На главную страницу | Оглавление | Предыдущая глава | Следующая глава

 

 

101

ГЛАВА IX. КОНСТИТУЦИЯ РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Новая знать

Итак, революция V — IV вв., окончательно разрушившая родовой строй, создала основы для развития Рима как демократического полиса. Однако общие условия в Риме и в Италии были таковы, что степень демократизации, достигнутая римской общиной к началу III в., была относительно невелика. Да и в дальнейшем, вплоть до второй половины II в. — то есть до эпохи Гракхов, Рим меньше всего мог быть назван «демократическим полисом». На смену старой родовой знати патрициев пришла новая знать (нобилитет), и римская республика III в. была, в сущности, олигархическим, а не демократическим полисом.

Причина этого явления крылась прежде всего в характере экономики средней Италии. После падения этрусского могущества руководящая роль в западной половине Средиземного моря перешла к грекам южной Италии и Сицилии и к финикиянам Карфагена. Торговые пути и торговые центры переместились к югу. Лаций, в царский период находившийся в сфере греко-этрусских торговых и культурных связей, занимавший выгодное положение между Тосканой и Кампанией, теперь оказывается периферией западного Средиземноморья, глухой провинцией. Это не могло не отразиться на характере римской экономики. Если в царский или в раннереспубликанский периоды интересы римской торговли простирались до северной Африки (договор с Карфагеном), то в первой половине III в. у Рима почти не было флота, о чем мы знаем из истории первой войны с Карфагеном. Таким образом, в течение V в. происходит упадок римской торговли. В IV в. Рим стал земледельческим государством с сильным преобладанием сельского населения над городским. История неудачной реформы Аппия Клавдия ясно показывает, каким маленьким удельным весом обладали городские классы по сравнению с сельскими.

Вот почему торгово-промышленная часть плебса не играла той роли в революции V — IV вв., какую играли торгово-промышленные группы в аналогичной революции VII — VI вв. в Греции. Поэтому римская революция была более вялой, менее организованной, растянулась на гораздо более длительный срок, сопровождалась большими периодами затишья и дала менее эффективные результаты в смысле демократизации общественного строя.

 
102

В ходе сословной борьбы произошло постепенное слияние богатой части плебеев с верхушкой патрициата. Этот процесс особенно интенсивно развернулся во второй половине IV в., с того времени, как плебеи получили доступ к высшим государственным должностям, а следовательно, и в сенат. Фактически пассивным избирательным правом в Риме в ранний период республики могли пользоваться только богатые люди. Во-первых, магистратуры были бесплатными, и уже одно это мешало занимать их людям мало состоятельным. Как ни скромен был образ жизни даже высших классов римского общества IV — III вв., все-таки от магистрата требовался известный достаток для «представительства». Тем более, что это понятие было в Риме довольно широким: должностным лицам не только нужно было жить сообразно их достоинству, но многим из них (эдилам, цензорам) приходилось еще вкладывать личные средства в общественное строительство, организацию игр и т. п. Во-вторых, выборы высших магистратов происходили в центуриатных комициях, где, как мы знаем, всадники и первый имущественный класс пользовались абсолютным большинством голосов. Поэтому они всегда проводили кандидатов из своей среды, т. е. людей богатых.

Таким путем из патрициев и плебеев выделился ограниченный круг богатых семей, который держал в своих руках магистратуры, а через них и сенат. Эта замкнутая группа, ревниво охранявшая свое привилегированное положение и не пускавшая в свою среду «чужих», была связана родственными отношениями и таким образом являлась наследственной правящей кастой. Ее представителей называли «нобилями» (nobiles — знатные), а всю группу — «нобилитетом» (nobilitas — знать).

Нобилитет численно был невелик. О количестве правящих патрицианско-плебейских родов III — II вв. могут дать представление следующие цифры. Из 200 консулов за период с 234 по 133 г. 92 были из плебеев и 108 — из патрициев. Из этого количества 159 консулов принадлежали только к 26 родам: 10 патрицианским и 16 плебейским. Представители рода Корнелиев, например, занимали консульские места 23 раза, Эмилиев — 11 раз, Фабиев — 9, Фульвиев — 10, Клавдиев Марцеллов — 9 раз и т. д. Отсюда легко сделать вывод, что в этот период 26 нобильских родов составляли ядро правящего сословия.

В соответствий с аграрным характером Рима экономической базой нобилитета было землевладение. Торговля и денежные операции с конца III в. все более уходят от нобилей .в руки так называемых «всадников» (об этом речь пойдет дальше). Таким образом, мы можем определить нобилитет как богатую аграрно-служилую часть римского гражданства, как правящую верхушку рабовладельческого класса.

 
103

Нобилитет формально не пользовался никакими особыми политическими правами. Но у него были некоторые привилегии и отличия скорее бытового характера. Так, например, только нобили имели право выставлять у себя в доме восковые маски предков (ius imaginum). Эти маски несли также на похоронах. В ранний период только нобили могли носить золотые кольца (ius anuli aurei), они занимали передние места в театре и проч.

Сенат

Главной цитаделью нобилитета и руководящим органом республики являлся сенат. Сенаторов обычно было 300. Право назначать сенаторов принадлежало раньше царю, а затем консулам. По закону Овиния (последняя четверть IV в.) это право перешло к цензорам. Каждое пятилетие цензоры пересматривали список сенаторов, могли вычеркивать из него тех, кто по тем или иным основаниям не соответствовал своему назначению, и вписывать новых (lectio senatus). Закон Овиния установил, «чтобы цензоры под клятвой выбирали в сенат лучших из всех категорий магистратов» (Фест, 246). Речь идет о бывших магистратах до квесторов включительно.

Сенаторы распределялись по рангам. На первом месте стояли так называемые «курульные сенаторы», т. е. бывшие магистраты, занимавшие курульную должность: бывшие диктаторы, консулы, цензоры, преторы и курульные эдилы; затем шли остальные: бывшие плебейские эдилы, народные трибуны и квесторы, а также сенаторы, не занимавшие в прошлом никакой магистратуры (таких было немного). Первым в списке стоял самый уважаемый сенатор, называвшийся princeps senatus (первый сенатор). Принадлежностью к той или другой категории определялся порядок голосования. Последнее происходило или путем отхода в сторону, или посредством личного опроса каждого сенатора. Созывать сенат и председательствовать в нем могли все экстраординарные магистраты, например диктаторы, а из ординарных — консулы, преторы, а позднее народные трибуны.*

До начала гражданских войн сенат пользовался огромным авторитетом. Это объясняется главным образом его социальным составом и организацией. Первоначально в сенат могли входить только главы патрицианских семей (patres conscripti (отцы, внесенные в список)). Но уже очень рано, вероятно, с начала республики, в сенате начали появляться и плебеи. По мере завоевания ими высших магистратур число их в сенате стало быст-

__________

* Впрочем, право народных трибунов созывать сенат спорно.

104

ро увеличиваться. В III в. подавляющее большинство сенаторов принадлежало к нобилитету, т. е. к правящей касте римского общества. Это создавало сплоченность сената, отсутствие в нем внутренней борьбы, единство его программы и тактики, обеспечивало ему поддержку самой влиятельной части общества. Между сенатом и магистратами существовало тесное единство, поскольку каждый бывший магистрат в конце концов попадал в сенат, а новые должностные лица выбирались фактически из тех же сенаторов. Поэтому магистратам было невыгодно ссориться с сенатом. Магистраты приходили и уходили, сменяясь, как правило, ежегодно, а сенат был постоянно действующим органом, состав которого в основном оставался неизменным (массовое пополнение сената новыми членами было очень редким явлением). Это давало ему преемственность традиций и большой административный опыт.

Круг дел, которыми руководил сенат, был очень широк. До 339 г., как было указано выше, ему принадлежало право утверждать постановления народного собрания. После этого года требовалось только предварительное одобрение сенатом вносимых в комиции законопроектов. По закону Мения (дата его неизвестна), этот же порядок был установлен и по отношению к кандидатурам должностных лиц.

Сенат в случае тяжелого внешнего или внутреннего состояния государства объявлял чрезвычайное, т. е. осадное, положение. Это делалось чаще всего посредством назначения диктатора. Со II в. в практику входят другие формы введения осадного положения. Одна из них состояла в том, что сенат принимал постановление: «Пусть консулы наблюдают, чтобы республика не потерпела какого-нибудь ущерба» («Videant (caveant) consules, ne quid respublica detriment! capiat»). Этой формулой консулам (или другим должностным лицам) давались чрезвычайные полномочия, подобные полномочиям диктатора. Другим способом концентрации исполнительной власти было избрание одного консула (sine collega). Этот способ, правда, очень редко, применялся в I в.

Сенату принадлежало высшее руководство военными делами. Он определял время и количество набора в армию, а также состав контингентов: граждане, союзники и проч. Сенат выносил постановление о роспуске войска, под его контролем происходило распределение отдельных войсковых соединений или фронтов между военачальниками. Сенат устанавливал бюджет каждого военачальника, назначал триумфы и другие почести победоносным полководцам.

В руках сената была сосредоточена вся внешняя политика. Право объявлять войну, заключать мир и союзные договоры принадлежало народу, но сенат вел для этого всю подготови-

 
105

тельную работу. Он отправлял посольства в другие страны, принимал иностранных послов и вообще ведал всеми дипломатическими актами.

Сенат управлял финансами и государственными имуществами: составлял бюджет (обычно на 5 лет), устанавливал характер и сумму налогов, контролировал откупа, руководил чеканкой монеты и проч.

Сенату принадлежал высший надзор за культом. Он учреждал праздники, устанавливал благодарственные и очистительные жертвоприношения, в наиболее серьезных случаях толковал знамения богов (ауспиции), контролировал иностранные культы и, если это было нужно, запрещал их.

Члены всех постоянных судебных комиссий до эпохи Гракхов состояли из сенаторов. Только в 123 г. Гай Гракх передал суды в руки всадников (под этим названием понимали тогда богатых купцов и ростовщиков).

В том случае, если должности высших магистратов, имевших право председательствовать в народном собрании для выбора консулов, были вакантны или эти магистраты не могли прибыть к моменту выборов в Рим, сенат объявлял «междуцарствие» (interregnum). Этот термин сохранился еще от царской эпохи. Один из сенаторов назначался «междуцарем» (interrex) для председательствования в консульских избирательных комициях. Он исполнял свою должность в течение пяти дней, после чего назначал себе преемника и передавал ему свои полномочия. Тот назначал следующего и т. д., до тех пор, пока в центуриатных комициях не будут избраны консулы.

Таким образом, сенат являлся высшим административным органом республики, и вместе с тем ему принадлежал верховный контроль над всей жизнью государства.*

Народные собрания. Куриатные комиции

В римской республике существовало три формы народных собраний: куриатные, центуриатные и трибутные., Самым старым видом были собрания по куриям (comitia curiata). Когда-то, до реформы Сервия Туллия, это была единственная форма собраний «римского народа», т. е. патрициев. С появлением собраний по центуриям и по трибам куриатные комиции потеряли всякое реальное значение и .сохранились только как пережиток старины. Им принадлежало чисто формальное право вручать империй (imperium (верховная исполнительная власть)) магистратам, выбранным в центуриатных комициях. Это делалось путем вотирования каждый раз особого «закона об империи» (lex

__________

* Постановление сената называлось senatus consultum.

106

curiata de imperio). Насколько формальный характер носил этот акт, показывает то, что для него не требовалось присутствия членов курий, а достаточно было тридцати ликторов (низших должностных лиц) по числу 30 курий и трех жрецов-авгуров. Кроме принятия закона об империи, в куриатных комициях решались вопросы об усыновлении граждан (adrogatio).

Центуриатные комиции

Comitia centuriata долго оставались высшим видом народных собраний. Они сохраняли военный характер, так как первоначально это была сходка городского ополчения. Центуриатные комиции собирались вне городской черты (померия), на Марсовом поле. В течение собрания на Капитолии развевалось красное боевое знамя. Созывать центуриатные комиции и председательствовать на них могли только магистраты, обладавшие военным империем: консулы, преторы, диктаторы, интеррексы. Голосование происходило сначала в центуриях поголовно (голосовали одновременно все центурии данного класса), а затем подсчитывалось общее число центурий, голосовавших «за» или «против». Голосование прекращалось, если первые 97 центурий голосовали согласно (абсолютное большинство от 193 центурий). В середине III в. была проведена демократическая реформа центуриатных комиции, по которой количество центурий по классам было распределено равномерно.

Каковы были функции центуриатных комиции? До того момента, как народное собрание по трибам окончательно получило общегосударственное значение (а это произошло, по-видимому, только по закону Гортензия в 287 г.), через центуриатные комиции должны были проходить все конституционные законы. После 287 г. эта функция перешла к трибам. Но и после этого компетенция центуриатных комиции оставалась достаточно широкой. Они объявляли войну и служили последней инстанцией при заключении мира. Они выбирали всех высших ординарных магистратов: консулов, преторов, цензоров, а из экстраординарных — децемвиров и военных трибунов с консулярной властью. Наконец, центируатным комициям принадлежал суд по всем уголовным делам, связанным с лишением подсудимого суммы его гражданских прав (caput).

Трибутные комиции

Собрания по трибам (comitia tributa) были наиболее демократическим видом народного собрания, так как они были бессословными и не требовали ценза. Первоначально по трибам собирались только плебеи. Их собрания носили название concilia

 
107

plebis, а вынесенные на них решения, обязательные только для плебеев, — plebiscita. Законом 449 г., подтвержденным в 339 и 287 гг., плебисциты получили обязательную силу, т. е. превратились в законы (leges). С этого момента собрания плебса сделались бессословным народным собранием, в котором стали участвовать плебеи и патриции. Однако формально разница между собраниями плебса по трибам (concilia plebis tributa) и трибутными комициями (comitia tributa) осталась, так как у плебеев были некоторые чисто сословные вопросы, которые решались без патрициев, например выбор плебейских магистратов. В comitia tributa председательствовали консулы, преторы или курульные эдилы, в concilia plebis tributa — народные трибуны или плебейские эдилы. Фактически разницы между теми и другими не было, так как и в трибутных комициях и в собраниях плебса принимали участие все граждане.

Собрания по трибам чаще всего происходили на форуме, в той его части, которая называлась Comitium, иногда — на площади в Капитолии. Процедура голосования была такой же, как и в центуриатных комициях, т. е. сначала голосовали в трибах поголовно (все 35 триб одновременно), а затем подсчитывалось общее число триб, голосовавших «за» или «против». Абсолютное большинство давали 18 триб, голосовавших единодушно.

После 287 г. comitia tributa стали главным законодательным органом, так как ими принимались все конституционные законы. Трибутные комиции имели также судебные права: их разбору подлежали все уголовные дела, связанные с наложением штрафа. В трибутных комициях избирались квесторы, курульные эдилы, часть военных трибунов (другая часть назначалась консулами) и различные низшие магистраты: административные и судебные комиссии, начальники снабжения Рима продовольствием, надзиратели за дорогами и др. В трибутных собраниях плебса выбирали чисто плебейских магистратов: народных трибунов и плебейских эдилов.

Общий характер римских народных собраний

В римских комициях было много организационных моментов, которые ослабляли их политическое значение. Эти моменты были не случайны, но вытекали из общего недемократического характера римской конституции. Сюда прежде всего нужно отнести дробность народного собрания. В то время как, например, в Афинах экклесия была единым органом выражения народной воли, в Риме таких органов было два (формально даже три). Естественно, что это уменьшало авторитет народного собрания.

 
108

В том же направлении действовала и открытая подача голосов в комициях, существовавшая до середины II в.

Каждый голосующий, проходя через узкие мостки, опрашивался контролером, который отмечал его голос точкой на особой таблице. На избирательных комициях контролер ставил против имени кандидата столько точек, сколько было подано за него голосов.

Только во второй половине II в. была введена тайная подача голосов.

На избирательных комициях каждый получал табличку (tabella), на которой писал имена своих кандидатов; проходя через мостки он бросал ее в урну (корзину). На законодательных комициях голосующий писал на табличке либо UR (uti rogas («да», буквально — «как ты предлагаешь»)), либо A (antiquо («нет», буквально — «оставлю по-старому»)) .* На судебных комициях писали на табличках А или L (absolvо, libero («оправдываю»)), либо С или D (condemno, damno («осуждаю»)). Если голосующий воздерживался, он должен был писать на табличке NL — non liquet («не ясно»).

Народные собрания в Риме не имели права законодательной инициативы. Это значит, что ни одно предложение, (rogatio) не могло идти от самого собрания. Это последнее могло только голосовать предложения, внесенные тем должностным лицом, которое созвало данное собрание и на нем председательствовало. При этом вносимых предложений нельзя было изменять и даже обсуждать: текст рогации нужно было принять или отвергнуть целиком. Обсуждение вопросов, связанных с данным собранием, происходило на особых сходках (contiones), созываемых до комиций.

К этим недемократическим моментам в организации народных собраний нужно прибавить, что центуриатные комиции были основаны на цензовом принципе, при котором, даже после реформы центурий в середине III в.. перевес принадлежал более состоятельным элементам. В трибутных же комициях 31 голос сельских триб всегда превалировал над 4 голосами городских, что вело к преобладанию в политической жизни консервативного деревенского населения, к тому же менее организованного и поэтому легко доступного воздействию реакционной земельной знати.

Магистратуры

Все римские должностные лица делились на несколько категорий.

1. Экстраординарные (чрезвычайные) и ординарные (обыкновенные). К первым принадлежали: интеррексы, диктаторы, их начальники конницы, децемвиры, военные трибуны с консулярной властью, триумвиры для устройства государства и члены

__________

* Иногда голосующему заранее давали две таблички: одну с UR, другую с А. Одну из них он опускал в урну, другую оставлял у себя.

109

различных чрезвычайных комиссий; ко вторым: консулы, преторы, цензоры, народные трибуны, квесторы, плебейские и курульные эдилы и члены постоянных комиссий.

2. Курульные и некурульные (простые).

К числу первых относились: консулы, диктаторы, децемвиры, военные трибуны с консулярной властью, триумвиры, преторы, цензоры и курульные эдилы. Все остальные были некурульные.

3. С империем (cum imperio) и без империя (sine imperio).

С империем: консулы, преторы, диктаторы, децемвиры, военные трибуны с консулярной властью и триумвиры; без империя: все остальные.

4. Высшие и низшие.

К первым принадлежали: все магистраты cum imperio, цензоры и (позднее) народные трибуны; ко вторым: все остальные.

Все магистратуры имели некоторые общие черты: 1) выборность — все республиканские должностные лица, кроме интеррекса, диктатора и начальника конницы, выбирались народом;

2) безвозмездность — занятие государственных должностей считалось почетным (они даже так и назывались «honores» (почести)) и было несовместимо с получением жалования;

3) временность — все республиканские ординарные должности занимались на определенный срок, как правило, они были годичными, за исключением цензуры, срок которой определялся в 18 месяцев; 4) коллегиальность — большинство магистратур имело строго коллегиальный характер; решения в них должны были приниматься единогласно, и протест хотя бы одного члена коллегии останавливал дело (ius intercessionis (право протеста)); 5) ответственность — все должностные лица, за исключением диктаторов, цензоров и народных трибунов, подлежали ответственности за свои должностные поступки: высшие магистраты — после отправления магистратуры, низшие — даже во время ее; 6) наконец, магистраты в сфере их непосредственных полномочий имели некоторые общие права: право издавать обязательные постановления (эдикты), созывать собрания, налагать штрафы, подвергать аресту, вопрошать волю богов посредством гаданийи некоторые другие.

Консулы

Два консула были высшими должностными лицами республики.* Они выбирались на годичный срок в центуриатных комициях. Именами консулов обозначался год по формуле: «В кон-

__________

* Об экстраординарной должности диктатора было сказано раньше.

110

сульство такого-то и такого-то», например «L. Pisone A. Gabinio consulibus» («в консульство Л. Пизона и А. Габиния»), поэтому консулы были эпонимными магистратами. До середины II в. они вступали в должность 1 марта, после этого — 1 января.

Консулы обладали и военной и гражданской властью. В качестве носителей военного империя они являлись главнокомандующими римским войском. Они производили набор, комплектовали легионы, назначали часть военных трибунов (другая часть выбиралась в трибутных комициях), руководили военными действиями и проч. Как носители гражданской власти (potestas), консулы созывали сенат и народные собрания, председательствовали в них, вносили предложения и законопроекты, руководили выборами должностных лиц, являлись главными исполнителями постановлений сената и народа, заботились о внутренней безопасности, заведовали некоторыми празднествами и проч.

Так как должностная власть консулов была одинаковой и каждый из них имел право протеста против действий другого, то они должны были выступать сообща во всех важных гражданских делах. Однако для некоторых актов, требовавших единоличного руководства (например, председательство в комициях), вопрос решался жребием или полюбовным соглашением. Если нужно было вести войну, то один консул отправлялся на театр военных действий, а другой оставался в городе. В том случае, если на фронтах должны были действовать оба консульских войска,* между обоими командующими происходило распределение районов военных действий посредством жребия, соглашения или по усмотрению сената.** Когда консульские войска действовали совместно и, следовательно, при них находились оба консула, они командовали попеременно, сменяясь каждый день.

Внешним знаком отличия консульской власти служили 12 ликторов, которые сопровождали каждого консула во время отправления им своих служебных обязанностей и несли в руках пучки прутьев (fasces) как знак консульского империя. За чертой города, где консулы как главнокомандующие обладали всей полнотой власти, в фасцы втыкались топоры.***

__________

* Консульское войско состояло из двух легионов.

** Такая область, доставшаяся консулу для самостоятельных военных и вообще служебных действий, называлась provincia.

*** Диктатора сопровождали 24 ликтора, в фасцы которых были всегда воткнуты топоры. У преторов было шесть ликторов, и топоры втыкались, как и у консулов, только вне померия.

111

Преторы

Претура в ее особом значении судебной по преимуществу магистратуры появилась в 366 г. Преторы были высшими руководителями судопроизводства, а впоследствии несли также обязанности правителей римских провинций. Сначала претор был один. С 242 г. стали избирать ежегодно двух преторов. Один назывался «городским» (praetor urbanus), другой — «иногородним» (praetor peregrinus (собственно претор для иностранцев)). Первый ведал тяжбами между гражданами, второй — между иностранцами или между гражданами и иностранцами. Впоследствии, по мере роста числа провинций, и количество преторов увеличивалось, дойдя к середине I в. до н. э. до 16.

Основной функцией преторов было ведение судопроизводства. В гражданских делах они допускали стороны к процессу, назначали судей и давали им указания (так называемые «формулы»), в уголовных — председательствовали в судебных комиссиях. Вступая в должность, преторы (городской и иногородний) опубликовывали эдикт (edictum praetorium), в котором указывали те основные правовые нормы, которых они будут держаться в области судопроизводства. Преторские эдикты стали одним из важнейших источников римского права.

Преторы считались важнейшими магистратами после консулов. Поэтому в случае отсутствия в Риме одного из консулов его заместителем был претор (обыкновенно, городской). В исключительных случаях сенат поручал одному из преторов (обыкновенно, иногороднему) военное командование. Отбыв годичный срок службы, преторы получали в управление провинции со званием пропреторов (propraetores (заместители претора)).

Цензоры

Два цензора по характеру своих обязанностей были чрезвычайно авторитетными и уважаемыми магистратами. Их должность была неответственна и называлась sanctissimus magistratus (святейшая магистратура). Согласно обычаю, цензоров выбирали из бывших консулов. В предыдущей главе уже было указано, что с 433 г. они выбирались каждые 5 лет, но занимали свою должность только в течение 18 месяцев. Обязанностью цензоров было: 1) пересмотр списка сенаторов (lectio senatus), 2) производство переписи граждан (census), 3) надзор за нравственностью граждан (cura morum (попечение о нравах)) и 4) руководство государственными имуществами и общественными работами.

Перепись граждан происходила каждые 5 лет. Цензоры путем личного опроса на Марсовом поле каждого главы семейст-

 
112

ва устанавливали сведения об его имени, возрасте, ближайших родственниках, месте жительства и имуществе. На основании этих сведений цензоры составляли список граждан с распределением их по имущественным классам и трибам. В связи с переписью находился и пересмотр списка сенаторов, что цензоры обычно делали сейчас же по вступлении в должность.

Надзор за нравственностью граждан выражался в том, что цензоры карали такие проступки против добрых нравов, которые лежали вне воздействия закона в собственном смысле слова. Сюда относились, например, плохое обращение с детьми, непочтение к родителям, мотовство, пьянство, роскошь и т. п. В таких случаях цензоры могли прибегнуть к изданию соответствующих эдиктов (edicta censoria), например, против роскоши, обложить виновного чрезвычайным налогом, исключить из сената или из триб, перевести из сельской трибы в городскую, вынести замечание (nota censoria), ложившееся пятном бесчестия, и т. п. Все эти меры сохраняли силу до тех пор, пока их не отменяли следующие цензоры.

В качестве финансовых магистратов цензоры сдавали с торгов на пятилетний срок сбор доходов с государственных имуществ (например, арендной платы с общественных земель), сбор таможенных пошлин, налогов с провинций и т. п. Они также сдавали на откуп подрядчикам общественные работы (постройку дорог, водопроводов и проч.) и поставку различных вещей, необходимых государству. Они следили за выполнением всех этих контрактов, заключенных ими самими или их предшественниками.

Народные трибуны

Народный трибунат, как мы видели выше, возник революционным путем как чисто плебейская магистратура. В известном отношении он сохранял этот узкосословный характер до самого конца республики, например народными трибунами могли быть только плебеи, и избирались они на собраниях плебса по трибам. Но в целом трибунат с течением времени приобрел общегосударственный характер, став своеобразным контрольным органом демократии.

Народных трибунов было 10 человек, избиравшихся ежегодно. Как должностные лица они не подлежали ответственности и были неприкосновенны: лицо, оскорбившее народного трибуна или причинившее ему вред, считалось проклятым, становилось вне закона. Основным и самым ранним историческим правом трибунов было «право помощи» (ius auxilii): народный трибун был обязан помочь своим личным вмешательством (in-

 
113

tercessio) любому гражданину, обратившемуся к нему за содействием против каждого магистрата (кроме диктатора, на которого право интерцессии не распространялось). Для того чтобы народного трибуна легко можно было найти, он не мог покидать Рима более чем на один день, и дверь его дома должна была быть всегда открытой.

Из права помощи впоследствии развилось более широкое право протеста против распоряжений должностных лиц, решений сената и даже предложений, вносимых в народные собрания, если трибуны находили их несогласными с интересами плебеев. Протест трибунов выражался в том, что они произносили: «veto» («запрещаю»). После этого соответствующее распоряжение или акт приостанавливались до тех пор, пока трибун не снимал своего запрещения. Право veto принадлежало каждому отдельному трибуну, что тормозило деятельность коллегии в целом и часто приводило к злоупотреблениям.

Народные трибуны имели право прибегать к мерам принужу дения по отношению к тем, кто им противодействовал. К таким мерам принадлежали денежный штраф, арест и, в исключительных случаях, даже смертная казнь (свержение с Тарпейской скалы).

Первоначально трибунам принадлежало право созывать только плебейские собрания, председательствовать на них и вносить предложения. Впоследствии, когда фактическая разница между собраниями плебса и трибутными комициями стерлась, трибуны получили возможность принимать активное участие в общем законодательстве. Одновременно народные трибуны добились доступа в сенат, а затем права его созывать со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Таким образом, власть трибунов, на первых порах очень скромная, с течением времени выросла до большого объема. Она была ограничена, в сущности, лишь правом интерцессии коллег и тем, что распространялась лишь на городскую территорию, а вне ее действовала на расстоянии только 1 римской мили (около 1,5 км). Протест народного трибуна не распространялся на действия диктатора и сохранял силу только во время пребывания данного трибуна в должности.

Трибунат исторически был органом римской демократии, особенно ощутима была эта роль в периоды больших народных движений. Но благодаря широким размерам коллегии (10 человек) трибунат легко становился объектом подкупа и других влияний, идущих из кругов, враждебных демократии. А в таком случае право трибунской интерцессии становилось источником величайших злоупотреблений. В конце республики народный трибунат совершенно выродился и сделался орудием борьбы отдельных клик и органом военной диктатуры.

 
114

Эдилы

История возникновения и развития эдилитета была изложена выше. С середины IV в. ежегодно стали избирать четырех эдилов: двух плебейских и двух курульных. Последние по рангу стояли выше первых и сначала избирались только из патрициев, но почти сейчас же доступ к курульному эдильству получили и плебеи. Круг вопросов, которыми занимались эдилы, а также их права с течением времени стали почти совершенно тождественными.

Эдилитет — полицейская в широком смысле слова магистратура, надзиравшая за общественным порядком и благоустройством в самом Риме и его окрестностях на расстоянии 1 мили от городских стен. Эдилы наблюдали за городскими зданиями и постройками, за чистотою улиц и площадей, санитарным состоянием общественных бань и вообще за безопасностью и порядком в городе. Эдилы должны были заботиться о доставке продовольствия в город, бороться со спекуляцией предметами первой необходимости, наблюдать за доброкачественностью товаров на рынках и правильностью рыночных мер и весов.

Наконец, в круг обязанностей эдилов входило устройство общественных игр. Для, этой цели они получали от государства известные суммы, но далеко недостаточные для того, чтобы удовлетворить вкусы городской толпы (особенно в эпоху поздней республики). Поэтому эдилы должны были прибавлять к казенным деньгам свои собственные. А так как эдильство было одной из первых ступеней в служебной карьере римского гражданина, то понятно, почему эдилы расходовали огромные суммы из собственных средств для того, чтобы завоевать симпатии избирателей. Это обстоятельство, как указывалось выше, служило одним из главных препятствий к занятию магистратур небогатыми людьми.

Эдилам в сфере их полицейских обязанностей принадлежало право известной юрисдикции. Они, как и преторы, при вступлении в должность опубликовывали эдикт, в котором излагали основы своей будущей судебной деятельности.

Квесторы

Появившись в начале республики в качестве следователей, квесторы с течением времени приобрели функции государственных казначеев, а их следственные обязанности отпали, перейдя к постоянным судебным комиссиям. До конца V в. квесторов было двое. Затем число их стало быстро увеличиваться, дойдя при Цезаре до 40. Свои обязанности они распределяли между собой по жребию.

 
115

Два городских квестора оставались в Риме и заведовали государственной казной (aerarium), хранившейся в храме Сатурна. Под их надзором находились военные знамена и государственный архив, они приводили к присяге магистратов, вступавших в должности, а также несли некоторые второстепенные хозяйственные функции.

Провинциальные или военные квесторы были помощниками провинциальных наместников или полководцев и могли заменять их в случае отсутствия последних. Но прежде всего они ведали хозяйственной частью войсковых соединений, провинциальной казной, выдачей жалованья, продажей добычи и т. п.

Наконец, существовали италийские квесторы, которые назначались в некоторые местности Италии, например в гавань г. Рима, Остию.

Квестура были низшей ступенью должностной лестницы, и с нее обычно начинали служебную карьеру.

Низшие должностные коллегии

Рядом с ординарными и экстраординарными магистратурами существовали различные комиссии, как постоянные, так и временные. Из первых нужно упомянуть 5 комиссий, состоявших в общей сложности из 26 лиц: уголовные или ночные триумвиры — комиссия из 3 человек, подчиненная городскому претору и охранявшая порядок в городе, надзиравшая за тюрьмами, производившая аресты и казнь преступников; монетные триумвиры, заведовавшие чеканкой монеты, и др. Из числа экстраординарных комиссий отметим триумвиров для наделения бедных граждан земельными участками, триумвиров для вывода колоний и другие комиссии из 2, 4, 5, 7, 10 и 20 человек, которые выбирались трибутными комициями для выполнения определенных задач.

Служащие

Под начальством магистратов находились низшие служащие (apparitores) и государственные рабы (servi publici).

Первые обычно были из вольноотпущенников и состояли на жалованьи, образуя канцелярию магистрата. Это — писцы, ликторы, посыльные, глашатаи, вестовые и проч.

Государственные же рабы служили для низших поручений. Они несли обязанности тюремщиков, палачей, служителей при храмах и т. п. Государственные рабы использовались также на общественных работах.

 

 

На главную страницу | Оглавление | Предыдущая глава | Следующая глава