе войска эфоры всякий раз объявляли, какие возрасты призываются (frouran fainein ). Различным числом граждан, призывавшихся на действительную службу в каждом отдельном случае, объясняется, между прочим, разногласие авторов относительно численности отдельных тактических единиц спартанского войска. Кроме царей и их свиты (oi peri damosian), получавших содержание от государства, все прочие должны были сами заботиться о своем вооружении и Продовольствии.

Главную силу спартанского войска составляла тяжелая пехотa (oplitai). Показания авторов относительно ее состава и разделения не вполне согласны между собою; это объясняется тем, что хотя спартиаты вообще были консерваторами, но в военном деле, особенно в отношении устройства и разделения войск, они производили время от времени различные изменения, между прочим и для того, чтобы неприятели нелегко могли узнавать состав их сил, который они вообще тщательно скрывали.

Ликургу приписывается разделение спартанского войска на enwmotiai, triakadeV и sussitia (Герод. I, 65; ср. Полиен, Стрвт. II, 3, 11); но относительно численности этих отделений и их взаимных отношений у нас нет никаких сведений. Во времена Греко-персидских войн спартиаты и периеки составляли в войске отдельные отряды с особой организацией (Герод. IX, 10, 11, 28). Спартиаты делились, вероятно, на 5 locoi, из которых каждый имел особое название (схол. Аристоф. Лисистр. 454); каждым лохом командовал locagoV, но кроме того упоминаются и полемархи как командиры частей (Герод. VII, 173). В 425 г. спартиаты и периеки служили уже вместе, в одних и тех же лохах, число которых вследствие этого, конечно, должно было увеличиться (Фук. IV, 8 и 38).

В 418 г. в Мантинейской битве (Фук. V, 68) спартанское войско, кроме 600 скиритов, состояло из 7 лохов, из которых в каждом было по 4 penthkostueV, а в пентекостии по 4 enwmotiai. Лохи были построены в 8 шеренг по 448 человек в каждой *, так что в битве участвовали 3584 спартиата, составлявшие, по словам Фукидида, 5/6 всех тогдашних граждан. Полемархи не командовали

__________

* В каждой еномотии стояли, по словам Фукидида, по 4 человека в шеренге (значит, в 8 шеренгах было 32); помножив это число на 16 (число еномотий в лохе) и произведение еще на 7 (число лохов), получим 448.

 

 
115

 

здесь отдельными частями, а находились в свите царя-главнокомандующего и передавали его приказания начальникам отрядов. Каждым лохом начальствовал locagoV, начальниками пентекостий и еномотий были penthkonthreV и enwmotarcai, так что войско почти наполовину состояло из начальников различных рангов *, благодаря чему приказания главнокомандующего были исполняемы с величайшею точностью и быстротой.

В конце V и начале IV в. спартанская пехота, по показаниям Ксенофонта (Лак. гос. XI, 4 и в Греч. ист. в разных местах), делилась на 6 morai, из которых каждая состояла под командою полемарха и разделялась на 4 лоха, в лохе было по 2 пентекостии и в пентекостиях по 2 еномотии. Спартиаты и периеки и тогда служили в одних и тех же отрядах. Основания для распределения воинов по отрядам нам не известны; видно только, что родственники и сограждане не служили в одном и том же отряде, а были рассеяны по всему войску (например, амиклейцы, Ксен. Греч. ист. IV, 5, 10 и 11).

Вооружение спартанских гоплитов состояло из медного панциря, шлема, большого обитого медью щита с буквой L, длинного копья и короткого кривого меча (xuhlh).

Конница спартанская была незначительна и находилась в очень плохом состоянии. Гористая местность Лаконики мало благоприятствовала разведению лошадей и развитию кавалерийского искусства, да и сами спартиаты не любили кавалерийской службы, так что она проводилась обыкновенно такими людьми, которые не годились для службы в тяжелой пехоте (большею частью периеками); лошади доставлялись богатыми гражданами. Конница служила больше для караулов и рекогносцировок, в сражении же мало принимала участия. Первое упоминание о спартанской коннице относится к 424 г., когда было набрано 400 всадников para to eiqwV (Фук. IV, 55), так что раньше конницы, может быть, вовсе не было. В 394 г. общее число всадников достигало 600 человек. Тогда при каждой море пехоты находилась мора кавалерии, состоявшая, может быть, из 2-х взводов по 50 человек (oulamoV) и находившаяся под главною командою полемарха; ближайшим же начальником каждой моры был ipparmosthV **.

__________

*Scedon gar toi plhn oligou to stratopedon twn Lakedaimoniwn arconteV arcontwn eisi kai to epimeleV tou drwmenou polloiV proshkei. Фук. V, 66.

** О спартанской коннице ср. Ксен. Греч. ист. IV, 2, 16; 4, 10; 5, 11 сл. и особенно VI, 4, 10 сл.

 

 
116

 

При войске были еще некоторые особые отряды. Отборный отряд из 300 юношей, называвшихся ippeiV, под начальством 3 иппагретов, служил в качестве телохранителей царей; несмотря на свое название, этот отряд был пеший и становился в центре боевого строя; в мирное время он употреблялся для охранной службы и для почетного конвоя *. Скиритский лох (locoV skirithV) в сражении занимал почетное место и употреблялся для исполнения особенно трудных и опасных поручений: во время похода он шел впереди, обыкновенно начинал битву, подавал помощь теснимым и часто решал победу; обыкновенно он состоял из 600 воинов. Кроме того, при войске были вспомогательные отряды союзников; со времен Агесилая в спартанских войсках часто служили наемники.

При описании некоторых сражений авторы подробно перечисляют боевую силу Спарты. Так, в Платейской битве участвовали 5000 спартиатов, при каждом из которых было по 7 легковооруженных илотов, кроме того, 5000 тяжеловооруженных периеков со столькими же легковооруженными, так что все войско их простиралось до 50000 (гоплитов 10 000 и легковооруженных 40 000. Герод. IX, 28, 29). В сражении при Коринфе (394 г.) участвовало до 6000 спартанских гоплитов, 600 всадников, до 7500 союзников, 300 критских стрелков и 400 злейских пращников (Ксен. Греч. ист. IV, 2, 16).

При выступлении в поход царь совершал жертвоприношение Зевсу-Предводителю (aghtwr); на границах государства приносили снова жертву Зевсу и Афине (diabathria). При совершении обоих жертвоприношений жрецы совершали гадания по внутренностям жертвенных животных, и только в случае благоприятных знамений войско выступало в поход или шло далее. Особый «огненосец» (purforoV) при втором жертвоприношении зажигал с жертвенника священный огонь, который и поддерживался в течение всего похода (Ксен. Лак. гос. XIII, 2 — 5). Вообще спартиаты строго соблюдали предписания религии и считали грехом выступление на войну без соблюдения религиозных обрядов или во время праздников, особенно Карнейского.

Для лагеря старались выбирать место, укрепленное природою, или же окружали его рвом и окопами; помещались в лагере только спартиаты и периеки, илоты же, вследствие известной недоверчивости

__________

* Так, при возвращении Фемистокла из Спарты после Саламинской битвы отряд «всадников» в виде особой почести сопровождал его до границы. Герод. VIII, 124.

 

 
  117

 

к ним, располагались вне лагеря; конница помещалась на некотором расстоянии впереди лагеря и несла форпостную службу. Забота об устройстве лагеря лежала на начальнике обоза (arcwn twn skeuoforwn). Обыкновенные военные и гимнастические упражнения не прекращались в лагере и вообще лагерная жизнь почти не отличалась от городской; суровые требования дисциплины даже ослаблялись в лагере.

С детства ведомые к тому, чтобы быть доблестными воинами, спартиаты смотрели на битву как на праздник и готовились к ней как бы к пиру: все одевались однообразно в красные плащи, расчесывали и умащали свои длинные волосы и украшали венками шлемы. Утром в день битвы приносима была жертва Эроту и Музам, «первому потому, что победа основана была на единодушном действии друзей, соединенных узами любви, Музам для того, чтобы припомнить воинам те мысли о преданности отечеству, храбрости, самопожертвовании, которые им с детства были внушаемы песнями поэтов» *. В сражении царь стоял в центре боевого строя, окруженный свитою, которую составляли 2 эфора, полемархи, гадатели, врачи, музыканты, волонтеры (eqelousioi) и др. Пред самым началом сражения царь приносил еще козу в жертву Артемиде-Агротере и затем под звуки музыки, игравшей так называемый Касторов марш (to kastoreion), с пением боевой песни (embathrion), фаланга густо сомкнутыми рядами медленно, под такт марша и песни, выступала на неприятеля и старалась расстроить его ряды, иногда употребляя при этом различные ловкие эволюции и контрмарши (exeligmoi kai paragwgai). Редко выдерживали враги нападение спартанской пехоты, и до времен Эпаминонда она считалась непобедимой в открытом поле. Но осадного искусства спартанцы не знали, так что от них можно было долго отбиваться, запершись в городе. Не умели они и сами защищаться за стенами, которых, впрочем, и не имела Спарта, так как личная храбрость граждан должна была служить порукою в ее безопасности. Бегущего неприятеля спартиаты не преследовали далеко, чтобы не расстроить правильных рядов фаланги и чтобы неприятель скорее оставлял поле битвы, уверенный, что в бою со спартиатами это есть лучшее средство избежать смерти.

Если сражение оканчивалось победой спартиатов, то они собирали неприятельское оружие и из части его сооружали трофей (tropaion, от trepein) в знак того, что враги обращены в бегство, и вместе с

__________

* Страшкевич, Кр. очерк греч. древностей, стр. 243 (изд. 2).

 

 
118

 

тем в жертву богам, почему он считался священным. Добычей, поступавшей в собственность государства, распоряжался царь вместе с военным советом; часть ее всегда была посвящаема богам и употребляема обыкновенно на постройку или украшение храмов, — отечественных или дельфийского. Наградой отличившимся в битве служили венки, первые места на собрании и другие почести; павшие в бою были погребены с особенной торжественностью и почестями, тогда как трусы, бежавшие с поля битвы или пережившие поражение, подвергались атимии и всеобщему презрению: они теряли право занимать общественные должности и даже располагать своим имуществом, на праздниках должны были занимать особое презренное место; никто не хотел с ними обедать, заниматься гимнастикой или делиться огнем; на улице они должны были всем уступать дорогу, в собраниях даже перед младшими подниматься с места, носить особое платье, и всякий мог безнаказанно поносить и даже бить их. Никто не смел жениться на дочери труса или выдать за него замуж свою дочь. «Я нисколько не удивлюсь, — говорит Ксенофонт (Лак. гос. IX, 6), — что в Спарте предпочитается смерть столь бесчестной и презренной жизни».

Флот спартанский был незначителен и находился в жалком состоянии, хотя местность Лаконики и благоприятствовала развитию морских сил. В битве при Артемисии (480 г.) участвовало всего 10 спартанских судов, при Саламине 16, и если потом Спарта получила на время гегемонию на море, то только благодаря своему значению на суше. Несколько большим флотом владела Спарта во время Пелопоннесской войны, но и тогда он был сравнительно невелик: в 413 г. спартиаты могли выставить 25 судов, но больше этого количества, кажется, никогда не снаряжали на собственные средства. Экипаж состоял, главным образом, из илотов, десантное войско — из периеков. Морскую битву лакедемоняне старались обыкновенно превратить в сухопутную тем, что брали неприятельский корабль на абордаж и потом сражались врукопашную на палубе. Флот состоял под главным начальством наварха, при котором находился секретарь (epistoleuV), имевший иногда весьма большое влияние. Гавань для стоянки флота была в Гифии (Guqeion).

W. Rustow und H. Kochly, Geschichte d. Griech. Kriegswesens v. d. altesten Zeit bis auf Pyrrhos, Aarau 1852; H. Stein, Das Kriegswesen der Spartaner, Konitz 1863; H. Stehfen, De Spartanorum re mihtari, Greifsw. 1881; Ringalda, De exercitu Lacedaemoniorum. Diss. Groningen. 1893; Weber, De Gytheo et Lacedaemoniorum rebus navalibus, Heidelb. 1833.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава