Центр Антиковедения


 Жизнь
 Сочинения
 Исследования
 Теургия

Центр
антиковедения

e-mail

2002
© А.В.Петров
© Центр антиковедения

КОММЕНТАРИЙ НА "КРАТИЛА" ПЛАТОНА


[в начало]
предыдущая Схолия 88 следующая
LXXXVIII, 42, 27 - 45, 13: Поскольку имена являются двойными (393b), одни - для невидимых вещей, которые, очевидно, установлены по науке, другие [43] - для разрушимых, с которыми возникают трудности (ведь не пристало, чтобы отцы давали своим детям имена с дурным значением, как, например, Орест, Атрей, Тантал, и не пристало, чтобы они знали заранее будущую жизнь своих детей: ведь и физиогномика - неясное вычисление и особенно по отношению к новорожденным). Итак, для всех этих затруднений, Сократ предоставляет нам ясные правила разрешения (394e sqq). Ведь люди не знают ни невидимых обращений душ ни прорывов в рождение, в которых охватываются почти все деяния [будущих жизней], из-за чего они и не являются судьями правильности имен, соэлементных каждому виду жизни. Напротив, боги и демоны, зная наперед силы и действия душ, ясно ведают и то, как устанавливать имена специфически-соответствующим жизням, и как одному - один, другому - другой распределяют им жребий по достоинству, так и прозвища. А поскольку повсюду причиной сочетания вещей, кажущихся беспорядочными и неопределенными мы считаем случай, постольку, конечно, и здесь следует его считать самой главной причиной. Ведь отцы, устанавливают имена детям, ориентируясь на память или надежду, или что-нибудь в таком роде, а случай неожиданно устанавливает их другим, по сравнению с их, способом из-за согласованности с их жизнью. Вот, скажем, Агамемнон назвал сына Орестом не из-за дикости нрава, но из-за порывистости и подвижности, от "устремляться"(toorouein),илиусматривая в нем такие знаки природы, или желая, что он таким будет, но случай другим способом определил, что это имя более истинно, [чем полагал отец], ведь оно выражает всю его жизнь. Итак, Сократ от такой причины велит производить этимологию имени (394e), а не от более человеческой, [44] ее ведь следует рассматривать согласующейся с вещью. Итак, хотя ближайшая причина имен управляет [ими], в намного большей степени случай является творцом устанавливаемых [имен]. А если такая [ближайшая] причина ошибается, то ничто не препятствует тому, чтобы общая причина, случайная, исправила [эту ошибку], поскольку и в природе это бывает; ведь если частная природа управляет, то много больше управляет общая, а если та ошибается, то общая природа может исправить. Так пусть никто не считает такой случай причиной иррациональной и неопределенной (ведь она в своем действии ориентируется на ум), но "силой божественной и демонической" (ср.: Государство, IX, 592a; Законы, VI, 757e, 759c, Письма, VII, 327e, 336e), вовсе не лишенной соответствующего господства, но все, включая и конечные наши действия, направляющей к Благу и чину вселенной, ведь благодаря ей мы многое делаем правильно, и удачно выражаем, и [о многом] интуитивно догадывается, как, например (Од., XIX, 138-139):
и демон меня надоумил стан превеликий поставить в покоях моих
и (Ил., IX, 600-601)
Ты ж не замысли подобного, сын мой любезный, и демон
Сердце тебе да не склонит к сей думе.
Ведь мы движимы сверху лучшими причинами, способными управлять нашими [действиями] словно бы с краю нашей сущности (ср.: Критий, 109e). Итак, одну причину правильности установления имен - эту - ввел Платон, а другую - поэты, боговдохновенне и интуитивно следующие истинному имяделанию, ориентируясь на результаты дел и с их помощью, словно [с помощью] удачных средств, находят специфически-соответствующие имена. Итак, что мешает поэтам, знающим дерзость Ореста по отношению к матери, за то назвать его Орестом, что онбуен(oreion),[45]дикибестолков, так как оно стяжало начало соответствующего рождения, и передать это имя эллинам, а те, удачно взяв его, неожиданно ввели в употребление? А Сократ, пройдя через единую цепь рода, указывает на этимологию, [говоря], что это, [то есть именование], случается не по выбору людей, так или иначе распределяющих по [своей] способности, но наоборот, что это бывает из-за единого случайного родства, так что тут имеет место всеобщая необходимость, и прозвища установлены тем, кто по видам жизни принадлежит к одному и тому же роду, а не по преемству природы: ведь если [они] вообще лишены общности и чужды [друг другу], как нрав Ореста и Агамемнона, то и прозвания их [таковы].
перевод А.В.Петрова

комментарии