На главную страницу | Оглавление | Предыдущая глава | Следующая глава

 

182

 

Глава II. Рим в эпоху царей

Несколько десятков укрепленных центров латинян были объединены в союз, во главе которого стоял город Альба Лонга. Ежегодно представители латинских общин сходились на вершине Альбанской горы, чтобы справить общие так называемые Латинские празднества. Общим для всех латинян был также культ богини Дианы, святилище которой находилось на озере Неми. В Х в. до н. э,, как показывают археологические раскопки, небольшая группа латинян поселилась на Тибре, с западной стороны Палатинского холма, откуда можно было легко заметить приближавшегося неприятеля. Так возникло прямоугольное селение, обнесенное валом и палисадником, — упоминаемый римскими историками «квадратный Рим». Это было за два столетия до того, как, согласно Марку Теренцию Варрону (I в. до н. э.), в 753 г. до н. э. был основан город Рим.

Люди, жившие на Палатине, сжигали своих мертвых; их погребальный обряд во многом сходен с тем, который был распространен в Альбе Лонге, что говорит в пользу гипотезы об альбанском происхождении первых обитателей Рима. Несколько десятков лет спустя они заселили частично также соседние холмы Целий и Эсквилин. На рубеже VII—VI. вв. до н. э. сложился «город четырех кварталов», занимавший уже 285 гектаров и охвативший помимо уже названных холмов Квиринал и Виминал. Пространство между этими холмами и Палатином стало центром города: здесь возник Форум Романум, ставший на долгие столетия средоточием государственной жизни Рима. Кроме латинян, сжигавших тела умерших, в нарождавшемся городе жили сабиняне, хоронившие покойников в земле. В возникновении из слабо связанных между собой поселков «города четырех кварталов» велика была роль этрусков, которые, возможно, и дали ему название «Рома», Рим. Этруском считали позднейшие римские историки и одного из первых правителей Рима, царя Сервия Туллия — при нем город еще расширился, включив в себя также холмы Капитолий и Авентин, и был обнесен крепкими стенами. Отныне Рим был не только самым крупным, но и могущественнейшим из латинских городов. Не удивительно, что уже вскоре он отобрал у Альбы Лонги главенство над всей областью Латий.

Основой раннеримского общества был род, члены которого имели общую собственность и совместно совершали религиозные обряды. Следы -этого давнего родового устройства видны в римских именах, состоявших, как известно, из трех частей: собственно имени, имени родового и прозвища, позднее также переходившего по наследству. Со временем родовые связи ослабли, зато усилились связи семейные, охватывавшие не только членов семьи в привычном для нас смысле слова, но и домашних рабов, которых в Риме эпохи царей было еще мало. Во главе такой патриархальной семьи стоял «патер фамилиас» с неограниченной властью над жиз-

 
183

 

ныо и смертью всех членов семьи. Лишь впоследствии римские женщины добились для себя значительно более независимого положения, чем женщины в Греции.

Полноправные граждане Рима, «популюс романус», подразделялись тогда на три трибы, представлявшие три этнических элемента в городе: латинский, сабинский и этрусский. Триба включала в себя 10 курий, а курия — 10 родов. Таким образом, согласно сообщениям римских историков, свободное население Вечного города насчитывало первоначально 300 родов, и только члены этих родов были полноправными гражданами. По призыву царя они являлись на куриальные собрания — комиции, дабы путем голосования по куриям принимать решения, касавшиеся судеб всей общины, войны, мира, религиозного культа.

Во главе общины в Риме, как и в других латинских городах, стоял царь, избиравшийся на собрании; 12 ликторов носили впереди него символы его власти — пучки розог с воткнутыми в них топориками. Наряду с царем правил совет старейшин — сенат, состоявший, по-видимому, первоначально из 100, позднее из 300 членов. Сенат утверждал все решения, принятые комициями. В случае смерти царя, до избрания нового, сенат на каждые пять дней назначал из своей среды временного правителя, называемого «интеррекс»; обычай этот сохранился ив более позднее время— к нему прибегали, когда умирал консул, высшее должностное лицо в Римской республике. Царь был верховным военачальником, жрецом и судьей, опиравшимся при необходимости на нескольких помощников — квесторов, осуществлявших суд по делам об убийствах. Хотя царь не был неограниченным правителем, власть его в период этрусского господства была очень сильна и напоминала власть «патер фамилиас» в римской семье. Римские историки называют, по традиции, семерых царей в истории города: Ромул, Нума Помпилий, Тулл Гостилий, Анк Марций, Тарквиний Древний, Сервий Туллий и Тарквиний Гордый. Безусловно, историческими фигурами можно считать по крайней мере трех последних, которые были этрусского происхождения.

Полноправных граждан, членов родов, принимавших участие в куриальных собраниях, именовали патрициями, ибо их отцы, «патрес», заседали в сенате. Кроме них, в Риме существовали две другие категории свободного населения: зависимые от патрициев клиенты и еще более многочисленные плебеи. Происхождение обеих этих групп не совсем ясно историкам. Возможно, плебеи были выходцами из соседних с Римом общин и потому не входили в состав римских родов и курий. Сохраняя личную свободу, они не имели ни политических прав, ни права вступать в брак с представителями патрицианских родов. Занятиями их были сельское хозяйство, ремесло и торговля. Некоторые из плебеев отдавали себя под покровительство патрициев, становясь клиентами. Покровитель, «патронус», защищал клиента в суде и вообще опекал его, клиент же обязан был хранить ему верность и оказывать различные услуги. Следует добавить, что отдельные влиятельные роды

 
184

 

из покоренных Римом соседних латинских общин допускались даже в состав патрициата, а их главы — в сенат. Так, например, вошел в число римских старинных родов род Юлиев из Альбы Лонга.

Между патрициями и плебеями с самого начала были острые трения. Смягчить их призвана была политическая реформа, которую римские историки приписывают царю Сервию Туллию. Подобно реформе Солона в Афинах, реформа Сервия Туллия подорвала основы родового устройства, введя деление римского свободного населения по имущественному признаку. Помимо патрициев в состав «римского народа», «популюс романус», были включены и плебеи, и вся эта совокупность граждан, наделенных политическими правами, была на основании переписи поделена на шесть имущественных разрядов в зависимости от количества обрабатываемой земли, находившейся в собственности того или иного человека. С появлением в Риме в IV в. до н. э. монеты размеры землевладения получили денежное выражение, и теперь к I разряду относили тех граждан, чье имущество оценивалось дороже 100 тыс. ассов. По имущественному признаку распределялось прежде всего бремя воинской повинности: I разряд, или класс, выставлял 80 центурий тяжеловооруженной пехоты и 18 центурий конницы;

остальные классы все вместе обязаны были выставить 95 центурий легкой пехоты и вспомогательных отрядов. Всего возникло, следовательно, 193 центурии, собиравшихся на центуриальные комиции, к которым перешли такие важнейшие полномочия комиций куриальных, как принятие законов, избрание должностных лиц, объявление войны и заключение мира. Итак, если первоначально реформа Сервия Туллия имела целью упорядочить военную организацию общины, привлечь к воинской службе все свободное население города, то осуществление реформы привело к серьезным изменениям во всем общественно-политическом строе раннего Рима. При этом реальная власть сохранилась в руках старых патрицианских родов, обладавших наибольшим количеством земли, входивших в I класс и составлявших большинство на центуриальных собраниях (98 против 95).

Древнейшее римское общество было, несомненно, обществом земледельцев и пастухов. Очевидно, благодаря этрускам римляне усвоили улучшенные методы обработки земли, стали культивировать виноградники. Этрускам они были обязаны и постройкой огромного подземного канала — Большой клоаки вокруг Форума, и распространением особого типа жилища с центральным залом, имеющим отверстие в кровле, — атрия. Ко времени правления в Риме этрусских царей относятся также появление там местных ремесел и оживление торговых связей. Археологические раскопки свидетельствуют о возникновении в VI в. до н. э, собственной римской керамики, образцом для которой служили изделия греческих и этрусских гончаров, и о наличии мастерских по изготовлению предметов из бронзы. Для развития торговли удачным оказалось географическое положение нового города: на перекрестке важных дорог, на крупной судоходной реке. Несколько столетий римляне в

 
185

 

торговых сношениях обходились без денег, средством обмена был скот, «пекус» (отсюда латинское слово «пекуниа»—деньги). Поначалу Рим обменивался товарами главным образом с греческими городами Южной Италии, а с конца эпохи царей — также с Аттикой, о чем говорят многочисленные находки аттических ваз на территории Вечного города, и с Карфагеном, с которым был тогда заключен первый торговый договор. Ремеслом и торговлей занимались в первую очередь плебеи. Очень велика была здесь роль этрусков, населявших «викус Тускус» — этрусский квартал в Риме, между Капитолием и Палатином.

Первоначальная римская религия была в отличие от религии древних греков анимистической, причем, как и у греков, в ней сохранялись в немалой мере пережитки тотемизма. На это указывает хотя бы легенда о волчице, выкормившей Ромула и Рема, братьев — основателей города. Для римлянина эпохи царей мир был полон добрых и злых духов, которых следовало задобрить путем молитв, магических заклинаний и жертвоприношений. Занимаясь главным образом сельским хозяйством, римляне населили в своем воображении мир многочисленными божествами, опекавшими все без малейшего исключения явления природы и все виды работ земледельца и пастуха. Целых три божества — Вервактор, Редаратор и Обаратор — оказывали людям помощь при вспашке целины. При унавоживании поля молились и приносили жертвы Стеркулинию, при севе — Сатурну и Семене; когда покажутся из земли первые ростки, земледельцы обращались к богине Сее, а когда хлеба взойдут — к богине Сегетии. От сорняков защищал посевы Рунсинатор, от хлебной ржавчины — Робиг. Созревание колосьев считалось-делом бога Лактурна, а цветение — богини Флоры, жатвой ведал бог Мессис.

Столь же многочисленным божествам вверял римлянин безопасность и благополучие своего дома и семьи. Лары и Пенаты опекали жилище, двери охранял Янус, домашний очаг — богиня Веста. Наконец, каждый человек имел собственного духа-покровителя — гения, в котором проявлялась жизненная сила отдельной личности. Различались «гениус фамилиэ» — покровитель семьи, и «гениус лоци» — покровитель места. Духами, манами, становились и души умерших; маны считались добрыми духами, но если семьи усопших пренебрегали совершением положенных обрядов для успокоения их душ, они являлись смертным как грозные и мстительные лемуры. Всех этих божеств и духов римляне не представляли в человеческом облике, не ставили им статуй, не строили храмов. Однако они выделяли среди них главных богов: Юпитера — общеиталийское божество неба; Марса — первоначально духа — покровителя растений, позднее бога войны; Квирина — близкое к Марсу божество сабинского происхождения.

Решающий шаг к антропоморфизму римских культов был сделан в период правления этрусской династии, ведь у этрусков боги выступали в человеческом облике, как и у греков. Под влиянием этрусков на Капитолии возник первый храм, где находились ста-

 
186

 

туи трех высших этрусских божеств: Тина, Уни и Мнервы, которых латиняне отождествили со своими богами Юпитером, Юноной и Минервой. При царе Тарквинии Древнем Рим вступил в тесные связи с городом Кумы в Кампании, откуда, вероятно, и попали в Рим так называемые «сивиллины книги», принадлежавшие, по преданию, знаменитой прорицательнице — Кумской сивилле. В критические для Вечного города моменты особая коллегия римских жрецов обращалась к этим книгам, как к оракулу, ища там совета. Обычно они находили совет сивиллы ввести в городе культ еще какого-либо греческого божества, поэтому наряду со старыми местными божествами в Риме появились новые боги, заимствованные у других народов и весьма популярные, особенно у плебеев. Греческая Деметра была отождествлена с безликим италийским божеством Церерой, под защитой которой, как считали римляне, произрастали хлебные злаки. Афродиту римляне отождествляли с италийской покровительницей овощей Венерой, Посейдона с италийским Нептуном, который поначалу не имел никакого отношения к морю. Под влиянием греческой религии древние безличные латинские и общеиталийские божества приобрели в Риме антропоморфические черты и их стали изображать, как в Элладе, в виде прекрасных мужчин и женщин. Рим украсился святилищами и статуями.

Римская религиозность состояла прежде всего в самом тщательном и скрупулезном соблюдении всех обрядовых формальностей, ибо даже малейшее отклонение, ошибка или пропуск какого-либо ритуального действия или формулы могли обидеть божество и вызвать его гнев. При таком количестве культов необходимо было создать многочисленное жречество, хорошо знавшее всю обрядность, имена и функции всех божеств. Жрецы составляли «индигетамента» — официально утвержденные собрания молитвенных формул с указаниями, к каким богам и в какие дни надлежит обращаться с молитвами, совершать жертвоприношения и т.д. Жрецы ввели также календарь, отмечая в нем дни, благоприятные для проведения собраний, заключения договоров и совершения иных официальных действий, а также дни «несчастливые», когда нельзя было ничего предпринимать. Существовала и специальная коллегия жрецов-гадателей — авгуров, умевших увидеть знамение в том, как летят птицы. Были и гаруспики, занимавшиеся «этрусской наукой», т. е. гадавшие по внутренностям жертвенных животных. Жрецы-фламины обслуживали культ какого-либо определенного божества — Юпитера, Марса или Квирина, а жрецы-фециалы ведали обрядами, связанными с внешними сношениями государства. О формализме, ритуализме римской религиозности говорят хотя бы запреты, которым обязан был следовать, например, жрец-фламин Юпитера: ему не разрешалось смотреть на вооруженное войско, он не мог носить ни перстня, ни пояса. Не удивительно, что на закате республиканского строя в Риме, когда традиционная религиозность уже ослабла, становилось все труднее отыскать кандидата на эту высокую должность, несмотря на то

 
187

 

что фламину Юпитера полагались курульное кресло и ликтор. Огромное множество запретов и предписаний регулировали и жизнь весталок — жриц, присматривавших за очагом в храмах богини Весты.

Как в Греции, жрецы в Риме не образовывали особой касты, но были выборными должностными лицами. Помимо жреческих коллегий существовали также религиозные братства, такие, как братство салиев, «плясунов», которые в сверкающем вооружении, со священными щитами в руке, исполняли два раза в год ритуальные пляски в честь бога Марса. Пережитком древней традиции тотемизма было, очевидно, братство луперков, служителей италийского бога Луперка (ср. «лупус» — волк). Упомянем еще «арвальских братьев»: в праздник сельской богини Деа Диа они обходили с песнями город, взывая к помощи Ларов, чтобы обеспечить обильные урожаи.

 

 

На главную страницу | Оглавление | Предыдущая глава | Следующая глава