Центр Антиковедения


 Жизнь
 Сочинения
 Исследования
 Теургия

Центр
антиковедения

e-mail

2002
© А.В.Петров
© Центр антиковедения

КОММЕНТАРИЙ НА "КРАТИЛА" ПЛАТОНА


[в начало]
предыдущая Схолия 16 следующая
XVI, 5, 25 - 7, 17: Мнение Кратила происходит от Пифагора и Эпикура (фр. 335 Us), а Гермиппа - от Демокрита с Аристотелем. Ведь Пифагор, когда его спросили, [6] что самое мудрое из сущего, сказал: число, а [на вопрос] что второе по мудрости, ответил: тот, кто установил вещам имена. Под числом он загадочным образом разумеет мыслимый распорядок, охватывающий множество мыслящих видов. Ведь там, вслед за сверхсущим единым существует первое и в собственном смысле число, которое уделяет всем сущим меру сущности, в котором - истинная мудрость и ведение. [Оно] - сущее в себе, к себе возвращающееся, само себя совершенствующее. А поскольку там мыслимое, ум и мышление тождественны, постольку тождественны там и число и мудрость. А под тем, кто установил имена, он [Пифагор] загадочным образом разумеет душу, которая существует после ума. Но они [имена] не вещи, как первый ум, но их изображения и преходящие логосы, имеющие вид сущности. Как изваяния сущих, так имена [являются] мыслящими видами, подражающими числам. Итак, бытие всему - от ума себя ведающего и мудрого, а именование - от души, уму подражающей. Следовательно, говорит Пифагор, не случайно имяделание, но совершается тем, кто взирает на ум и природу сущих. Следовательно, имена существуют по природе.

А Демокрит (фр. 26 Diels), говоря, что имена [существуют] по установлению, обосновывает это четырьмя эпихейремами.
1. Из омонимии: ведь различные вещи называются одним и тем же именем, следовательно, имена не по природе.

2. Из полионимии: ведь если различные имена, и весьма часто, приспосабливаются к одной и той же вещи, невозможно, [чтобы все они были по природе].

3. Третья - из перемены имени: почему мы меняем имя Аристокл на Платон, а Тиртам на Феофраст, если имена по природе? [7]

4. Из отсутствия подобного: почему мы говорим "рассуждать", [производя это слово] от "рассудка", а от "справедливости" ничего не образуем? Следовательно, имена случайны, а не по природе.
Первую свою эпихейрему он назвал "многозначность", вторую "равносильность", <третью - "перемена имени">, четвертую - "безымянность".

Опровергающие его доводы говорят [следующее].
1. Против первого, что ничего удивительного, если одно имя воизображается во многие вещи, поскольку, например, "эрос" указывает на различные [вещи, происходя] от слов "сила" (rome) и "крыло" (pteros).

2. Против второго, что ничто не мешает так и иначе указывать различными именами на одно и то же, как, например "меропс" и "антропос" [обозначают человека]. Поскольку он обладает расчлененной (memerismene) жизнью - меропс, а поскольку взирает вверх на то, на что смотрит (anathrein ha opopen) - антропос.

3. Против третьего, что само это [рассуждение] означает, что имена [существуют] по природе, потому что мы меняем имена употребленные не в собственном значении и вопреки природе на те, что по природе.

4. Против четвертого, что нет ничего удивительного, если изначально установленное имя утрачено из-за давности времени.
перевод А.В.Петрова

комментарии