Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Л.А.ПАЛЬЦЕВА

Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии. СПб., 1999

Глава II. "Темные века" Мегар: легенда и история

§ 3. "Беотийская теория" в свете легендарной традиции


предыдущий разделоглавлениеследующий раздел

- 49 -

В посвященных Мегарам главах "Описания Эллады" Павсания есть несколько сообщений о ранних связях Мегариды и Беотии. Изложив местную мегарскую версию происхождения названия Мегар, Павсаний продолжает: "Беотийцы же говорят, что живший в Онхесте Мегарей, сын Посейдона, прибыл с беотийским войском, чтобы вместе с Нисом вести войну против Миноса. Он пал в сражении и был здесь похоронен, а город, называвшийся прежде Нисой, по его имени получил название Мегары" (Paus., I, 39, 5). В другом месте, описывая достопримечательности акрополя Алкафоя, Павсаний упоминает "памятник Мегарея, пришедшего из Онхеста во время похода критян в качестве союзника" (Paus., I, 42, 1). Здесь так же, как и в первом случае, используется беотийская традиция, поскольку, как неоднократно отмечает Павсаний, сами мегаряне предпочитали умалчивать о войне с Миносом (Paus., I, 39, 6: 41, 5-6) [45].

В Мегарах существовала другая легенда о Мегарее. Согласно мегарской версии Мегарей, сын Посейдона, женился на Ифиное, дочери царя Ниса, и унаследовал от него царскую власть в Мегарах (Paus., I, 39, 6).

Элементом, объединяющим беотийскую и мегарскую традиции, представленные Павсанием, является то, что обе они связы-

- 50 -

вают Мегарея с Посейдоном. Другие авторы возводят Мегарея к герою Онхесту, сыну Посейдона, эпониму одноименного беотийского города (Ovid. Metamorph., X, 605 f.; Plut. Quest. Gr. 16; ср.: Paus., IX, 26, 5; Steph. Byz. s. v. kw~pai). Это еще раз показывает, насколько прочно Мегарей ассоциировался в сознании древних с Беотией [46]. Еще одна традиция связывала Мегарея с Гиппоменом, героем беотийской легенды об Аталанте [47].

Сохраненные Павсанием традиции о Мегарее имеют вместе с тем существенное расхождение в основном пункте. По беотийской версии пребывание Мегарея в Мегарах было кратковременным. Он прибыл сюда, чтобы оказать помощь Нису в войне с критянами, и вскоре погиб. О царствовании его в Мегарах беотийская версия не сообщает (Paus., I, 39, 5) [48]. В то же время в мегарском предании Мегарей изображается как царь Мегар, унаследовавший власть от Ниса благодаря браку с его дочерью. О продолжительности правления Мегарея говорит то, что согласно традиции его сыновья - Тималк и Эвипп - погибли при жизни отца, будучи уже совершеннолетними (Paus., I, 41, 3). Следует заметить, что из рассказа Павсания остается неясным, признавали ли мегаряне беотийское происхождение Мегарея.

Беотийский вариант предания о Мегарее дает представление о том, как трактовались в Беотии ранние связи с Мегаридой. По-видимому, беотийская традиция говорила о военном союзе правителей двух городов. Насколько можно судить по имеющимся данным, в беотийском предании о Мегарее не было каких-либо указаний на неравноправное или зависимое положение Мегар, что имеет принципиальное значение для оценки характера беотийско-мегарских контактов.

Существенным моментом в беотийском предании о Мегарее является ассоциация его с Онхестом - городом, который в исто-

- 51 -

рический период не играл заметной роли в политической жизни. Это дает основание предположить, что в этом предании нашли отражение реально существовашие когда-то особые, может быть, действительно союзнические отношения Мегар с Онхестом. Предание относит эти контакты к микенскому периоду, и, возможно, в этой датировке есть рациональное зерно, поскольку расцвет Онхеста приходится именно на это время [49].

К вопросу о беотийско-мегарских связях имеет отношение один из сюжетов " Греческих вопросов" Плутарха: "Что у мегарян называется "афаброма"? - Нис, именем которого названа Нисея, будучи царем, взял из Беотии в жены Аброту, дочь Онхеста, сестру Мегарея, женщину, отличавшуюся, по-видимому, необыкновенным умом и рассудительностью. Когда она умерла, мегаряне от всего сердца горевали о ней, а Нис, желая сделать вечной ее память и славу, приказал горожанкам носить такую же одежду, какую носила она, и эту одежду он в честь нее назвал "афаброма". Кажется, что и бог помогал славе этой женщины, ибо не раз, когда мегарянки хотели изменить одежду, он давал оракул, запрещающий это" (Plut., Quest. Gr., 16) [50].

Рассказ Плутарха представляет собой, несомненно, этиологическую легенду, объясняющую местный обычай, связанный с ношением особого вида одежды. Несмотря на явно легендарный характер этого рассказа, можно думать, что отдельные его элементы могли иметь историческую основу. Реальным основанием для подобной легенды мог стать факт заимствования мегарянами из соседней Беотии особого типа женской одежды. Очевидно также, что в основе легенды лежит традиция о связях Мегар с Онхестом. Как было показано выше, Павсаний связывает эту традицию с Беотией. В данном случае, однако, мы имеем дело с мегарской традицией, ибо легенда, объясняющая происхождение распространенного в Мегарах вида женской одежды, скорее всего, могла возникнуть в местной мегарской среде [51]. К

- 52 -

тому же в этой легенде мы встречаем вполне соответствующий мегарской традиции образ Мегарея, связанного родственными узами с Нисом [52].

Таким образом, если верны наши рассуждения, можно заключить, что мегарская традиция принимала версию о беотийском происхождении Мегарея, признавая тем самым наличие древних связей Мегар с Беотией. Однако в интерпретации мегарян это были не союзнические отношения (поскольку, как уже отмечалось выше, мегарская традиция вообще не признавала войну с критянами), а скорее контакты династического и культурно-бытового плана, вполне естественные для соседних областей. Это позволяет говорить о глубоких исторических корнях передаваемой Плутархом легенды. Вместе с тем, принимая во внимание тенденциозность мегарской школы в вопросе о крито-мегарской войне, не следует, наверное, отвергать и ту трактовку беотийско-мегарских связей, которую предлагает беотийская традиция.

К числу мифологических образов, общих для Мегариды и Беотии, можно отнести Ино, дочь Кадма, ставшую морской богиней Левкотеей. В юго-западной части Мегариды, у дороги, ведущей в Коринф, была скала Молурида, посвященная Ино-Левкотее и ее сыну Меликерту-Палемону. Согласно местному преданию с этой скалы Ино, лишившаяся разума, бросилась в море, держа в руках сына (Paus., I, 44, 7-8). Ее труп был выброшен на побережье Мегариды, где его нашли и похоронили Клесо и Таврополис, дочери царя Клесона. Святилище Ино находилось в Мегарах по дороге в пританей (Paus., I, 42, 7) [53].

С Мегаридой предание связывает и другую дочь Кадма - Автоною. Павсаний сообщает, что, по представлениям мегарян, она жила в мегарском селении Эренее, переселившись сюда из Фив (Paus., I, 44, 5).

Упомянутые выше сюжеты и образы позволяют говорить о рано установившихся контактах двух соседних областей Гре-

- 53 -

ции. Как уже отмечалось, мысль о тесных контактах ранней Мегариды с Беотией, впервые высказанная У. Виламовицем, была впоследствии развита К. Ганелем. Оспаривая утверждение К. Зеелигера о том, что предание отражает реалии эллинистического периода, когда Мегары в течение непродолжительного времени (223-192 гг. до н. э.) входили в Беотийский союз, К. Ганель убедительно показывает, что связи Мегар с Беотией, нашедшие отражение в предании, восходили, скорее всего, к додорийскому времени [54]. Рассмотренный нами мифологический материал дает основание присоединиться к этому выводу.

Едва ли можно считать непреодолимым препятствием для развития контактов Мегариды с Беотией горный хребет, разделяющий эти области [55]. Горные проходы, которые использовались позднее, в архаический и классический периоды (в частности, паломниками из Пелопоннеса в Дельфы, путь которых проходил через Мегариду и Беотию [56]), скорее всего, были известны населению уже в микенское время. Возможно, подтверждением этого может служить имеющее историческую основу предание о походе "семерых против Фив". Путь Адраста и его сподвижников проходил через Мегариду, где, по преданию, многие из них впоследствии были погребены [57]. Не только военные походы, но и разного рода культурные и торговые связи, соединявшие Пелопоннес и Беотию во II тыс. до н. э., показывают, что проходы из Мегариды через Киферон и его отроги использовались уже в это время. Не менее активно они должны были

- 54 -

использоваться при непосредственных контактах Мегариды и Беотии [58].

Вопрос о характере мегарско-беотийских связей нередко рассматривается в свете данных "Илиады". Уже древние авторы обращали внимание на то, что Мегары не упоминаются Гомером среди городов, принимавших участие в Троянской войне. Это обстоятельство стало предметом дискуссии, отголоски которой дошли до нас и породили научный спор в литературе нового времени. Дискуссия разгорелась вокруг "священной Нисы" ( Ni~sa zaqevh), которая упоминается в " Каталоге кораблей" в числе беотийских городов (Homer. Jl., II, 508) [59]. В древности предпринимались попытки отождествить Нису с Мегарами (Paus., I, 39, 5) либо с Нисеей (Schol. ad Theokr., XII, 27). Стремление древних авторов локализовать "священную Нису" на территории Мегариды было поддержано учеными нового времени. Так, К. Ганель вслед за У. Виламовицем безоговорочно отождествляет Нису с Мегарами, расценивая данные "Каталога" как свидетельство тесных контактов Мегар с Беотией в додорийскую эпоху [60]. М. Н. Ботвинник, принимая версию о тождестве Нисы и Нисеи, пишет: "Это могло быть вызвано близкой связью с беотийцами, а может быть, и временной зависимостью от Беотии, для которой Нисея служила естественной южной гаванью"[61].

Между тем уже в древности отождествление "священной Ни-
сы" с Мегарами и Нисеей вызывало возражение. Нису вполне резонно пытались поместить непосредственно в Беотии, заменив ее каким-либо из беотийских топонимов, удовлетворяющих

- 55 -

требованиям стихотворного размера [62]. Эти альтернативные версии суммируются в следующем пассаже Страбона: " Недалеко от Анфедона есть в Беотии священное место с остатками города, называемое Исос (с кратким первым слогом). Некоторые полагают, что вместо слов "священная Ниса" нужно писать "Исос священный и отдаленный Анфедон", удлиняя первый слог ради соблюдения стихотворного размера. Ибо, как говорит Аполлодор в сочинении "О кораблях", в Беотии нигде нет Нисы ( Ni~sa)... Некоторые пишут "Креуса священная", имея в виду нынешнюю Креусу, гавань феспийцев, сооруженную в Крисейском заливе. Другие авторы пишут "Фары священные". Это одна из четырех деревень (Гелеон, Гарма, Микалесс и Фары) в округе Танагры. Пишут также "Ниса священная". Ниса ( Nu~sa) - деревня близ Геликона" (Strab., IX, 2, 14, p. 405).

Независимо от того, насколько удачными (или неудачными) являются представленные Страбоном варианты, само их появление свидетельствует о том, что отождествление "священной Нисы" с Мегарами или Нисеей отнюдь не казалось в древности чем-то очевидным и бесспорным. Видимо, сторонники "мегарского" варианта не располагали достаточно убедительными аргументами.

В любом случае следует признать, что попытки найти "священную Нису" в Беотии, а не за ее пределами были вполне закономерны, коль скоро автор " Каталога" помещает этот город в один ряд с городами северной части Беотии, кстати, наиболее удаленными от границ Мегариды. Если к тому же принять во внимание, что на кораблях, выставленных этими городами (включая Нису), плыли "беотийские юноши" (Homer. Jl., II, 510), можно заключить, что автор "Каталога" не выделял Нису из числа других беотийских городов. В схолиях к "Илиаде" также принимается "беотийский" вариант, который к тому же явно противопоставляется "мегарскому": "Ниса - в Беотии, а не в Мегариде. Здесь находится известное святилище Диониса" (Schol. ad Hom. Jl., II, 508) [63]. Все чаще раздаются голоса в пользу "беотийского" варианта и в работах современных ис-

- 56 -

следователей [64].

В поддержку этой точки зрения следует заметить, что Ни-
са - далеко не единственное упоминаемое в "Каталоге" поселение, которое не может быть с уверенностью локализовано на местности. Как отмечает Д. Пейдж, из 164 населенных пунктов, названных в "Каталоге", более или менее определенно идентифицированы 96 [65]. В то же время многие древние и известные города в "Каталоге" не упоминаются, что побудило древних авторов искать им соответствие среди той группы поселений, которые не поддаются идентификации [66]. Таким образом, ситуация с Мегарами отнюдь не исключительна. Причина этих умолчаний не вполне ясна, но, по-видимому, есть все основания для того, чтобы связать ее с политической ситуацией, сложившейся ко времени создания " Каталога"[67].

Итак, можно полагать, что ни Мегары, ни Нисея не были включены автором " Каталога кораблей" в число беотийских городов. Сообщение Павсания, отождествлявшего Нису с Мегарами (Paus., I, 39, 5), скорее всего, лежит в русле дискуссии о местоположении "священной Нисы". Что касается сближения Нисы и Нисеи (Schol. ad Theokr., XII, 27), то оно могло быть основано просто на созвучии названий. Если к тому же мы примем во внимание наиболее вероятную дату создания "Каталога" (конец VIII - VII вв. до н. э.) [68], мы должны будем признать, что за-

- 57 -

ложенная в нем информация лишь в очень ограниченной степени может быть использована для изучения политической ситуации микенского и послемикенского периодов.

Подводя итог сказанному, отметим, что имеющаяся в нашем распоряжении информация о ранних беотийско-мегарских связях позволяет говорить о достаточно тесных и в целом дружественных контактах двух соседних областей. В беотийских и мегарских преданиях и легендах сохранились воспоминания о династических браках, о союзнических отношениях, о культурных заимствованиях жителей двух соседних областей. Сторонники так называемой "беотийской теории" безусловно правы, подчеркивая значительное влияние на раннюю Мегариду со стороны Беотии. Вместе с тем следует признать, что представленные выше материалы не содержат информации о политической зависимости Мегар или других центров Мегариды.


предыдущий разделоглавлениеследующий раздел


Примечания

[42]Так, например, Страбон, следуя аттидографической традиции, рассматривает этническую однородность населения как признак принадлежности мегарских земель к Аттике (Strab., IX, 1, 5, p. 392).

[43] Wilamowitz - Moellendorff U. von. Homerische Untersuchungen. S. 252.

[44]Ботвинник М. Н. Из древнейшей истории Мегар. С. 35 и сл.; Hanell K. Megarische Studien. S. 23.

[45]О войне критян против Ниса и Мегарея в V в. до н. э. писал Гелланик (Hellanik, fr. 78. FGrHist. T. I. 1923. P. 126; ср.: Apollod., III, 15, 8).

[46]Беотийский город Онхест известен как место почитания Посейдона. Священная роща Посейдона в Онхесте впервые упоминается Гомером (Homer. Jl., II, 506; ср.: Homer. Hymn. ad Apoll., 230-238). Павсаний, описывая развалины этого города, отмечает, что храм, статуя Посейдона и роща, которую воспевал Гомер, сохранились до его времени (Paus., IX, 26, 5). Однако Страбон, сообщая о храме Посейдона в Онхесте, пишет, что никаких следов рощи не было уже в его время (Strab., IX, 2, 33, p. 412).

[47]Аполлодор называет Мегарея сыном Гиппомена (Apollod., III, 15, 8), тогда как у Овидия Гиппомен - сын Мегарея (Ovid. Metamorph., X, 605 f.).

[48]Возможно, и Аполлодор зависит от беотийского источника, когда он говорит о гибели Мегарея от руки Миноса еще до того, как погиб Нис, преданный своей дочерью (Apollod., III, 15, 8).

[49]Археологический материал из Онхеста относится преимущественно ко II тыс. до н. э. Есть небольшое количество находок классического и эллинистического периодов. Материалов послемикенского времени не выявлено (см.: Hope Simpson R., Lazenby J. The catalogue of the ships in Homer's Jliad. Oxford, 1970. P. 31). - Ср.: Kirk G. S. The Jliad: a commentary. Vol. I. Cambridge, 1985. P. 194.

[50]Ср.: Hesych. s. v. a{brwma - " вид женской одежды".

[51]На мегарские источники указывает, по-видимому, и заглавие, предпосланное Плутархом этому сюжету: "Что у мегарян называется "афаброма"?"

[52]Согласно Павсанию, родственные связи Ниса и Мегарея признавались мегарской традицией, в то время как в беотийской версии они не отмечаются (Paus., I, 39, 5-6; I, 42, 1).

[53]Ср.: Ovid. Metamorph., IV, 524-541, где дается более распространенная версия легенды, не связывающая гибель Ино с Мегаридой. Предание об Ино-Левкотее в его мегарском варианте рассматривается К. Ганелем (см.: Hanell K. Megarische Studien. S. 32). Ср.: Eitrem. Leukothea // RE. Bd. XII. Stuttgart, 1925. Sp. 2293 ff.

[54]Hanell K. Megarische Studien. S. 24 ff., 54 f.

[55]На это обстоятельство ссылаются, в частности: Beloch J. Griechische Geschichte. S. 142; Meyer E. Megara. Sp. 181.

[56]Плутарх упоминает об одном из священных посольств, направлявшихся в конце VII в. до н. э. из Пелопоннеса в Дельфы через Мегариду на повозках вместе с женами и детьми (Plut. Quest. Gr., 59).

[57]О погребении Адраста в Мегарах сообщают схолии к Пиндару (Schol. ad Pind. Nem., IX, 30 - со ссылкой на мегарского историка Диевхида) и Павсаний (Paus., I, 43, 1). Другие участники похода, как пишет Павсаний, были похоронены у дороги, ведущей из Элевсина в Мегары, Тезеем, к которому Адраст обратился за помощью, когда Креонт запретил родственникам убитых предать их погребению (Paus., I, 39, 2). В Пагах, т. е. в непосредственной близости от границы с Беотией, находилось святилище Эгиалея, сына Адраста, по преданию погибшего во время похода эпигонов против Фив и похороненного здесь родственниками (Paus., I, 44, 4). По-видимому, появление этого предания подразумевает, что, по мнению мегарян, эпигоны вторглись в Беотию (а затем возвращались из нее) по прибрежному пути, который шел через Паги и Эгосфены.

[58]К сказанному выше относительно характера беотийско-мегарских связей можно было бы добавить данные о культах, общих для Мегариды и Беотии. В частности, следует отметить, что древнейшим культом в Мегарах и Фивах (так же как в Элевсине) являлся культ Деметры (Paus., I, 39, 5; IX, 16, 5).

[59]Ниса (Нисса) упоминается вслед за Онхестом, Арной и Мидеей. Онхест находился на дороге, соединявшей Фивы с Копаидским озером, местоположение Арны и Мидеи неизвестно. Согласно Страбону, эти города были затоплены озером (Strab., IX, 2, 34, p. 413). Павсаний, однако, передает версию, по которой Арна и Мидея - древние названия Херонеи и Лебадеи (Paus., IX, 39, 1; 40, 5). Непосредственно после Нисы упоминается Анфедон - город, расположенный на беотийском побережье пролива Эврип.

[60]Hanell K. Megarische Studien. S. 23.

[61]Ботвинник М. Н. Из древнейшей истории Мегар. С. 36.

[62]Поэт называет Нису "священной", что (если это определение не вызвано метрическими соображениями) может служить указанием на культовое значение города.

[63]Scholia graeca in Homeri Jliadem / Ed. G. Dindorfius. T. III. Oxonii; Lipsiae, 1877. P. 138.

[64]Page D. L. History and the Homeric Jliad. Berkeley; Los Angeles, 1959. P. 157, n. 10; Hope Simpson R., Lazenby J. The catalogue... P. 32;
Kirk G. S. The Jliad... P. 194.

[65]Page D. L. History... P. 120.

[66]Так, упоминаемая среди беотийских городов Грея отождествлялась с Танагрой (Strab., IX, 2, 10, p. 404; Paus., IX, 20, 2), Арна - с Херонеей (Paus., IX, 40, 5 f.), Мидея - с Лебадеей (Paus., IX, 39, 1). Отсутствие в "Каталоге" таких крупных городов, как Танагра и Херонея, существовавших, как показывают археологические находки, с микенского времени, выглядит особенно странно, тем более, что некоторые из упоминаемых в "Каталоге" поселений были весьма незначительны и в микенское, и в послемикенское время. Такая неадекватность выбора объектов характерна не только для беотийской части "Каталога" (см.: Kirk G. S. The Jliad... P. 168 f.; 194 f.).

[67]О времени создания "Каталога кораблей" см.: Андреев Ю. В. Политическая география гомеровской Греции (к вопросу о датировке "Каталога кораблей" в "Илиаде") // Древний Восток и античный мир. М., 1980. С. 146 и сл.; Page D. L. History... P. 118 ff.; Hope Simpson R., Lazenby J. The catalogue... P. 153 ff.; Kirk G. S. The Jliad... P. 168 ff.

[68]Андреев Ю. В. Политическая география... С. 149.

[69]В Нисее, по преданию, находилась могила царя Лелега (Paus., I, 44, 3); кроме того, Нисея неоднократно упоминается в связи с войной Миноса против Мегар (Paus., I, 19, 4; II, 34, 7).


© 1999 г. Л.А.Пальцева
© 1999 г. Изд-во Санкт-Петербургского университета
© 2001 г. Центр антиковедения