На главную страницу | Оглавление | Предыдущая глава | Следующая глава

 

 

290

ГЛАВА XVII.

КУЛЬТУРНЫЕ УСПЕХИ РИМА В ЭПОХУ БОЛЬШИХ ЗАВОЕВАНИЙ

Греческое влияние

Уже для раннего периода мы отмечали влияние греческой культуры на некоторые стороны римской жизни, но только со времени войны с Пирром и особенно с эпохи пунийских войн это влияние становится решающим. Оно проникает в Рим самыми разнообразными путями. Римляне вступали с греками в военные, дипломатические и деловые сношения. Они собственными глазами наблюдали изысканный быт богатых греков южной Италии, Сицилии и Греции, столь далекнй от грубой простоты римской жизни. Сокровища греческого искусства были массами вывезены в Италию в результате ограбления Сиракуз, Коринфа и других городов. В 167 г. Эмилий Павел привез в Рим прекрасную библиотеку царя Персея. Греки во множестве начинают появляться в римском обществе в качестве рабов, заложников и дипломатических представителей. Греческие актеры и переводчики пьес знакомят римлян с настоящим театром. Римские учителя, доктора, музыканты и другие представители «свободных профессий» почти без исключения были греками. Такие высококультурные люди, как Полибий или фнлософ-стоик Посидоний, оказывали огромное влияние на римскую знать. Конечно, не вес греческие и македонские заложники были широко образованными людьми, но их перебывало в Италии множество, и в целом их влияние было весьма значительным.

Итак, начиная с III в., идет быстрый процесс эллинизации римского быта и культуры, принимающий во II в. ярко выраженный характер. Знакомство с греческим языком, по-видимому, было довольно широко распространено среди нобилитета уже в начале III в. В 282 г. римский поссл Постумий объяснялся с тарентийцами по-гречески, а в 280 г. посол Пирра Киней говорил в сенате без переводчика. Старшие анналисты Фабкй Пиктор и Цинций Алимент писали свои произведения на греческом языке. Сам Катон, глубоко презиравший современных ему греков, изучал Фуьидида и Демосфена. Сципионовская группа (сам Сципион Африканский, его брат, Лелкй Старший, Фламинин, Фульвий Нобилиор, Эмилий Павел, Сципион Эмилиан, его друг Лелий Младший и многие другие) была страстной поклонницей греческой культуры. Эллипофильская политика римского сената в первой половине II в. в значительной степени объясняется греческими симпатиями его руководящего ядра. Эллинофильство римской знати часто вырождалось п смешную грекоманию. Люций Корнелий Сципион, когда ему воздвигли статую на Капитолин за победу над Антиохом, пожелал, чтобы его изобразили в греческом одеянии. Авл Постумий Альбин, член комиссии 10, которой было поручено устройство Греции как провинции, написал римскую историю на греческом языке.

По греческие влияния не ограничивались только узким кругом нобилитета, а шли гораздо дальше. Греческие и восточные культы проникают в III — II вв. в самую гущу населения Италии. В 212 г. в разгар войны с Ганнибалом по распоряжению сената были установлены в Риме игры в честь Аполлона (ludi Apollinares) для того, чтобы этот бог отклонил от государства новые бедствия. Семь лет спустя из Малой Азии привезли фетиш «Великой матери богов» Кибелы в виде простого камня, построили фригийской богине храм на Палатине и сскоре учредили игры (ludi Megalenses). Это был первый случай официального признания в Риме восточных культов.

 
291

Однако иноземные верования с такой быстротой начали распространяться в Италии, что сенату пришлось принять суровые меры против тех из них, которые слишком резко противоречили добрым нравам. В 186 г. сенат издал специальное постановление против культа Диониса. Около 7 тыс. человек попали под суд на основании этого постановления и многие были приговорены к смертной казни. Спустя некоторое время было наказано еще 3 тыс. участников вакханалий.

Поэзия и театр. Ливий Андроник

Под мощным натиском эллинистических культурных влияний происходит быстрое выделение литературных жанров из той смешанной массы, о которой мы говорили в главе XII. При этом многие ростки народного италийского творчества бесследно исчезли, заглушенные более сильными иностранными образцами.

Первым римским поэтом считается Ливии Андроник (около 284 — 204 гг.). Это был грек из Тарента, попавший в плен к римлянам и ставший рабом. Его господин Марк Ливии отпустил его на волю, дав ему родовое имя Ливиев. Главным занятием Андроника являлось обучение греческому и латинскому языку детей Марка Ливия и других богатых людей. Помимо этого Андроник был актером и писателем. В своей педагогической деятельности он наткнулся на весьма существенное затруднение: в Риме отсутствовали книги, по которым можно было бы преподавать латинский язык, кроме устаревшего текста «Законов XII таблиц». Это заставило Андроника перевести «Одиссею». Перевод был сделан неуклюжим сатурнийским стихом и не отличался литературными достоинствами. Тем не менее перевод «Одиссеи» даже в эпоху Августа оставался главным школьным пособием. Характерно, что в нем мы находим греческие имена богов в римской форме. Так, например, Муза называется Каменой, Зевс — Юпитером, Гермес — Меркурием, Кронос — Сатурном и т. д. Это говорит о том, что италийские божества в III в. уже были целиком приспособлены к греческим мифологическим представлениям.

В 240 г. в Риме произошло важное событие: на «Римских играх» (ludi Romani) эдилы решили поставить настоящее сценическое представление. Андронику было поручено приспособить для этой цели греческую трагедию и комедию. Так на римской почве возник греческий театр. Из трагиков Андроник переводил и переделывал главным образом Эврипида, из комедиографов — представителей новоаттической комедии (Менандра и др.). Драматические произведения Андроника также были очень плохи, однако ему принадлежит в этой области огромная заслуга: он впервые познакомил римское общество с греческим театром и приспособил его стихотворные размеры к латинскому языку.

Андроник выступал и в качестве лирического поэта. В 207 г. ему был заказан государством гимн в честь Юноны, который исполнял в религиозной процессии хор девушек.

Деятельность Андроника несколько подняла в глазах римлян значение писательской и актерской профессии. Это получило официальное признание в том факте, что писателям (писцам — scribae) и актерам было разрешено образовать свою коллегию (союз). В храме Минервы на Авентине им отвели даже особое помещение для богослужений. Тем не менее профессиональные писатели и актеры долго еще оставались в Риме на положении скоморохов, презираемых «порядочными людьми».

 
292

Невий

На основе, заложенной Андроником, стала развиваться оригинальная римская литература. Одним из наиболее ярких ее представителей был Гней Невий (около 270 — 200 гг.). О его жизни и деятельности как историка было сказано в главе I. Здесь нужно отметить только драматическое творчество Невия. Как и Андроник, он занимался переделкой греческих трагедий и комедий. Однако Невий не ограничился этим, а выступил как создатель римской исторической драмы, так называемой «претексты».* Нам известны названия двух его претекст: «Ромул» и «Кластидий». И в области комедии Невий пошел дальше рабского копирования греческих образцов. Он впервые стал употреблять прием объединения двух греческих комедий в одну римскую (так называемая «контаминация»). В его комедиях под греческой формой содержится много чисто римских черт. Мы находим в них злободневные намеки и выражение демократических взглядов автора. Из немногочисленных фрагментов Невия можно видеть, что язык его был прост и ясен.

Энний

Деятельность Кв. Энния была весьма разнообразна. Мы знаем, что он родился в южной Италии, в Калабрии, где греческие влияния были очень сильны. Это не могло не отразиться на его творчестве, которое в большей степени, чем у Невия, проникнуто эллинистическими мотивами. Его связи со сципионовской группой — самим Публием Корнелием, Титом Фламинином, Фульвием Нобилиором — еще больше усилили эти моменты. В главе I мы упоминали о важной реформе римского стихосложения, проведенной Эннием: о введении греческого гекзаметра. Правда, это реформа убила народный сатурнийский размер, но зато она открыла новые широкие возможности для римской поэзии.

Энний, как и его предшественники, занимался переделкой греческих комедий и писал трагедии, подражая в них главным образом Эврипиду. Последние были высоко ценимы римским образованным обществом за их художественный стиль и драматический пафос. По примеру Невия, Энний сочинял и претексты («Сабинянки» и «Амбракия»).** Но этот национальный жанр, к сожалению, не привился в Риме: скоро он был заглушен эллинистическим театральным искусством с его совершенной художественной формой и поэтическими сюжетами.***

Творчество Энния не ограничивалось театром. Он уделял много внимания также «сатурам» (их писал еще Невий). Древний тип народных сатур не получил литературного развития, будучи вытеснен греческой драмой. Но их название стало прилагаться теперь к новому жанру. «Сатурами»**** называли стихотворения различного характера. К ним относили сказки, басни,

__________

* Toga praetexta — тога, окаймленная пурпуровой полосой, которую носили высшие магистраты. Отсюда название — fabula praetexta или просто praetexta, которое применялось к драмам из римской истории.

** Осаду Амбракии (189 г.) Энний описал как очевидец, присутствуя в свите своего покровителя, М. Фульвия Нобилиора, в качестве, так сказать, его придворного поэта.

*** Претексты сочинял также племянник Энния, Марк Пакувий (220 — 130 гг.) и крупный трагик эпохи гражданских войн Люций Акций. Но и в их творчестве первое место занимала переделка греческих трагедий.

**** Satura — собственно «блюдо, наполненное разными плодами», в переносном значении — «смесь».

293

эпиграммы, пародии, легенды, философские стихотворения и т. п. Среди сатур Энния мы встречаем такие, как «Спор между жизнью и смертью», эпиграммы в честь Сципиона, философские поэмы «Эпихарм» и «Эвгемер» и даже одно гастрономическое стихотворение.

В философских стихотворениях Энния нужно видеть первые зародыши римской философии. Конечно, она была еще менее самостоятельна, чем другие литературные жанры. Энний проповедовал материалистическое учение о природе, приписываемое сицилийцу Эпихарму (начало V в.), а также эпикурейский взгляд, что боги не вмешиваются в человеческие дела. В «Эвгемере» Энний излагал рационалистическую систему греческого писателя Эвгемера (около 300 г.), согласно которому боги — не что иное, как выдающиеся люди, впоследствии подвергшиеся обожествлению. Таким образом, Энний выступил в римской литературе первым представителем философского рационализма и неверия. Нападки на религию в соединении с радикальными политическими выпадами встречаются и в его драмах.

О деятельности Энния как историка было сказано в главе I.

Плавт

В лице Плавта римская комедия окончательно выделяется из других родов литературы. Тит Макций Плавт (около 254 — 184 гг.), родом из Умбрии, по профессии актер, был чрезвычайно плодовитым писателем, но сочинял только для сцены. Традиция приписывает ему около 130 пьес, из которых многие ему, конечно, не принадлежали. Из этого большого количества до нас дошли только 20 полных комедий, в том числе «Хвастливый воин», «Близнецы», «Шкатулка, «Пленники», «Кубышка», «Амфитрион», «Грубиян», «Пуниец» и др.

По методам драматического творчества Плавт принципиально не отличался от своих предшественников: он также занимался только переделкой новоаттической комедии. Но в то время, как они близко придерживались греческих образцов, Плавт гораздо самостоятельнее в своем творчестве приноравливал чуждый материал к римским условиям жизни. Отсюда у Плавта получается известное изменение ходячих типов греческой комедии: ловкого раба, который в комедиях Плавта становится центральной фигурой, блестящей гетеры, прихлебателя-паразита, краснобая повара и др. Греческие учреждения превращаются у него в сходные римские, что служит лишним источником комических ситуаций. Плавт значительно обогащает стихотворные размеры новоаттической комедии, вводя ряд новых метров.

Очень богат язык Плав га. Будучи в основе разговорной речью культурных римлян, он насыщен элементами народного говора с его грубыми остротами, поговорками, ругательствами и т. п. Плавт прекрасно знает сцену и в совершенстве владеет тайной драматических эффектов, в чем сказалась его профессия актера. Неистощимый юмор, сочный язык, бездна изобретательности делают Плавта одним из крупнейших сценических писателей древности, оказавших огромное влияние на развитие комедии нового времени.

Теренций

Еще в большей степени это применимо к Теренцию. Публий Теренций Афр (около 195 — 159 гг.) родился в Африке. Мальчиком он был привезен в Рим в качестве раба и получил там греческое образование. Впоследствии Теренций был своим господином отпущен на волю.

От Теренция сохранилось только 6 пьес: «Андрия», «Евнух», «Свекровь», «Братья», «Формион» и «Наказывающий самого себя». Основной творческий

 
294

прием Теренция не отличается от методов его предшественников, в частности Плавта: переделка греческой комедии с применением контаминации. Образцом служит почти исключительно Менандр. Однако с точки зрения композиции, языка и психологических характеристик действующих лиц Теренций значительно ушел вперед. Он ближе к греческим оригиналам, чем Плавт. .Римская публика его эпохи в художественном отношении несколько выросла: грубости Плавта стали ее шокировать. С другой стороны, дальнейшее распространение греческой моды должно было оттолкнуть образованную часть римского общества от тех народных элементов, которые содержались в творчестве Плавта. С этой точки зрения эволюция от Плавта к Теренцию была регрессом.

У Теренция мы почти не найдем местного римского колорита, римских названий и вообще каких-нибудь намеков на Рим: греческий фон вполне выдержан. Язык Теренция неизмеримо более изящен и гладок, чем у Плавта. Прологи к его комедиям могут считаться одними из самых ранних образцов римского ораторского искусства. Недаром позднейшие римские ораторы тщательно изучали произведения Теренция.

Характеры у Теренция тоньше, сложнее и глубже. Он часто рисует их в развитии, иногда с показом психологических нюансов. Мораль Теренция не поднимается выше правил мещанской благопристойности и приличия. Но по сравнению с полной аморальностью Плавта и это было некоторым шагом вперед.

Влияние Теренция на развитие европейского театра нового времени было еще значительнее, чем влияние Плавта.

Проза. Катон

В предыдущих главах мы видели, как из недифференцированного письменного материала раннего периода к концу III в. стала вырабатываться римская художественная проза. Мы указывали, какую роль в этом процессе сыграла эпоха больших завоеваний, расширившая кругозор римлян, познакомившая их с греческой культурой и пробудившая их национальное самосознание. Аппий Клавдий и особенно Катон были основоположниками латинской литературной прозы. С Катоном как первым римским историком мы познакомились в главе I. Остановимся теперь на других видах его писательской деятельности.

За свою долгую политическую карьеру Катон произнес бесчисленное количество речей. Важнейшие из них под конец своей жизни он литературно обработал и издал. Таких было не менее 150. Сохранилось около 80 отрывков этих речей, в большинстве мелких. Они дают возможность составить представление о Катоне как ораторе и писателе. Несмотря на некоторую архаичность его языка, в нем уже есть элемент художественности. Выразительность, остроумие и находчивость характеризуют речи Катона. Он любит прибегать к образам, взятым из действительности, к метким сравнениям, пословицам и поговоркам. Иногда он поднимается до истинного пафоса.

Катон был образцовым семьянином в старом римском духе. Он сам занимался образованием своего сына Марка и написал для этой цели несколько руководств, составивших в совокупности нечто в роде энциклопедии знаний, необходимых для молодого римлянина. Сюда, вероятно, входили сочинения по медицине, красноречию, военному делу и юриспруденции. От некоторых из них сохранились незначительные отрывки. По ним можно судить, что эти руководства были составлены в чисто догматической форме, без всяких разъяснении.

Кроме учебных пособий, предназначенных для домашнего употребления, Катон написал также несколько сочинений для более широкого круга чита-

 
295

телей. Сюда относятся специальная работа по военному делу и особенно знаменитое сочинение «О земледелии». Последнее является единственным произведением, которое сохранилось от Катона, и вместе с тем самым древним римским прозаическим сочинением, дошедшим до нас. Содержание работы Катона шире ее заглавия, так как в ней автор дает наставления не только по сельскому хозяйству, но и по домоводству, включая правила для изготовления кушаний, медицинские рецепты и т. п. Материал мало систематизирован, что объясняется отчасти добавлениями и переделками популярного произведения Катона в позднейшие эпохи, отчасти самым характером книги: это скорее сборник хозяйственных советов и правил, чем систематическое изложение агрономических знаний. Несмотря на этот недостаток, произведение Катона представляет огромную историческую ценность, так как оно не только подытоживает долголетний опыт самого Катона, который был прекрасным хозяином, но и отражает многовековую земледельческую практику средней Италии.

Изобразительные искусства

В скульптуре и живописи продолжали усиливаться эллинистические влияния, начавшиеся еще в предыдущую эпоху. Их подражательный характер избавляет нас от необходимости говорить о них специально. Массовое появление предметов изобразительного искусства из Греции развивало только коллекционерство и мешало окрепнуть оригинальному римскому творчеству.

В архитектуре нужно отметить помимо усложнения типа частных жилищ, о чем было сказано раньше, строительство крупных общественных сооружений, прежде всего так называемых «базилик». Это были здания, предназначенные для суда и торговых сделок. Они представляли собой большие крытые помещения, разделенные на несколько частей колоннами. Образцами для них служили аналогичные постройки эллинистического типа. Первая такая базилика была сооружена Катоном в 184 г. на форуме рядом со зданием сената (Порциева базилика). На Тибре, ниже Авентина, в 193 г. была построена речная гавань, получившая греческое название «эмпорий». В 70-х годах появляются каменные рынки, пришедшие на смену старым торговым рядам с их деревянными лавчонками. В Риме начинают воздвигать колоннады и арки, украшенные позолоченными статуями греческого типа. Главные артерии города мостят лавой, бассейны облицовывают камнем. Продолжается также постройка храмов, в которых эллинистический стиль все более вытесняет этрусский.

Быт и нравы

Те изменения в быту богатых римлян, которые наметились еще в IV в., теперь под греческим влиянием принимают характер настоящей революции. Староримский дом в III — II вв. окончательно превращается в большое расчлененное жилище, иногда удвоенное по греческому образцу. Его начинают обставлять с изысканной роскошью, до сих пор чуждой Риму. В домах богатых людей появляются предметы греческого искусства, вывезенные из Сицилии и с Балканского полуострова, книги, серебряная посуда, мебель с бронзовой отделкой, ковры и т. п. Меняется характер обеденного стола:

увеличивается количество блюд, они изготовляются тоньше и вкуснее. Поварпрофессионал вытесняет из кухни хозяйку, которая раньше сама, с помощью рабынь, приготовляла еду для семьи. Кулинарное искусство дифференцируется: из него выделяется хлебопечение, приготовление пирожных и т. п. Об этом

 
296

говорит появление в Риме около 171 г. булочных. Греческие вина и понтийская рыба находят широкий доступ к римскому столу. Энний, в подражание одному греческому поэту, пишет гастрономическое стихотворение. В сохранившемся от него отрывке говорится о местах, где водятся самые лучшие сорта рыб. Попойки с неумеренным употреблением неразбавленного вина,* сопровождаемые игрой и танцами греческих арфисток и танцовщиц, становятся обычным явлением.

Меняется не только домашний, но и общественный быт римлян. Количество праздников и народных увеселений растет, увеличивается их продолжительность. Кроме старых состязаний в беге и бега колесниц, на играх появляются греческие атлеты. Театральные зрелища эллинистического типа, о которых мы говорили выше, также были крупным новшеством в общественной жизни Рима. Однако, несмотря на любовь римской толпы к театру, она предпочитала ему более грубые зрелища. Иногда нельзя было закончить спектакля, так как зрители массой уходили из театра смотреть кулачные бои или травлю зверей. В 167 г. лучшие греческие флейтисты оставили публику совершенно холодной. Тогда эдилы приказали им прекратить игру и вступить между собой в кулачный бой, что вызвало неописуемый восторг зрителей.

В описываемую эпоху входят в практику те кровавые зрелища, которые стали потом одним из источников морально-политического разложения римского общества: гладиаторские бои и травля зверей. Бои гладиаторов, как пережиток человеческих жертвоприношений в память умершего появились в Риме, вероятно, под влиянием Этрурии и Кампании. Впервые в 264 г. братья Бруты на похоронах отца устроили бой трех пар гладиаторов на Воловьем рынке. В 216 г. в Риме выступало - уже 22 пары гладиаторов, в 200 г. — 25 пар, в 183 г. — 60 пар. В дальнейшем эти цифры все растут. Травля зверей развивалась параллельно гладиаторским играм и часто была с ними связана. Первое массовое зрелище такого рода засвидетельствовано в 186 г., когда в Рим были привезены африканские звери.

Лучшая часть римского гражданства пыталась бороться с этими кровавыми представлениями, действовавшими на зрителей крайне развращающе. Однако никакие меры не помогали, и, вопреки правительственным запрещениям, гладиаторские бои и звериные травли не прекращались.

Глубокие сдвиги в римских нравах и общественной психологии шли одновременно с изменениями быта. Особенно заметно это сказалось на семейной жизни. Устои римской патриархальной семьи начинают расшатываться. Наиболее ярким выражением этого факта явилась женская эмансипация. Римские матроны стараются завоевать право самостоятельно распоряжаться своим имуществом. Закон не давал для этого никаких оснований, и поэтому они начинают прибегать к различным уловкам (фиктивным бракам и проч.), чтобы добиться освобождения от опеки агнатов. В результате этого в женских руках скапливаются такие крупные состояния, что в 169 г. правительство вынуждено было запретить назначать женщин наследницами по завещаниям. Женская эмансипация шла одновременно с ослаблением власти отца семьи, уменьшением числа браков, увеличением разводов и общим падением старых моральных основ.

Однако было бы ошибкой думать, что все римское общество уже в эту эпоху было охвачено процессом разложения. Во-первых, описанные выше явления захватывали главным образом общественную верхушку и городское население. Во-вторых, даже среди римской знати эти явления встречали отпор среди консервативных элементов. Новые формы быта и новые нравы пробивали себе дорогу в ожесточенной борьбе со старым. Только в свете этой борьбы можно понять переходный II век.

__________

* В старые времена греки и римляне пили вино, сильно разбавленное водой.

297

М Порций Катон, о котором мы не раз говорили на предыдущих страницах и являлся как раз представителем тех консервативных староримских элементов которые боролись против новых течений. Этот консерватизм Катона уживался с тем, что он был передовым италийским хозяином первой половины II в.: образцовым помещиком, беспощадным рабовладельцем, ловким дельцом и коммерсантом, не брезговавшим никакими средствами в получении прибыли. «Он был добрым отцом семейства, хорошим мужем и превосходным хозяином», — говорит Плутарх в биографии Катона. Как ни ценил Катон государственную деятельность, однако исполнение долга гражданина, как он его понимал, т. е. рачительного хозяина и главы семьи, ставил выше всего. Он говорил, что «предпочитает быть хорошим мужем, чем знаменитым сенатором». Катон всегда присутствовал при том, как его жена купала и пеленала детей; только неотложные государственные дела могли помешать этому. Он требовал, чтобы его жена сама кормила грудью ребенка. Своего старшего сына Катон учил сам, хотя у него был образованный раб-учитель. Катон обучал сына чтению и письму, законоведению, гимнастике, фехтованию, верховой езде и т. п. Он собственноручно переписал свое историческое произведение большими буквами, чтобы сын мог познакомиться с историей родного города. Катон был чрезвычайно сдержан в присутствии детей, остерегаясь произносить при них непристойные слова.

Образ жизни Катона был крайне прост и расчетлив. Никаких трат на роскошь или даже простой комфорт не допускалось, он не покупал дорогих рабов и богатых платьев, в доме не было ковров, а стены оставались нештукатуренными. Обычный стол Катона отличался непритязательностью и умеренностью; только в случае появления гостей допускались некоторые излишества.

Среди своих рабов Катон поддерживал суровую дисциплину. Без разрешения хозяина ни один раб не смел выходить из дома; раб, по мнению Катона, должен был или работать, или спать. За мелкие погрешности Катон имел обыкновение собственноручно наказывать провинившегося. В случае тяжелого проступка он судил виновного в присутствии всех рабов, приговаривал его к смерти и приказывал казнить на их глазах. Когда один его раб совершил без ведома господина торговую сделку и это стало известно Катону, то раб повесился. Старых или больных рабов, по мнению Катона, следовало продавать, чтобы не кормить даром. Он поощрял ссоры среди рабов, считая, что они обеспечивают хозяину безопасность.

Свои твердые принципы Катон проводил и в политике. Мы видели выше, как он боролся со сципионовой группой нобилитета. В бытность свою цензором в 184 г. Катон нагнал ужас на римское высшее общество беспощадными мерами против роскоши и распущенности нравов. Он исключил массу уважаемых лиц из сената за проступки, которые казались строгому цензору неблаговидными.* Огромными налогами на предметы роскоши (платья, колесницы, женские наряды, домашнюю утварь) Катон пытался вернуть римлян к старой простоте. Он приказал уничтожить трубы, с помощью которых была проведена вода из городского водопровода в дома и сады частных лиц, распорядился сносить строения, занимавшие часть государственной земли, и т. п.

Но, конечно, наивно было думать, что всеми этими мерами можно было остановить развитие в римском обществе новых взглядов, обычаев и нравов. Они являлись результатом не столько внешних заимствований у греков, сколько продуктом тех глубоких изменений в экономике и социальных отношениях Италии, которые произошли во II в. К обзору этих изменений мы сейчас и переходим.

__________

* Один сенатор, например, на которого смотрели, как на кандидата в консулы, был исключен, по словам Плутарха, за то, что поцеловал свою жену днем и в присутствии дочери.

 

На главную страницу | Оглавление | Предыдущая глава | Следующая глава