Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Л.А.ПАЛЬЦЕВА

Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии. СПб., 1999

Глава I. Территория и население Мегариды

§ 2. Древнейшее население


предыдущий разделоглавлениеследующий раздел

- 14 -

Истмийский перешеек был заселен уже в древнейшие времена. Здесь известны памятники эпохи палеолита и неолита.[11] Во II тыс. до н. э. население Мегариды было, видимо, более многочисленным, хотя и о нем мы имеем довольно скудные сведения. До нас дошли лишь незначительные фрагменты древних преданий и легенд, которые дополняются данными языка, топонимики, археологическими находками. Взятые в совокупности, эти материалы позволяют представить лишь самые общие, не слишком отчетливые контуры ранней мегарской истории. Воссоздавая ее на основании жалких обрывков местных преданий, мы должны вместе с тем ясно сознавать, что получаем представление не столько о самой этой истории, сколько о том, как ее изображали мегаряне архаического и классического времени. Очевидно, однако, что сообщения древних авторов о древнейшем прошлом Мегариды базировались не только на вымысле и фантазии - в них ощущается вполне реальная историческая основа, и мы попытаемся там, где это возможно, выявить и показать ее. К тому же сами по себе легенды, связанные с древними Мегарами, настолько интересны, своеобразны и мало исследованы в отечественной литературе, что, по нашему глубокому убеждению, обращение к ним вполне оправдано и неизбежно в работе, посвященной мегарской истории.

Итак, каковы же были представления мегарян о древнейших обитателях Мегариды? Сведения об этом дает список древних мегарских царей, сохраненный Павсанием (Paus., I, 39, 5-6). Первым царем в Мегарах, согласно традиции, был Кар, сын Форонея. Его именем был назван восточный мегарский акрополь Кария. Вторым упоминается Лелег, сын Посейдона и Ливии, во время правления которого жители Мегариды назывались лелегами. В такой форме мегарская традиция сохранила воспоминание о карийцах и лелегах, которых многие древние авторы причисляют к древнейшим обитателям Эгеиды.[12] Страбон, перечисляя варварские народы, населявшие в древности Пелопоннес и

- 15 -

Истм (дриопы, кавконы, пеласги и др.), называет в их числе и лелегов (Strab., VII, 7, 1, p. 321). Ниже, ссылаясь на "Политии" Аристотеля, Страбон говорит о лелегах как о древнейших жителях многих областей Средней Греции (Strab., VII, 7, 2, p. 322) и о карийцах, заселявших в Арголиде Эпидавр и Гермион (Strab., VIII, 6, 15, p. 374). Овидий связывает лелегов непосредственно с побережьем Мегариды (Ovid. Metamorph., VII, 443; VIII, 6). Здесь их помещает и Павсаний. У него мы находим рассказ о том, что в правление Пилоса, третьего царя " лелегской" династии, лелеги переселились из Мегариды в Мессению, где основали город, названный по имени их предводителя (Paus., IV, 36, 1).

В античной традиции четко запечатлелось представление о лелегах, карийцах, пеласгах, дриопах и других народах как догреческом, варварском населении Эллады. Гомер подчеркивает, что карийцы говорят на варварском наречии (Homer, Jl., II, 867). О том, что древнейшие жители страны были не греческого происхождения, сообщают Страбон (Strab., VII, 7, 1, p. 321) и Павсаний (Paus., I, 41, 8). Однако по более конкретным вопросам - об отношениях карийцев и лелегов, о местах их первоначального расселения - у древних авторов не было полного единодушия.[13]

Итак, предание относило Мегариду к районам расселения карийцев и лелегов, персонифицированных в образах мегарских царей Кара и Лелега.[14] Данные топонимики также говорят о на-

- 16 -

личии в Мегариде догреческого языкового слоя. Негреческое происхождение имеют топонимы Нисея, Миноя, Кария. Некоторые ученые усматривают негреческий корень в названии Мегар.[15]

Период, последовавший за вторжением на юг Балканского полуострова греческих племен, отражен в традиции столь же неясно и схематично. Дополнительную сложность представляет то, что дошедшие до нас свидетельства зачастую искажены в угоду политическим соображениям более позднего времени. Это обстоятельство нельзя не учитывать при рассмотрении традиции о древнейшем прошлом Мегариды.

В мегарской традиции появление новой этнической группы изображается как приход к власти новой царской династии. Лелегскую династию, последним представителем которой был Пилас,[16] сменила династия, основателем которой являлся Пандион (Apollod., III, 15, 5-6; Paus., I, 39, 6).

Поскольку Пандион признавался вместе с тем одним из древних царей Афин, его появление в мегарской генеалогии можно рассматривать как результат признания мегарянами этнической близости населения Мегариды и Аттики в додорийское время. Действительно, в источниках сохранились воспоминания о том, что в период до дорийского завоевания некоторые области Средней Греции (Аттика, Беотия), Истмийский перешеек и Северный Пелопоннес (Ахайя, некоторые районы Арголиды) были заселены ионийцами. Согласно Геродоту, ионийцы жили на севере Пелопоннеса в области Ахайя[17] (Herod., I, 145 f.; VII, 94) и в Кинурии (Herod., VIII, 73). Есть данные об ионийцах в Коринфии (Conon. fr. 26. FGrHist. T. I. S. 198). Павсаний (Paus., II, 26, 1; VII, 4, 2) и Страбон (Strab., VIII, 6, 15, p. 374 - со ссылкой на Аристотеля) говорят об ионийском населении одного из центров Арголиды - Эпидавра.[18] Страбон упоминает также ионийцев, живших некогда в окрестностях Сикиона (Strab., VIII,

- 17 -

7, 1, p. 383).[19] В другом месте, обращаясь к истории Мегар, он пишет: "В древности, когда Мегары еще не были основаны, эту страну занимали ионийцы, те же, которые занимали и Аттику" (Strab., IX, 1, 5, p. 392).

Одной из областей, с которыми традиция связывает ионийцев, являлась Беотия (Herod., V, 58), граничившая с Мегаридой на северо-востоке. Отсюда культ Посейдона Геликонского, бога горы Геликон в западной Беотии, был перенесен ионийцами на их новую родину - в малоазийскую Ионию (Herod., I, 148). И, наконец, многие древние авторы сообщают об ионийском населении Аттики, претендовавшей впоследствии на звание прародины всех ионийцев (Homer. Jl., XIII, 685; Herod., I, 147; Arist. Athen. Polit., 5; Strab., VIII, 7, 1, p. 383).[20]

Таким образом, согласно данным литературной традиции Мегарида находилась в центре довольно компактной территории, заселенной ионийцами.[21] Этот период мегарской истории нашел отражение и в памятниках материальной культуры. Гре-

- 18 -

ческое население мегарской равнины облюбовало для своих поселений места, наиболее подходящие с точки зрения безопасности и удобства проживания. На территории будущих Мегар первым местом поселения явился высокий холм Кария, ставший впоследствии одним из двух мегарских акрополей. Здесь сохранились остатки циклопических стен микенской эпохи. Функционировало поселение на акрополе Нисеи, о чем свидетельствует большое количество найденной там характерной серой ("минийской") керамики среднеэлладского периода.[22]

Выбор мест для поселения с очевидностью показывает, что ионийцев привлекала плодородная мегарская равнина, для земледельческого населения которой могла служить убежищем укрепленная цитадель Карии. Вместе с тем важную роль играл контроль над побережьем. Эту функцию должно было выполнять поселение в Нисее.

Традиция свидетельствует о том, что ионийское население сохранило свои позиции в Мегариде и после того, как в Пелопоннес вторглись дорийцы. Изгнанные из Пелопоннеса ионийцы, как отмечает Страбон, поселились в Мегариде и Аттике (Strab., III, 5, 5, p. 171). Это сообщение следует понимать, очевидно, в том смысле, что ионийцы Пелопоннеса были оттеснены в районы, ранее уже занятые родственными ионийскими племенами. Между пелопоннесцами (т. е. дорийцами) и ионийцами часто возникали пограничные конфликты, для разрешения которых было заключено соглашение об установлении границы (Strab., IX, 1, 6, p. 392). На Истме близ Кроммиона была установлена пограничная стела, на одной стороне которой надпись гласила: "Здесь Пелопоннес, а не Иония", - а на другой, обращенной к Мегарам, - "Здесь не Пелопоннес, а Иония" (Strab., III, 5, 5, p. 171; IX, 1, 6, p. 392).

Тот же рассказ о стеле, но в несколько иной трактовке передает Плутарх в биографии Тезея: "Присоединив к Аттике Мегариду, он установил на Истме знаменитую стелу, написав двумя шестистопными ямбами надпись, обозначающую границы страны. На восточной стороне было написано: ''Здесь не Пелопоннес, а Иония'', на западной: ''Здесь Пелопоннес, а не

- 19 -

Иония''" (Plut. Thes., 25). Позднее, когда дорийцы заняли Мегариду, пограничная стела была уничтожена (Strab., IX, 1, 7, p. 393).

предыдущий разделоглавлениеследующий раздел


Примечания

[11]Титов В. С. Неолит Греции. М., 1969. С. 18 (карта); Megara (2) // Der kleine Pauly. Lexikon der Antike. Bd. III. Stuttgart, 1969. Sp. 1144.

[12]Томсон Дж. Исследования по истории древнегреческого общества / Пер. с англ.: Т. 1. Доисторический эгейский мир. М., 1958. С. 164 и сл.

[13]Геродот, ссылаясь на критскую традицию, высказывает точку зрения, согласно которой карийцы и лелеги - один и тот же народ, насе-
лявший некогда острова Эгейского моря и подчиненный владыке Кносса Миносу (Herod., I, 171). Карийцы, отмечает он далее, оспаривают эту версию, считая себя исконными жителями Малой Азии и отвергая отождествление с лелегами. Страбон в одном случае поддерживает точку зрения Геродота (Strab., XIV, 2, 27, p. 661), в другом - противопоставляет ей мнение о том, что карийцы и лелеги были только соседями и союзниками (Strab., VII, 7, 2, p. 321). Ср.: Paus., VII, 2, 8; Thuc., I, 4, 8. Версия Геродота об островном происхождении карийцев и лелегов заставляет вспомнить об основанной на археологическом материале теории "кикладского набега" Ф. Шахермейра (см.: Schachermeyr F. Die ältesten Kulturen Griechenlands. Stuttgart, 1955. S. 146). Ср.: Титов В. С. Неолит Греции. С. 166 и сл.

[14]Лелегом назывался также родоначальник спартанских царей (Paus., III, 1, 1; III, 12, 5). Поликаон, сын Лелега, заложил в Мессении город Анданию (Paus., IV, 1, 1-3), а селение Ферапна названо по имени дочери Лелега (Paus., III, 19, 9). Лелегия - одно из древних наименований Лаконики.

[15]О происхождении названия города см.: Highbarger E. L. The history and civilization... P. 88-94; Meyer E. Megara (2). Sp. 154-155.

[16]Источники дают две формы имени этого царя - Пилас и Пилос (вторая форма встречается относительно редко).

[17]Позднее ионийцев здесь сменили ахейцы, вытесненные дорийцами из Арголиды и Лаконики (см.: Anderson J. K. Topographical and Historical study of Achaea // BSA. N 49. 1954. P. 72 f.).

[18]Существует косвенное свидетельство и для Аргоса. Павсаний сообщает, что до "возвращения Гераклидов" в Пелопоннес аргосцы говорили на том же языке, что и афиняне (Paus., II, 37, 3).

[19]Согласно Страбону, область г. Сикиона, называвшаяся прежде Эгиалией, после переселения сюда ионийцев из Аттики стала именоваться Ионией (Strab., VIII, 6, 25, p. 382; VIII, 7, 1, p. 383).

[20]Для античной традиции в целом характерно представление о том, что ионийцы Малой Азии первоначально обитали в Балканской Греции. Относительно их прародины у древних авторов не существовало единой точки зрения. Господствующей была так называемая афинская теория, связывавшая происхождение ионийцев с Аттикой. Параллельно с ней выдвигалась ахейская теория, признающая прародиной ионийцев область Ахайю в Пелопоннесе. Обе теории вполне сформировались уже к V в. до н. э., ко времени Геродота, который излагает их, используя, очевидно, различные источники информации (Herod., I, 145-147; VII, 94). Позднее была предпринята попытка объединить эти теории (Paus., VII, 1, 7-9; 2, 1-3). - О происхождении и миграциях ионийцев см.: Томсон Дж. Исследования по истории древнегреческого общества. Т. 1. С. 389 и сл.; Meyer Ed. Geschichte des Altertums. Bd. II, 1. Aufl. 2. Stuttgart; Berlin, 1928. S. 282 f.; Hanell K. Megarische Studien. S. 55 ff.

[21] Целью данной работы не является всесторонее рассмотрение вопроса об этническом составе населения Греции во II тыс. до н. э., и, в частности, о расселении и миграциях ионийцев. Поэтому мы ограничиваемся лишь обзором традиции, относящейся к интересующему нас региону. За рамки нашего исследования выходит также вопрос о соотношении ионийского и ахейского этнических элементов. Как известно, часть ученых полагают (следуя при этом античной традиции), что ионийцы и ахейцы представляли разные ветви греческого народа (см. напр.: Meyer Ed. Geschichte des Altertums. S. 279 f.; Hanell K. Megariche Studien. S. 55 f.), в то время как другие склонны полностью отождествлять их (см. напр.: Томсон Дж. Исследования по истории древнегреческого общества. Т. 1. С. 389 и сл.).

[22]В спорном вопросе об идентификации Нисеи и Минои мы придерживаемся точки зрения Ф. Белте и Г. Вейкера, поддержанной позднее А. Лэрдом (см.: Bölte F., Weicker G. Nisaia und Minoa // Athen. Mitt. Bd. XXIX. 1904. S. 79. ff.; Laird A. G. Nisaea and Minoa // CPh. Vol. XXIX. 1934. P. 89 ff.). Cp.: Highbarger E. L. The history and civilization... P. 20 ff.

[23]В настоящее время вопрос о путях продвижения дорийцев не имеет однозначного решения. Единства в этом вопросе не было и в античной традиции. Традиционным является представление о постепенном их продвижении по суше с севера на юг. Вместе с тем источники дают основание предполагать, что вторжение в Пелопоннес было осуществлено морским путем. По свидетельству Павсания, дорийцы строили в Навпакте корабли для переправы через Коринфский залив (Paus., X, 38, 10; ср.: Polyb., XII, 12). Фукидид сообщает, что дорийцы захватили в Коринфии прибрежный холм Солигей, откуда затем велось наступление на Коринф (Thuc., IV, 42). В Арголиде был захвачен прибрежный городок Темений, из которого дорийцы вели атаку на Аргос (Paus., II, 38, 1). Это показывает, что продвижение из Средней Греции в Пелопоннес могло осуществляться не только через Коринфский залив, но и со стороны Эгейского моря. - О путях движения дорийцев см.: Шмидт Р. В. Античное предание о дорийском переселении // ВДИ. 1938. N 2. С. 55; Колобова К. М. К вопросу о минойско-микенском Родосе и проблема "переходного" периода в Эгеиде (1100-900 гг. до н. э.) // Учен. зап. Ленингр. ун-та. N 192. Сер. истор. наук. Вып. 21. 1956. С. 29; Ботвинник М. Н. Из древнейшей истории Мегар // Там же. N 251. Сер. истор. наук. Вып. 28. 1958. С. 36 и сл.; Полякова Г. Ф. От микенских дворцов к полису // Античная Греция: В 2 т. Т. 1. М., 1983. С. 100 и сл.; Miltner F. Die dorische Wanderung // Klio. Bd. 27. 1934. S. 54 ff.; Highbarger E. L. The history and civilization... P. 95.

[24]Томсон Дж. Исследования по истории древнегреческого общества. Т. 1. С. 369 и сл.


© 1999 г. Л.А.Пальцева
© 1999 г. Изд-во Санкт-Петербургского университета
© 2001 г. Центр антиковедения