Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Л.А.ПАЛЬЦЕВА

Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии. СПб., 1999

Глава III. Колонизационная деятельность Мегар

§ 2. Мегаряне в Сицилии

а) Местное население Сицилии
б) Хронологический вопрос
в) Мегары Гиблейские
г) Селинунт



предыдущий разделоглавлениеследующий раздел

- 97 -

Колонизационная деятельность Мегар явилась заметным явлением в общем потоке греческой колонизации. Мегары были среди первых городов, основавших свои колонии на Западе и на Северо-востоке. И хотя по числу своих колоний они уступали таким городам, как Халкида и Милет, а значение многих мегарских апойкий не выходило за пределы своего региона (за исключением разве что Византия), Мегары, несомненно, могут быть отнесены к числу крупнейших и наиболее значительных греческих метрополий.

В хронологическом плане мегарская колонизация четко распадается на три этапа, каждый из которых характеризуется освоением определенного региона. Первый этап, относящийся ко второй половине VIII в. до н. э., ознаменовался выведением колонии в Сицилию (Мегары Гиблейские). Второй этап, продолжавшийся около пяти десятилетий (711-660 гг. до н. э.), увенчался основанием в северной части Пропонтиды четырех апойкий (Астак, Калхедон, Селимбрия, Византий), а также небольших поселений, примыкающих к ним. После основания Византия (ок. 660 г. до н. э.) колонизационная деятельность Мегар надолго прекращается. Лишь столетие спустя Мегары вновь выводят свои колонии, направившись теперь к берегам Черного моря. Начинается третий этап мегарской колонизации, в течение которого появились Гераклея Понтийская (около 560 г. до н. э.) и Месембрия (вторая половина VI в. до н. э.).

В этом параграфе мы рассмотрим начальный этап мегарской колонизации, связанный с проникновением мегарян в Сицилию. Во второй половине VIII в. до н. э. Сицилия и Южная Италия становятся местами массовой колонизации, в отличие от других районов Средиземноморья и Причерноморья, где в это время появляются лишь отдельные греческие колонии, отделенные друг от друга большими расстояниями (см. карту).

Греческая колонизация Сицилии в последние десятилетия привлекает все более пристальное внимание ученых. Архео-

- 98 -



логические исследования, проводившиеся на острове в конце XIX - начале XX в. итальянским ученым П. Орси, впервые дали обширный материал, относящийся как к греческим городам Сицилии, так и к местным поселениям. В послевоенные годы начались археологические раскопки во многих районах Сицилии и Южной Италии, благодаря чему появилась возможность использовать при создании общей картины греческой колонизации этого региона не только литературную традицию, но и археологический материал. Особенно значительные результаты были получены во время раскопок в Мегарах Гиблейских, Наксосе, Геле, Селинунте, Гимере, Моргантине, а также при исследовании многих сикульских, элимских и финикийских центров Сицилии. [32] Принципиально новым элементом в исследованиях данного периода стало применение методов аэрофото-

- 99 -

съемки и электромагнитного зондажа. Благодаря этим исследованиям были выявлены особенности городской планировки отдельных центров (Мегары Гиблейские, Моргантина, Агригент, Селинунт), обнаружено множество ранее неизвестных поселений, главным образом негреческих, в прибрежных и внутренних районах Сицилии, раскопаны некрополи - как греческие, так и местные. Результаты этих исследований вносят весьма существенные коррективы в наши представления о процессе греческой колонизации в Сицилии и о характере взаимоотношений колонистов с местным негреческим населением.

а) Местное население Сицилии

Знакомство населения Эгеиды с жителями Сицилии началось уже в микенское время. Об этом свидетельствуют многие мифы и легенды, в которых находят отражение контакты обитателей эгейского мира с Сицилией и прилегающими к ней островами. Дедал при дворе царя Кокала, смерть Миноса, путешествие Геракла за коровами Гериона, царство Эола - вот неполный перечень сюжетов, связанных с этим районом Средиземноморья. Археологические материалы, полученные в течение последних пятидесяти лет (а также отдельные микенские находки П. Орси), в целом подтверждают легендарную традицию о ранних контактах греков с Сицилией. [33]

В VIII в. до н. э., в начальный период греческой колонизации Сицилии, остров заселяли сиканы, возможно, пришедшие из Иберии (Thuc., VI, 2, 2; Diod., V, 6, 1; Dion. Halic., I, 22), сикулы, переселившиеся из Италии (Thuc., VI, 2, 4; Dion. Halic., I, 22), моргеты, появившиеся в Сицилии вместе с сикулами (Dion. Halic., I, 12; I, 73; Strab., VI, 1, 6, p. 257), и элимы, которых античная традиция изображает как троянцев, прибывших в Сицилию после Троянской войны (Thuc., VI, 2, 3; Dion. Halic., I, 47; I, 52; I, 63; Strab., VI, 1, 3, p. 254; VI, 2, 5, p. 272). Данные античной традиции показывают, что сикулы и немногочисленные моргеты населяли восточные районы Сицилии, сиканы располагались к

- 100 -

западу от сикулов, а элимы занимали крайнюю западную часть острова. Как свидетельствует Фукидид, к моменту появления греков в Сицилии уже обосновались финикийцы, населявшие города Мотий, Солоент и Панорм (Thuc., VI, 2, 6). [34]

Древние авторы сообщают о большом количестве местных, негреческих городов Сицилии. Особенно обширную информацию по этому вопросу дают Фукидид, Диодор Сицилийский, Страбон и Плиний Старший. Всего в античной традиции упоминаются около восьми десятков сикульских, сиканских, элимских и финикийских городов и поселений. Таким образом, греческие поселенцы столкнулись здесь с достаточно высокоразвитой городской цивилизацией, о чем свидетельствуют не только литературные источники, но и данные археологии.

Первые раскопки догреческих центров Сицилии были предприняты еще в конце XIX в. П. Орси. В 50-х годах XX в. начался новый, более интенсивный этап исследований. Особенно много местных поселений и прилегающих к ним некрополей открыто в Восточной и Юго-Восточной Сицилии, в районах, непосредственно соприкасавшихся с греческими городами. Полученный в ходе раскопок материал показывает, что к моменту начала колонизации наиболее удобные для поселения пункты восточного побережья Сицилии были заняты сикулами. Во многих случаях можно говорить о непрерывном заселении этих мест с неолитического периода. В настоящее время следы догреческого населения выявлены в районе Наксоса, Катаны, Леонтин, Сиракуз, Мегар Гиблейских, Камарины, Гелы и других греческих городов. Особенно густо был заселен район, примыкающий к Сиракузам. На острове Ортигия, где находилась древнейшая часть греческих Сиракуз, близ храма Афины П. Орси открыл остатки двух овальных хижин, относящихся к сикульскому поселению. Около фонтана Аретузы было обнаружено несколько камерных гробниц. [35] Материалы поселения относятся к периоду, непосредственно предшествующему возникновению колонии (850-

- 101 -

730 гг. до н. э.). Это соответствует данным Фукидида, который говорит о вытеснении сикулов с Ортигии при основании Сиракуз (Thuc., VI, 3, 2). К югу от Сиракуз, в Кассибиле, обнаружен другой догреческий центр Восточной Сицилии. В южной части плато, на котором располагались Акры, находится еще один крупный местный центр - Монте Финоччито (археологический материал датируется 750-650 гг. до н. э.). [36] Небольшое поселение существовало и непосредственно на том месте, где появилась сиракузская колония Акры. К нему относится небольшой некрополь в селении Пинита, где исследовано 50 захоронений. [37] Раскопки итальянских археологов Дж. Джентили и П. Пелагатти в Наксосе, самой ранней греческой колонии Сицилии, выявили несколько захоронений эпохи бронзы и начала железа. Установлено, что и здесь греческая колония возникла на месте более раннего местного поселения. [38] В Леонтинах найдены остатки небольшого сикульского поселения на холме Сан Мауро, несколько ниже раннего акрополя греческого города. Другое сикульское поселение располагалось на соседнем холме Метапиккола. Около конца VII в. до н. э. при расширении оборонительных сооружений этот холм был включен в городскую территорию. Здесь же в долине Сан Алое обнаружен сикульский некрополь, давший местную сикульскую керамику, самые поздние образцы которой датируются временем около 700 г. до н. э. [39]

Самое крупное и хорошо изученное поселение этого периода, расположенное близ современного города Панталика, может быть идентифицировано с древней Гиблой, столицей царя Гиблона, который передал часть подвластной ему прибрежной территории мегарским поселенцам (Thuc., VI, 4, 1). [40] Поселе-

- 102 -

ние находилось в 20 км от побережья, на холме с обрывистыми склонами, и было прекрасно защищено самой природой. По-видимому, царство Гиблона включало прилегающее к Мегарам плато Монте Лауро и охватывало все побережье от мыса Ксифоний (совр. Августа) на севере до района Сиракуз на юге. При этом основная часть населения была сконцентрирована в поселениях, удаленных от побережья.

Раскопки в Панталике дают представление о сикульском городе, являвшемся резиденцией местного правителя. В центральной части городища выявлено массивное здание
(37,5×11 м), стены которого были сложены из каменных блоков без связующего раствора. Монументальность сооружения, резко выделяющегося на фоне скромных жилищ остального города, позволяет видеть в нем дворец местного царя. С восточной стороны к дворцу примыкала ремесленная мастерская, где найдены остатки бронзового литья и фрагменты каменной литейной матрицы. Поселение, окруженное оборонительной стеной с башнями, представляло собой город-крепость, явно доминирующий над окружавшими его небольшими поселениями. За пределами города выявлен обширный некрополь, насчитывавший более пяти тысяч погребений XII - VIII вв. до н. э. Около 700 г. до н. э. поселение Панталика было разрушено, как полагает Дж. Колдстрим, вследствие экспансии Сиракуз. [41]

Результатом целенаправленной политики вытеснения сикулов из прибрежных районов явилось исчезновение многих сикульских поселений Восточной и Юго-Восточной Сицилии. Особенно интенсивно этот процесс протекал в окрестностях Сиракуз, откуда сикулы были вытеснены в отдаленные от побережья горные районы и в засушливый юго-восточный угол острова. [42] Активное наступление на сиканов происходило в районе родосско-критской колонии Гелы, где местное население было оттеснено из прибрежной зоны в горные районы. [43]

- 103 -

Изучение местных центров Восточной Сицилии показывает, что судьба их после появления греческих колоний складывалась по-разному. Одни поселения прекратили свое существование, уступив место городам греческих переселенцев. Другие, расположенные на некотором удалении от побережья, за пределами хоры греческих городов, спустя некоторое время стали испытывать сильное влияние последних. По мнению Дж. Колдстрима, большое количество находимой в местных центрах греческой керамики, как привозной, так и изготовленной в сицилийских колониях греков, а также возникновение своеобразного сикульского геометрического стиля, сохранившего некоторые местные формы, но заимствовавшего декоративные элементы греческой керамики, свидетельствует о торговом обмене с колонистами. [44] Греческое влияние становится особенно заметным в VII - VI вв. до н. э. Раскопки сиканского некрополя VII - VI вв. до н. э. в Бутере, в 15 милях от Гелы, дали большое количество греческой керамики. Здесь же был найден героон, близкий по типу к греческим сооружениям архаической поры. Архитектурные заимствования выявлены и в других местных центрах (Монте Сарачено, Сан Мауро и др.), где были раскопаны дома и храмы греческого типа. [45] В то же время исследователи отмечают, что процесс эллинизации местных центров происходил неравномерно: в одних местах греческое влияние ощущается уже в VIII в. до н. э. (Сан Мауро), в других оно становится очевидным лишь с VI в. до н. э. Это, как считает Д. Адаместеану, может свидетельствовать об оппозиционности части сикульского населения по отношению к пришельцам в ранний период существования греческих колоний. [46]

Одним из вариантов развития отношений греческих переселенцев и местного населения в Сицилии было прямое порабощение последнего. Именно это произошло в Сиракузах, где вскоре после основания колонии началось наступление на одно из обитавших здесь сикульских племен - киллириев (калликириев). [47]

- 104 -

Античная традиция указывает, что положение киллириев, находившихся в порабощении у гаморов, [48] было близко положению спартанских илотов и других аналогичных групп зависимого населения (Herod., VII, 155; Timaeus, FGrHist., 566 F 8; Arist., fr. 586 Rose[3]; Zenob. Prov., IV, 54; Suid., Phot. s. v. kallikuvrioi). [49]

Рассмотренные нами данные о местном населении Восточной Сицилии показывают, в какую этническую среду попали мегарские переселенцы, основавшие в VIII в. до н. э. Мегары Гиблейские. Ближайшими соседями мегарских колонистов были племена сикулов. Но отношения мегарян с сикулами - по крайней мере в начальный период колонизации - сложились иначе, чем в соседних Сиракузах.

б) Хронологический вопрос

Процесс основания мегарских колоний в Сицилии невозмож-
но рассматривать изолированно, без учета данных, касающихся других колоний этого региона. Говоря о начале мегарской колонизации, мы должны будем обратиться к проблеме основания сицилийских колоний, хронологический аспект которой вызвал немало споров в научной литературе. Сложность и противоречивость дошедшей до нас традиции заставляет изучить этот вопрос в широком контексте, с привлечением как прямых, так и косвенных свидетельств. Вместе с тем, насколько это возможно, постараемся не слишком удаляться от основной цели нашего исследования. Следует заметить также, что в силу специфики материала данные об основании Мегар Гиблейских и Селинунта будут рассмотрены параллельно, несмотря на временной интервал, отделяющий эти две колонии.

Среди литературных источников по вопросу о греческой колонизации Сицилии основное место занимает отрывок из VI книги "Истории" Фукидида. Говоря о подготовке афинянами в 415 г. до н. э. сицилийской экспедиции, историк делает небольшое отступление, в котором излагает историю Сицилии с древнейших времен. Он говорит о величине острова (VI, 1),

- 105 -

о народах, населявших его до прибытия греческих колонистов (VI, 2), после чего предпринимает экскурс в историю греческой колонизации Сицилии (VI, 3-5). Фукидид рисует уникальную по полноте и степени систематизации материала картину заселения Сицилии греческими колонистами. Не случайно именно его данные были положены в основу создания хронологической системы, принимаемой большинством современных авторов. [50] Вместе с тем нельзя не согласиться с замечанием Ж. Берара относительно того, что сицилийский экскурс Фукидида, как всякий источник, требует к себе внимательного отношения. [51] Для того чтобы яснее был ход дальнейших рассуждений, представим данные Фукидида в виде следующей схемы (см. след. стр.).

Как уже неоднократно отмечалось исследователями, представляющийся столь цельным и последовательным рассказ Фукидида об основании сицилийских колоний в то же время скрывает в себе немало неясностей и порождает целый ряд вопросов. [52] Несомненно, что, обращаясь к событиям трехсотлетней давности, Фукидид во многом зависел от тех источников, которые были в его распоряжении. Трезвый аналитический ум историка, блестяще проявившийся при описании событий не-

- 106 -

Колонии
(в порядке их перечисления у
Фукидида)
Время основания Метрополии Ойкисты Традиционная дата
Наксос Первая из колоний Сицилии Халкида Фукл 734
Сиракузы Спустя год после Наксоса Коринф Архий 733
Леонтины Спустя пять лет после Сиракуз Наксос Фукл 728
Катана После Леонтин Наксос Эварх 728
Мегары Гиблейские Около того же времени
(прибытие мегарян в Сицилию)
Мегары Ламис 727
Селинунт Спустя сто лет после основания Мегар Мегары Гиблейские Памилл 627
Гела Спустя 45 лет после основания Сиракуз Родос и Крит Антифем и Энтим 688
Акрагант Спустя 108 лет после основания Гелы Гела Аристоной и Пистил 580
Занкла   Кима, Халкида Периер и Кратемен  
Гимера   Занкла Евклид, Сим и Сакон  
Акры Спустя 70 лет после основания Сиракуз Сиракузы   663
Касмены Спустя 20 лет после основания Акр Сиракузы   643
Камарина Спустя 135 лет после основания Сиракуз Сиракузы Даскон и Менекол 598

давнего прошлого, в данной ситуации мог помочь ему при отборе фактологического материала для создания связного исторического рассказа, но очевидно, что временные интервалы, на которых основана хронологическая система Фукидида, были установлены уже до него. В настоящее время считается, что предшественником Фукидида в этом вопросе был Антиох Сиракузский, однако невозможно определить, какими источниками

- 107 -

пользовался Антиох, воссоздавая историю сицилийских городов, и являлся ли он создателем той хронологической системы, которую мы находим у Фукидида. [53]

Числа, которыми Фукидид обозначает интервалы, отделяющие основание одной колонии от другой, как полагают многие исследователи, появились в результате расчета, основанного на поколениях. Так, 245 лет, отделяющие основание Мегар Гиблейских от их гибели, получены из расчета - семь поколений по 35 лет; 70 лет, которые отделяют Акры от Сиракуз, составляют два поколения по 35 лет. Наряду с интервалами, полученными из расчета поколений, есть некоторые округленные цифры, например - 100 лет, отделяющие основание Мегар от Селинунта, или 20 лет, разделяющие Акры и Касмены. Впрочем, интервал между Мегарами и Селинунтом мог быть произведен из расчета три поколения в 100 лет. [54]

Таким образом, интервалы между основаниями городов, указанные Фукидидом, скорее всего, приблизительны. Между тем на них основывается система абсолютных дат основания сицилийских колоний. Отправной точкой при определении абсолютной хронологии служит сообщение Фукидида о том, что Мегары Гиблейские на 245-м году после основания были разрушены сиракузским тираном Гелоном (Thuc., VI, 4, 2). Точная дата падения города неизвестна: Геродот говорит только, что это произошло в период между приходом Гелона к власти в Сиракузах и битвой при Гимере, т. е. между 485 и 480 гг. до н. э. (Herod., VII, 156-157). Наиболее вероятной датой считается 482 г. до н. э. (с возможными отклонениями на год в ту или другую сторону); таким образом, основание Мегар Гиблейских может быть отнесено к 727 г. до н. э. Исходя из этой даты, с помощью ин-

- 108 -

тервалов, указанных Фукидидом, высчитываются даты основания других колоний. Но здесь обращает на себя внимание еще одна неясность - в тексте Фукидида не отмечен интервал, разделяющий даты возникновения Мегар и Леонтин. Большинство исследователей полагают, что этот интервал составлял не более одного года, следовательно, основание Леонтин относится к 728 г., Сиракуз - к 733 г., Наксоса - к 734 г. до н. э. Опираясь на дату основания Сиракуз, можно рассчитать даты других колоний, для которых указаны интервалы по отношению к Сиракузам. Даты Селинунта (627 г. до н. э.) и Акраганта (580 г. до н. э.) определяются благодаря интервалам по отношению к их метрополиям - Мегарам Гиблейским и Геле. [55]

Для установления абсолютной хронологии сицилийских колоний важны также указания относительно времени основания Камарины. Согласно Фукидиду, она была основана через 135 лет после Сиракуз. Другие источники дают нам точную дату основания города, соотнесенную с системой счета лет по Олимпиадам. В схолиях к Пиндару (Schol. ad Pind. Olymp., V, 16, 19) сообщается, что Камарина появилась в 45-ю Олимпиаду (600-596 гг. до н. э.) и была разрушена в 57-ю Олимпиаду (552-448 г. до н. э.). У Псевдо-Скимна есть указание на то, что город до его разрушения существовал 46 лет (Ps.-Scymn., v. 294-296). Это позволяет отнести основание Камарины к 598-596 гг. до н. э., а Сиракуз соответственно к 733-731 гг. до н. э.

Схолии к Пиндару указывают также дату основания Акраганта. Прославляя олимпийскую победу Ферона в 476 г. до н. э., Пиндар замечает, что город появился за сто лет до этой победы (Pind. Olymp., II, 166). Схолиаст, уточняя дату возникновения Акраганта, сообщает, что он был основан в 50-ю Олимпиаду (580-576 гг. до н. э.) и что с момента основания города до победы, прославляемой Пиндаром, прошло 104 года (Schol. ad Pind. Olymp., II, 166). Это позволяет отнести основание Акраганта к 580 г. до н. э., Гелы (с учетом интервалов,

- 109 -

данных Фукидидом) - к 688 г. до н. э., Сиракуз - к 733 г. до н. э. [56]

Приведенные выше расчеты показывают, что существовала связная хронологическая система, фиксирующая время основания сицилийских колоний. Эта система, в наиболее полном виде сохранившаяся у Фукидида, была, видимо, известна также Пиндару и его схолиасту.

Как уже отмечалось, для Фукидида древняя история Сицилии едва ли являлась темой самостоятельного исследования. В вопросе сицилийской хронологии Фукидид, по общему признанию, зависел от Антиоха Сиракузского. Последний, в свою очередь, должен был опираться в этом вопросе на местную сицилийскую традицию. Трудно сказать, однако, когда и кем впервые были сопоставлены данные об основании городов, положенные в основу хронологической системы Антиоха - Фукидида. Можно лишь утверждать, что в центре внимания Антиоха (или его неведомого предшественника) находились Сиракузы, по отношению к которым датируется основание не только вторичных колоний, выведенных из Сиракуз (Акры, Камарина), но и таких городов, как Леонтины и Гела. В системе Антиоха - Фукидида нет абсолютных дат. [57] Обращает на себя внимание и тот факт, что для трех городов (всего в сицилийском экскурсе Фукидида упомянуто 13 колоний) не даны интервалы, отделяющие их от других колоний. Это Мегары Гиблейские, время основания которых исчисляется указанным выше способом, а также Занкла и ее колония Гимера. Не вносит ясности в этот вопрос и "Хроника" Евсевия, который, как полагают некоторые авторы, опирается в целом на ту же систему Антиоха - Фукидида, расходясь с нею лишь в отдельных случаях. Приведем сравнительную таблицу дат оснований, расположив названия колоний в том порядке, в каком они перечислены у Фукидида (см. след. стр.).

Сравнение данных двух источников показывает, что даты Евсевия близки датам Фукидида, главным образом, когда речь идет о первичных колониях (Наксос, Сиракузы, Гела). Значительные расхождения имеются для таких вторичных колоний, как Катана и - особенно - Селинунт. Следует заметить, что

- 110 -

  Евсевий
  Фукидид Армянская
версия
Иероним
Наксос 734 736 741
Сиракузы 733 734 738
Леонтины 728    
Катана 728 734 736
Мегары 727    
Селинунт 627   650
Гела 688 688 690
Акрагант 580    
Занкла     756
Гимера      
Акры 663    
Касмены 643    
Камарина 598 598 600

помимо объективных причин, породивших расхождения в датировках, в отдельных случаях могли иметь место и случайные факторы, например невнимательность переписчика. [58] Однако, что касается даты основания Селинунта, приведенной в Иеронимовской версии Евсевия, то она заслуживает особого внимания, ибо находит неожиданное подтверждение. Диодор, говоря о разрушении Селинунта в 408 г. до н. э., отмечает, что город существовал 242 года, т. е. появился в 650 г. до н. э. (Diod., XIII, 59, 4). К этой дате мы еще вернемся в дальнейшем. Теперь же заметим лишь, что "высокая" дата основания Селинунта находится в противоречии с хронологией Фукидида, который указывает интервал в 100 лет между основаниями Селинунта и Мегар.

Поскольку Евсевий не дает дату основания Мегар Гиблейских, единственную возможность определить ее предоставляет

- 111 -

сообщение Фукидида об интервале в 245 лет, отделяющем появление города от его взятия Гелоном. При этом следует помнить, что полученная дата - 727 г. до н. э. - покоится на весьма зыбком основании, ибо точное время разрушения города неизвестно, а цифра 245, возможно, получена из расчета 7 поколений по 35 лет и, следовательно, является приблизительной. [59]

Рассказ о прибытии в Сицилию мегарских поселенцев следует в экскурсе Фукидида после сообщений об основании Леонтин и Катаны: "Около того же времени прибывший в Сицилию во главе колонии Ламис из Мегар основал выше реки Пантакия небольшое поселение по имени Тротил. Потом он вышел оттуда в Леонтины и вместе с халкидянами принимал короткое время участие в управлении Леонтинами; будучи изгнан халкидянами, Ламис основал Тапс и затем погиб, прочие же товарищи его изгнаны были из Тапса и после того, как царь сикулов Гиблон передал им свою область и сам стал во главе их, основали Мегары, прозванные Гиблейскими. Прожив здесь 245 лет, они были выгнаны из города и области его тираном сиракузским Гелоном". (Thuc., VI, 4, 1-2; пер. Ф. Ф. Мищенко).

Мы уже обращали внимание на тот факт, что Фукидид не указывает интервал, отделяющий основание Мегар Гиблейских от основания Сиракуз (или другой ранней колонии). Создается впечатление, что эта неопределенность в тексте Фукидида - при явном стремлении историка к точному, по возможности, определению относительных дат для каждой колонии - не случайна. По-видимому, в источнике, которым располагал Фукидид, была какая-то неясность в отношении Мегар - относительная дата либо отсутствовала, либо она казалась историку подозрительной, отчего он не включил ее в свой экскурс. Выражение "около того же времени" (kata; de; to;n aujto;n crovnon), с помощью которого Фукидид вводит мегарский эпизод в свое повествование, может быть истолковано по-разному. С одной стороны, можно думать, что мегаряне появились в Сицилии вскоре после основания Леонтин и Катаны, но вместе с тем ничто не мешает предположить, что они прибыли несколько ранее возникновения этих городов и успели обосноваться в Тротиле еще до того, как Фукл с халкидянами основал Леонтины. То, что эпизод, связанный с прибытием мегарян в Сицилию,

- 112 -

следует после упоминания Леонтин и Катаны, не может служить датирующим признаком, поскольку при перечислении колоний Фукидид не придерживается строго хронологического принципа. История основания Мегар Гиблейских оказалась слишком растянутой во времени (все этапы скитаний мегарян, перечисленные Фукидидом, от момента их прибытия в Сицилию до основания Мегар Гиблейских, должны были занять не один год), чем впоследствии могли быть вызваны сложности с датировкой отдельных эпизодов. Возможно, именно этим объясняется осторожное и неопределенное обозначение времени прибытия мегарян в Сицилию. Впрочем, в тексте Фукидида есть одна деталь, позволяющая думать, что к моменту основания Леонтин мегаряне уже были в Сицилии. Говоря о поселении Ламиса и мегарян в Леонтинах, Фукидид употребляет глагол sumpoliteuvw, что указывает на равный с халкидянами гражданский статус мегарских поселенцев. Но известно, что равные права на участие в управлении государственными делами получали обычно первопоселенцы, совместно основавшие колонию; поселенцы, позднее прибывающие в уже основанный город, как правило, получали урезанные права (это, в частности, хорошо видно на примере Сиракуз). Данное соображение, хотя оно и не может служить безусловным доказательством, позволяет предположить, что мегаряне появились в Леонтинах в период основания колонии, и, следовательно, их прибытие в Сицилию относится к более раннему времени.

Важным дополнением к сообщению Фукидида о скитаниях мегарян в Сицилии является рассказ Полиэна (Polyaen., V, 5), который уточняет кое-какие детали и в то же время в некоторых пунктах расходится с версией Фукидида. Согласно Полиэну, Феокл, [60] приведший халкидян для основания Леонтин, застал это место занятым сикулами. Халкидяне, обменявшись с сикулами клятвами верности, поселились здесь же. Когда пришли в Леонтины мегарские колонисты, [61] Феокл договорился с ними,

- 113 -

чтобы они, не обремененные клятвой, изгнали сикулов. Поселившись в городе и прожив в нем шесть месяцев, мегарские колонисты были так же, как и сикулы, изгнаны из города. Феокл хитростью сумел лишить мегарян их оружия и приказал им покинуть Леонтины. Безоружные мегаряне удалились в Тротил, [62] где им было разрешено остаться до конца зимы.

Отметим основные расхождения между двумя версиями. Фукидид, как и Полиэн, говорит об изгнании сикулов из Леонтин, но у него это никак не связано с мегарянами (как уже отмечалось, эпизод с прибытием мегарян в Сицилию помещен после рассказа об основании Леонтин и изгнании сикулов). Полиэн, напротив, связывает изгнание сикулов именно с мегарскими поселенцами. Согласно Фукидиду, мегаряне жили в Тротиле до поселения в Леонтинах, в то время, как, по версии Полиэна, они отправились в Тротил после изгнания из Леонтин. Рассказ Полиэна, изобилующий подробностями и точными деталями, имеет, скорее, характер исторического анекдота, в нем явно чувствуется позднейшая литературная обработка сюжета. [63] Вместе с тем нельзя отрицать того, что в основе этого рассказа лежит хорошая местная традиция, отражающая реальные события эпохи колонизации. Оба автора - и Фукидид, и Полиэн - говорят о совместном проживании халкидян и мегарян в Леонтинах, которое закончилось конфликтом и удалением мегарян из города. Этот момент - союз и последовавший затем разрыв мегарских и халкидских переселенцев - чрезвычайно важен; на нем основаны, как будет показано далее, все имеющиеся версии ранней истории сицилийских колоний. Что касается расхождений между Фукидидом и Полиэном, то,

- 114 -

как нам представляется, они не являются непреодолимыми.

В основе обеих рассмотренных выше версий, вполне возможно, лежала общая традиция, подробно трактующая вопросы, связанные с основанием сицилийских колоний. Эта традиция была систематизирована в V в. до н. э. Антиохом, от которого, по общему мнению, зависел Фукидид. Труднее определить, откуда черпал свою информацию Полиэн - возможно, между ним и первоисточником были какие-то промежуточные звенья. Говоря об использовании источников древними авторами, следует иметь в виду, что на всех этапах обработки и использования информации она могла трансформироваться, подвергаться искажению, в зависимости от того, какие цели ставил перед собой тот или иной автор, какие методы он применял в своей работе. Материал первоисточника мог быть сокращен за счет деталей, которые казались автору несущественными, или, наоборот, украшен новыми деталями, могла видоизменяться компановка материала. Наконец, могли иметь место разного рода ошибки и недоразумения. Учитывая все это, обратимся вновь к нашим авторам.

В сицилийском экскурсе Фукидида (Thuc., VI, 3-5), являющем собою краткое резюме ранней истории Сицилии, изложение строится по определенному плану. Для каждой колонии (за немногими исключениями, которые мы отметили выше) указываются относительные даты основания, метрополии, имена ойкистов и наиболее важные, с точки зрения Фукидида, события, связанные с возникновением города. Говоря об основании Леонтин, Фукидид выделяет в качестве наиболее значительного события изгнание сикулов, не уточняя, как именно это происходило (силами самих халкидян или с помощью мегарских поселенцев, как у Полиэна). Для Фукидида эта информация несущественна; он лишь считает необходимым зафиксировать то, что сикулы были изгнаны. Следующий пассаж, посвященный прибытию мегарян в Сицилию, как уже указывалось, не содержит конкретной датировки. Неопределенное выражение "около того же времени" может быть отнесено не только к основанию Леонтин и Катаны, но и к более ранним событиям - появлению Наксоса и Сиракуз (вспомним, что именно основание Сиракуз является в экскурсе Фукидида точкой отсчета, по отношению к которой датируются многие события). [64] Таким образом, прибытие

- 115 -

мегарян в одинаковой мере может быть отнесено ко всему периоду от основания Наксоса до основания Леонтин и Катаны (по хронологии Фукидида, данный период охватывает шесть лет - с 734 по 728 гг. до н. э.). В пользу такого предположения говорит, как нам кажется, также следующее соображение. Если принять традиционную датировку основания Леонтин и Мегар Гиблейских (соответственно 728 и 727 гг. до н. э.) и предположить при этом, что Ламис прибыл в Сицилию после основания Леонтин, необходимо будет допустить, что все этапы пребывания мегарян в Сицилии (основание Тротила, поселение в Леонтинах, основание Тапса и, наконец, основание Мегар Гиблейских) могли уложиться в один год, что представляется маловероятным. Текст Фукидида не оставляет сомнений в том, что Тротил и Тапс являлись не просто местами кратких остановок мегарян во время их скитаний по сицилийскому побережью. Речь идет именно об основании поселений (oijkivsa"), вследствие чего эти названия и были сохранены традицией.

Итак, сицилийский экскурс Фукидида, как нам представляется, не противоречит предположению о том, что прибытие мегарской колониальной экспедиции в Сицилию произошло ранее основания Леонтин. [65] Сначала мегаряне основали поселение в Тротиле, на побережье (напротив того места, где впоследствии возникли Леонтины), к северу от мыса Тавр, который замыкает с юга Катанский залив. Спустя некоторое время они переселились отсюда в Леонтины, основанные халкидянами из Наксоса в шести километрах от побережья, где находился Тротил, у южного края плодородной долины реки Симетт. Будучи затем изгнанными из Леонтин накануне зимы, мегарские переселенцы получили разрешение провести ее в Тротиле, ранее ими оставленном. Эпизод с вторичным появлением мегарян в Тротиле нашел отражение у Полиэна (Polyaen., V, 5), в то время как Фукидид говорит об основании поселения на полуострове Тапс (Thuc., VI, 4, 1). Это разногласие в источниках часто объясняют ошибкой Полиэна, который якобы спутал

- 116 -

Тапс с Тротилом. [66] Более приемлемым, однако, представляется мнение Ф. Ф. Соколова, согласно которому мегаряне перед тем, как обосноваться на Тапсе, провели зимние месяцы в Тротиле. [67] Логично предположить, что безоружные люди (как следует из рассказа Полиэна) не бросились сразу же захватывать новую территорию для поселения, а вернулись в уже обжитое место для того, чтобы переждать зиму. Затем, видимо, по требованию леонтинян, мегаряне должны были оставить Тротил и отойти дальше от границ леонтинской хоры, к полуострову Тапс. Можно полагать, что Фукидид не упоминает этот эпизод с возвращением в Тротил именно вследствие его кратковременности.

Полуостров Тапс был избран мегарянами не случайно. Соединенный с сушей узким перешейком, он легко мог быть защищен от нападения и имел хорошие гавани с севера и юга. Но для постоянного поселения это место было малопригодным: на полуострове нет источников питьевой воды и условий для сельского хозяйства. [68] Видимо, отсутствие перспектив для дальнейшего развития поселения заставило мегарян через некоторое время оставить Тапс. Фукидид сообщает, что на Тапсе умер предводитель мегарян Ламис, [69] остальные же мегаряне переселились на земли, переданные им сикульским царем Гиблоном, где и были основаны Мегары, прозванные Гиблейскими.

Такой выглядит последовательность событий, связанных с пребыванием мегарян в Сицилии, по версии Фукидида и Полиэна. Некоторые расхождения между ними, как было показано выше, не имеют фундаментального характера и не противоречат предположению о том, что оба автора представляют,

- 117 -




- 118 -

по существу, одну традицию, восходящую к Антиоху Сиракузскому. [70]

Перейдем теперь к другой группе источников, представляющих иную версию ранней истории Сицилии. Страбон, описывая восточное побережье Сицилии, упоминает города Наксос и Мегары, исчезнувшие к его времени, и продолжает: "По словам Эфора, эти города были самыми первыми греческими поселениями, основанными в Сицилии в десятом поколении [71] после Троянской войны. Ведь греки более раннего времени опасались пиратства тирренцев и жестокости варваров в этой области, поэтому никто не приезжал туда с торговой целью. Хотя Феокл, афинянин, [72] занесенный бурей в Сицилию, заметил слабость местного населения и плодородные земли, однако по возвращении домой он не смог убедить афинян. Он взял с собой много халкидян с Эвбеи, а также некоторое число ионийцев и дорян (большинство их составляли мегарцы) и отплыл в Сицилию. Таким образом, халкидяне основали Наксос, доряне - Мегару, которая прежде называлась Гиблой" (Strab., VI, 2, 2, p. 267; пер. Г. А. Стратановского).

Помимо общего суждения о том, что Наксос и Мегары были древнейшими греческими колониями Сицилии, Страбон приво-

- 119 -

дит и некоторые уточняющие детали, не оставляющие сомнения в том, что порядок возникновения колоний у его источника (Эфора) был иным, нежели у Фукидида. Согласно Страбону, Архий, основатель Сиракуз, отплыл из Коринфа около того времени, когда были основаны Наксос и Мегары (Strab., VI, 2, 4, p. 269). По пути в Сицилию часть коринфян во главе с Херсикратом заняли остров Керкиру, Архий же с остальными коринфянами высадился на мысе Зефирий в Южной Италии (где позднее появились Локры Эпизефирские). Там он встретил прибывших из Сицилии дорийцев, отколовшихся от тех, кто основал Мегары. Архий взял их с собой и совместно с ними основал Сиракузы (Strab., VI, 2, 4, p. 270).

Таким образом, по версии Эфора, представленной у Страбона, древнейшими греческими колониями Сицилии были Наксос и Мегары (а не Наксос и Сиракузы, как у Фукидида). Краткое изложение той же версии Эфора дает Псевдо-Скимн (Scymn., v. 270-282). Афинянин Феокл, говорит он, отправился в колонию во главе отряда халкидян в десятом поколении после Троянской войны. Вместе с ним были колонисты из числа ионийцев и дорийцев. После того, как между ними произошла ссора, колонисты разделились - халкидяне основали Наксос, мегаряне - Гиблу, а дорийцы высадились на мысе Зефирий в Италии. Коринфянин Архий, захватив их с собой, вместе с ними основал Сиракузы. После этого из Наксоса была выведена колония в Леонтины.

Псевдо-Скимн добавляет к рассмотренным выше сообщениям Страбона две важные детали. Он упоминает о конфликте между колонистами, после чего некие дорийцы (примыкавшие, видимо, к мегарскому отряду переселенцев - см.: Strab., VI, 2, 4, p. 270) покинули Сицилию, а халкидяне и мегаряне основали колонии раздельно. Второй момент, обращающий на себя внимание, - время возникновения Леонтин. По Эфору, они были основаны после Наксоса, Мегар и Сиракуз. Это противоречит версии Фукидида, который располагает ранние колонии в другой последовательности - Наксос, Сиракузы, Леонтины, Катана, Мегары.

Следовательно, главное расхождение между двумя версиями заключается в том, что они по-разному определяют относительную дату основания Мегар Гиблейских, [73] в то время как осталь-

- 120 -

ные города располагаются (если исключить Мегары) в одинаковой последовательности (см. табл.).

Антиох Эфор
(Фукидид, Полиэн) (Псевдо-Скимн, Страбон)
Наксос Наксос, Мегары
Сиракузы Сиракузы
Леонтины, Катана Леонтины
Мегары  

С этим основным расхождением связаны и другие особенности двух версий. Так, Эфор ничего не сообщает об участии Ламиса в качестве предводителя (ойкиста) мегарских колонистов. По Эфору, мегаряне прибыли в Сицилию в составе группы халкидян, возглавляемой Феоклом. Можно, правда, предположить, что после разрыва с халкидянами у мегарян появился свой лидер, но это не устраняет противоречие. У Фукидида ясно говорится о том, что Ламис привел мегарский отряд в Сицилию из Мегар (Thuc., VI, 4, 1).

Версия Эфора не только исключает участие Ламиса, но и не оставляет места для длительных скитаний мегарян по Сицилии перед основанием Мегар. Последовательность событий, связанных с пребыванием мегарян в Сицилии, согласно Эфору, такова: прибытие мегарян в составе экспедиции Феокла, разрыв с халкидянами и с дорийцами, участвовавшими в экспедиции, и затем практически одновременное основание Наксоса и Мегар Гиблейских. И, наконец, еще одно противоречие: версия Антиоха (представленная у Фукидида и Полиэна) указывает на конфликт мегарян с халкидянами в Леонтинах, тогда как в версии Эфора (у Страбона и Псевдо-Скимна) речь идет о разрыве с халкидянами, основавшими Наксос.

Итак, существуют две версии, по-разному определяющие последовательность основания сицилийских колоний. [74] Этим объ-

- 121 -

ясняются расхождения в трактовке ранней истории Сицилии, с которыми мы сталкиваемся в научной литературе. Историки, обращавшиеся к проблеме греческой колонизации Сицилии, ли-
бо принимают одну из версий (чаще всего - Фукидида), [75] либо пытаются реконструировать хронологию сицилийских колоний, комбинируя данные разных источников. Так, Д. Рауль-Рошетт допускает два последовательных основания Мегар Гиблейских: первое - одновременно с Наксосом (по Страбону и Псевдо-Скимну), второе - после прибытия экспедиции Ламиса (по Фукидиду). [76] Точно так же, механически объединяя источники, содержащие противоречивые хронологические указания, он поступает и в других случаях. [77]

Ф. Ф. Соколов предлагает иной вариант согласования источников. Он считает, что эпизод с возвращением дорийцев, о котором сообщают Псевдо-Скимн и Страбон, мог иметь место после основания Наксоса. Дорийцы, основавшие Наксос вместе с халкидянами, вскоре поссорились с ними и отправились назад в Грецию. Достигнув мыса Зефирия на южном побережье Италии, они встретились с экспедицией Архия и вместе с ним вернулись в Сицилию для основания Сиракуз. Через несколько лет в Сицилию прибыли мегарские поселенцы во главе с Ламисом, основавшие сначала Тротил, затем - после изгнания из Леонтин - Тапс и, наконец, Мегары Гиблейские. [78] С точки зрения Ф. Ф. Соколова, ошибка Эфора (и зависящих от него Псевдо-Скимна и Страбона) заключалась в том, что он перепутал ссору халкидян с дорийцами в Наксосе, после которой последние удалились на мыс Зефирий, с изгнанием мегарян из Леонтин, после чего были основаны Мегары Гиблейские. [79]

Особенно большой резонанс в литературе последнего времени имела гипотеза, высказанная в ряде работ Ж. Валле (в

- 122 -

сотрудничестве с Ф. Вийяром). Гипотеза Валле - Вийяра базируется не только на литературных источниках, но и на археологическом материале, полученном авторами во время раскопок в Мегарах Гиблейских. Рассмотрим сначала ту часть аргументации исследователей, которая основывается на литературных источниках. [80]

Анализ литературной традиции приводит Ж. Валле и Ф. Вийяра к выводу о том, что невозможно предпочесть целиком ни одну из версий (Антиоха - Фукидида или Эфора), но также нельзя и согласовать их. Для того чтобы определить время возникновения Мегар Гиблейских, авторы обращаются к той группе источников, которые дают дату основания Селинунта. Фукидид (Thuc., VI, 4, 2) сообщает, что последний был основан через сто лет после Мегар Гиблейских, т. е. (если принять дату Фукидида для Мегар) в 627 г. до н. э. В то же время Диодор, говоря о взятии Селинунта карфагенянами в 408 г. до н. э., отмечает, что с момента основания город просуществовал 242 года (Diod., XIII, 59, 4). Это указание позволяет отнести основание Селинунта к 650 г. до н. э. Ту же дату (650 г.) дает для Селинунта Иеронимовская версия "Хроники" Евсевия (Euseb. Chron., p. 95 Helm). Принимая полученную таким образом дату возникновения Селинунта, [81] а также учитывая указанный Фукидидом интервал между основаниями Селинунта и Мегар Гиблейских, Ж. Валле и Ф. Вийяр приходят к выводу о том, что Мегары были основаны в 750 г. до н. э. [82]

Эту дату исследователи подкрепляют ссылками на археологический материал. Главное место в их аргументации занимает геометрическая протокоринфская керамика особого типа (так называемые сосуды стиля Тапс). Это толстостенные сосуды, покрытые обычно черным лаком, с простым геометрическим ор-

- 123 -

наментом, которые исследователи считают синхронными основанию самых древних сицилийских колоний. [83] Впервые такие сосуды были найдены в греческом захоронении на полуострове Тапс, где мегаряне жили некоторое время до основания Мегар Гиблейских. Позднее большое количество фрагментов этой керамики было получено в ранних слоях городища Мегар Гиблейских. Вместе с тем, как отмечают Ж. Валле и Ф. Вийяр, керамика такого типа неизвестна в Сиракузах, [84] дата основания которых, по их мнению, может соответствовать данным Фукидида.

В результате авторы приходят к следующему порядку основания сицилийских колоний: [85]

757 г. - основание Наксоса
757-750 гг. - мегаряне в Тротиле и Тапсе
750 г. - основание Мегар Гиблейских
733 г. - основание Сиракуз.

Хронологическая система, предложенная Ж. Вале и Ф. Вийяром, получила неоднозначную оценку в работах последних десятилетий. С критикой отдельных положений этой системы выступили Р. ван Комперноль, Дж. Боурдмен, Дж. Колдстрим, в отечественной литературе - В. П. Яйленко. [86] В то же время в ряде работ система дат, предложенных Ж. Валле и Ф. Вийяром, встретила поддержку. [87]

Как нам представляется, наряду с бесспорными положениями [88] данная концепция содержит и ряд сомнительных посылок, заставляющих усомниться в правильности всей системы.

- 124 -

Несмотря на заявление авторов о невозможности согласования двух версий, их хронологическая система все же включает элементы как версии Антиоха - Фукидида, так и версии Эфора. От Фукидида взяты временные интервалы между основаниями Наксоса и Мегар Гиблейских, а также Мегар и Селинунта. Незыблемой остается также дата Сиракуз, соответствующая системе Фукидида. В то же время другие даты и интервалы между основаниями, которые дает Фукидид, отвергаются. Но, как известно, хронология Фукидида является действительно связной системой; произвольное изменение интервалов [89] ведет к разрушению всей системы. Если авторы предпочитают при установлении абсолютной хронологии использовать систему "высоких" дат, логичнее было бы вводить их не для отдельных, а для всех колоний с соблюдением принятых Фукидидом интервалов. [90]

Вместе с тем в системе Валле - Вийяра использованы данные эфоровской традиции. Это, прежде всего, вынесение Мегар в число первых сицилийских городов (хотя и без синхронизации с основанием Наксоса, как у Страбона и Псевдо-Скимна), а также представление о более позднем возникновении Сиракуз. Но есть и расхождение с версией Эфора: согласно последней, экспедиция Архия прибыла в Сицилию вскоре после основания Мегар Гиблейских, тогда как у Ж. Валле и Ф. Вийяра интервал между Мегарами и Сиракузами составляет 17 лет. Едва ли Эфор имел в виду такой интервал: это означало бы, что дорийцы, уехавшие из Сицилии после разрыва с мегарянами, 17 лет сидели на мысе Зефирии до прибытия Архия с коринфянами. [91]

- 125 -

Сомнительным, на наш взгляд, является и метод исчисления даты основания Мегар Гиблейских, использованный Ж. Валле и Ф. Вийяром. Отвергая дату возникновения Селинунта, основанную на хронологии Фукидида (627 г. до н. э.), исследователи принимают " высокую" дату Диодора и Евсевия (650 г. до н. э.), что само по себе вполне допустимо. Не ясно, однако, почему после этого берется данный Фукидидом интервал в сто лет (от основания Мегар до основания Селинунта) - интервал явно приблизительный и к тому же принадлежащий другой хронологической системе. Эти соображения заставляют признать предложенную Ж. Валле и Ф. Вийяром дату основания Мегар Гиблейских (750 г. до н. э.) необоснованной. [92] Что же касается археологического подтверждения гипотезы о приоритете Мегар перед Сиракузами, то на некорректность его уже указывали многие авторы. [93] Наиболее слабым местом в аргументации Ж. Валле и Ф. Вийяра нам представляется то, что массовый керамический материал из Мегар Гиблейских, систематически исследовавшихся в течение нескольких десятилетий, сравнивается с довольно ограниченным материалом из Сиракуз. [94] Отсутствие в Сиракузах керамики типа Тапс, ввиду малой изученности архаического города, не может служить решающим аргументом. Если к тому же принять во внимание гипотезу о мегарском происхождении этой керамики, [95] вряд ли стоит ожидать ее появления в коринфских Сиракузах.

Итак, мы рассмотрели три разных варианта согласования источников по истории греческой колонизации Сицилии. Еще один вариант был предложен недавно В. П. Яйленко. [96] Его реконструкция, объединяющая версию Антиоха - Фукидида с версией Эфора, относит удаление дорийцев на Зефирий к тому

- 126 -

периоду, когда мегаряне были изгнаны из Леонтин. В. П. Яйленко полагает, что мегарские переселенцы во главе с Ламисом прибыли в Сицилию раньше коринфян, но позднее халкидян, основавших Наксос и Леонтины. После изгнания из Леонтин мегаряне поселились в Тапсе, где провели зиму, а прибывшие вместе с ними дорийцы отправились в Грецию, сделав по пути остановку у мыса Зефирий. Здесь их встретила экспедиция Архия, вместе с которой дорийцы вернулись в Сицилию и основали Сиракузы. Мегаряне же, проведя зиму в Тапсе, в следующем году основали Мегары Гиблейские. [97] Таким образом, В. П. Яйленко получает следующую последовательность возникновения колоний:

Наксос
Леонтины, Катана, прибытие экспедиции Ламиса
(через 6 лет после Наксоса)
Сиракузы (через 6-7 лет после Наксоса)
Мегары (через 7 лет после Наксоса)

Главное отличие этой схемы от системы Антиоха - Фукидида заключается в том, что Сиракузы, которые, по Фукидиду, были основаны на год позже Наксоса, передвигаются на третье место, а интервал по отношению к Наксосу удлиняется до 6-7 лет. В то же время Леонтины переходят с третьего места на второе (с сохранением указанного Фукидидом интервала в 6 лет по отношению к Наксосу).

Вместе с тем схема В. П. Яйленко отличается и от версии Эфора, с характерной для нее синхронизацией Наксоса и Мегар. Единственным элементом версии Эфора, использованным в реконструкции В. П. Яйленко, является эпизод с дорийцами на мысе Зефирии. К сожалению, автор не приводит аргументов в пользу выбора именно этого эпизода, хотя сам по себе этот выбор представляется нам вполне правомерным. Также не аргументированным остается основное положение, на котором базируется все построение, а именно - допущение, что эпизод с дорийцами на Зефирии имел место после основания Леонтин и произошедшей там ссоры мегарян с халкидянами. Между тем именно это допущение заставляет автора изменить логику рассказа как Фукидида, так и Эфора.

Таким образом, В. П. Яйленко создает некую альтернативную античной традиции версию ранней колонизации Сицилии.

- 127 -

Впрочем, как мы уже отмечали, немало попыток реконструировать первоначальную хронологию с помощью комбинации различных источников было предпринято и в работах других авторов. [98]

Чтобы разобраться в этом множестве версий, как древних, так и созданных в новое время, и оценить степень их правдоподобия, необходимо выработать некий критерий достоверности источника. Очевидно, что коль скоро мы имеем две противоречащие друг другу литературные версии, одна из них должна быть более, другая - менее адекватна реальной исторической действительности. [99] Можно предположить, что их создатели, по-разному изображая один и тот же процесс, руководствовались разными интересами. Причем различие интересов, приводящее к искажению исторических фактов, могло проявляться на разных стадиях обработки информации, начиная от самых ранних этапов. Несомненно, главный и наиболее достоверный источник информации о ранней истории сицилийских колоний - местная традиция, берущая начало от рассказов и воспоминаний первопоселенцев. На этих воспоминаниях базировались городские предания, которые позднее могли быть зафиксированы в местных хрониках. Надо думать, что эти предания были узко локальны, т. е. содержали информацию, сохраненную поселенцами данного города и касающуюся прежде всего обстоятельств возникновения колонии и ее ранней истории. Именно таким образом могли сохраниться воспоминания мегарских поселенцев об их скитаниях в Сицилии или воспоминания основателей Сиракуз о дорийцах, которых они подобрали на Зефирии. Местные предания не могли зафиксировать абсолютную дату появления колонии, но, начиная с момента основания, колонисты должны были вести счет лет (или поколений), прожитых в ней. Это давало возможность более или менее точно фиксировать время важных событий, указывая интервал, отделяющий их от основания колонии.

- 128 -

Местная традиция явилась тем первоисточником, на базе которого позднее стали создаваться сводные труды, охватывающие историю целого региона (типа "Истории Сицилии" Антиоха Сиракузского). На этом этапе стало возможным, после сопоставления данных местных хроник, появление относительной хронологии для сицилийских колоний. И если городские предания и хроники могли искажать факты из соображений местного патриотизма, то при создании сводных трудов, содержащих хронологические расчеты, к этим первоначальным искажениям могли добавиться те, которые - вольно или невольно - вносил автор (в силу собственных политических пристрастий или по другим, неизвестным нам, мотивам). Естественно, вероятность таких искажений возрастала при многоступенчатой передаче информации от автора к автору.

Учитывая сказанное, следует принять во внимание и то, что даже заведомо ложная, недостоверная версия может (и даже должна, если она претендует на правдоподобие) содержать какую-то позитивную информацию, особенно если эта информация общеизвестна. Вернувшись к нашему сюжету, отметим, что обе рассматриваемые версии (Антиоха - Фукидида и Эфора) содержат некоторые общие элементы, которые в наибольшей степени могут считаться достоверными. Это, во-первых, идея приоритета Наксоса по отношению к другим колониям Сицилии. Обе версии признают этот город самым древним, и хронология Евсевия подтверждает это. Второй момент, объединяющий две версии, имеет непосредственное отношение к мегарской теме. Как было показано выше, Фукидид (Thuc., VI, 4, 1), Полиэн (Polyaen., V, 5) и Псевдо-Скимн (Skymn., v. 270-282) говорят о первоначально дружественных отношениях мегарских и халкидских переселенцев и о последовавшей затем ссоре. [100] И хотя источники по-разному излагают обстоятельства, связанные с этой ссорой, можно с уверенностью говорить о том, что в основе их сообщений лежит реальный факт.

Исходя из изложенного выше понимания процесса формирования исторической традиции, к числу вызывающих наибольшее доверие можно отнести сообщения об обстоятельствах и событиях, сопровождавших возникновение той или иной коло-

- 129 -

нии (о таких, например, как изгнание сикулов, злоключения мегарян в Сицилии, встреча коринфских колонистов с дорийцами на Зефирии и т. п.) - т. е. все то, что сохранилось благодаря городским преданиям. Местные предания и хроники могли фиксировать также и даты событий, отмечая временные интервалы, отделяющие эти события от основания колонии. [101] Cледовательно, сообщения Фукидида о том, что Мегары Гиблейские просуществовали 245 лет, а Селинунт появился через 100 лет после Мегар, а также другие указания такого рода, могут рассматриваться как относительно достоверные. Может быть, не все указанные Фукидидом цифры следует принимать буквально (делая поправку на то, что интервалы могли указываться в поколениях и лишь затем трансформироваться неизвестными нам интерпретаторами в годы). Но даже приблизительные интервалы и сделанные на их основе расчеты позволяли установить для сицилийских колоний относительную хронологию. Это означает, что последовательность оснований, выведенная на основе летоисчисления ab urbe condita, в целом заслуживает доверия. Именно такую хронологическую систему мы находим у Фукидида. [102]

Труднее понять, на чем основана относительная хронология Эфора. Сравнивая последовательность основания колоний у Фукидида и Эфора, мы уже отмечали, что у последнего Мегары Гиблейские как бы передвигаются с четвертой строки в первую, становясь в один ряд с Наксосом. Ж. Валле и Ф. Вийяр обосновывают идею приоритета Мегар по отношению к Сиракузам, в частности, ссылкой на то, что хронологический порядок вряд ли мог быть искусственно изменен в пользу небольшого города, игравшего второстепенную роль в сицилийской истории. [103] Другие авторы, напротив, отмечают тенденциозность Эфора, проявившуюся, в частности, в том, что основатель первой сицилийской колонии Феокл называется у него не халкидянином, а афинянином. [104] Это последнее обстоятельство дей-

- 130 -

ствительно может свидетельствовать о проафинской обработке материала Эфором (или его источником). Что касается приоритета Мегар Гиблейских, то и здесь просматривается определенная тенденция, причем, как это ни парадоксально, не в пользу Мегар. Конечно, титул древнейшей колонии был почетен (при условии, что это первенство всеми признается), но, с другой стороны, версия Эфора явно преуменьшала роль Мегар как метрополии, способной выводить собственные колонии. Как справедливо замечает К. Ганель, версия Эфора полностью исключает мегарского ойкиста Ламиса, приведшего в Сицилию из Мегар отряд колонистов. [105] Мегаряне, по Эфору, прибывают в Сицилию в составе смешанной группы переселенцев, возглавляемой афинянином Феоклом, и лишь вследствие случая, каковым явилась ссора с другими переселенцами, основывают колонию отдельно от них. Возможно, такая интерпретация роли мегарян в колонизации Сицилии была в интересах тех же афинян - соседей и давних противников Мегар. Для того чтобы интерпретировать события таким образом, Эфору (или его источнику), видимо, пришлось изменить последовательность появления колоний, сделав Мегары Гиблейские современными Наксосу. Во всяком случае, никакого обоснования для относительной хронологии Эфора в дошедших до нас источниках нет, в то время как хронология Фукидида имеет достаточно надежные основания.

Итак, на наш взгляд, система относительных дат Фукидида более предпочтительна, нежели явно тенденциозная версия Эфора о синхронном основании Наксоса и Мегар Гиблейских. Тем не менее эпизод с дорийцами на Зефирии требует объяснения, ибо, как уже отмечалось, именно эта деталь версии Эфора может считаться достоверной. Нам представляется, что ближе всех к правильному объяснению этого эпизода был Ф. Ф. Соколов, который предполагал, что мегаряне были непричастны к ссоре халкидян и дорийцев в Наксосе, после которой дорийцы покинули Сицилию. Эфор, по мнению Ф. Ф. Соколова, впал в ошибку, перепутав события в Наксосе с более поздней размолвкой халкидян и мегарян в Леонтинах. [106] Возможно, впрочем, что речь должна идти не об ошибке, а, учитывая тенденциозность построения Эфора, о сознательной подтасовке

- 131 -

фактов, действительно очень схожих: в обоих конфликтах участвуют халкидяне и дорийцы, но если в первом случае происхождение этих дорийцев не ясно, то во втором случае известно, что это мегарские дорийцы. Смешение данных фактов могло породить версию, по которой халкидяне, мегаряне и дорийцы неизвестного происхождения (возможно, аргосцы) вместе прибывают на остров, но затем, перессорившись, расходятся. Возникновению такой версии и приданию ей некоего правдоподобия могло способствовать то обстоятельство, что мегарские переселенцы во главе с Ламисом прибыли в Сицилию почти в одно время с халкидской экспедицией. Как было показано выше, сицилийский экскурс Фукидида не противоречит предположению о том, что мегаряне могли появиться на острове в период между возникновением Наксоса и основанием Леонтин.

В результате вышеизложенного мы приходим к следующей последовательности событий.

В составе первой группы греческих колонистов, прибывших в Сицилию во главе с ойкистом Феоклом (Фуклом), помимо основного ядра переселенцев из Халкиды, были также жители острова Наксоса (Hellan., fr. 82 Jac., I, p. 128 = Steph. Byz., s. v. calkiv") и некие дорийцы (Strab., VI, 2, 2, p. 267; Scymn., v. 272-275). После основания колонии в Наксосе [107] дорийцы по каким-то неизвестным нам причинам отделились от прочих колонистов и отправились в обратный путь. Отплывшая на следующий год из Коринфа экспедиция Архия подобрала их на мысе Зефирии в Южной Италии. Прибыв в Сицилию, коринфяне основали на небольшом островке Ортигия, значительно южнее Наксоса, город Сиракузы. [108] Видимо, уже во время этих событий на сицилийском побережье появляется третья группа колонистов, при-

- 132 -

шедшая из Мегар во главе с ойкистом Ламисом. Мегаряне основали поселение Тротил севернее мыса Тавр, в устье реки Пантакий (совр. Порхерия [109]); здесь они прожили какое-то время, прежде чем переселились в Леонтины.

Шесть лет спустя после возникновения Наксоса часть его поселенцев приняла участие в выведении двух новых колоний. Одна из них - Катана - была основана в северной части плодородной долины реки Симетт (во главе с ойкистом Эвархом). Вторая колония - Леонтины - была основана под руководством Феокла (Фукла) в южной части долины, в непосредственной близости от Тротила. По-видимому, усилий одних только халкидян, вышедших из Наксоса, было недостаточно для того, чтобы заселить два новых города и освоить прилегающую к ним территорию. Вероятно, этим можно объяснить попытку сближения с мегарянами, которые были приглашены принять участие в основании Леонтин. Союз, впрочем, оказался недолгим. Через некоторое время (согласно Полиэну, через шесть месяцев) мегаряне были изгнаны из Леонтин и вернулись в Тротил, где провели зиму. Затем, скорее всего, по требованию халкидян, желавших избавиться от опасных соседей, они ушли из Тротила и основали новое поселение на полуострове Тапс (совр. Магниси). Однако отсутствие на полуострове источников питьевой воды и пригодной для обработки земли, а также, возможно, близкое соседство Сиракуз заставили мегарян после смерти Ламиса покинуть Тапс и, воспользовавшись предложением царя Гиблона, основать новый город на отрезке побережья, ограниченном с севера мысом Тавр, а с юга - Тапсом. Мегары Гиблейские явились, таким образом, пятой по счету греческой колонией Сицилии, не считая покинутых колонистами поселений в Тротиле и Тапсе.

- 133 -

в) Мегары Гиблейские

Итак, сицилийский экскурс Фукидида (Thuc. VI, 3-5), дополненный Полиэном (Polyaen. V, 5), дает возможность установить последовательность основания колоний в Сицилии и определить место Мегар Гиблейских в этом процессе. Менее надежной представляется дата основания города (727 г. до н. э.) - поскольку, как было отмечено, нет полной уверенности в точности исходных параметров, на которых основывается датировка. Тем не менее как приблизительный хронологический ориентир эта дата может быть использована.

История основания Мегар Гиблейских показывает, что с самых первых дней пребывания в Сицилии мегаряне столкнулись с двумя факторами, с которыми они не могли не считаться. С одной стороны, их жестко ограничивали в выборе мест для поселения ранее явившиеся в Сицилию халкидяне, с другой - коринфяне, обосновавшиеся в Сиракузах. Можно предположить, что численность мегарских переселенцев была не столь значительной, как у их соседей. Это вынуждало их быть менее требовательными и довольствоваться главным образом тем, что не привлекало внимания халкидян и коринфян.

Местность, в которой были основаны Мегары Гиблейские, не имела тех достоинств, какие обычно привлекали колонистов. Город был построен на невысоком каменистом плато, на побережье, лишенном естественной гавани. С севера плато огибает река Кантера, устье которой использовалось как место стоянки судов; с юга протекает ручей Сан Кусмано (возможно, древний Алабон). Склоны возвышенности служили естественной защитой города с трех сторон (с севера, юга и востока). [110] Окружающая город равнина по качеству почвы значительно уступала долине реки Симетт, контролируемой Катаной и Леонтинами, и долине реки Анапо, на которую распространили свое влияние Сиракузы.

Первоначальное название города, как свидетельствует Фукидид (Thuc., VI, 4, 2), - Мегары Гиблейские. Следуя логике рассказа Фукидида, можно предположить, что вторая часть названия связана с именем сикульского царя, предоставившего мегарянам землю для поселения. [111] Между тем известно, что

- 134 -

в двадцати километрах от побережья, где поселились мегаряне, была расположена столица царства Гиблона - город Гибла (совр. Панталика), один из трех сикульских городов, носивших такое название (Steph. Byz., s. v. {Ublai; Paus., V, 23, 6). Это дает основание думать, что название Мегар, возникших на территории, подчиненной Гибле, может быть связано с этим городом. Поздние авторы, как правило, называют Мегары просто Гиблой (Scymn., v. 277; Strab., VI, 2, 2, p. 267; Ovid. Trist., V, 13, 22; ср.: Steph. Byz., s. v. Mevgara).

Под руководством П. Орси и Ф. Кавальяри в XIX - начале XX в. в Мегарах Гиблейских неоднократно производились раскопки (1872-73 гг., 1879 г., 1889 г., 1917-1921 гг.). В этот период была определена площадь древнего города (50 га), частично исследованы оборонительные стены архаического периода и отдельные части города. К северо-западу от городища был выявлен архаический некрополь, а к югу, за ручьем Сан Кусмано - следы городского предместья. [112]

Не менее эффективными были раскопки, начатые французскими археологами Ж. Валле и Ф. Вийяром в 1949 г. и продолжавшиеся несколько десятилетий. Самым значительным итогом этих работ стало изучение центральной части городища и выявление плана поселения, который восходит к моменту основания колонии. [113]

Исследования в Мегарах Гиблейских, а также в некоторых других городах Сицилии и Великой Греции (Агригент, Селинунт, Гела, Гимера, Акры, Касмены, Камарина, Метапонт, Пестум и др.) позволили по-новому подойти к проблемам греческой урбанистики. Открытие регулярных планов поселений, возникновение которых во многих случаях может быть отнесено к архаическому периоду, дало возможность поставить вопрос о приоритете западных колоний в использовании регулярных урбанистических схем по отношению к так называемой Гипподамовой системе планировки. [114] По мнению итальянского иссле-

- 135 -

дователя А. ди Вита, эта система появилась в V в. до н. э. под влиянием урбанистического опыта колоний Запада. [115]

Основным объектом исследований Ж. Валле и Ф. Вийяра являлись кварталы, прилегающие к агоре архаического периода. Было изучено одиннадцать домов, датируемых последними десятилетиями VIII в. до н. э. Все эти дома ориентированы по направлению четырех улиц, окончательно оформившихся около середины VII в. до н. э. В это время на стыке двух кварталов, имеющих разную ориентацию магистралей, была образована трапециевидная в плане агора, застроенная общественными зданиями, портиками и святилищами. Структура кварталов VII в. до н. э. говорит о наличии регулярного плана при их застройке: дома с примыкающими к ним приусадебными участками через каждые 25 м разделены строго параллельными улицами одинаковой ширины (3 м). [116] Несмотря на то, что изученный городской ансамбль сложился в основном в VII в. до н. э., многие исследователи полагают, что план застройки, намечающий сеть параллельных улиц с пересекающими их переулками и устанавливающий границы агоры, сложился при первоначальном разделе городской территории между колонистами. [117] Характерной особенностью городской застройки в Мегарах было включение в структуру городских кварталов приусадебных участков, прилегающих к жилым постройкам и огороженных каменными оградами. По-видимому, такой порядок распределения земли сложился в начальный период существования колонии, когда колонисты еще не контролировали прилегающую к городу территорию и не могли рассчитывать на ее использование в целях сельскохозяйственного производства; в то же время размеры территории, выделенной для поселения Гиблоном, ввиду немногочисленности поселенцев, видимо, позволяли избежать обычной для городов плотной застройки. Эта особенность гра-

- 136 -

достроительного плана Мегар Гиблейских свидетельствует о том, что интересы сельского хозяйства были не чужды мегарским поселенцам. Очевидно, население нового города с самого начала ориентировалось на самостоятельное производство продукции, причем не только сельскохозяйственной, но и ремесленной. Одним из неожиданных открытий французских археологов в Мегарах стало обнаружение местного керамического производства. Спектрографическое исследование местных сицилийских глин выявило отличие их химического состава от глин собственно Греции. [118] В 1951 г. на территории городища Мегар Гиблейских была найдена гончарная печь архаического периода. Эта находка показала, что местная глина использовалась мегарскими гончарами для изготовления местной гончарной продукции, представленной большим количеством керамического материала, полученного на городище. [119] По форме и характеру декора местная керамика, как правило, имитирует греческий импорт, при этом имитация бывает зачастую настолько точной, что только по химическому составу глины можно определить местное происхождение изделия. Как указывают Ж. Валле и Ф. Вийяр, гончарная продукция Мегар представляет все стили, характеризующие эволюцию греческой керамики с середины VIII в. до конца VII в. до н. э., возможно, с некоторым отставанием по отношению к последовательным фазам греческого искусства. [120]

Помимо керамической продукции местного производства, исследователи отмечают большое число находок протокоринфской геометрической и субгеометрической керамики, а также коринфскую продукцию других стилей. [121] В меньшем количестве представлена продукция Аргоса, Афин, Родоса, Хиоса и других центров. [122]

Город, занимавший сначала небольшую территорию (в северной и центральной части нынешнего городища), около сере-

- 137 -

дины VII в. до н. э. был расширен в южном направлении, [123] а в устье ручья Сан Кусмано была устроена якорная стоянка. Дальнейший рост численности населения города привел к освоению территории к югу от Сан Кусмано, где возникло городское предместье.

По-видимому, уже в конце VIII в. - начале VII в. до н. э., после распада царства Гиблона, [124] мегаряне получили возможность расширить территорию полиса, установив контроль над побережьем и прилегающими к городу внутренними районами. Хора Мегар Гиблейских простиралась от полуострова Тавр на севере до Тапса на юге и, возможно, ранние мегарские поселения в Тротиле и Тапсе были позднее пограничными пунктами на ее границах. [125] Но даже в этот период владения Мегар уступали территории соседних полисов - Сиракуз и Леонтин - как по занимаемой площади, так и по плодородию почвы. [126]

Город, стиснутый с севера и с юга более могущественными соседями, не имел перспектив дальнейшего расширения хоры. В этих условиях, при увеличении численности населения (о чем ясно свидетельствуют раскопки в Мегарах) и соответственном увеличении потребности в земле, было два пути. Первый путь - попытаться силой захватить пограничные территории соседей. О том, что такие попытки действительно имели место, свидетельствует рассказ Полиэна об установлении в Леонтинах тирании Панэтия (Polyaen., V, 47). [127] Последний, согласно Полиэну, был в Леонтинах полемархом во время войны, кото-

- 138 -

рую вели из-за границ хоры леонтинцы и мегаряне. Евсевий (армянская версия) относит эти события к 608 г. до н. э. (Euseb. Chron., II, p. 90 Schoene). Мы не знаем, чем закончился конфликт двух соседних полисов, но беглое замечание Полиэна о выгодах, которые война приносила леонтинским аристократам, [128] показывает, что мегаряне должны были понести какие-то потери в ходе военных действий.

Второй путь, оказавшийся для Мегар Гиблейских более эффективным, - выведение собственной колонии, способной поставить под свой контроль те районы Сицилии, на которые не распространялось влияние других греческих полисов. Такая колония - Селинунт - была основана около середины VII в. до н. э.

Рассматривая историю основания Мегар Гиблейских, нельзя не коснуться вопроса о государственном строе колонии. Попробуем хотя бы гипотетически ответить на этот вопрос. В предыдущей главе мы уже затрагивали проблему эволюции древней царской власти в Мегарах. К моменту выведения колонии в Сицилию этот процесс должен был уже завершиться появлением должности выборного царя-эпонима. Одновременно с ослаблением царской власти происходило усиление аристократии, представители которой на раннем этапе колонизации обычно возглавляли отряды переселенцев, выступая в роли ойкистов. Хотя дошедшая до нас традиция не содержит данных о происхождении Ламиса, можно думать, что человек, возглавивший первую колониальную экспедицию мегарян, занимал видное место в своем городе, принадлежа к одному из знатных мегарских родов (подобно коринфским ойкистам Архию и Херсикрату). Копируя политическую систему своей метрополии, Мегары Гиблейские, скорее всего, получили аристократическое устройство, в котором - учитывая специфику города как колонии - в роли высшего сословия выступали первые поселенцы, сосредоточившие в своих руках политическую власть и привилегии, каких лишены были новые колонисты - эпойки. [129] Именно такая ситуация сложилась в соседних с Мегарами Гиблейскими Леонтинах и Сиракузах. [130]

- 139 -

Аристотель отмечает, что в древнейшие времена для сицилийских колоний было характерным олигархическое правление, на смену которому во многих городах начиная с конца VII в. до н. э. приходит тирания (Arist. Polit., V, 10, 4, p. 1316 a 34-39). Это замечание относительно олигархического или, что более соответствует данной эпохе, аристократического строя может быть отнесено также и к Мегарам Гиблейским. К началу V в. до н. э. этот древний аристократический строй должен был претерпеть примерно те же изменения, какие происходили во многих городах: аристократия сменилась олигархией, при которой на первый план выдвинулись - независимо от происхождения - люди, обладавшие материальным достатком. Геродот, повествуя о войне мегарян с сиракузским тираном Гелоном (Herod., VII, 156), указывает, что в городе противостояли друг другу не знатные и незнатные, а богачи (pacei~") и демос. Противостояние двух социальных групп выражалось в том, что местные богачи, в руках которых, видимо, была сосредоточена политическая власть и наемная армия, на свой страх и риск начали войну с Гелоном, в то время как демос не поддерживал целей этой войны и не участвовал в ней. Итог войны, однако, был парадоксален: взяв город (около 482 г. до н. э.), Гелон продал в рабство рядовых мегарян, не причастных к войне, а зажиточных граждан переселил в Сиракузы, дав им сиракузское гражданство. Так закончилась история древнейшей мегарской колонии. Позднее (в IV в. до н. э.) Мегары Гиблейские вновь были заселены и как небольшое поселение просуществовали еще несколько столетий. [131]

г) Селинунт

В отличие от Мегар Гиблейских Селинунт был весьма известным и процветающим городом (Thuc., VI, 20, 3). Его руины с величественными колоннадами храмов и прямыми улицами выглядят наиболее впечатляющими среди греческих колоний Сицилии. Более двух столетий город играл важную роль западного форпоста греков в Сицилии, выдвинутого против финикийцев.

- 140 -

О времени возникновения Селинунта есть две разноречивые версии. По Фукидиду (Thuc., VI, 4, 2), город был основан спустя сто лет после появления Мегар Гиблейских, т. е. около 627 г. до н. э. Эта дата принимается авторами многих работ, признающими, вместе с тем, что цифра 100 является слишком круглой, чтобы быть точной. [132] С другой стороны, Диодор (Diod., XIII, 59, 4), сообщая о взятии Селинунта карфагенянами в 408 г. до н. э., указывает, что город был основан за двести сорок два года до этой даты, т. е. в 650 г. до н. э. Такую же дату - 650 г. до н. э. - дает Иеронимовская версия "Хроники" Евсевия (Euseb. Chron., p. 95 Helm). Аргументы в пользу этой даты уже не раз высказывались в научной литературе. [133] Точно зафиксированная дата захвата города и столь же точный временной интервал, отделяющий падение города от времени его основания, заставляют с вниманием отнестись к свидетельству Диодора, источником которого, по мнению Р. ван Комперноля, были труды Тимея и Филиста, опирающиеся, в свою очередь, на местную хронику Селинунта. [134] Наиболее ранняя керамика, полученная во время раскопок, указывает на достоверность даты, которую дают Диодор и Евсевий. [135]

Итак, Селинунт был выведен из Мегар Гиблейских [136] около 650 г. до н. э. Ойкист новой колонии, Памилл, прибыл в Сицилию, согласно обычаю, из метрополии - Мегар Нисейских (Thuc., VI, 4, 2). [137] Можно думать, что он явился в Сицилию не один - скорее всего, его сопровождали переселенцы из метрополии, составившие вместе с жителями Мегар Гиблейских группу колонистов, отправившихся в Западную Сицилию для основания Селинунта. Сам этот факт - призвание ойкиста из Мегар - является красноречивым свидетельством тесных дру-

- 141 -

жественных связей между Мегарами Гиблейскими и их метрополией около середины VII в. до н. э.

Название новой колонии - Селинунт - было широко распространено в античном мире. Так именовались многие реки и ручьи, протекавшие в Пелопоннесе, в Малой Азии, на о. Эвбея. [138] Одна из рек с таким названием, впадавшая в море на южном побережье Западной Сицилии, дала свое название городу, основанному близ ее устья мегарянами. [139] Стефан Византийский (Steph. Byz., s. v. Akravgante") со ссылкой на историка Дуриса упоминает Селинунт среди тех сицилийских городов, наименования которых связаны с названиями рек. В свою очередь, название реки происходит от дикого сельдерея (sevlino"), произраставшего в этой местности (Serv. Aen., III, 705). Изображение сельдерея как символа Селинунта часто появляется на его монетах. [140]

Город располагался в 40 км к юго-востоку от мыса Лилибей, между двух рек, одна из которых, Селинунт (совр. Модионе), протекает в глубокой долине западнее городища, а вторая (Котоне) омывает его с востока. Устья обеих рек в древности использовались в качестве портов. К городу прилегают массивы плодородных земель, составлявших хору Селинунта. Существовавшее в непосредственной близости от городища местное поселение было уничтожено; после основания колонии на его месте появился один из ранних греческих некрополей. [141]

Акрополь Селинунта расположен на невысоком холме на берегу моря. К северу от него, на соседнем холме Мануцца, раскинулся внешний город, площадь которого более чем в два раза превышает площадь акрополя. В 1910 г. в ходе исследований, проводившихся на акрополе французскими исследователями Ж. Фужером и Ж. Гюло, было выявлено расположение двух главных улиц, пересекавших акрополь в направлении с севера на юг и с запада на восток. [142] Главные улицы перекре-

- 142 -

щивались в южной части акрополя, где, как позднее выяснилось, находился культовый центр Селинунта. В северной части акрополя к главной улице, проходившей в направлении север-юг (условное название - улица Северных ворот), примыкали с запада и с востока двенадцать коротких поперечных улиц.

В ходе дальнейших археологических исследований, проводившихся на акрополе в разное время Е. Габричи и И. Маркони Бовио, были раскопаны жилые кварталы в северной его части и четыре храма VI - V вв. до н. э. в юго-восточном секторе. [143] Удалось установить наличие регулярного городского плана с прямыми параллельными улицами, пересекающимися под прямым углом с улицей Северных ворот, и узкими длинными кварталами, вытянутыми в направлении восток-запад. Ширина главных магистралей акрополя составляет около 6 м, второстепенных улиц - около 3,5 м (с отклонениями в 10-30 см в ту или другую сторону). [144] По всему периметру холма акрополь был укреплен оборонительными стенами.

Менее изученной остается основная городская территория, расположенная на холме Мануцца, примыкающем с севера к холму акрополя. Аэрофотосъемка, проведенная здесь Дж. Шмидтом, выявила следы параллельных улиц и пересекающих их переулков, что позволяет говорить о регулярной планировке города в VI - V вв. до н. э. [145] После захвата Селинунта карфагенянами в 408 г. до н. э. эта часть города уже не возродилась.

Довольно сложной на нынешнем этапе исследования является проблема датировки регулярного устройства акрополя Селинунта. План раскопанной части акрополя относится к IV - III вв. до н. э., т. е. к тому времени, когда Селинунт возродился под властью карфагенян, испытав на себе сильное финикийское влияние. Тем не менее некоторые исследователи склонны считать, что схема застройки акрополя эллинистического времени восходит к более раннему плану города, возможно, сложившемуся в период основания колонии. [146]

- 143 -

Одним из самых древних памятников, исследованных в районе Селинунта, является святилище Деметры Малофорос, культ которой был перенесен колонистами в Сицилию из Мегар Нисейских, где тоже был храм этой богини за пределами городских стен (Paus., I, 44, 3). [147] Святилище, расположенное на правом берегу реки Селинунт, к западу от города, было обнаружено в 1874 г. Ф. Кавальяри. Материалы раскопок, опубликованные Е. Габричи, а также тот факт, что рядом со святилищем располагался городской некрополь, показывают, что культ Деметры Малофорос в Селинунте имел хтонический характер. [148]

Святилище Деметры Малофорос, а также находившийся близ него некрополь дали наиболее древний материал, восходящий к периоду основания колонии. Помимо коринфской керамики конца VII в. до н. э. здесь найдено несколько более ранних сосудов, что, возможно, служит подтверждением традиции, относящей возникновение Селинунта к 650 г. до н. э. [149]

К востоку от города исследовано еще три дорических храма VI - V вв. до н. э., причем один из них, посвященный Аполлону, особенно выделяется своими размерами (50 × 110 м), являясь одним из самых крупных в Сицилии. [150] Появление вокруг Селинунта святилищ и храмов свидетельствует о том, насколько тесно город был связан с окружавшей его территорией. По-видимому, уже первые колонисты поставили под свой контроль прилегающие к городу земли.

Стремление селинунтян расширить зону своего влияния не могло не вызвать недовольства соседних городов. Уже в на-

- 144 -

чале VI в. до н. э. происходит столкновение Селинунта с расположенным неподалеку элимским городом Сегестой. Диодор (Diod., V, 9, 2) относит эти события к 50-й Олимпиаде (580-577 гг. до н. э.). В это время в Западную Сицилию прибыли переселенцы из Книда и Родоса во главе с Пентатлом из Книда. Цель их состояла в основании колонии, но, застав войну сегестян и селинунтян, они оказались втянутыми в нее, выступив на стороне Селинунта. Несмотря, однако, на помощь, оказанную Пентатлом, Селинунт потерпел поражение в этой войне (Diod., V, 9, 2-3; Paus., X, 11, 3).

Ко времени войны Селинунта с Сегестой относится надпись на медной табличке, найденная в Олимпии. Сохранились шесть фрагментов надписи, между которыми имеются большие лакуны, вследствие чего текст не подлежит полному восстановлению. [151] Надпись выполнена на дорийском диалекте и, как полагает Г. Рёль, происходит из Мегар или Селинунта. Основанием для датировки надписи являются восстанавливаемые в тексте имена двух элланодиков, относящиеся, по мнению Г. Рёля, к
50-й Олимпиаде. [152] Надпись представляет собою договор, определяющий имущественные права мегарских изгнанников, переселившихся в Селинунт. По-видимому, часть изгнанников, на которую распространяются условия данного договора, покинула Мегары после принятия там какого-то постановления или закона (fr. f, v. 5 sq.). Эти изгнанники (или их представители), так же как мегарская сторона, скрепляют договор своей клятвой. Другая часть изгнанников, покинувшая Мегары до принятия вышеозначенного постановления, находится за пределами действия данного договора. Создается впечатление, что изгнание мегарских граждан имело не единичный, а массовый характер. В надписи упоминается эсимнет, которому, видимо, вменяется в обязанность проведение каких-то действий в отношении имущества изгнанников (fr. a-b, v. 5-6).

Инициатором заключения данного договора является, скорее всего, мегарская сторона, стремящаяся упорядочить отношения с бывшими согражданами. Трудно решить, однако, о каких Мегарах идет речь: о метрополии Селинунта - Мегарах Гиблейских, или о праметрополии - Мегарах Нисейских. Г. Рёль, склоняющийся к последнему варианту, отмечает, что во время

- 145 -

внутренних смут VI в. до н. э. Мегары Нисейские покинуло немало изгнанников, в числе которых был и поэт Феогнид. [153] Действительно, внутренняя история Мегар конца VII - начала VI в. до н. э. дает основание полагать, что значительная часть граждан могла оказаться в изгнании. Вместе с тем нельзя полностью отвергнуть и другой вариант, ибо в Мегарах Гиблейских, которые в конце VII в. до н. э. вели войну с соседними Леонтинами, тоже могла возникнуть сложная ситуация. Как уже отмечалось выше, эта война, по-видимому, трудная и затяжная, способствовала приходу к власти в Леонтинах тирана Панэтия (Polyaen., V, 47). Война могла дестабилизировать обстановку также и в Мегарах Гиблейских, став причиной событий, вызвавших поток изгнанников в Селинунт.

Но если определить происхождение упоминаемых в надписи изгнанников не представляется возможным, можно хотя бы в общих чертах представить, как эти события отразились на положении дел в Селинунте. В период, предшествовавший 580 г. до н. э., т. е. спустя пять-шесть десятилетий после основания Селинунта, в колонию один за другим прибыли два потока мегарских изгнанников с семьями. [154] Как обычно бывало в случае увеличения численности населения, в городе должен был обостриться земельный вопрос. Возможно, война Селинунта с Сегестой, происходившая около 580-577 гг. до н. э., была связана с попыткой расширения хоры полиса - попыткой, как сообщает Диодор, неудачной (Diod., V, 9, 2-3). Может быть, в связи с этими событиями следует рассматривать и основание Селинунтом колонии Минои.

О государственном устройстве Селинунта мы располагаем весьма ограниченными данными, относящимися к концу VI в. до н. э. По Геродоту, в это время в Селинунте правил тиран Пифагор. Около 510 г. до н. э. Эврилеонт, один из спутников спартанца Дориэя, пытавшегося основать колонию в Западной Сицилии, участвовал в свержении тирании Пифагора, против которого выступили жители Селинунта. После освобождения города Эврилеонт, опираясь, видимо, на спартанский отряд, сам провозгласил себя тираном Селинунта, но правил недолго - восставшие селинунтяне убили его в то время, когда он искал убежища у алтаря Зевса Рыночного (Herod., V, 46).

- 146 -

Геродот не сообщает, как долго длилось правление Пифагора, неизвестно также, при каких обстоятельствах он пришел к власти в Селинунте. Мы можем лишь заключить, что внутриполитическая ситуация во второй половине VI в. до н. э. была достаточно напряженной и что жители Селинунта занимали в это время активную позицию в борьбе с тиранией. Об этом повествует также надпись на надгробном памятнике, установленном в Селинунте на могиле граждан, павших в борьбе против тирана (Plut. Apophth. lacon., 217 F; Plut. Lyc., 20). Мы не знаем, однако, имеет ли эта надпись в виду те события, о которых сообщает Геродот, или речь идет о другом, неизвестном нам тиране Селинунта. [155]

Повествуя о событиях конца VI в. до н. э. в Селинунте, Геродот отмечает, что Эврилеонт, прибывший в Сицилию с остатками отряда Дориэя, захватил колонию селинунтян Миною (Herod., V, 46). Время основания Минои неизвестно. Название города было заимствовано, скорее всего, из праметрополии Селинунта - Мегар, где близ гавани в Нисее находился небольшой остров Миноя. Колония селинунтян располагалась на южном побережье Сицилии между Селинунтом и Акрагантом (в 25 км к западу от Акраганта), что, по-видимому, указывает на влияние Селинунта в этом районе. После захвата Минои спартанцами город стал называться Гераклеей (Diod., IV, 23, 3). [156] В V в. до н. э. Гераклея-Миноя достигла расцвета, но процветание города длилось недолго. В конце V в. до н. э. усилилось давление карфагенян на греческие города Западной Сицилии. Среди других городов, захваченных карфагенянами и в дальнейшем испытавших значительное влияние финикийской культуры, были Селинунт и Гераклея-Миноя (Diod., IV, 23, 3; XIII, 59, 1-4; Paus., VI, 19, 10).

Таким образом, первый этап мегарской колонизации ознаменовался основанием Мегар Гиблейских. В течение долгого времени они оставались единственным мегарским поселением в Сицилии. В условиях конкуренции со стороны более сильных соседей город не смог достигнуть большого экономического роста и политического значения. Тем не менее сам факт выведения этой колонии в период всеобщего устремления крупнейших полисов Греции на Запад весьма показателен - он свидетельствует, что

- 147 -

Мегары в VIII в. до н. э. входили в число тех полисов, в которых сложились экономические и политические предпосылки для колонизации. Однако, если сравнить размах колонизационной деятельности разных греческих метрополий на Западе, можно заметить, что Мегары явно уступали здесь колонистам из других метрополий. Это особенно видно при сравнении с колонизационной деятельностью Халкиды, которая сумела до конца VIII в. до н. э. занять наиболее важные в экономическом и стратегическом отношении пункты, основав в Италии и Сицилии Кимы, Наксос, Леонтины, Катану, Занклу, Регий и Милы.

Прекращение мегарской экспансии в западном направлении едва ли было вызвано причинами внутреннего порядка. Скорее всего, здесь имели место чисто внешние факторы, т. е. противодействие Халкиды и Коринфа, которые являлись противниками Мегар в Лелантской войне. О том, что внутренние стимулы к переселению части граждан из метрополии продолжали действовать и после основания Мегар Гиблейских, с достаточной очевидностью свидетельствует колонизационная политика мегарян конца VIII - первой половины VII в. до н. э.


предыдущий разделоглавлениеследующий раздел


Примечания

[32]Ильинская Л. С. 1) Проблемы греческой колонизации Запада в свете археологических исследований последних 25 лет. Эолийские острова и проблема микенской колонизации //ВДИ. 1975. N 3. С. 192 и сл.; 2) Проблемы греческой колонизации Сицилии в свете археологических исследований последних 25 лет //Там же. 1976. N 2. С. 165 и сл.; Martin R. Aspects de la recherche archèologique actuelle en Sicile et Grand-Grèce //RA. 1969. N 1. P. 184 ff.

[33]Разбор мифической традиции можно найти в работах: Соколов Ф. Ф. Критические исследования, относящиеся к древнейшему периоду истории Сицилии. СПб., 1865. С. 125 и сл.; Fabre P. Les grecs et la connaissance de l'occident. Lille, 1981. P. 30 f. - Об археологических материалах, подтверждающих мифическую традицию, см.: Ильинская Л. С. Проблемы греческой колонизации Запада... С. 193 и сл.; Bernabo
Brea L. Sicily before the greeks. New York; Washington, 1966. P. 94 ff.

[34]О населении древней Сицилии см.: Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 59 и сл.; Ильинская Л. С. 1) Этнические и культурные контакты Западного и Восточного Средиземноморья в микенскую эпоху. Сицилия и Эгеида. М., 1983. С. 36 и сл.; 2) Урбанистические образования догреческой Сицилии //Западное Средиземноморье в первом тысячелетии до н. э. Л., 1984. С. 165 и сл.; Ciaceri E. Culti e miti nella storia dell'antica Sicilia. Catania, 1911. P. 3 ff.; Bernabo Brea L. Sicily before the Greeks. P. 141 f.

[35]Bernabo Brea L. Sicily before the greeks. P. 159.

[36]Ibid. P. 160 f. - Л. Бернабо Бреа отмечает, что в Монте Финоччито найдены фибулы, аналогичные тем, что были обнаружены в ранних греческих некрополях Сиракуз и Мегар Гиблейских, а также большие пластинки из слоновой кости, идентичные находкам в сиракузском храме Афины.

[37]Ibid. P. 159.

[38]Pelagatti P. Naxos. Relazione preliminare delle campagne di scavo 1961-1964 //BdA. Anno 49. N 2. 1964. P. 150.

[39]Dunbabin T. J. The western greeks. Oxford, 1948. P. 45; Boardman J. The greeks overseas. P. 167 f.; Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 235.

[40]Предположение о том, что Панталика является Великой Гиблой древних авторов, впервые высказанное Ф. Вийяром, было поддержано Л. Бернабо Бреа и другими исследователями (см.: Bernabo Brea L. Sicily before the greeks. P. 158 f.; Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 236).

[41]О раскопках в Панталике см.: Ильинская Л. С. Этнические и культурные контакты... С. 62; Bernabo Brea L. Sicily before the greeks. P. 157 ff.; Coldstream L. N. Geometric Greece. P. 236. - Т. Данбэбин связывает исчезновение Гиблы с выступлением мегарян против своих недавних благодетелей - сикулов (см.: Dunbabin T. J. The western greeks. P. 44).

[42]Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 236 f.

[43]Ильинская Л. С. Проблемы греческой колонизации Сицилии... С. 165; Berard J. 1) La colonization grecque... P. 226 f.; 2) L'experansion... P. 77 f.; Boardman J. The greeks overseas. P. 175.

[44]Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 237, 242.

[45]Ильинская Л. С. Проблемы греческой колонизации Сицилии... С. 71 и сл.; Boardman J. The greeks overseas. P. 175.

[46]Adamestean u D. Sicilia //Enciclopedia dell'arte antica, classica e orientale. T. VII. 1966. P. 289.

[47]Мнение, согласно которому киллирии были одним из сикульских племен, высказанное в свое время А. Гольмом, поддерживает Э. Д. Фролов и безоговорочно принимает Л. С. Ильинская (см.: Фролов Э. Д. Гаморы и киллирии (к оценке социальной структуры и социальной борьбы в архаических Сиракузах) //ВДИ. 1982. N 1. С. 32; Ильинская Л. С. Этнические и культурные контакты... С. 46 и сл.).

[48]Гаморы составляли в Сиракузах особую социальную группу, образовавшуюся из колонистов-первопоселенцев.

[49]Подробнее о положении киллириев в Сиракузах см.: Фролов Э. Д. Гаморы и киллирии. С. 31 и сл.

[50]Хронология основания сицилийских колоний была разработана уже в первой половине XIX в. Одним из первых к этому сюжету обратился Д. Рауль-Рошетт (см.: Raul-Rochette D. Histoire critique de l'etablissement des colonies grecques. T. I - IV. Paris, 1814-1815). Предлагаемая им хронология опирается главным образом на данные Фукидида. В тех случаях, когда для одной и той же колонии имеются разные даты основания, Д. Рауль-Рошетт дублирует события, допуская, что колония могла быть основана вторично в другое время. Именно так он поступает по отношению к Мегарам Гиблейским и Селинунту. Позднее В. Бруне де Пресль, отказавшись от явно несостоятельного метода Д. Рауль-Рошетта, предложил основанную на данных Фукидида хронологию, которая стала традиционной и остается таковой до наших дней (см.: Brunet Presle W. de. Recherches sur les etablissements des Grecs en Sicile. Paris, 1845). На его хронологическую систему ориентируются почти все исследователи второй половины XIX и XX вв. (за исключением Л. Парети и Ж. Валле).

[51]Berard J. 1) L'expansion... P. 75; 2) La colonisation grecque... P. 90. См. также рецензию Ж. Берара на статью Р. ван Комперноля в Revue Belge de Philologie et d'histoire. T. 32. N 1. 1954. P. 183.

[52]Соколов Ф. Ф. Критические исследования, относящиеся к древнейшему периоду истории Сицилии. С. 176 и сл. - Наиболее полный обзор работ, в которых анализируются сицилийский экскурс Фукидида и его хронологическая система, можно найти в фундаментальном труде Р. ван Комперноля (см.: Compernolle R. van. Etude de chronologie et d'historiographie siciliotes. Brussels; Rome, 1960).

[53]Гелланик в одном из фрагментов II книги сочинения " Жрицы Геры" упоминает об основании Наксоса (FGrHist. Tl. I. S. 456 f.). T. Данбэбин предполагает, что он, возможно, датировал его и соотнес эту дату со своей системой греческой хронологии. По мнению Т. Данбэбина, именно Гелланик, а не Антиох мог быть непосредственным источником Фукидида. Это предположение представляется маловероятным, поскольку известно негативное отношение последнего к логографам (см.: Dunbabin T. J. The western greeks. P. 438.). Еще ранее сомнения по поводу зависимости Фукидида от Антиоха высказывал Ф. Ф. Соколов (см.: Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 178, прим. 8).

[54]Dunbabin T. J. The western greeks. P. 448; Vallet G., Villard F. Les dates de fondation de Megara Hyblaea et de Syracuse //BCH. T. 76. N 2. 1952. P. 295; Berard J. La colonisation grecque... P. 90.

[55]Указанная система дат используется авторами большинства работ, появившихся в XIX - XX вв. Есть лишь некоторые незначительные расхождения, связанные с различным определением исходной точки - даты разрушения Мегар Гиблейских. Так, Ф. Ф. Соколов, который вслед за К. О. Мюллером датирует взятие Мегар Гелоном 484 г. до н. э., относит основание Мегар к 729 г., Леонтин - к 730 г., Сиракуз - к 735 г., Наксоса - к 736 г. до н. э. (см.: Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 178).

[56]Dunbabin T. J. The western greeks. P. 435 f. Ср.: Ziegler K. Sicilia //RE. 2. Reihe. Bd II. Hbbd. 4. 1923. Sp. 2491 ff.

[57]Корреляция относительных дат Антиоха - Фукидида с абсолютной датировкой по Олимпиадам возникла, вероятно, в IV в. до н. э., когда эта система счета получила распространение в Греции.

[58]Расхождения имеются не только между армянской и Иеронимовской версиями "Хроники" Евсевия, а также этими двумя и системой дат Фукидида, но и между разными изданиями армянской версии. Это отмечает Ф. Ф. Соколов, сравнивая три издания армянской версии " Хроники" Евсевия (см.: Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 177).

[59]Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 295; Berard J. La colonisation grecque... P. 90. Ср.: Dunbabin T. J. The western greeks. P. 447 f.

[60]У Фукидида имя основателя Леонтии дается в слитной форме - Фукл (Qouklh~").

[61]Рукописи не указывают имя предводителя мегарян; вместо него читается слово "платейцы" (Plataiei~"). Издатели, следуя Фукидиду, вводят в текст имя Ламиса. Впрочем, Ф. Ф. Соколов считает рукописное чтение правильным и заключает, что в отряде мегарских переселенцев могли быть жители Платей (см.: Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 182).

[62]В рукописях читается "Троил". В начале XIX в. появилась конъектура "Трогил", которую многие исследователи считают неудачной. Трогил - порт близ Сиракуз, к югу от Тапса, и переселение сюда мегарян кажется маловероятным. В настоящее время общепринятым считается чтение "Тротил" (см., напр.: Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 183, прим. 41; Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 314, n. 3; Berard J. La colonisation grecque... P. 112, n. 1).

[63]Маловероятными и неисторичными выглядят, например, упоминания о городских воротах, агоре, алтарях богов, когда речь идет о только что заселенном городе. Эти привычные для греков атрибуты нормального полиса вряд ли могли появиться сразу же после основания колонии. Раскопки на холме Сан Мауро показывают, что оборонительные стены в Леонтинах были сооружены лишь около середины VII в. до н. э. Несколько литературным выглядит и образ коварного Феокла, столь жестоко расправившегося со своими недавними союзниками.

[64]Неизвестно, было ли в источнике Фукидида более конкретное определение времени прибытия экспедиции Ламиса. Если такое указание и существовало, то, по-видимому, оно не показалось Фукидиду надежным.

[65]Трудно согласиться с реконструкцией Т. Данбэбина, который полагает, что к моменту появления мегарян в Тротиле Леонтины были уже основаны (см.: Dunbabin T. J. The western greeks. P. 18, 46. Ср.: Berard J. La colonisation grecque... P. 111).

[66]Dunbabin T. J. The western greeks... P. 19; Berard J. La colonisation grecque... P. 112.

[67]Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 183.

[68]Dunbabin T. J. The western greeks. P. 18 f.; Berard J. La colonisation grecque... P. 113.

[69]В сикульском некрополе бронзового века, расположенном на Тапсе, во время раскопок П. Орси обнаружено греческое захоронение VIII в. до н. э. с двумя костяками. В захоронении найдены два геометрических протокоринфских сосуда, выполненных в стиле, который по месту первой находки получил название стиля Тапс. Возможно, это следы пребывания мегарян на Тапсе. Многие исследователи видят в этом захоронении могилу Ламиса (см.: Dunbabin T. J. The western greeks. P. 19; Berard J. La colonisation grecque... P. 113; Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 337; Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 235; Boardman J. The greeks overseas. P. 173).

[70]Следует подчеркнуть, что при восстановлении последовательности событий, основанном на данных Фукидида и Полиэна, мы реконструируем не исторический процесс как таковой, а историческую традицию, отражающую его. Решение вопроса о том, насколько адекватно эта традиция отражает то, что происходило в действительности, составляет следующий этап исследования.

[71]Текст Страбона испорчен. Рукописное чтение kai; th/~ genea/~ обычно восстанавливается по аналогии с текстом Псевдо-Скимна (Scymn., v. 272) в dekavth/ geneav/. Другой вариант исправления текста предполагает, что речь идет не о десятом, а о тринадцатом поколении (см.: Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 310, n. 1).

[72]В античной традиции нет единства по вопросу о происхождении Феокла. Одни источники говорят о его халкидском происхождении (Hellan., fr. 82, I, p. 128; Conon, fr. 20, FGrHist. T. I, S. 196), другие называют его афинянином (Strab., VI, 2, 2, p. 267; Scymn., v. 273-274), наксосцем или эретрийцем (Suid., s. v. ejlegeivnein). Большинство исследователей поддерживают версию о халкидском происхождении Феокла, которой не противоречат данные Фукидида и Полиэна (см.: Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 179; Яйленко В. П. Архаическая Греция и Ближний Восток. С. 75; Berard J. La colonisation grecque... P. 78). По мнению Ж. Берара, версия об афинском происхождении основателя Наксоса и Леонтин восходит к периоду, когда Афины обратили свои взгляды к Италии и Сицилии, т. е. ко времени основания Фурий или ко времени Сицилийской экспедиции.

[73]Может быть, отголоском версии Эфора является высказывание Плутарха, который называет Мегары одним из древнейших сицилийских городов (Plut. Marcell., 18).

[74]Неизвестно, была ли у Эфора собственная хронологическая система, охватывающая все сицилийские колонии. С уверенностью можно говорить лишь о том, что он рассматривал основание самых ранних колоний, размещая их в порядке, отличающемся от системы Фукидида (Антиоха). Т. Данбэбин полагает, что Эфор, возможно, видоизменил лишь отдельные детали последней, не отвергая ее в целом (см.: Dunbabin T. J. The western greeks. P. 444). Для нас важно отметить, что это изменение коснулось именно Мегар Гиблейских.

[75]Dunbabin T. J. The western greeks. P. 18 ff., 435 ff.; Boardman J. The greeks overseas. P. 171 ff.; Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 235. Ср., однако: Berard J. 1) La colonisation grecque... P. 110 ff.; 2) L'expansion... P. 75.

[76]Raul-Rochette D. Histoire critique... Vol. III. Paris, 1815. P. 213, 215.

[77]Развернутый анализ и критику метода Д. Рауль-Рошетта дает Р. ван Комперноль (см.: Compernolle R. van. Etude de chronologie... P. 5 ff.).

[78]Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 180-183.

[79]Там же. С. 180, прим. 24.

[80]Наиболее подробно авторы развивают свою аргументацию в большой статье, опубликованной в 1952 г. (см.: Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 283-346). Позднее Ж. Валле возвращается к вопросу о датах основания ранних колоний Запада в книге, посвященной истории Регия и Занклы (см.: Vallet G. Rhegion et Zancle. P. 47 f.).

[81]"Высокая" дата основания Селинунта, которую дают Диодор и Евсевий, рассматривается другими исследователями как ошибочная. Так, Т. Данбэбин полагает, что хронограф, использованный Диодором и Евсевием, ошибочно приписал Селинунту дату основания Гимеры, а дату появления Селинунта (627 г. до н. э.) отнес к Липаре (см.: Dunbabin T. J. The western greeks. P. 437. Ср.: Berard J. La colonisation grecque... P. 245 f.).

[82]Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 321.

[83]Ibid. P. 335 ff. - См. также публикацию этого материала: Vallet G., Villard F. Megara Hyblaea. T. II. La ceramique archaïque. Paris, 1964. P. 15 ff.

[84]Как указывает П. Пелагатти, сосуды этого типа обнаружены в Наксосе, в слоях VIII в. до н. э. (см.: Pelagatti P. Naxos. P. 162).

[85]Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 325; Vallet G. Phegion et Zancle. P. 47, 56.

[86]Яйленко В. П. Архаическая Греция и Ближний Восток. С. 230 и сл.; Compernolle R. van. Etude de chronologie... P. 10, 15 f.; Boardman J. The greeks overseas. P. 173; Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 235, n. 55.

[87]Berard J. L'expansion... P. 72, 75; Sjöquist E. Sicily and the greeks. Ann Arbor, 1973. P. 17 f., 75.

[88]К числу последних можно отнести, в частности, существование в античной традиции системы "высоких" дат, отличающихся от дат Фукидида интервалом в 23-24 года. Детальный разбор этой "высокой" хронологии, которую иногда связывают с историком Филистом, можно найти в следующих работах: Dunbabin T. J. The western greeks. P. 446 f.; Berard J. La colonisation grecque... P. 90 f.; Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 299 f.

[89]Так, например, по хронологии Валле - Вийяра, интервал между основанием Наксоса и Сиракуз составляет 24 года (вместо одного года по Фукидиду).

[90]При этом следует еще раз подчеркнуть тот известный факт, что интервалы, основанные на расчете поколений или округленные (как, например, интервал в 100 лет между основанием Мегар Гиблейских и Селинунта), не могут быть абсолютно точными. По-видимому, принятая Фукидидом хронология была системой относительных дат, и этой цели соответствовали даже приблизительные временные интервалы.

[91]Страбон (Strab., VI, 2, 4, p. 270) и Псевдо-Скимн (Scymn., v. 278-279), говоря о дорийцах на Зефирии, подразумевают краткую стоянку, а не основание поселения на юге Италии. Как справедливо замечают сами авторы рассматриваемой работы, глагол katevcw употребляется Псевдо-Скимном как морской термин, в значении "причаливать к берегу" (см.: Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 31, n. 3).

[92]Это тем более очевидно, что прямого подтверждения этой даты в источниках нет.

[93]Яйленко В. П. Архаическая Греция и Ближний Восток. С. 230 и сл.; Boardman J. The greeks overseas. P. 173; Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 235, n. 55.

[94]Древние Сиракузы, занятые современной застройкой, изучены довольно слабо. Архаические слои частично исследованы на о. Ортигия, а также в районе поздней агоры римского времени и под современным вокзалом (см.: Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 234).

[95]Boardman J. The greeks overseas. P. 173; ср.: Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 170 f.

[96]Яйленко В. П. Архаическая Греция и Ближний Восток. С. 73-79, 229-231.

[97]Там же. С. 78 и сл.

[98]Мы выбрали лишь несколько наиболее характерных вариантов согласования источников по истории колонизации Сицилии. В действительности их намного больше, причем зачастую они отличаются друг от друга лишь незначительными деталями. Более полный обзор работ по хронологии сицилийских колоний дает книга Р. ван Комперноля (см.: Compernolle R. van. Etude de chronologie... P. 1-56).

[99]Впрочем, можно предположить существование крайнего варианта, когда недостоверными являются обе версии. К нашему случаю это, по-видимому, не относится.

[100]Это последнее обстоятельство часто ставится в связь с началом Лелантской войны, в которой Мегары выступили на стороне противников Халкиды (см.: Dunbabin T. J. The western greeks. P. 16 f.; Berard J. L'expansion... P. 75; Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 235).

[101]Berard J. La colonisation grecque... P. 91.

[102]По нашему мнению, в системе Фукидида (Антиоха) достойна внимания прежде всего относительная хронология. Что касается основанных на ней абсолютных дат, то, как было показано выше, многие из них покоятся на весьма зыбком основании. Это, в частности, относится к дате Мегар Гиблейских (727 г. до н. э.).

[103]Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 318.

[104]Hanell K. Megarische Studien. Lund, 1934. S. 117; Berard J. La colonisation... P. 78.

[105]Hanell K. Megarische Studien. S. 117 f.

[106]Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 180.

[107]Наксос был основан на полуострове, рядом с небольшой бухтой (к югу от современного г. Таормина). К городу прилегала плодородная территория, где были заложены виноградники. Сикулы, жившие на месте будущего города, были вытеснены греческими поселенцами (Diod., XIV, 88, 1). Остатки сикульского поселения были выявлены в ходе раскопок. Раскопки в Наксосе дали много керамического материала, в том числе и относящегося к первым годам существования колонии (см.: Pelagatti P. Naxos. P. 149 ff.; Boardman J. The greeks overseas. P. 167 f.; Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 233 f.).

[108]До прихода греков на Ортигии жили сикулы, которые затем были насильственно изгнаны с острова колонистами (Thuc., VI, 3, 2). Следы их поселения выявлены во время раскопок святилища Афины, под которым обнаружены остатки сикульских построек. Благодаря чрезвычайно выгодному местоположению Сиракузы быстро росли и вскоре (уже в VIII в. до н. э.) заняли часть материка напротив Ортигии. Версия об участии в основании Сиракуз, помимо коринфян, других дорийцев (а именно аргосцев) находит любопытное подтверждение. Литературная традиция сохранила воспоминание о сиракузском правителе аргосского происхождения Поллиде (Athen., I, 56, p. 131 b; Pollux., VI, 16 = Arist., fr. 585, Rose[3]), а раскопки древнейшего сиракузского некрополя Фуско выявили элементы аргосского погребального обряда (см.: Фролов Э. Д. Гаморы и киллирии. С. 28, 34; Boardman J. The greeks overseas. P. 171; Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 234).

[109]Подробнее о локализации Тротила см.: Berard J. La colonisation grecque... P. 112.

[110]Ibid. P. 114.

[111]Мотивы, которыми руководствовался Гиблон, отдавая мегарским переселенцам прибрежную часть своих владений, не вполне ясны. Возможно, как предполагает Дж. Колдстрим, сикульский царь надеялся таким образом обрести союзников среди греков (см.: Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 235 f.).

[112]Berard J. La colonisation grecque... P. 114.

[113]См. публикацию материалов раскопок: Vallet G., Villard F. Megara Hyblaea. T. I. Le quartier de l'agora archaïque. Paris, 1964.

[114]Подробнее см.: Ильинская Л. С. Проблемы греческой колонизации Сицилии... С. 178 и сл.

[115]VitaA. di. Per l'architettura e l'urbanistica greca d'eta arcaica // Palladio. Anno XVII. 1967. P. 46.

[116]Buren A. W. van. News letter from Rome // AJA. Vol. 68, N 4. 1964. P. 371 ff.; Martin R. Aspects de la recherche archèologique actuelle en Sicile et Grand-Grèce // RA. 1969. N 1. P. 184 ff.; Griffo P. Recenti Scavi archeologici in Sicilia. Problemi e risultati // Kokalos. T. X-XI. 1964-1965. P. 149; Vallet G. La colonisation grecque en Occident // XIII МКИН. Доклады конгресса. Т. I, ч. 3. М., 1973. С. 53 и сл.; Asheri D. Osservazioni sulla origini dell`urbanistica Ippodamea // Rivista storica italiana. Anno 87, fasc. 1. 1975. P. 5 ff.

[117]Martin R. Aspects de la recherche... P. 186; Asher i D. Osservationi sulle origini... P. 7; Vallet G. La colonisation grecque... P. 58.

[118]Vallet G., Villard F. Megara Hyblaea. T. II. La ceramique archaïque. P. 197.

[119]Villard F. Un fou de potier archaïque à Megara Hyblaea// CRAI. 1952. P. 120 f.

[120]Vallet G., Villard F. Megara Hyblaea. T. II. La ceramique archaïque. P. 141.

[121]Ibid. P. 15-70.

[122]Ibid. P. 71-136.

[123]Buren A. W. van. News letter from Rome. P. 383; Boardman J. The greeks overseas. P. 174.

[124]Coldstream J. N. Geometric Greece. P. 236, 242.

[125]Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 188.

[126]Видимо, это обстоятельство вынуждало мегарян к узкой специализации их хозяйственной деятельности. Древние авторы отмечают, что главным предметом мегарского экспорта был мед, отличавшийся особо высоким качеством (Strab., VI, 2, 2, p. 267; Plin. N. H., XI, 13, 32; Silius Ital., XIV, 26; 199; Clem. Alex. Strom., I, p. 274; Ovid. Trist., V, 6, 38). Впрочем, помимо пчеловодства, мегаряне, вероятно, занимались и другими видами деятельности, производя необходимую продукцию для внутреннего потребления.

[127]Более подробный анализ традиции о тирании Панэтия в Леонтинах можно найти в работах: Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 197 и сл.; Фролов Э. Д. У истоков сицилийской тирании (выступление Панэтия в Леонтинах) // Западное Средиземноморье в первом тысячелетии до н. э. Л., 1984. С. 98 и сл.; Berve H. Die Tyrannis bei den Griechen. Bd. I. München, 1967. S. 129; Bd. II. München, 1967. S. 593.

[128]Это могла быть спорная территория или другого рода добыча, захваченная леонтинцами в ходе войны.

[129]Соколов Ф. Ф. Критические исследования... С. 195.

[130]Фролов Э. Д. 1) Гаморы и киллирии. С. 30; 2) У истоков сицилийской тирании... С. 105 и сл.; 3) Рождение греческого полиса. С. 172, 183.

[131]Hanell K. Megarische Studien. S. 118; Berard J. La colonisation grecque... P. 116; Vallet G., Villard F. Un temple du IV[е] siècle a Megara Hyblaea // CRAI. 1961. P. 98 f.; Buren A. W. van. News letter... P. 383 f.; Boardman J. The greeks overseas. P. 174.

[132]Dunbabin T. J. The western greeks. P. 437; Meyer E. Megara (2) // RE. Bd. XV. Hbbd. 29. 1931. Sp. 183; Hanell K. Megarische Studien. S. 118.

[133]Compernolle R. van. La date de la fondation de Selinonte // BIBR. Fasc. XVII. 1952. P. 317 ff.; Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 318; Berard J. La colonisation grecque... P. 245 f.

[134]Compernolle R. van. La date de la fondation... P. 318 f.

[135]Boardman J. The greeks overseas. P. 183.

[136]О том, что метрополией Селинунта были Мегары Гиблейские, сообщает также Страбон (Strab., VI, 2, 6, p. 273).

[137]Ж. Валле и Ф. Вийяр интерпретируют текст Фукидида несколько иначе. По их мнению, было два ойкиста: местный - Памилл, и второй, прибывший из Мегар, имя которого не сохранилось (см.: Vallet G., Villard F. Les dates de fondation... P. 293, n. 1).

[138]Buchner. Selinus (1-7) // RE. 2-te Reihe. Bd. II. Hbbd. IV. 1923. Sp. 1265-1266.

[139]Помимо сицилийского Селинунта известно еще три населенных пункта с таким названием.

[140]О диком сельдерее как символе города сообщает Плутарх (Plut. De Pyth. orac., p. 399 f.). Между тем существуют и другие объяснения названия города (см.: Ziegler K. Selinus (8) // RE. 2-te Reihe. Bd. II. Hbbd. IV. 1923. Sp. 1266).

[141]Boardman J. The greeks overseas. P. 182.

[142]Hulot J., Fougères G. Selinonte. Paris, 1910.

[143]Marconi Bovio J. Scavi a Selinunte. La scoperta della citta prima della sua distruzione nel 409 a. C. // Urbanistica. N 23. Anno 27. 1958. P. 76 f.; Boardman J. The greeks overseas. P. 182.

[144]Ильинская Л. С. Проблемы греческой колонизации Сицилии... С. 178; Marconi Bovio J. Scavi a Selinunte... P. 79.

[145]Schmidt J. Le ricerche sull` urbanistica delle citta italiote e siceliote // Kokalos. T. XIV - XV. 1968-1969. P. 397 f.

[146]Schmidt J. Le ricerche sull` urbanistica... P. 417 f.; Adamesteanu D. Cenno sui risultati più recenti degli studi topographici ed urbanistici sulla Sicilia antica // Kokalos. T. X - XI. 1964-1965. P. 296; Ср., однако: Marconi Bovio J. Scavi a Selinunte... P. 80.

[147]Павсаний сообщает, что храм Деметры Малофорос, расположенный на пути из Мегар в Нисею, в его время был уже разрушен (Paus., I, 44, 3). Поясняя значение эпиклезы богини, он замечает, что существовало несколько точек зрения по данному вопросу, и излагает одну из них, согласно которой имя богини должно обозначать "приносящая овец". В современной историографии эта этимология часто оспаривается; взамен предлагается объяснение имени " Малофорос" из дорийского mavlon - "яблоко", т. е. эпиклеза Деметры должна означать "приносящая яблоки". Подробнее об этом см.: Hanell K. Megarische Studien. S. 175.

[148]Gabrici E. Il santuario della Malophoros a Selinunte // Monumenti Antichi. T. XXXII. 1927. P. 384 f.; Hanell K. Megarische Studien. S. 177.

[149]Berard J. La colonisation grecque... P. 291 f.; Boardman J. The greeks overseas. P. 183.

[150]Boardman J. The greeks overseas. P. 182.

[151]Roehl H. Inscriptiones graecae antiquissimae praeter atticas in Attica repertas. Berolini, 1882. N 514. P. 147 f.

[152]Ibid. P. 148.

[153]Ibid. P. 149.

[154]Ср.: Berard J. La colonisation grecque... P. 245.

[155]Ziegler K. Selinus (8). Sp. 1269.

[156]Ziegler K. Herakleia (28) // RE. Bd. VIII. 1913. Sp. 437 f.; Hanell K. Megarische Studien. S. 118 f.

[157] О времени и обстоятельствах возникновения первых греческих поселений на Черном море см.: Carpenter R. The greek penetration of the Black Sea // AJA. N 52. 1948. P. 1 ff.; Labaree B. W. How the greeks sailed into the Black Sea // AJA. N 61. 1957. P. 29 ff.; Graham A. J. The date of the greek penetration of the Black Sea // BICS. Vol. V. 1958. P. 25 ff.; Cook J. M. The greeks in Ionia and the East. London, 1962. P. 53; Drews R. The earliest greek settlements on the Black Sea // JHS. Vol. XCVI. 1976. P. 18 ff.

[158] О времени жизни Евмела см.: Dunbabin T. J. The early history of Korinth // JHS. Vol. LXVIII. 1948. P. 66 f.; Huxle y G. Greek epic poetry from Eumelos to Panyassis. London, 1969. P. 62.


© 1999 г. Л.А.Пальцева
© 1999 г. Изд-во Санкт-Петербургского университета
© 2001 г. Центр антиковедения