На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава

 

 

68

 

ГЛАВА 8. Греческие колонии

§ 1. Общие замечания о колонизации

Значение колонизации. Перевороты, изменившие вид всей Греции после Троянской войны, подали повод к возникновению целого ряда греческих колоний, и в последующие века число их, по разным причинам, все увеличивалось. Едва ли какой-нибудь другой народ в древности, за исключением финикиян, основал такое множество колоний почти во всех частях известного древним мира, как эллины. Колонии способствовали распространению греческой культуры на весь древний мир, и некоторые из них достигли такого величия и могущества, что далеко оставили за собою свои метрополии. Их цветущее состояние являлось плодом того свободного и самостоя-

 

69

 

тельного развития, которое отличает греческие колонии от римских, служивших большей частью лишь средством утверждения римского владычества в завоеванных землях. Предприимчивость и энергия колонистов в связи с богатством превосходных местностей, избиравшихся обыкновенно для поселения, способствовали быстрому развитию их материального благосостояния, вследствие которого развивалось и умственное образование, занятие искусствами и науками. Особенно расцвели эолийские и ионийские колонии в Малой Азии, которым Эллада обязана началом развития поэзии, пластических искусств и философии. В политическом отношении колонии способствовали распространению демократических начал, так как здесь легче сглаживались сословные различия и потомки древних родов не могли сохранять того значения и авторитета, которыми пользовались в метрополиях. Вообще в колониях легче устранялись все предания, нравы и обычаи, не соответствовавшие новым условиям быта.

Причины колонизации заключались вообще в стремлении греческих племен к улучшению своего быта: или побежденные, не желавшие подчиняться победителям, отправлялись искать счастья в чужих землях, или партия недовольных существующими порядками оставляла отечество, чтобы избавиться от притеснений (например, спартанские парфении), или само государство выселяло излишек народа для предотвращения бедности или внутренних раздоров и партий, или старалось путем колонизации доставить верные убежища торговым кораблям в отдаленных и негостеприимных морях, познакомиться с богатствами других стран с целью их эксплуатации или, наконец, открыть новый рынок для сбыта своих произведений. Поэтому-то все колонии основывались на берегах и нередко имели упорных врагов в жителях внутренней части страны, так что некоторые из них сильно страдали в войнах и даже делались их жертвой; однако в большинстве случаев колонисты побеждали туземцев, скоро и прочно вкоренялись на новой родине и быстрыми шагами шли к высокому культурному развитию. В великом деле колонизации участвовали все греческие племена, но наибольшее участие в нем принимали ионийцы, это по преимуществу подвижное племя, обладавшее способностью быстро осваиваться всюду, куда бы оно ни являлось.

Основание колонии. Соответственно различию поводов к выселению и самые способы основания колоний (apoikia) бывали различны. Прежде всего для этого, как и для всякого важного предприятия, считался необходимым совет оракула, без которого желавшие переселиться не смели оставить навсегда родную землю, святыни и кости предков. Чаще всего обращались к Додонскому

 

70

 

и Дельфийскому прорицалищам, которые иногда вместе с одобрением намерения давали полезные советы и указания, так как жрецы, имея частые сношения и с греками и с другими народами, обладали большими географическими сведениями. Контингент переселенцев составлялся или из тех лиц, которые были вынуждаемы к переселению политическими обстоятельствами, или, если колония основывалась от лица государства, из тех, которые заявляли властям о желании переселиться (С. I. А. I, 31 = Ditt. Syll. 12; I. Gr. ant. 321; Фук. I, 27). В последнем случае иногда были приглашаемы к участию дружественные государства (Фук. III, 92; Диод. XII, 10). Предприятием руководил oikisthV, который или был указываем самими обстоятельствами, или назначался государством и получал неограниченные полномочия. Колонисты, отправляемые по распоряжению правительства, получали грамоту, в которой изложены были указания относительно устройства колонии и отношения ее к метрополии *. Отыскание удобной местности для поселения, если она не была указана в самой грамоте, предоставлялось предводителю. Овладев этой местностью, колонисты строили город и при помощи комиссии землемеров (gewmoroi, С.I.А. I, 31) делили землю на равные участки, выделив предварительно священные участки для богов (Диод. XII, 10). Некоторые колонии (как, например, ахейские в южной Италии, затем Сиракузы, Кирена, Византии, Гераклея Понтийская и критские города) захватывали себе значительные области и обращали их туземное население в периеков. Иногда же дружественные туземцы были принимаемы в гражданские общины колонистов, и таким образом получались колонии со смешанным населением (например, в Сицилии, Фук. VI, 17). Политическое и религиозное устройство новой государственной общине давал oikisthV. Обыкновенно колонисты удерживали у себя племенное деление гражданства, существовавшее в метрополиях (mhtropoliV), и их государственное устройство, конечно, в тех случаях, когда поводом к выселению не было недовольство существующими на родине порядками. Переселенцы переносили на новую почву родные божества и их культы, брали священный огонь из очага в пританее своего родного города и от него возжигали огонь на своем государственном очаге. Во многих колониях, основание которых последовало по совету Дельфийского оракула, пользовался особым уважением Аполлон, как archgethV колоний. Иногда колонисты принимали и некоторые из туземных

__________

* До нас дошли два таких акта, — о высылке Локрами Опунтскими поселенцев (epoikoi) в Навпакт (I. Gr. ant. 321) и об основании афинянами колонии в Брее, во Фракии (С.I.А. I, 31 = Ditt. Syll. 12).

 

 
71

 

культов, конечно, связывая их со своими собственными представлениями о богах. OikisthV после смерти получал геройский культ и считался невидимым покровителем поселенцев.

Переселенцы не всегда основывали новый город, часто они были принимаемы как epoikoi в существовавшие уже города, но обыкновенно получали меньшие права, чем первоначальные основатели колонии. Нередко впоследствии происходили столкновения между старыми и новыми поселенцами, приводившие даже к удалению из города тех или других.

Отношения колоний к метрополиям обыкновенно характеризовались не подчинением первых верховной власти или гегемонии последних, но были как бы отношениями детей к родителям *. В политическом отношении колонии за немногими исключениями образовали независимые государства **, но было совершенно естественно, что в случае внешней опасности или внутренних раздоров они искали помощи или третейского суда у метрополий и сами в случае нужды помогали последним. Если между метрополией и колонией происходили несогласия и раздоры, то старались прекратить их мирным путем и только в крайних случаях прибегали к силе оружия; враждебные отношения между ними считались столь же неприличными, как между отцами и детьми (Герод. VII, 51 и VIII, 22; Фук. I, 38). Если колония, с течением времени достигнув благосостояния, сама хотела основать поселение, то обык-

__________

* OshV axiousi timhV tugcanein oi patereV para twn ekgonwn, tosauthV oi ktisanteV taV poleiV para twn apoikwn. Дион. Гал. III, 7. Ср. Плат. Зак. VI, р. 754; Фук. I, 34 и 38; Пол. XII, 10, 3. Весьма интересную иллюстрацию таких отношений колонии к метрополии находим в декрете жителей Херсонеса Таврического в честь граждан своей метрополии Гераклеи Понтийской, изданном В. В. Латышевым в «Материалах по археологии России, издаваемых Имп. археологической комиссией», № 17 (СПб., 1895), стр. 1 и слл. Гераклеоты хлопотали за херсонесцев, по весьма важному для них делу, перед императором Антонином Пием. Херсонесцы благодарят их в таких выражениях: «... epeidh toi eusebestatoi patereV Hraklewtai oikeiw paqei tan uper taV ameteraV swthriaV epoasanto frontida, pasa spouda kai pasa filostorgia kecramenoi gnasiw ... dedocqai ta [boula kai tw damw epainesai men epi toutoi[V tan pro]gonon a[mwn ... po]lin и т. д. Не мешает заметить, что это происходило несколько веков спустя после основания Херсонеса.

** Исключительным является тот факт, что Потидея до Пелопоннесской войны ежегодно получала из своей метрополии Коринфа главного начальника, носившего титул epidamiourgoV (Фук. I, 56), а также подчиненные отношения эгинетов к эпидаврийцам (Герод. V, 83) или даннические отношения Котиор, Трапезунта и Керасунта к Синопе (Ксен. Анаб. V, 5, 10). Локрийцы, поселенные в Навпакте, клятвою обязывались не отпадать добровольно от своей метрополии.

 

 
72

 

новенно oikisthV был испрашиваем из метрополии; так керкиряне при основании Эпидамна получили предводителя Фалия из Коринфа (Фук. I, 24).

Родственная связь колонии с метрополией далее выражалась в общности их религии и обрядов культа; переселенцы отправляли посольства (qewriai) и дары на торжественные праздники и игры своего родного города, а на своих празднествах, играх и театральных представлениях предоставляли почетные места (proedria) его послам и гражданам. Есть известие (схол. Фук. I, 25), что жреческие места в колониях были замещаемы из метрополий. Конечно, эти отношения оставались тогда, когда колонисты не разрывали всех связей с отечеством (например, будучи изгнаны или удалившись из отечества вследствие недовольства существующими порядками).

Что касается устройства колоний, то вообще они переносили на новую почву обычаи и конституции своих метрополий, а так как основание большинства колоний совпадает с периодом аристократического и олигархического правления в собственно Греции, то и в них сначала была аристократия и олигархия. Но вследствие того, что демократические принципы в колониях могли развиваться быстрее, чем в Греции, в них раньше проявлялись раздоры между народом и знатью. Неизбежным их следствием во многих колониях были тирании, которые нередко весьма продолжительное время тяготели над городами. Во многих колониях, особенно в Великой Греции, следствием внутренних неурядиц являлась тимократия, которая основывала права и обязанности граждан на их имущественном цензе; особенно успешно прививалась она там, где вследствие смешанного населения не могли господствовать старые, перенесенные из метрополий, обычаи и конституции, и затем постепенно переходила в демократию.

Клерухии. Особый вид колоний составляли клерухии (klhrouciai от klhroV и ecw), отношения которых к метрополиям были гораздо теснее. Так назывались владения граждан известного государства вне его пределов. Нам ближе известны только клерухии афинян, но их имели и другие государства. Древнейшая клерухия была выслана афинянами приблизительно в 570 — 560 гг. на о. Саламин. Сохранившийся отрывок декрета (С. I. А. IV, 2, 1 а), изданного по этому поводу, определяет правовое положение клерухов. Они должны были вместе с афинянами платить подати и отбывать воинскую повинность, но обязывались жить на Саламине и не отдавать в аренду участков под опасением штрафа. Как живущие вблизи Афин, они, вероятно, сохраняли и все прочие гражданские права. Афиняне посылали на Саламин ежегодно особого архонта (Арист.

 

73

 

Аф. пол. 54, 62). В V в. до Р. X. главною целью высылки клерухов было закрепление афинского господства над союзниками (почему союзники относились к ним с ненавистью и при заключении второго союза в 377 г. афиняне официально обязались не высылать клерухий в земли союзников), но, кроме того, имелось в виду облегчение положения беднейших граждан, уменьшение пролетариата и т. п. Земли для основания клерухий приобретались, главным образом, путем завоеваний, причем покоренные жители или были изгоняемы из своей земли, или обязывались уступать победителям известную часть ее; иногда, впрочем, афиняне приобретали земли у союзников и мирным путем, например, взамен сбавки соответствующей суммы дани. Приобретенные таким образом земли были разделяемы на участки и раздавались гражданам беднейших классов, изъявившим желание переселиться, но не в полную собственность, а только в пользование, так что земли продолжали считаться собственностью государства. Переселенцы удерживали при этом права афинского гражданства, должны были исполнять военные и финансовые обязанности наравне с остававшимися в Афинах согражданами и оставались в филах и демах, к которым принадлежали во время переселения. Разумеется, клерухи, жившие вдали от родины, фактически не могли принимать участие в ее делах; на войне они составляли особые отряды, но подразделявшиеся по аттическим филам. Политическое устройство клерухий представляло собою копию с афинского: клерухи имели общинное самоуправление, советы, народные собрания и должностных лиц, но право собственного суда было ограничено известными категориями дел. Для верховного надзора за клерухиями афиняне посылали в них, по крайней мере в IV в., своих попечителей (epimelhtai) с широкими полномочиями. Известнейшие афинские клерухии были на островах Саламине, Эвбее, Лесбосе, Имбросе, Скиросе, Лемносе, Самосе, Делосе, Паросе, в г. Потидее, на Фракийском Херсонесе и пр.

О колониях, кроме общих трудов по греческой истории и древностям, ср. Raoul Rochette, Histoire critique de I'etablissement des colonies grecques, Paris 1815; Frohlich, Ueber die Kolonien der Griechen, Neisse 1834; Pfefferkorn, Die Kolonien der Altgriechen, Konigsb. 1838; Diesterweg, De iure coloniarum Graecarum, Berl. 1865; Sp. Lampros, De conditorum coloniarum Gr. indole praenuisque et honoribus, Leipz. 1873; E. Curtius, Die Griechen in der Diaspora, S.-Ber. Berl. Akad. 1882; ср. его же: Die Griechen als Meister der Kolonisation, Berl. 1883; G, Hirschfeld, Zur Typologie gr. Ansiedelungen. Aufsatze fur E. Curtius, Berl. 1884. — О клерухиях: Л. Kirchhoff в Abhandl d. Berl. Ak. 1873; P. Foucart, Memoire sur les colonies atheniennes, Paris 1878; статьи U. Kohler'a в Mittheil. d. Deutschen Inst. in Athen, тт. I, V. Специально о Саламинской клерухий: U. Kohler, Mittheil. IX (1884), стр. 117

 

74

 

слл.; Foiicart, Bull. de согг. Hell. XII (1888), стр. 1 слл,; H. Lipsius, Leipz. Stud. XII (1890), стр. 221 сл.

 

 

   

 

На главную страницу ОглавлениеПредыдущая главаСледующая глава