Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Л.А.ПАЛЬЦЕВА

Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии. СПб., 1999

Глава IV. Архаические Мегары

§ 3. Борьба за Саламин


предыдущий разделоглавлениеследующий раздел

- 247 -

В конце VII - первой половине VI в. до н. э., когда внутриполитическая борьба в Мегарах достигла особой остроты, резко осложнились отношения Мегар с соседними Афинами. Причиной длительного военного противостояния было стремление двух соседних полисов завладеть островом Саламином, близко примыкающим к северо-западному побережью Аттики и к северо-восточному побережью Мегариды. Борьба за Саламин, длившаяся несколько десятилетий и завершившаяся включением острова в состав Афинского государства, оказала значительное влияние на социально-экономическое развитие обоих государств. Это событие вызвало заметный резонанс в античной литературе, породив острую дискуссию о праве на владение островом. До нас дошли лишь отголоски этой дискуссии, причем, по большей части, в поздних источниках, но и они дают представление, во-первых, о характере взаимных обвинений сторон, и, во-вторых, о тех аргументах, которые использовались обоими полисами для обоснования своих прав на спорную территорию. Дошедшая до нас традиция содержит чрезвычайно мало фактических данных об афино-мегарских столк-
- 248 -

новениях, и вместе с тем мы видим, как из столетия в столетие передаются малодостоверные рассказы, обрастающие с течением времени подробностями полуанекдотического характера. Героем этих рассказов выступает в одних случаях Солон, в других - Писистрат, а иногда оба они представляются участниками одних и тех же событий. Таким образом, на основании имеющихся данных довольно трудно определить, когда в действительности остров перешел во владение афинян. Как в античной традиции, так и в современной литературе нет однозначного ответа на этот вопрос. [50] Между тем он имеет большое значение для правильного понимания многих аспектов внутренней истории Мегар и Афин.

Площадь Саламина сравнительно невелика (93 км 2]). [51] Почва здесь не отличалась плодородием, но была вполне пригодна для выращивания маслин и винограда. Помимо этого, население острова занималось разведением пчел и производством сыра. [52] В древнейшие времена остров, по-видимому, был тесно связан с Эгиной. На это указывает местоположение древней

- 249 -



столицы острова (Страбон специально подчеркивает, что она была обращена к Эгине - Strab., IX, 1, 9, p. 393), - а также мифологическая традиция, связывающая Саламин с домом Эака, правителя Эгины (Apollod., III, 12, 6; Strab., IX, 1, 9, p. 394; Diod., IV, 72; Paus., I, 35, 2). В истории Саламина, как свидетельствует Страбон (Strab., IX, 1, 11, p. 395), был и период независимого существования, приходящийся, скорее всего, на "темные века" и начало архаики, когда соседние государства еще не являлись настолько сильными, чтобы претендовать на остров.

Почти все дошедшие до нас известия об афино-мегарской войне относятся ко времени Солона или Писистрата. Между тем некоторые источники указывают, что война началась задолго до известной акции Солона, имела затяжной характер и складывалась неблагоприятно для афинян (Plut. Sol., 8; Justin, II, 7, 7; Diog. Laert., I, 46). Об этом раннем этапе борьбы мы практически ничего не знаем и можем говорить о нем лишь в самой общей форме.

Очевидно, что противостояние Мегар и Афин началось за-

- 250 -

долго до кульминационных событий конца VII - начала VI в. до н. э. В процессе становления новой государственной формы - полиса, по мере того как консолидирующийся гражданский коллектив начинал осознавать свои групповые территориальные интересы, пограничные конфликты и войны становятся обычным явлением. Нередко причиной конфликтов являлось столкновение интересов ведущих морских держав того времени.

Как было показано выше, уже во второй половине VIII в. до н. э. Мегары вывели свои первые колонии в Сицилию и Пропонтиду. Развитие морской торговли и колонизации требовало обеспечения безопасности морских путей, ведущих в мегарскую гавань Нисею. Можно думать, что уже в VIII в. до н. э. овладение Саламином стало для мегарян насущной потребностью. [53] Аттика, где в это время происходил процесс объединения земель вокруг Афин, тем не менее не сразу оценила стратегическое значение Саламина на подступах к аттическому побережью. Нам ничего не известно о крупных морских предприятиях Афин в VIII в. до н. э. По-видимому, становление Афин как морского государства начинается только в VII в. до н. э., с созданием навкрарий, и лишь по мере увеличения численности своих кораблей и расширения морских связей афиняне должны были осознать значение острова, лежащего напротив их побережья. [54]

Саламин был не единственным местом, где столкнулись интересы Мегар и набирающего силу Афинского государства. Еще до того, как началась борьба за Саламин, мегаряне вступили в конфликт с афинянами в районе Элевсина, который, как известно, являлся последним центром, присоединившимся к Афинам в процессе синойкизма (вероятно, в первой половине VII в. до н. э.). [55] В античной традиции есть указания на то, что и мегаряне претендовали на эту область, причем не всегда без-

- 251 -

успешно. Мегарские предания сохранили воспоминания о зависимости Элевсина от Мегар (Plut. Thes., 10). [56] Притязания мегарян на Элевсинскую область были вызваны, скорее всего, аграрным голодом. У Павсания есть любопытный рассказ об афинском вестнике Антемокрите, похороненном у священной дороги, соединявшей Элевсин и Афины. Его убили мегаряне, когда он шел к ним в качестве вестника, чтобы запретить им незаконно обрабатывать землю. Судя по контексту, речь идет о земле в области Элевсина (Paus., I, 36, 3; ср. также: Paus., III, 4, 6, где говорится о гневе элевсинских богинь, постигшем мегарян за то, что они обработали часть священной земли).

Данные такого рода позволяют говорить о том, что конфликт Мегар и Афин начался в период завершения афинского синойкизма. Во второй половине VII в. до н. э. напряженность в отношениях двух соседних полисов проявилась уже в виде открытых военных действий. Обострение афино-мегарских отношений, как было показано выше, относится к периоду, предшествующему установлению тирании Феагена, т. е. предположительно к 650-640 гг. до н. э. Популярность Феагена как военачальника показывает, что его действия против афинян были успешными. Вероятно, в целях укрепления своей популярности он и после захвата власти должен был проводить жесткую антиафинскую линию в вопросе о Саламине. Вместе с тем нельзя не признать, что политика мегарского тирана в отношении Афин являлась достаточно гибкой и дальновидной. Выдав свою дочь замуж за Килона, Феаген тем самым пытался, видимо, опереться на определенные круги в Афинах, настроенные по отношению к Мегарам более лояльно, чем род Алкмеонидов. Еще более красноречивым свидетельством активной политики Феагена в отношении Афин может служить поддержка, оказанная им Килону во время известного мятежа 636 г. до н. э. Не вдаваясь подробно во все спорные вопросы, связанные с Килоновой смутой, [57] мы отметим лишь те аспекты, которые могут быть интересны в плане характеристики афино-мегарских отношений.

Как сообщает Фукидид (Thuc., I, 126), Килон начал мятеж в Афинах, опираясь на группу друзей (вряд ли очень многочисленную) и на военный отряд, присланный из Мегар Феагеном. По-видимому, этот отряд и составлял главную опору мятеж-

- 252 -

ников. Учитывая это, можно, очевидно, более правильно понять и оценить реакцию афинян и Алкмеонидов на действия Килона: ведь афинский Акрополь был захвачен не просто группой молодых людей, лидер которых претендовал на власть в родном городе, - он был занят воинским контингентом из соседнего недружественного государства. Таким образом, фактически можно говорить о военной интервенции Мегар, чем в известной степени, видимо, объясняется та бескомпромиссность и жестокость, которые были проявлены при подавлении мятежа.

Уничтожение мегарского отряда в Афинах должно было еще более обострить отношения соседних полисов. Вероятно, имен-
но в период между подавлением мятежа и выступлением Солона (около 600 г. до н. э.) происходит серия столкновений, связанных с попытками афинян захватить остров. Дело доходило до морских сражений: Павсаний рассказывает, что в одном из мегарских храмов он видел медный нос триеры, захваченной в морской битве с афинянами за Саламин (Paus., I, 40, 5). Как сообщает Плутарх, вследствие постоянных неудач утомленные войной афиняне приняли закон, запрещающий под страхом смертной казни поднимать вопрос о возобновлении борьбы за остров (Plut. Sol., 8).

О новом этапе борьбы за Саламин, связанном с деятельностью Солона, сообщают многие древние авторы. Среди этих свидетельств есть краткие упоминания о вкладе Солона в завоевание острова, но есть и красочные подробные рассказы о ходе военной операции и о последующих событиях. Наиболее полный рассказ о борьбе за Саламин содержится у Плутарха (Plut. Sol., 8-12); дополнением к нему являются данные, сообщаемые Аристотелем, Демосфеном, Страбоном, Энеем Тактиком, Полиэном, Юстином, Павсанием и Диогеном Лаэртским.

Следует, однако, отметить, что дошедшая до нас традиция об этом событии, в основном поздняя, содержит довольно значительную хронологическую путаницу. Солон иногда выступает вместе с Писистратом; некоторые авторы говорят только о Писистрате, приписывая ему то, что другие относят к Солону.

Плутарх упоминает события, связанные с борьбой за Саламин, в следующей последовательности: длительная неудачная война с мегарянами; закон, запрещающий продолжение войны; выступление Солона с его элегией "Саламин"; возобновление войны и завоевание острова; новые нападения мегарян; приглашение спартанцев в качестве посредников и передача ими

- 253 -

острова Афинам; и, наконец, новые атаки со стороны мегарян и вытеснение афинян с Саламина (Plut. Sol., 8-10; 12). В современной литературе высказывались разные соображения по поводу хронологической привязки этих событий. Нам представляется, что завоевание Солоном острова и посредническую миссию спартанцев следует отнести к периоду до архонтства Солона, [58] а последующее вытеснение афинян с острова - ко времени смут, наступивших после отъезда Солона из Афин.

Говоря о завоевании Саламина, Плутарх приводит две версии этого события. Согласно первой версии (наиболее распространенной, как он пишет) Солон участвовал в военной кампании вместе с Писистратом. Точно такой же рассказ (о попытке мегарян захватить афинских женщин, приносящих жертву Деметре, о переодевании афинских юношей в женские одежды и нападении на мегарян, о захвате Саламина) приводится у Полиэна (Polyaen. Strateg., I, 20, 12), который вместе с тем ничего не говорит об участии Писистрата в этих событиях. В наиболее раннем варианте (IV в. до н. э.) подобный рассказ встречается у Энея Тактика, у которого, однако, отсутствует мотив переодевания юношей, а героем повествования является не Солон, а Писистрат. Этот сюжет, почти в том же виде, повторяется у Юстина (Justin., II, 8) и Фронтина (Frontin. Strateg., IV, 7, 44). Как предполагает Г. Бузольт, источником данной версии был Эфор или, возможно, Феопомп. [59]

Вторая версия, которую приводит Плутарх, выглядит в целом как более исторически достоверная. Здесь важно упоминание о наборе пятисот добровольцев, о принятии постановления, согласно которому добровольцы, отправляющиеся на остров, в случае победы должны будут составить гражданский коллектив, и некоторые другие детали. Точно такой же рассказ, в более сжатом виде, излагается у Элиана (Aelian. V. H., 7, 19). Однако и в этой версии есть черты, показывающие ее сравнительно позднее происхождение. Как указывает Г. Бузольт (со ссылкой на И. Тепффера), рассказ скомпонован на основе обычаев, связанных с культом Афины на мысе Скирадии, возникших уже после перехода острова под власть афинян. [60]

- 254 -

Таким образом, обе версии рассказа о стратегии Солона содержат элементы позднего происхождения; в то же время, если первый рассказ является очевидной литературной фикцией, то в основе второго рассказа можно усмотреть отдельные черты реальных событий, имевших место в период Саламинской войны.

К числу наиболее спорных деталей рассказа о войне за Саламин относится упоминание о совместном участии в походе Солона и Писистрата. Неисторичность этого сообщения отмечают многие современные исследователи. [61] Уже Аристотель в "Афинской политии" высказывает сомнение по этому поводу. "Это, - пишет он, - несовместимо с возрастом из обоих, если принять во внимание время жизни того и другого, а также при каком архонте каждый из них умер" (Arist. Athen. Pol., 17, 2).

И все же нельзя не считаться с тем, что упоминания о Писистрате в связи с саламинскими событиями не случайны. Тот же Аристотель (Arist. Athen. Pol., 14, 1; 22, 3), а до него Геродот (Herod., I, 59) подчеркивают, что Писистрат пришел к власти в Афинах после того, как прославился в войне с мегарянами.

Состояние традиции породило в современной литературе
большие расхождения в вопросе о времени завоевания Саламина афинянами. Существующие точки зрения можно условно разбить на три группы. Наиболее распространенной является версия, опирающаяся на данные Плутарха и предлагаемую им хронологию событий. Согласно этой версии, которой придерживался Дж. Грот и после него многие исследователи, Саламин был завоеван Солоном до проведения им реформ. [62] По второй версии Саламин был впервые захвачен Солоном, затем вновь перешел к мегарянам и окончательно закрепился за Афинами благодаря победам Писистрата. [63] Третья группа исследователей, вслед за У. Виламовицем фон Мёллендорфом, помещает войну с Мегарами на время после солоновских реформ, считая, что остров был впервые завоеван Писистратом. [64] Отрицая уча-

- 255 -

стие Солона в войне за Саламин, сторонники этого мнения (как, например, Б. Низе) полагают, что утверждение позднейшей традиции об участии Солона в Саламинской войне основано лишь на стихах самого Солона (имеется в виду его элегия "Саламин"). Такую точку зрения поддерживает и С. Я. Лурье, предложивший следующую реконструкцию событий. По его мнению, борьба за Саламин началась не до архонтства Солона, как утверждает Плутарх, а после возвращения законодателя из путешествия, т. е. около 580 г. до н. э. Именно тогда, как считает С. Я. Лурье, уже немолодой Солон слагает свою знаменитую элегию " Саламин", призывая граждан возобновить борьбу за остров. Но во главе отряда, отправленного на Саламин, был поставлен не Солон, а молодой Писистрат, которому удалось не только отвоевать Саламин, но и захватить мегарскую гавань Нисею. [65]

Эта версия, как нам кажется, неоправданно преуменьшает степень участия Солона в саламинских событиях, сведя его заслугу лишь к написанию элегии. Традиция об участии Солона в войне за Саламин, несмотря на все неточности, содержащиеся в ней, несомненно, основана на реальных фактах. Участие Солона в войне с Мегарами и завоевание острова привели к росту его авторитета среди сограждан, создали ему репутацию героя, что должно было способствовать получению им чрезвычайных полномочий и всеобщему согласию следовать новым законам. Да и статуя Солона на Саламине, о которой упоминают Демосфен и Эсхин, вряд ли была поставлена лишь по случаю написания элегии (Demosth., XIX, 251; Aeschyn., I, 25 f.). Неоправданной представляется также столь поздняя дата начала саламинской кампании.

Принимая во внимание всю совокупность данных, сообщаемых источниками об афино-мегарской борьбе за Саламин, мы считаем наиболее приемлемой следующую последовательность событий. В конце VII в. до н. э., после некоторого перерыва в военных действиях, Солон возобновил борьбу за Саламин. Около 605-600 гг. до н. э., т. е. за несколько лет до архонтства Солона (594 г. до н. э.), остров был завоеван афинянами, но положение

- 256 -

их оставалось непрочным вследствие постоянных попыток мегарян вернуть остров. Состоявшееся затем решение спартанцев, официально признавших Саламин владением афинян, на некоторое время стабилизировало ситуацию. Однако после отъезда Солона из Афин, в период начавшейся смуты, остров вновь был захвачен мегарянами. Последний этап борьбы за Саламин связан с именем Писистрата, который около 565 г. до н. э. нанес мегарянам окончательное поражение, захватив не только остров, но и мегарскую гавань Нисею. Лишь после победы Писистрата афиняне смогли фактически закрепиться на острове. [66]

Потеря Саламина имела для Мегар чрезвычайно важные последствия. Как уже отмечалось, долгое время остров был для Мегар своеобразным резервным земельным фондом, позволявшим в какой-то степени решать сложные социально-экономические проблемы (или, по крайней мере, несколько ослаблять их негативное воздействие). В течение столетия, отделяющего основание Византия (660 г. до н. э.) от основания Гераклеи Понтийской (560 г. до н. э.), мегаряне не вывели ни одной колонии, [67] что в значительной степени связано с возможностью использовать земельные ресурсы острова. После завоевания Саламина афиняне выводят на остров собственных клерухов, [68] вытеснив,

- 257 -

очевидно, мегарских поселенцев. Последовавшее вскоре основание Гераклеи Понтийской явилось, как нам представляется, попыткой Мегар компенсировать утрату острова и разрядить таким образом обострившуюся социально-политическую обстановку, которая в течение рассматриваемого периода и без того была крайне нестабильной.

предыдущий разделоглавлениеследующий раздел


Примечания

[49] Раскопки водоема, возведенного при Феагене, производились в 1900 и в 1957 гг. Памятник сохранился довольно хорошо, и его монументальный вид вполне соответствует описанию Павсания, который особо подчеркивает размеры и красоту сооружения (Paus., I, 40, 1). См.: Daux G. Chronique des fouilles // BCH. T. 82. N 1. 1958. P. 688 ff.

[50]Вопрос об афино-мегарской борьбе за Саламин в XIX в. рассматривался в рамках общих трудов по истории Греции (см., напр.: Holm A. Griechische Geschichte. Bd. I. Berlin, 1886. S. 466, 481; Meyer Ed. Geschichte des Altertums. Bd. II. Stuttgart, 1893. S. 645).

Наиболее полно (с подробным разбором источников и анализом существующих точек зрения) этот вопрос был исследован Г. Бузольтом (см.: Busolt G. Griechische Geschichte biz zur Schlacht bei Chaeroneia. Bd. II. 2 Aufl. Gotha, 1895. S. 213-223.). В той или иной степени история борьбы за Саламин затрагивается в ряде статей и монографий (см.: Ленцман Я. А. Достоверность античной традиции о Солоне // Древний мир: Сб. статей в честь В. В. Струве. М., 1962. С. 579 и сл.; Касаткина Н. А. Ранние военно-земледельческие поселения афинян (VI в. до н. э.) // Страны Средиземноморья в античную и средневековую эпохи. Горький, 1985. С. 4 и сл., Linforth J. M. Solon the Athenian. Berkeley, 1919; Aly W. Solon // RE. 2-te Reihe. Bd. III. Hbbd. 5. 1927. Sp. 946 ff.; Highbarger E. L. The history and civilization... P. 127 ff.; French A. Solon and the megarian question // JHS. Vol. 77. Part 2. 1957. P. 238 ff.; Woodhouse W. J. Solon the Liberator. Oxford, 1938; Jeffery L. H. Archaic Greece. P. 156).

[51]Страбон сообщает, что в древности остров имел другие названия - Скирада, Кихрея, Питиусса. Происхождение имени "Саламин" некоторые исследователи связывают с семитским schalom (мир). Сами греки объясняли это название с помощью этимологической легенды о Саламине, дочери Асопа (Paus., I, 35, 2). См.: Bürchner. Salamis // RE. 2-te Reihe. Bd. I. 1920. Sp. 1826.

[52]О производстве сыра: Strab., IX, 1, 11, p. 395. Сыр и мед были основными предметами экспорта Саламина (см.: Bürchner. Salamis. Sp. 1828).

[53]В это время, однако, Мегары вели изнурительную борьбу с Коринфом и едва ли могли ставить перед собой задачу овладения Саламином. О древних, восходящих к периоду "темных веков", связях населения Мегариды с островом см. выше (гл. II, § 6).

[54]Касаткина Н. В. Ранние военно-земледельческие поселения... С. 5; Busolt G. Griechische Geschichte. S. 116; French A. Solon and the megarian question. P. 245.

[55]О синойкизме в Аттике см.: Колобова К. М. Древний город Афины и его памятники. Л., 1961. С. 14 и сл.; Фролов Э. Д. Рождение греческого полиса. С. 85 и сл.; Beloch J. Griechische Geschichte. 2 Aufl. Bd. I. Abt. 1. Strassburg, 1912. S. 206 f.; Bengston H. Griechische Geschichte. 4 Aufl. München, 1969. S. 84 f.

[56]Подробнее см. в гл. II. § 6.

[57]Литература по этой теме указана выше в прим. 34.

[58]См. также: Касаткина Н. А. Ранние военно-земледельческие поселения... С. 6; Busolt G. Griechische Geschichte... S. 220; Wagner M. Zur geschichte der attischen Kleruchien. Tübingen, 1914. S. 4; Aly W. Solon. Sp. 950.

[59]Busolt G. Griechische Geschichte... S. 219.

[60]Ibid.

[61]Касаткина Н. А. Ранние военно-земледельческие поселения... С. 7; Beloch J. Griechische Geschichte. Bd. I., S. 309 ff.; Wilamowitz - Möllendorf U. von. Aristoteles und Athen. Bd. I. S. 267 f.; Meyer E. Megara. Sp. 186.

[62]См., напр.: Aly W. Solon. Sp. 950; French A. Solon and the megarian question. P. 241.

[63]Касаткина Н. А. Ранние военно-земледельческие поселения... С. 7; Meyer Ed. Geschichte des Altertums. Bd. II. S. 645; Holm A. Griechische Geschichte. Bd. I. S. 466, 481; Busolt G. Grieschische Geschichte... S. 219.

[64] Wilamowitz - Möllendorf U. von. Aristoteles und Athen. Bd. I. S. 267; Niese B. Historische Untersuchungen für A. Schaefer. Bonn, 1882. S. 21 f.; Toepffer Joh. Quaestiones Pisistrateae. Dorpati, 1886. S. 1 ff.: Meyer E. Megara. Sp. 186; Jeffery L. H. Archaic Greece. P. 156; Ehrenberg V. Der Staat der Griechen. I. Teil. Leipzig, 1957. S. 21.

[65]Лурье С. Я. История Греции. СПб., 1993. С. 197.

[66]Нисея была вскоре отвоевана мегарянами, после чего граждане посвятили в Дельфы статую Аполлона (Paus., X, 15, 1).

[67]Если не считать отправки в Сицилию Памилла, ставшего ойкистом Селинунта (см. выше гл. III, § 2).

[68]Основанием для датировки афинской клерухии на Саламине служит найденный на острове афинский декрет о саламинских клерухах. Надпись датируется VI в. до н. э. (более точная датировка затруднена вследствие плохой сохранности текста). Нам кажется, что даже самая "низкая" из предложенных дат (конец VI в. до н. э.) не препятствует предположению о том, что клерухия была выведена вскоре после завоевания острова Писистратом (декрет, регулирующий отношения между Афинами и Саламином, мог появиться спустя некоторое время после основания клерухии). Афинской клерухии на Саламине посвящена обширная литература (см., напр.: Лурье С. Я. Древнейшие аттические надписи // Вспомогательные исторические дисциплины. М.; Л., 1937. С. 79 и сл.; Яйленко В. П. Греческая колонизация VII - III вв. до н. э. (по данным эпиграфических источников). М., 1982. С. 199; Касаткина Н. А. Ранние военно-земледельческие поселения... С. 8 и сл.; Köhler U. Attischer Volkbeschluss aus dem sechsten Jahrhundert // Athen. Mitt. Bd. IX. 1884. S. 117 ff.; Foucart P. Decret athenien du VI siecle // BCH. T. 12. 1888. P. 1 ff.; Meritt B. D. Notes on attic decrees // Hesperia. Vol. X. 1941. P. 301 ff.; Wade - Gery H. T. The sixth-century athenian decree about Salamis // CQ. 1946. Vol. 40. P. 101 ff.; Meiggs R., Lewis D. A selection of greek historical inscriptions. Oxford, 1969. P. 27. N 14.

[69]Trever A. A. The intimate relation between economic and political conditions in history as illustrated in ancient Megara // CPh. Vol. XX. 1925. P. 126; Meyer E. Megara. Sp. 184; Oost S. J. The Megara of Theagenes... P. 191 f. - Впрочем, А. Тревер и С. Уст полагают, что уже в это время в Мегарах мог начаться процесс сращивания родовой аристократии со слоем "новых богачей", в результате чего формировалось высшее сословие, называемое обычно олигархическим.


© 1999 г. Л.А.Пальцева
© 1999 г. Изд-во Санкт-Петербургского университета
© 2001 г. Центр антиковедения