Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Л.А.ПАЛЬЦЕВА

Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии. СПб., 1999

Глава II. "Темные века" Мегар: легенда и история

§ 4. Проблема централизации Мегариды


предыдущий разделоглавлениеследующий раздел

- 57 -

Итак, на основании вышеизложенного нельзя, как нам представляется, рассматривать Мегариду микенского и послемикенского времени ни как часть Афинского государства, ни как территорию, зависимую от Беотии. Но можно ли вообще говорить о Мегариде как о единой территории, объединенной вокруг одного центра? Сторонники так называемой "афинской теории", признающие зависимость Мегариды от Афин, так же как и приверженцы "беотийской теории", склонны видеть в Мегариде единое государство, расходясь лишь в определении того внешнего центра, которому оно было подчинено. Тем самым как бы a priori признается, что объединение независимых общин Мегариды должно было произойти уже в додорийскую эпоху. Между тем, внимательно присмотревшись к местной мегарской традиции, мы увидим, что она не дает достаточных оснований для такого предположения. Дошедшие до нас обрывки мегарской традиции о древних царях показывают, что по представлениям мегарских хронистов власть этих царей распространялась только на Мегары и Нисею, т. е. на сравнительно небольшую часть Мегариды [69].

В связи с поставленным вопросом особое значение приобретает сохраненное Павсанием мегарское предание о царе Терее,

- 58 -

некогда правившем в Пагах, на северном побережье Мегариды (Paus., I, 41, 8). Как известно, античная традиция связывает Терея с легендой о дочерях Пандиона Прокне и Филомеле. Но если по общепринятой версии легенды Терей был фракийским царем [70], то мегарская традиция, видимо, привязывала сюжет легенды к условиям Мегариды, изображая Пандиона царем Мегар, а его зятя Терея царем Паг [71]. Как видно, в основе мегарского варианта легенды (независимо от времени его создания) лежит представление о том, что в древности Мегарида была разделена на независимые владения, правители которых могли поддерживать друг с другом дружеские связи вплоть до династических (брак Терея и Прокны). С точки зрения исторического правдоподобия эта ситуация более приемлема, нежели предполагаемое единство Мегариды. Паги были крупнейшим городом Мегариды на берегу Коринфского залива, и вполне вероятно, что в додорийское время это был центр небольшого самостоятельного государства. Горный хребет, отделявший мегарскую равнину от северного побережья, где находились Паги, являлся, видимо, границей двух " царств". Впрочем, нельзя полностью исключить и того, что на территории Мегариды были другие такие же самостоятельные мини-государства [72].

В пользу этого предположения говорит, возможно, мегарский вариант двух стихов "Илиады", ставших в древности предметом дискуссии. Страбон, Плутарх и Диоген Лаэртский сообщают о том, что Солон (или по другой версии Писистрат), желая доказать справедливость притязаний афинян на остров Са-

- 59 -

ламин, включил в "Каталог кораблей" следующие строки: [73]

Мощный Аякс Теламонид двенадцать судов саламинских
Вывел и с оными стал, где стояли афинян фаланги.

(Homer. Jl., II, 557-558, пер. Н. И. Гнедича).

Мегаряне, обосновывая свои права на остров, предлагали в качестве первоначального (якобы гомеровского) варианта другой стих:

Вывел Аякс корабли из Саламина, Полихны,
Из Эгируссы, Нисеи, из Триподиска.

(Strab., IX, 1, 10, p. 394).

Когда Страбон замечает, что упомянутые в этом стихе местности являются мегарскими, не исключено, что вслед за мегарским источником он причисляет к владениям Мегар и Саламин. Но как бы ни трактовала данный стих патриотически настроенная мегарская историография, совершенно очевидно, что он уводит нас в тот период истории Мегариды, когда отдельные поселения еще не были объединены под властью Мегар. Примечательно, что Мегары вообще не называются здесь среди городов, якобы принявших участие в Троянской войне.

В этой связи закономерно возникает вопрос: из каких источников поздние авторы заимствовали утверждение о фальсификации указанных выше стихов "Илиады" и насколько историчен альтернативный мегарский вариант? Страбон упоминает о неких "критиках", подвергающих сомнению данное место " Каталога кораблей" на основании его явного несоответствия другим частям " Илиады" (Strab., IX, 1, 10, p. 394). К числу этих критиков относились, вероятно, александрийские ученые, занимавшиеся изучением и толкованием гомеровских поэм. Мегарские историки, предлагавшие свой вариант, тоже по существу выступали в роли критиков гомеровского текста. Плутарх, говоря о фальсификации стихов "Каталога", ссылается на то, что таково мнение многих, и лишь один из этих "многих" назван им поименно - мегарский историк Герей (Plut. Sol., 10). В другом месте Плутарх сообщает, что Герей обвинял Писистрата в изъятии стиха Гесиода (Hesiod. fr. 105 Rzach) и в добавлении, в угоду афинянам, стиха в "Одиссею" (Plut. Thes., 20). Предшественник Герея Диевхид в своей "Мегарской истории" также касался вопроса о вкладе Солона и Писистрата в обработку гомеровских поэм, и прежде всего афинской части "Каталога кораблей" (Diog. Laert., I, 57). Поскольку этот сюжет был

- 60 -

включен Диевхидом в сочинение, посвященное истории Мегар, можно думать, что интерес к нему продиктован в первую очередь стремлением автора рассмотреть спорные вопросы афино-мегарских отношений.

Из этого следует, что Диевхид и Герей могли принадлежать к числу тех критиков, о которых говорит Страбон, хотя едва ли они были самыми ранними из них. Уже Симонид (на которого ссылается Плутарх) писал о склонности мегарских историков к полемике [74], в данном случае тоже, как видно из контекста, с афинской традицией [75] (Plut. Thes., 10). Таким образом, с известной долей вероятности можно предположить, что обвинение афинян в фальсификации строк 557-558 " Каталога" было выдвинуто едва ли не в период правления Писистрата и его сыновей, когда в Афинах проводилась работа по систематизации и записи гомеровских поэм.

Учитывая явную тенденциозность мегарян в этом вопросе, мы должны с осторожностью относиться к их аргументам [76]. Впрочем, афинская сторона была не меньше мегарской заинтересована в исходе спора, ибо в конечном счете этот спор имел не теоретическое значение - речь шла о владении Саламином. Между тем следует признать, что предлагаемый мегарянами вариант спорных стихов "Каталога" в качестве аргумента в споре с Афинами выглядит весьма странно, поскольку, как уже отмечалось, сами Мегары в нем не упоминаются. Но именно это обстоятельство, на наш взгляд, говорит о древности этого стиха, ибо он предполагает ситуацию, в которой Мегары еще не играли роли центра для поселений Мегариды, и последние могли участвовать в военных предприятиях независимо от Ме-

- 61 -

гар. Если бы этот вариант являлся поздним изобретением мегарских историков, придуманным ad hoc, Мегары в нем вряд ли были бы опущены. Это дает нам основание полагать, что в период борьбы за Саламин мегаряне воспользовались для опровержения аргументов афинян достаточно древним стихом, скорее всего местного мегарского происхождения. При нынешнем состоянии источников у нас нет никаких данных для того, чтобы вслед за мегарскими историками считать этот стих действительно принадлежащим "Каталогу". Возможно, это часть какого-то местного предания о Троянской войне, проигнорированного автором "Каталога". Это местное предание сохранило воспоминание о Мегариде, еще не объединенной вокруг Мегар.

Из населенных пунктов, упоминаемых в мегарском варианте, хорошо известны Нисея и Триподиск, основанные еще во II тыс. до н. э., в то время как Полихна и Эгирусса до настоящего времени не локализованы [77]. Правда, Н. Дж. Хэммонд высказывал предположение о том, что Эгирусса тождественна селению Эгиры (Plut. Qu. Gr., 59) или Эгирос (Suid. s. v. Aijgeivrou qeav [78]), которое, по его мнению, должно было находиться в северной части Мегариды в местности Ватихория, в то время как Полихну он отождествлял с Пагами [79]. В обоих случаях предложенная локализация требует, на наш взгляд, дополнительной аргументации, хотя отождествление Полихны с Пагами лишь подкрепило бы предположение о независимости этого города в додорийское время.

Мегарская традиция позволяет хотя бы в самой общей форме представить направление развития социально-политических

- 62 -

процессов в Мегариде в конце II тыс. до н. э. По-видимому, до прихода дорийцев Мегарида была разделена на несколько небольших независимых областей. Правившие в них "цари" обладали, должно быть, незначительной по объему властью, распространявшейся на небольшое поселение и его ближайшие окрестности. Мегары еще не выделялись среди других поселений этого региона. Усиление Мегар, а затем и объединение вокруг них соседних территорий, составивших Мегариду, произошло после прихода дорийцев, которые, совершив поход на Аттику, захватили оказавшийся на их пути город и сделали его центром своей дальнейшей экспансии.

Скорее всего, процесс синойкизма начался спустя какое-то время после вторжения дорийцев, когда в Мегариде установилось определенное равновесие между этническими группами, т. е. едва ли ранее X в. до н. э. Мы ничего не знаем о том, как дорийские цари, правившие в Мегарах, осуществляли централизацию независимых поселений Мегариды - был ли указанный процесс мирным или насильственным, либо имело место сочетание разных методов объединения. Некоторые данные для суждения по этому вопросу дает мегарское предание о Скироне, к которому мы обратимся ниже (см. § 6). Но прежде попытаемся еще раз вернуться в древнейшее прошлое Мегариды, в тот период ее истории, когда основное население области составляли ионийцы. Очевидно, что помимо древней царской власти у ионийцев уже во II тыс. до н. э. должны были появиться и другие политические институты [80]. Возможно, одним из них была эсимнетия - институт, прошедший в Мегарах длительный и сложный путь эволюции.


предыдущий разделоглавлениеследующий раздел


Примечания

[69]В Нисее, по преданию, находилась могила царя Лелега (Paus., I, 44, 3); кроме того, Нисея неоднократно упоминается в связи с войной Миноса против Мегар (Paus., I, 19, 4; II, 34, 7).

[70]Apollod., III, 193; Ovid. Metamorph., VI, 424. - Предание связывает Терея также с Беотией. Павсаний, изложив мегарскую легенду о Терее, передает и другую версию, по которой Терей правил в Давлиде, к северу от Херонеи (Paus., I, 41, 8-9; ср.: Strab., VIII, 7, 1, p. 321).

[71]К. Ганель считает, что легенда о Терее и Пандионе, изначально мегарского происхождения, позднее была заимствована афинянами (см.: Hanell K. Megarische Studien. S. 39).

[72]По меньшей мере три поселения Мегариды претендовали на особую древность, о чем свидетельствуют местные легенды и памятники. Павсаний передает, что в Пагах был похоронен Эгиалей, сын Адраста, погибший во время похода эпигонов на Фивы. В Эгосфенах находилось святилище древнего прорицателя Мелампода (Мелампа), а в Эренее жила дочь Кадма Автоноя (Paus., I, 44, 4-5). Местонахождение Эренеи точно не определено, а что касается географического положения Паг и Эгосфен, находившихся в изолированных горами небольших долинах на северном побережье Мегариды, то оно вполне располагало к обособленному существованию этих городов в древнейшие времена.

[73]Strab., IX, 1, 10, p. 394; Plut. Sol., 10; Diog. Laert., I, 48.

[74]Имена мегарских историков, которых мог иметь в виду Симонид, неизвестны. Однако вряд ли можно отрицать существование в Мегарах хорошей местной традиции, а следовательно, и писателей, ее представляющих, до времени Диевхида и Герея. Об этом свидетельствует хотя бы отрывок из местной эпической поэмы о Галике, сыне Скирона, который, по словам Плутарха, цитировал Герей (Plut. Thes., 32).

[75]Плутарх ссылается на слова Симонида о том, что мегарские историки "сражаются с древностью", оспаривая широко распространенное предание о Скироне. Как будет показано ниже, это предание возникло в Афинах в период борьбы за Саламин (VII - VI вв. до н. э.) и использовалось в качестве аргумента в борьбе с Мегарами. Отрицание этого предания мегарской исторической школой должно было идти параллельно с дискуссией по поводу спорных стихов "Каталога".

[76]Ср.: Соколов Ф. Ф. Гомеровский вопрос // Труды Ф. Ф. Соколова. СПб., 1910. С. 55.

[77]Если предположить, что в рассматриваемом источнике упоминаются те поселения Мегариды, которые в определенный исторический период были наиболее значительными, отсутствие упоминания о Мегарах можно объяснить незначительностью города, который впоследствии стал центром всей области. Возможно, что именно по этой причине Мегары не играли самостоятельной политической роли, являясь сателлитом более сильного соседа, например Нисеи. Впрочем, наверное, возможно и иное решение данного вопроса.

[78]Ср.: Herod., I, 145, где упоминается поселение Эгира в Ахайе. Это название уходит корнями в тот период, когда Мегарида и Ахайя были населены ионийцами (см. гл. I § 2). Следовательно, мегарская Эгирусса могла появиться еще до прихода дорийцев.

[79]Hammond N. G. L. The main road from Boeotia to the Peloponnese through the nothern Megarid // BSA. Vol. 49. 1954. P. 119 f. Ср.: Hirschfeld. Aigeirusa (1) // RE. Bd. I. 1893. Sp. 951; Meyer E. Peraia (1) // RE. Bd. XIX. Hbbd. 37. 1937. Sp. 565.

[80]Вспомним, что в ахейских государствах этого периода уже существовала сложная система государственного управления (см., напр.: Полякова Г. Ф. Некоторые черты социально-экономического устройства греческих обществ II тысячелетия до н. э. // Античная Греция: В 2 т. Т. I. М., 1983. С. 62 и сл.).


© 1999 г. Л.А.Пальцева
© 1999 г. Изд-во Санкт-Петербургского университета
© 2001 г. Центр антиковедения