Л.Г.ПЕЧАТНОВА.
Кризис спартанского полиса.
СПб., 1998

ПРЕДИСЛОВИЕ
ЧАСТЬ 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ
ГЛАВА I. Спартанский полис на рубеже веков. Социально-экономические сдвиги
1. Заговор Кинадона
2. Неодамоды
3. Закон Эпитадея
4. Гипомейоны
5. Мофаки
ГЛАВА II. Спартанская держава Лисандра
1. Лисандр и Пелопоннесская война
2. Гармосты и форос
3. Декархии Лисандра
ГЛАВА III. Спартанский полис на рубеже веков. Политика и идеология.
1. Лисандр и спартанский полис
2. Царь Павсаний и политическая ситуация в Спарте в конце V века до н.э.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЧАСТЬ 2. ХРЕСТОМАТИЯ
ГЛАВА 1. Социально-экономический кризис
1. Появление в Спарте золотой и серебряной монеты
2. Закон Эпитадея
3. Резкое сокращение гражданского коллектива
4. Заговор Кинадона
ГЛАВА 2. Политический кризис
1. Борьба за власть внутри правящего дома
2. Политические процессы
3. Проекты государственного переустройства
ГЛАВА 3. Спартанская держава Лисандра
1. Декархи, гармосты, форос
2. Борьба Спарты с демократическими режимами
3. Критика спартанской державной политика
СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ



Публикации Центра антиковедения СПбГУ

|Главная страница|


Л.Г.ПЕЧАТНОВА   Кризис спартанского полиса. Часть II

ГЛАВА III. СПАРТАНСКАЯ ДЕРЖАВА ЛИСАНДРА

1. Декархи, гармосты, форос

Лисандр положил начало межполисному объединению всех олигархических элементов в греческих полисах. Как сообщает Диодор (XIII, 70,4) и Плутарх, впервые идею создания тайных политических клубов (гетерий) Лисандр осуществил в Эфесе в 407 г. Там между ним и представителями олигархических кругов состоялся сговор, целью которого было повсеместное уничтожение демократий афинского образца и создание в малоазийских полисах корпоративных тираний, т.н. декархий.

  • Плутарх. Лисандр, 5, 5-6

…Лисандр, созвав в Эфесе, в качестве представителей от городов, людей, которые по его мнению возвышались над толпой умом и отвагой, впервые внушил им мысль о переворотах и создании власти десяти, которая впоследствии при нем и установилась. Он уговаривал и подстрекал этих людей к созданию тайных обществ и внимательному наблюдению за состоянием государственных дел, обещая им одновременно с крушением Афин уничтожение демократии и неограниченную власть в родном городе. Его деятельность внушала доверие к его словам: своих друзей и гостеприимцев он возводил на высокие и почетные должности, поручал им командование войсками; ради их корысти становился соучастником их несправедливостей и ошибок. Взоры всех были устремлены на него, все угождали ему и хотели иметь его начальником, рассчитывая, что под его властью им не будет отказа ни в чем, даже в самом важном…

Перевод М.Е. Сергеенко

Из отрывка Диодора ясно видны три основных элемента спартанской державы: декархии, гармосты, форос.

  • Диодор, XIV, 10, 1-2

Поставив навархом42 Лисандра, они приказали ему отправиться по городам назначить в каждом из них начальника, которого они называют гармостом43, ибо лакедемоняне, уничтожая демократии, хотели управлять этими городами при помощи олигархии. Они заставляли покоренные города платить форос; прежде в Лакедемоне вовсе не имела хождение монета, теперь же к ним ежегодно поступало со всех сторон больше тысячи талантов фороса44.

Перевод М.Е. Сергеенко

2. Борьба Спарты с демократическими режимами

Установление декархий стало непосредственным поводом для насильственных действий. Оно сопровождалось повсеместным террором и избиением демократов. Сам Лисандр в покоренных общинах вел себя как человек, лично способствующий резне и изгнанию демократов. Он прославился организацией массовых репрессий демократов в масштабах, которые не знала еще Греция.

  • Плутарх. Лисандр, 13-14

…Уничтожив демократию и другие законные формы правления, Лисандр в каждом городе оставлял по одному гармосту из лакедемонян и по десять человек правителей из членов тайных обществ, организованных им наспех по городам. В этом отношении он действовал одинаково и во вражеских и в союзнических городах, подготовляя себе в известном смысле господство над Элладой. Он назначал правителями не по признаку знатности или богатства: члены тайных обществ, связанные с ним союзами гостеприимства, были ему ближе всего, и он позволял им безответственно распоряжаться почестями и наказаниями. Лично присутствуя при многих казнях, изгоняя врагов своих друзей, он дал эллинам образчик лакедемонского правления, судя по которому добра от Спарты ждать было нечего. Комический поэт Феопомп45 обмолвился по этому поводу сравнением лакедемонян с трактирщицами: в то время как эллины вкушали сладостнейший напиток свободы, они подлили туда уксусу; питье стало противным и горьким, так как Лисандр не только не позволил народу распоряжаться своими делами, но и из олигархов вручил власть в городах самым дерзким честолюбцам.

14. …Тут он уже во всех городах без исключения уничтожил законный государственный строй, поставил правительства из десяти человек и в каждом городе многих граждан казнил, а многих заставил бежать. Самосцев он изгнал всех, а город передал изгнанникам46. Отняв у афинян Сест, он не разрешил его жителям остаться в городе, а отдал его вместе с его землей кормчим и начальникам гребцов, служившим под его начальством47. Это был первый его поступок, который отказались признать в Лакедемоне48: жители Сеста были возвращены обратно…

Перевод М.Е. Сергеенко

Фасосские события изложены у Полиена (I, 45, 4) и К.Непота (Лис., 2, 2). Приведем рассказ Полиена, который представляется нам типичным для суждения о характере действий Лисандра за границей.

  • Полиен, I, 45, 4

Лисандр овладел Фасосом49. Среди фасосцев было много сторонников Афин, которые в страхе перед лаконцем скрылись. А он, собрав фасосцев в храм Геракла, обратился к ним с весьма дружеской речью, обещая полное прощение всем скрывающимся и заверяя их, что с теми, кто доверится ему, ничего страшного не случится: порукой тому - этот вот священный участок Геракла, где он произносит речь. Те из фасосцев, кто прятался, поверив его любезным речам, вышли наружу. А Лисандр, выждав несколько дней, чтобы те еще больше осмелели, приказал схватить их всех и заколоть.

Перевод Л.Г. Печатновой

О поведении Лисандра в Милете в 405 г. мы узнаем главным образом от Плутарха и Полиена (I, 45, 1). Оба автора приводят эту историю в качестве примера исключительного вероломства и беспринципности Лисандра. Общим их источником скорее всего был Эфор. Приведем более подробный рассказ Плутарха.

  • Плутарх. Лисандр, 8

История с Милетом подтверждает эти его качества. Когда его друзья и гостеприимцы, которым он обещал уничтожить демократию и изгнать их противников, изменили свой образ мыслей и примирились с врагами, он притворился на людях, что радуется этому и сам принимает участие в примирении, но с глазу на глаз бранил и поносил своих друзей, подстрекая к нападению на народ. Когда он увидел, что начинается восстание, он устремился в город на помощь, но на первых же встретившихся ему мятежников грозно прикрикнул и посулил наказать их. Другим же он велел ободриться и не ждать ничего плохого в его присутствии. Так лицемерил он, появляясь в разных личинах, потому что хотел, чтобы наиболее сильные и преданные народу люди не бежали, а остались в городе и были убиты. Так и случилось. Положившиеся на него были все перерезаны. Андроклид вспоминает его слова, изобличающие легкость, с какой Лисандр относился к клятвам50. Он советовал, по его рассказу, обманывать взрослых людей клятвами, как детей костяшками в игре в кости, следуя в этом Поликрату Самосскому51. Это было неправильно. Военачальник не должен был брать пример с тирана; не по-лаконски было относиться к богам, как к неприятелю, и даже с еще большей дерзостью, потому что клятву, данную врагу, нарушают из страха перед ним, а данную богу - из пренебрежения к нему.

Перевод М.Е. Сергеенко

3. Критика спартанской державной политика

Ксенофонт в 14-й главе "Лакедемонской политии" дает оценку современной ему Спарте. Она тем более объективна, что принадлежит автору, скорее склонному преувеличивать, чем преуменьшать достоинства Спарты. Однако несмотря на свое бесспорное лаконофильство, Ксенофонт не мог не видеть, что в 70-е годы IV в. Спарта уже далеко ушла от той идеальной модели, что нарисована им в основной части "Лакедемонской политии". Главную причину девальвации этических ценностей в спартанском обществе Ксенофонт усматривает в том, что после Пелопоннесской войны здесь произошли качественные изменения, несовместимые с принципами Ликургова космоса. Для Ксенофонта современная ему Спарта имеет уже мало общего с той картиной, которая нарисована им в первых тринадцати главах "Политии", картиной, исполненной глубокого восхищения Спартой и ее людьми. По всей видимости, 14-я глава, занявшая место эпилога, была написана Ксенофонтом позже основного текста "Лакедемонской политии", где-нибудь между 378 и 369 гг., когда даже пристрастный наблюдатель не мог не увидеть всех негативных сторон спартанской державной политики.

  • Ксенофонт. Лакедемонская полития, 14

Если бы меня спросили, сохраняются ли законы Ликурга без изменений до настоящего времени, я, клянусь Зевсом, не осмелился бы утверждать это с уверенностью. Мне известно, что прежде спартанцы предпочитали жить в своем отечестве и находиться среди своих, обладая скромным достатком, вместо того, чтобы быть гармостами в чужих городах, где льстецы развращают их52. Я знаю также, что раньше, если у кого было золото, они боялись показать это. Теперь же есть такие, которые этим гордятся. Мне также известно, что раньше чужестранцев изгоняли из Лакедемона, а спартанцам, чтобы граждане не подпали под дурное влияние и не стали бы легкомысленными, запрещали селиться вне государства. Я знаю также, что теперь те, кто считаются первыми людьми в городе, прилагают все усилия, чтобы стать гармостами в чужих землях. Было время, когда спартанцы стремились к тому, чтобы достойно предводительствовать: теперь же они домогаются командования, но не стараются быть достойными его. Прежде греки приходили в Лакедемон, чтобы просить спартанцев возглавить их в борьбе против тех, кого они считали своими обидчиками; теперь, напротив, уже не раз эллины призывали друг друга воспрепятствовать спартанцам восстановить их гегемонию. Не следует удивляться, что поведение спартанцев вызывает упреки, ибо они открыто перестали повиноваться богу и законам Ликурга.

Перевод М.Н. Ботвинника


Следующая страница


ПРИМЕЧАНИЯ

41. Для спартанских властей естественным было стремление скрыть эту скандальную историю не только от внешнего мира, но и от собственных сограждан. В обществах, подобных спартанскому, право на владение информацией было привилегией исключительно правящего сословия.   (назад)

42. Наварх - адмирал, руководитель союзного флота. В конце Пелопоннесской войны сосредоточение в руках наварха одновременно военной и политической власти, их тесный синтез, привели к тому, что власть наварха стала почти равной царской власти (ср. Аристотель. Пол., II, 6, 22, p.1271a).   (назад)

43. В период архаики так назывались должностные лица, ежегодно посылаемые в города периеков для поддержания в них порядка. В конце V- н. IV вв. гармостами стали называть спартанских офицеров, которые посылались в освобожденные от Афин города и оставались там на длительный срок. Гармосты с гарнизонами стали главным средством, объединяющим города в спартанскую державу.  (назад)

44. Принудительный денежный взнос, собираемый не только в военное, но и в мирное время. По окончании Пелопоннесской войны Спарта, используя опыт Афинского морского союза, учредила союзную кассу и обязала всех членов своей державы вносить тужа ежегодно определенную сумму денег. Она составляла более тысячи талантов в год.  (назад)

45. Феопомп - современник Аристофана. В своих комедиях нападал на Еврипида.  (назад)

 46. Под изгнанниками имеются в виду 400 аристократов, изгнанных в 412 г. при помощи афинян в результате демократического переворота на Самосе (Фук., VIII, 21).  (назад)

47. Кроме организации декархий Лисандр по образцу афинских клерухий сделал попытку создать военно-земледельческую колонию в Сесте, где он поселил своих ветеранов (осенью 405 г.).   (назад)

48. Создавая подобную колонию, Лисандр преследовал чисто политические цели - укрепление личных связей с войском и создание опорного пункта не столько спартанского, сколько своего собственного господства над Элладой. Последнее его намерение, по-видимому, и вызвало противодействие в Спарте.  (назад)

49. На Фасосе Лисандр оказался в 405 г. Зная о стойких демократических традициях Фасоса и о приверженности его граждан к Афинам, он прибег к физическому уничтожению всех своих политических противников. То же самое он проделывал и в других городах, действуя, как правило, хитростью и обманом. Так, в Милете по его приказу было уничтожено 800 граждан, противников олигархии (Плут. Лис., 19, 3; Полиен, I, 45, 1).  (назад)

50. Циничное отношение к клятвам и жертвоприношениям - характерная черта не одного только Лисандра. К началу IV в. греки вполне уже усвоили технику жертвоприношений и всегда могли добиться нужного им результата. Характерен в этом отношении эпизод с Агесилаем, который в опасный для Спарты момент продолжал совершать жертвоприношения до тех пор, пока не добился нужного результата (Ксен. Гр. ист., III, 3, 4). И это, по-видимому, было обычной практикой.  (назад)

51. Тиран Самоса в середине VI в.  (назад)

52 Пример Клеарха, гармоста Византия 409 - 408 гг., пожалуй, самый яркий для суждения о тех тенденциях, которые вели к трансформации власти гармоста в тираническую власть (Диод., XIII, 66, 6; XIV, 12).   (назад)


|Главная страница|


© 1998 г. Л.Г.Печатнова
© 1998 г. Издательство СПбГУ
© 2000 г. Центр антиковедения