Центр Антиковедения


 Жизнь
 Сочинения
 Исследования
 Теургия

Центр
антиковедения

e-mail

2002
© А.В.Петров
© Центр антиковедения

РУДОЛЬФ БОЙТЛЕР. ПРОКЛ
R. Beutler. Proklos. - RE, XXIII, 1, 1957, coll. 191 - 208


[в начало статьи]

предыдущая A. Жизнь. следующая
[...стр. 186] Источники. Главным образом: Marinos. Vita Procli, ed. J.F. Boissonade, Lpz. 1814 (см. об этом: A.R. Noe. Die P. - Biographie des Marinos, Diss. Heidelb. 1938. E. Orth. Leben des P., Human. Philos. II, 1938. L. J. Rosan. The philosophy of P., NY, 1949, 11 ff. Кроме этой "Жизни" имеются отдельные замечания у Дамаския, в "Жизни Исидора" (ed. R. Asmus. Lpz. 1911). Все дальнейшее изложение основано на Марине (используются также отрывочные сведения из произведений Прокла). Эта "Жизнь" является пышным прославлением: жизнь Прокла представлена как полное проявление счастья (
Марин, 2: "Я полагаю, мы поставим в качестве наиболее подходящего основания для рассказа счастье блаженного мужа"). Композиция сочинения, согласно Ф. Лео (F. Leo Griech-rom. Biogr. (1901) 263 слл.), слишком поверхностна: в качестве образцов Марин использовал прежде всего "Жизнь Аполлония" Филострата и "Жизнь Плотина" Порфирия. После смерти Прокла Марин выражал интересы той части Школы, которая уделяла особое внимание Аристотелю, тогда как Исидор - противостоящей ей чисто неоплатонической. Марин победил на выборах и чуть ли не на следующий год после смерти Прокла написал его "Жизнь" (См. O. Schisse. o. Bd. XIV S. 1769).

[стр. 187] Согласно "Жизни Прокла" Марина мы имеем следующие факты: Прокл родился в Византии (см. Марин, 6, стр. 13 Fabr.). Год его рождения остается неясным: по Марину, глава 3 (стр. 8 Fabr.) Прокл умер в возрасте 75 лет, по Марину, глава 36 (стр. 88 Fabr.) - в 124 г. "от царствования Юлиана, в архонтат в Афинах Никанора младшего, 17 мунихиона по афинскому календарю, или 17 апреля по римскому". Это дает, в зависимости от того, идет ли речь о начале или о конце правления Юлиана и ведется ли счет по календарным годам или годам правления, 409 или 410 или 412/413 год рождения. В пользу 410 года говорит солнечное затмение которое, как говорит Марин (глава 27), произошло в год его смерти: оно падает на 484 г. Гороскоп, приведенный Марином (глава 35), дает иной год рождения: оно приходится на 18 февраля 412 года. Это расхождение в датах, учтенное уже Фройденталем (J. Freudenthal. Rh. Mus., XLIII, 1888, 486 sqq.), который решил вопрос о годе рождения в пользу 410, часто дискутируется. Последняя попытка, предпринятая Штайном (J. Stein. Memorie della Soc. Astron. Ital., IV, 1938, 227 слл.), установить в качестве точных дат рождения 18 февраля 412 г. и смерти 17 апреля 485 г., пренебрегает указанием Марина (глава 3, стр. 8 Fabr.).

Родителями Прокла были Патрикий и Марцелла (Марин, 6, стр. 13 Fabr.) из Ликии: вскоре после рождения Прокла они вернулись назад в Кеанф в Ликии (Марин, там же, стр. 14 Fabr.), оба были хорошего происхождения и состоятельными людьми (Марин, 8) и отправили Прокла в Ликию получать начальное бразование (Марин, там же). Поэтому Прокл часто назывался ho lykios, ликиец (см. Симпликий. Комм. на "Физику", стр. 404, 16, стр. 611, 1). Свое обучение Прокл Продолжил в Александрии (Марин, 8, стр. 16 Fabr.) уже юношей под руководством ритора Леона Исаврийского (Марин, там же). Там он выучил грамматику с египтянином Орионом (Марин, там же, стр. 17 Fabr.) и латинский. После краткого посещения Византия с его учителем Леоном (Марин, 9, стр. 18 Fabr.) вновь вернулся в Александрию, закончил свое риторическое обучение (Марин, там же, стр. 19, Fabr.) и обратился к философии (Марин, там же). Он изучил сначала Аристотеля у Олимпиадора Египтянина и занялся математикой с Героном.

Еще не достигнув 20 лет он приехал в платоновскую Академию в Афинах (Марин, 10, стр. 21, Fabr.). Тамошние учителя, глава Афинской школы Плутарх Афинский и особенно его преемник Сириан, оказали наибольше влияние на развитие Прокла (Марин, 12, p. 27 sqq., Fabr.; глава 11, стр. 25 сл., Fabr.). Сириан руководил Проклом под контролем Плутарха; с ним он прочел Аристотеля "О душе" и платоновсокго "Федона", и Плутарх требовал, чтобы он записывал эти занятия: тогда из этого действительно получились его "Комментарии Прокла на "Федон". В умозрительном неоплатонизме им руководил Сириан: за два года Сириан прочитал с Проклом все произведения Аристотеля, наподобие mikra mysteria и затем открыл ему ten Platonos mystagogian. Прокл кратко записал эти обсуждения (synoptikos kai met' epikriseos) и позже, в 27-летнем возрасте составил на их основе "блестящие и полные учености "Записки о "Тимее" (Марин, 12, стр. 27-31, Fabr.). В этой школе сформировались [стр. 188] двоякие способности Прокла: с одной стороны, высокий полет мысли в метафизических спекуляциях, с другой, способность к точному пониманию значений слов и филологических трудов его предшественников (См.: Прокл. Комм. на "Государство", II, 134, 5 слл.). После смерти Сириана (когда, неизвестно) следует краткое пребывание во главе школы Домнина из Лариссы (см. Uberweg-Praecher, 12 Aufl., 625.1). После него Прокл принимает схолархат, который продолжается до его смерти. Как схоларх Прокл носит имя Diadochos (Аммоний. Комм. на "Об истолковании", стр. 1, 8; ср.: Симпликий. Комм. на "О небе", стр. 640, 24: Proclos ho ek Lykias oligon pro emon gegonos ton Platonos diadochos).

Когда он примал пост главы Школы, он был уже уважаемым философом и ученым. Какое впечатление производил его учитель, описывает Марин (глава 21 сл.; ср. у Аммония. Комм. на "Об истолковании", стр. 1.: Прокл возвел толкование древних авторов "на вершину человеческой природы"). В своем идеализирующем описани Марин (глава 3 сл., стр. 5, Fabr. слл.) превозносит его выдающуюся способность к восприятию (euaisthesia), а затем его "благородство тела, устроенное согласно умеренности; настолько он был красив на вид, что ни один из писавших его портреты не приблизился к подобию" (ср. Дамаский. Жизнь Исидора, стр. 49 Asm.: "обладающий хорошей памятью, высокообразованный, величественый, благовоспитанный"). Иногда он принимал деятельное участие в открытых политических собраниях (Марин, 15, p. 34, Fabr.). Из-за своих страстных выступлений в поддержку сохранения или восстановления древних религиозных культов при тогдашних полиических сложностях, ему пришлось на год покинуть Афины (подробно у Марина; ср. Дамаский. Жизнь Исидора, стр. 95, 1 слл. Asm.). Прокл уехал в лидию (Марин, 15, стр. 35 сл., Fabr.), однако поддерживал связь в это время с главой школы. Прокл оставался холостым бездетным (Марин, 17, p. 39, Fabr.). Хотя Сириан хотел женить его на Эдесии, сновидение удержало Прокла от брака (Дамаский. Жизнь Исидора, стр. 47. 3 слл. Asm.). Ежемесячно Прокл приносил жертвы Кибелле и исполнял религиозные предписания египтян(Марин, 19, p. 45, Fabr.). Действительно, все великие праздники почти всех народов он справлял по обычаям соответствующих стан (Марин, там же, стр. 46, Fabr.), ибо философ должен быть иерофантом всего космоса (Марин, там же, p. 47, Fabr.).

Из 22 и слл. глав Марина Шиссель (O. Schissel v. Fleschenberg Byzant. Ztsehr., XXVI, 1926, 265 слл.) реконстритует распорядок дня Прокла: на рассвете молитва Солнцу; ранним утром толкование школьных авторов; в первую половину дня работа над своими собственными произведениями; в полдень молитва Солнцу; в начале второй половины дня философские рассуждения с равными; со второй поовины дня и до вечера философская беседа со своими учениками; на закате молитва Солнцу; ночью гимны и т. п. В день он должен был читать пять и более лекций, которые в результате складывались в его сочинения (Марин, 22, стр. 54, Fabr.).

В главах 26-28 Марин сообщает о знакомстве Прокла с орфическо-халдейской теологией: он начал изучать ее у Сириана. Сириан предложил Проклу и Домнину изучать, по [стр. 189] их желанию, или орфические поэмы, или халдейские оракулы; оба не смогли выбрать один предмет. Домнин хотел орфические поэмы, Прокл - халдейские оракулы. Но Сириан умер. Вскоре Прокл изучил Комментарии Сириана на Орфея и также познакомился с сочинениями Порфирия (см. об этом XXII том Реальной энциклопедии, колл. 296 слл.) и Ямвлиха. Он собрал работы предыдущих философов и составил свою обственную критику. Положения халдейских оракулов и важный комментарий к ним он изложил в одной книге спустя четыре года. Марин сам читал у Прокла, когда тот был уже старым, орфические поэмы: при этом он услышал в толкованиях на них Прокла не только стихи известные ему из Сириана и Ямвлиха, но еще и другие, prosphyestera te theologia, наиболее богословские. Марин просил Прокла дать комментарий на эти стихи; Прокл ответил, что явившийся ему во сне его устель Сириан запретил ему это. Тогда Марин настойчиво попросил "чтобы он отметил понравившееся ему в книгах учителя", на что Прокл согласился и т. о. возникли scholia kai hypomnemata eis Orphea, примечания и комментарии к Орфею, хотя Прокл и не смог сделать это для всех орфических песен. Некую роль во введении Прокла в халдейскую практику играла, по Марину(глава 28, стр. 71, Fabr.) также Асклепигения, дочь Плутарха: она была посвящена своим отцом в orgia великого Нестория (см. Bd. XVII, s. 137). Прокл умер от тяжелой подагры (Марин, 20, стр. 48, Fabr. и глава 31, стр. 77, Fabr.). Он был погребен в Ликабете, рядом с Сирианом (Марин, 36, p. 90 Fabr.). На его нагробии написана эпиграмма, которую Прокл написал о себе:
Я из Ликии Прокл, а воспитан я был Сирианом;
Чтобы наставнику вслед здесьже наставником стать.
Общие наши тела покрыает могильная насыпь -
Общий последний приют две успокоил души.
                  пер. М. Л. Гаспарова
По Марину (глава 38, стр. 94, Fabr.) Прокл иногда выстраивал свои произведения в особом порядке: всем прочим он предпочитал комментарии на "Тимея" и имел обыкновение говорить, что "будь на то его воля, он из всех старинных книг оставил бы только оракулы (Logia) да "Тимея", а все остальное уничтожил бы для нынешних людей (!), которые только себе же вредят, подступаясь к книгам неискушенно и опрметчиво". По Комм. на "Тимея", I, 13, 14 слл. суть платоновской философии содержится в "Тимее" и "Пармениде", однако "Парменид" часто оказывается неверно понятым (см. Комм. на "Парменида", 630 слл.) О. Шиссель фон Флешенберг (Neophilologus, XIV, 1929, 49 слл.) правомерно заключает из этого, что у Прокла было, по крайней мере гипотетически, желание заменить в ямвлиховском порядке чтения лекций по "Пармениду" на лекции по "Халдейским оракулам".

Кроме этих необходимых сведений, сообщаемых Марином, кое-что дает "Жизнь Исидора" Дамаския. А именно, что между Проклом и Саллюстием возникли разногласия на личной почве, и поэтому Саллюстий был противником спекулятивной философии Прокла (стр. 55, 24 Asm.), что Прокл однажды лечился у врача Иакова (стр. 74, 37 слл.), что между Проклом и Исидором при их первой встрече сначала возникла взаимная симпатия, однако с течением [стр. 190] времени она перешла в свою противоположность (стр. 49, 26 слл. Asm.). Когда при жизни Прокла встал вопрос о его преемнике по схолархату, подходили для этого только Исидор и Марин (стр. 88, 21 слл. Asm.). Дамаский (стр. 81, 5 слл.) приводит часть переписки Прокла с Исидором. Прокл решил, что его преемником будет Марин, во всем ему следовавший, и только благодаря Исидору он был сменен.

Предполагаемый портрет Прокла см. у G.Rodenwaldt в Progr. z. Winckelmannsfest der Arch. Ges. zu Berlin, LXXVI, 1919, Taf. III, 2.

Литература (не названная в соответствующих местах): Zeller. Phil. d. Gr., III, 2, 734. K.Manitius в его Ausgabe der Hypotyp. astronom. posit., 276 слл. L.J.Rosan. The Philos. of P. N.Y., 1949, 11 слл.

перевод А.В.Петрова