Публикации Центра антиковедения СПбГУ


Ю.Б. Циркин
Эллинизация политического устройства городов Финикии


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 3. Санкт-Петербург, 2004.
- 185 -

Греко-македонское завоевание явилось глубоким разломом в истории Финикии. Первоначально казалось, что почти ничего не изменилось и речь идет лишь о смене верховного правителя: раньше это были персидские цари, теперь македонские владыки. Внутри державы Александра города Финикии сохранили по существу то же положение, что и при персах, хотя, возможно, их реальное положение несколько ухудшилось.1 Внутренняя структура самих финикийских городов оставалась неизменной, никаких изменений в их политическом строе Александр делать не собирался. Только в Сидоне он сменил одного царя на другого (Curt. Ruf. IV, 1, 16-20). Арриан (II, 20, 1) рассказывает, что после взятия Александром Арвада, Библа и Сидона цари двух первых городов, находившиеся во главе своих эскадр в персидском флоте, покинули персов и присоединились к Александру, и то же самое сделали сидонские триеры, но о сидонском царе он умалчивает. Видимо, царь Абдастарт, может быть, с частью своих кораблей, остался верным персидскому суверену, что, кончено же, было расценено Александром как враждебность, за что он и был смещен. Курций Руф (IV, 1, 16) пишет, что Сидон был сдан Александру царем Стратоном, т. е. Абдастартом, так что из его слов ясно, что царь сам находился в городе, но и римский автор прибавляет, что сделал это сидонский царь не по своей воле, а по воле народа. Так что,
- 186 -

даже если верить не Арриану, а Руфу, все равно Александр имел все основания считать Абдастарта враждебным себе. А в Тире, который за свое упорное сопротивление был жестоко наказан, на троне был все же оставлен прежний монарх.2 Тирский царь Азимилк во время осады Тира македонянами вернулся в город и оставался там во время всей осады. Александр явно расценил его возвращение в Тир как отпадение от Дария и соответственно оценил. Александру, особенно на первом этапе восточного похода, не чуждо было некоторое чувство рыцарства, и он мог оценить героизм поступка Азимилка.

Во время борьбы полководцев Александра за наследство умершего царя Птолемей, захватив Финикию, по-видимому, ликвидировал там местные монархии, подчинив столь важные в стратегическом отношении города непосредственно своей власти, но затем его соперник Эвмен восстановил на своих тронах прежних монархов (Diod. XVIII, 73, 2). И когда уже в первой четверти III в. до н. э. бoльшая часть Финикии снова оказалась под властью Птолемея, тот предпочел больше финикийскую монархию как таковую не трогать. Цари сохранили свои титулы, как, например, "царь сидонян" (IG II 1371). Финикийские цари даже обладали какой-то долей внешнеполитической автономии и играли (или пытались играть) политическую роль в эллинистическом мире. Таким был сидонский царь Филокл. Он был членом союза несиотов, и характерно, что хотя там он, судя по надписям, никакой должности не занимал, авторитет его был огромен. Так, именно он вместе с главой союза несиархом Вакхоном был инициатором горячей поддержки несиотами установленного Птолемеем II праздника в честь своего отца. Сам Птолемей по каким-то причинам не захотел лично потребовать этого от "островитян", и предпочел действовать именно через Филокла.3 При этом в соответствующем

- 187 -

декрете союзного совета именно Филокл, а не Вакхон назван первым (Sylloge3 390). Это доказывает, что сидонский царь был очень видным членом союза несиотов.4 На деле, конечно, местные цари полностью подчинялись Птолемеям, верховную власть которых они признавали. В период войн диадохов в города были введены гарнизоны сначала Антигона, а затем Птолемея, и едва ли они были выведены из них и после раздела державы Александра. Уже один этот факт говорит о призрачности городской автономии и, следовательно, ограниченности власти царей.

О прямом вмешательстве Птолемеев в смещение и назначение финикийских царей сведений нет. Но некоторые данные все же позволяют говорить об этом вмешательстве. Несиоты прославляли Птолемея I за то, что он, оказывая большие благодеяния им и другим эллинам, освободил полисы, вернул законы, восстановил отцовский государственный строй и облегчил налоги (Sylloge3 390). Финикия играла очень важную роль в политике и экономике державы Птолемеев. Поэтому можно думать, что и по отношению к финикийским городам Птолемей проводил ту же политику. "Освобождение" финикийских городов, по-видимому, было связано с изгнанием из Финикии Деметрия и окончательным присоединением Тира и Сидона к владениям Птолемея. И очень вероятно, что именно тогда Птолемей посадил на сидонский трон Филокла.5 Филокл уже до этого был одним из полководцев Птолемея и активно участвовал в его войнах,6 так что сидонский трон вполне мог быть ему наградой, а его воцарение могло быть представлено как восстановление "отцовского" строя. В свое время, как уже об этом говорилось, Александр сместил прежнего царя Сидона и посадил на престол его дальнего родственника Абдалонима. Последний был царем еще в конце IV в. до н. э., судя по двуязычной

- 188 -

греко-финикийской надписи его сына Тима.7 Имя принца tm'- финикийское, означающее "военный командир",8 но оно встречается и как имя собственное на печати VII в. до н. э.9 Учитывая теофорность всех финикийских имен, можно говорить, что Тим был, видимо, одним из воинственных богов. Имена же и Филокла, и его отца Аполлодора (Sylloge3 337) - греческие. Будучи финикийцами, они, вероятнее всего, носили и финикийский имена, например, Абдрешеф,10 но довольно рано предпочли перевести их на греческий язык. По крайней мере, это можно говорить об отце. По словам Арриана (II, 15, 6), в то время как сидонский царь находился со своими кораблями в персидском флоте, сидоняне, ненавидевшие персов, сами сдались Александру. Это говорит о существовании в Сидоне грекофильской "партии", к которой явно и принадлежали Аполлодор и его сын, и знаком их грекофильства стало изменение (или в случае с сыном уже первоначальное принятие) греческого имени. Группировка Аполлодора и Филокла, возможно, изначально ориентировалась на Птолемея, и не исключено, что Филокл, а, может быть, и его отец, жили в изгнании при птолемеевском дворе, при котором он и сделал свою блестящую карьеру.11 Можно, таким образом, хотя и с известной долей гипотетичности, реконструировать ход событий: окончательно овладев Сидоном, Птолемей сверг либо Абдалонима, либо какого-либо его потомка (может быть, того же Тима) и посадил на сидонский трон своего ставленника Филокла, уже доказавшего ему свою верность.

Филокл еще правил во времена сына Птолемея I Птолемея II, но затем и в Сидоне, и в других финикийских городах царская власть исчезает. Во времена же Птолемея III, правившего

- 189 -

с 246 по 221 г. до н. э., в финикийскими городами уже управляли архонты (Ios. Ant. Iud. XII, 4, 4). Слова Иосифа Флавия подтверждаются одним из папирусов середины III в. до н. э., в котором упоминается Теодот, являвшийся архонтом в Сидоне.12 Это указание чрезвычайно важно. Во время вавилонского владычества в Тире, а может быть и в других финикийских городах, царская власть на какое-то время была ликвидирована и местная власть оказалась в руках городских властей. Правителей города в то время Иосиф Флавий называет - судьями (Contra Ap. I, 21). Это - несомненный греческий перевод слова суффет (шофет), и это были старинные местные магистраты, возглавлявшие в Финикии городские общины. Для данного же случая Иосиф употребляет греческий термин dikastaiv. Это ясно говорит об эллинизации административного аппарата финикийских городов.13 Но дело не только в терминологической эллинизации. Появление архонта (или архонтов) не привело к ликвидации старых суффетов. В то время как архонты отмечаются в Сидоне, как было выше сказано, уже в середине III в. до н. э., надпись из того же Сидона, датируемая около 200 г. до н. э., называет Диотима сына Дионисия "судьей", т. е. суффетом.14 Но этим новое положение вещей не ограничивается.

В финикийских городах-государствах существовал политический дуализм, в рамках которого царь осуществлял власть над всем государством, а городские магистраты - непосредственно над самим городом.15 Уничтожение монархии, хотя и временное, привело, как мы полагаем, к распаду Тирской державы, ибо был ликвидирован обруч, ее скрепляющий.16

- 190 -

Теперь же власть Тира над другими городами, ранее подчинявшимися тирскому царю, полностью сохранилась. Об этом свидетельствуют надписи из Хаммона (совр. Умм эль-Амед), которые датируются не только по годам правления Птолемея, но и по году "народа Тира".17 То же самое можно сказать об Арваде, находившемся в пределах державы Селевкидов. Использование одной и той же эры, эры Арвада, как и одних и тех же монетных типов,18 говорит о подчинении относительно значительной части континентальной территории островному Арваду. Позже, уже в римское время в декрете Цезаря упоминается об урожае, четвертую часть которого сидоняне раз в два года должны были отдавать иудеям (Ios. Ant. Iud. XIV, 10, 6), что явно свидетельствует о принадлежности Сидону каких-то плодородных земель.19 Едва ли это были земли, относительно далекие от Иудеи. Возможно, что это были те плодородные территории Палестины, особенно Шаронская долина, которые в свое время персидский царь отдал своему сидонскому вассалу Эшмуназору в награду за какие-то его услуги (KAI 14).

Важен еще один аспект: царь в качестве высшей инстанции и эпонима был заменен не должностным лицом (или лицами), а "народом Тира". Это ясно подтверждается городскими эрами финикийских городов, в том числе эрой Тира. В официальных документах тот или иной год обозначается как "год народа (Тира или Сидона)".20 Между тем, в Карфагене, как, кажется, и в других тирских колониях, высшей властью и эпонимами были

- 191 -

суффеты (CIS I, 175).21 И в Тире, как уже было сказано, в кратковременный республиканский период под властью Вавилона главами государства являлись суффеты. Теперь же это место занимает гражданский коллектив, так что лица, осуществлявшие исполнительную власть оказываются (по крайней мере, официально) лишь магистратами, избирающимися этим коллективом. Поэтому никакой аналогии между республикой VI в. до н. э. и политическим устройством эллинистического времени провести нельзя. Перед нами два принципиально разных типа государственного строя. То, что такая замена произошла не только в Тире, но и в других финикийских городах, доказывается надписью, в которой упоминается "народ Сидона".22 Раньше эту надпись датировали началом I в. до н. э., но палеографическое исследование позволило отнести ее к середине III в. до н.э.23 Поскольку ни в надписях, ни на монетах, ни в наративных источниках, рассказывающих о событиях после середины III в. до н. э., ни один финикийский царь не упоминается, можно полагать, что монархия была ликвидирована во всех городах Финикии. В греческой надписи из Дельф (SEG II, 330) упоминается "совет и народ" Тира. В 47 г. до н. э. Цезарь обращался к архонтам, совету и народу сидонян (Ios. Ant. Iud. XIV, 10, 2). Можно полагать, что эти инстанции в Сидоне уже существовали при переходе города под власть Рима. Таким образом, властными институтами финикийского города и подчиняющейся ему округи являются народное собрание, совет и магистраты (архонты и "судьи", т. е. старинные суффеты, а может быть, еще какие-то магистраты). Обращение Цезаря к сидонянам показывает, что именно архонты, а не суффеты, являлись высшими магистратами города. И поскольку архонты в качестве городских властей упоминаются уже во времена Птолемеев,
- 192 -

то можно думать, что и тогда они уже были высшей властью в городах Финикии, оттеснив суффетов на второй план. Какова была при этом роль последних, неясно. Высказывается мнение, что они могли быть подобны лаокритам в птолемеевском Египте.24 Лаокритами были судьи из числа египтян, разбиравшие частноправовые споры туземцев на основе местного права.25 Однако надо иметь в виду, что политическое положение в самом Египте и во "внешних владениях" Птолемеев было несколько различным. Финикийские города все же обладали автономией, как бы она ни была ограничена, и поэтому переносить административные институты птолемеевского Египта на Финикию без дальнейших уточнений едва ли возможно. И, судя по прежним функциям суффетов, они не ограничивались чисто судейскими обязанностями. Народные собрания отмечаются и в западных финикийских колониях, в том числе в Карфагене.26 Там же, как это было сказано, существовала и должность суффета. Но там, и это важно отметить, не было должности архонта. По крайней мере, до сих пор ни карфагенские, ни какие-либо другие западно-финикийские архонты не упоминаются в эпиграфических источниках, как молчат о них и античные авторы.

Когда это радикальное изменение политического режима произошло точно, сказать трудно. Только для Тира имеется определенная дата - 275/274 г. до н. э.27 В Сидоне никакой царь после Филокла, умершего, вероятно, в 262/261 г. до н. э., неизвестен.28 Когда же Сидон перешел под власть Селевкидов и возобновил чеканку своей монеты, царь на этих монетах не упоминался.29 Это все говорит, что упомянутое изменение произошло во времена Птолемеев в III в. до н. э. Надпись, в которой упоминается эра народа Сидона и о которой говорилось выше, датируется

- 193 -

14-м годом народа Сидона, и это хорошо коррелируется с предполагаемым годом смерти Филокла. Может быть, после смерти этого царя там монархия была, как и в Тире, вовсе ликвидирована.30 Является ли этот переворот результатом целенаправленной политики Птолемеев или внутренней эволюции самих финикийских городов, трудно сказать точно. Однако думается, первая возможность более вероятна. Начало эры "народа Тира" совпадает с войной между Птолемеем II и Антиохом I. Это совпадение едва ли случайно. Возможно, что, как его отец в Сидоне, Птолемей II в условиях жестокой схватки с соперником решил укрепить свой контроль над Тиром, но не имея в своем распоряжении столь же верной фигуры, как Филокл, к тому же и царского рода, предпочел вовсе ликвидировать местную монархию. Как будто, уже вскоре после смерти Филокла в Сидоне началась чеканка птолемеевской монеты31. Если не будет найдено более ранних монет Птолемеев, выпущенных в Сидоне, то вывод будет ясен: совпадение начала чеканки и установления республиканского правления неслучайно. В одной из надписей Птолемею III (OGIS 54) приписывается смещение местных правителей в Сирии. Но это относится к селевкидским владениям, и в Финикии речь может идти только об Арваде. Птолемею же I, наоборот, приписывается, как уже говорилось, освобождение городов и возвращение им отеческого строя. В середине III в. до н. э. монархии уже явно не было в Библе, т. к. на Делосе наряду с приношениями царей упоминается дар библитов. Следовательно, библиты уже выступали как коллектив граждан наряду с царями.32 Возможно, ликвидация монархии в Библе тоже была связана с борьбой Птолемеев с Селевкидами.

- 194 -

Что касается Арвада, находившегося под властью Селевкидов, то его городская эра началась в 259 г. до н. э., и это было связано с официальным освобождением города от непосредственной власти Селевкидов.33 И это событие трудно не связать с так называемой II Сирийской войной, начавшейся приблизительно за год до него. Как и Птолемей, Селевкид (в данном случае Антиох II) также нуждался в активной поддержке такого важного финикийского центра, как Арвад. И он пошел на уступки горожанам, оформив официально их независимость или, точнее, довольно широкую автономию. Одновременно могло произойти и уничтожение там царской власти, хотя далеко не исключено, что это произошло раньше. Если бы во главе города по-прежнему оставались цари, городская эра Арада едва ли могла продолжаться долгое время после этих событий. Когда Арвад в 40-е гг. III в. вмешался в гражданскую войну в государстве Селевкидов, речь шла не о его царе, а об арвадийцах (Strabo XVI, 2, 14).

Как бы ни произошли эти важные изменения, в III в. до н. э. управление финикийскими городами оформляется уже на эллинский манер. Сами по себе политические институты нового порядка, кроме архонтата, были унаследованы от прошлой эпохи, когда существовали и городская община, и ее собрание у ворот города, и совет.34 И те институты, которые были унаследованы от доэллинистического времени, сохраняли свои старые названия. Так, в финикийских надписях иногда по-прежнему упоминаются суффеты.35 В тирской надписи середины III в. до н. э.

- 195 -

жертвователь суффет Адонбаал называет своего отца, деда и прадеда тоже суффетами, и только уже прадед Абдмелькарт не был сыном суффета.36 Таким образом, представитель данной семьи занял высший пост в тирской общине или еще в конце персидского, или в самом начале эллинистического времени. Это свидетельствует о том, что ликвидация монархии, по крайней мере в Тире, не сопровождалась изменениями в общинной элите. Советы также издавна существовали в финикийских городах. Самого слова "совет" (или нечто подобное) в финикийской языке, как будто, не было. Совет обозначался числом его членов. Этот обычай сохранился и в эллинистическое время. В Тире, где существование совета засвидетельствовано греческой надписью, упоминается некий Абдбаал, глава ста - rb m't.37 Финикийским термином, означающим собрание, было 'spt, а возглавлял собрание его глава - rb 'spt.38

До эллинизма народное собрание собиралось у городских ворот, так что само оно и в Финикии, и на Западе тоже носило название "ворота".39 В греческих надписях (и в греческой части двуязычных надписей) эти термины принимают обычный эллинский вид. Раскопки в Берите показали, что главная городская площадь - в эллинистическое время агора, а в римское

- 196 -

наследовавший ей форум - теперь располагается уже не у ворот, а в гуще городской застройки, и уже от нее к порту идут торговые кварталы.40

Что же касается архонта, который появился в финикийских городах уже после завоевания их Александром, то прямого свидетельства перевода названия этой должности на финикийский язык пока нет. Было высказано весьма основательное предположение, что соответствующим финикийским термином было rb.41 Это слово довольно часто встречается в финикийских документах, обозначая главу чего-либо.42 Без всякого дополнения оно в Карфагене обозначало, скорее всего, члена правящего совета. В самой Финикии этот термин мог иметь другое значение. Впрочем, окончательный ответ смогут дать только новые находки, если они будут. Наряду с rb упоминается еще rb sny - второй "великий". Он, по-видимому, каким-то образом помогал просто rb,у и, как полагает Ж. Тейшидор, исполнял обязанности председателя собрания, т. е. rb sny являлся эквивалентом rb 'spt.43 Может быть, определенную аналогию представляет система архонтов в Афинах, где первый архонт (архонт-эпоним) назывался просто архонтом, в то время как остальные имели дополнительные определения - царь, полемарх, фесмофеты (Arist. Ath. Pol. 55-59). Учитывая традиционный авторитет Афин в эллинистическом мире, такая аналогия представляется вполне уместной.

Высшей властью в городе, как уже упоминалось, стал "народ" этого города - 'm sr (народ Тира), 'm sdn (народ Сидона). Городская эра была эрой народа данного города. "Хозяином" монеты, каким раньше был царь, теперь является весь город, т. е. явно его гражданский коллектив: sr - Тир, gbl - Библ, mrt - Марат. Иногда топоним дан во множественном числе - sdnm - сидоняне.44 Здесь уже без всякого сомнения речь идет о гражданах

- 197 -

города. Гражданский коллектив обозначался словом "баал" (b'l) - b'l sdon (граждане Сидона).45 Первоначальное значение этого слова - владыка, и применялось оно к богам, стоящим ниже Эла, входя в их имена. Но уже довольно рано стало обозначать вообще собственника.46 В Карфагене и других западных колониях это слово стало уже обозначать граждан. Полибий (VII, 9, 5) в договоре Ганнибала с македонским царем Филиппом V по отношению к карфагенянам употребляет термин koinovn - господа, что явно является греческим переводом финикийского b'l или b'lm. И логика такого развития термина вполне понятна: после ликвидации монархии и утверждения республиканского строя граждане официально становятся господами, владыками своего государства. Так что финикийцам метрополии оставалось только заимствовать термин у своих западных сородичей. До этого граждане именовались bene - сыновья такого-то города (Ez. 27, 11). Теперь они превращаются в его хозяев. Соответственно изменяются и полномочия общины. Если раньше внешняя политика целиком была прерогативой царя, а община в этом плане выступала лишь в самых крайних случаях, когда в отсутствие монарха городу грозила серьезная опасность, как это было при подходе к стенам Тира армии Александра, то теперь община в относительно спокойное время устанавливает связи с другими городами. Так, "совет и народ" Тира направляет свое послание к таким же институтам Дельф (SEG II, 330).

Таким образом, хотя городские институты в большой степени восходили к предыдущей эпохе, их содержание изменились. Это связано не только с исчезновением монархии и превращением общинного сектора политической жизни финикийских городов в единственный существующий там, но и с сущностными изменениями в самой общине и ее институтах. В значительной степени это отражается в терминологии. Раньше община, поскольку ее собрания проходили у городских ворот,

- 198 -

и сама могла называться s'r - ворота.47 Возможно, уже тогда существовало и обозначение общины - gw. Арриан (II, 15, 6) называет тирскую общину koinovn. В эллинистическое время это слово становится обозначением гражданского коллектива. Так, в двуязычной надписи из Пирея в ее греческой части вместо финикийского gw стоит koinovn.48 Слово koinovn обычно обозначает союз государств или союзное государство, а в римское время иногда также союз городов в восточных провинциях.49 В последнем смысле этот термин встречается и в Финикии. На некоторых монетах римского времени появляется легенда KOINON FOINIKHS (или иногда латинскими буквами Coenum Phoenices).50 Но это не имеет прямого отношения к греческому термину для обозначения городской общины. Надо, однако, отметить, что и в Греции порой этот термин относится не к союзу, а к конкретному полису. Так, гистиейцы решили почтить Аполлония Родосского стелой, которая будут поставлена на Делосе в храме Аполлона в месте, которое они выпросят у to; koinovn tw"n Dhlivwn (Sylloge 653). В том же смысле этот термин употреблен и по отношении к Дельфам или Трое (Sylloge 355, 609, 611). Как отметил в свое время В. Сестон, греки не понимали ни роли "ворот" в семитском обществе, ни соответствующего выражения, что, например, привело к разнообразию перевода соответствующего еврейского слова в Септуагинте.51 И финикийское обозначение общины они (а вслед за ними и сами финикийцы при принятии ими греческого
- 199 -

языка) предпочли перевести как "союз", "общность", т.е. koinovn. Но в то же время иногда они использовали и слово povli". Так, тот же Сидон порой обозначал себя как povli".52 Это колебание в обозначении финикийской городской общины показывает, что эллинское понятие гражданского коллектива и его городского оформления было (по крайней мере. на первом этапе) привнесено извне и первое время не очень хорошо и глубоко усваивалось местным населением, использовавшим для обозначения своего города и гражданского коллектива оба греческих термина. Постепенно, однако, обычное греческое povli" вытесняет koinovn, и в эпоху империи, уже начиная со времени Августа, политической единицей является исключительно povli" (IGLS 4028D).

Подводя итог, можно сказать, что в эпоху эллинизма финикийский город превратился в самоуправляющийся гражданский коллектив, обладающий определенным набором политических прав, как во внутренней, так и во внешней политике. С политической точки зрения, восточный город трансформировался в античный полис.

Полисом стал и Карфаген. Но между политическом устройством Карфагена и городов Финикии существуют определенные отличия, о которых частично было сказано выше. В любом полисе официальным выразителем суверенитета гражданского коллектива является народное собрание. В Карфагене, как и в других финикийских городах Запада, как кажется, не существовало особого слова для обозначения такого собрания, и оно именовалось просто 'm - народ.53 В самой Финикии, как об этом уже говорилось, собрание имело свое особое название - 'spt, как, например, в Афинах ejkklhsiva или в Риме comitia. Неизвестен объем прав и полномочий собрания в финикийских городах метрополии. Но если верно предположение, что второе лицо в городе - rb sny - был по должности

- 200 -

одновременно председателем собрания,54 то это значит, что собрание играло очень важную роль в системе полисных властей в финикийских городах. Этим оно могло отличаться от положения собрания в Карфагене, где оно, по словам Аристотеля (Pol. II, 8, 1273a), играло решающую роль только в случае разногласий среди правящей олигархии, т. е. практически лишь в условиях политического кризиса, какой, например, наступил после поражения в первой пунической войне. Существует еще одно важное отличие, о котором уже говорилось. В то время как в Карфагене эпонимами выступали суффеты, как и в Риме консулы, в самой Финикии эту роль играл "народ" данного города, т. е. весь гражданский коллектив. Все это подчеркивание (неважно, реальное или лишь официальное) роли гражданского коллектива делало города собственно Финикии в большей степени, чем Карфаген, подобными эллинским полисам. В Карфагене высшая исполнительная власть принадлежала суффетам (Nep. Han. VII, 4; Liv. XXX, 7, 5-7).55 В городах метрополии, как мы видели, эта должность тоже сохранилась, но суффеты там заняли второстепенное положение, уступив первое место архонтам. Дальнейшие исследования, а особенно новые находки надписей и в Финикии, и в Карфагене, и в других финикийских колониях, может быть, дадут дополнительные свидетельства различий в политическом устройстве метрополии и колоний.

Эти различия объясняются разными историческими условиями, в которых развивались, собственно Финикия и Карфаген. В Карфагене полис формировался на собственной основе в ходе социально-политической эволюции без особенно сильного воздействия Греции, а тем более Рима. Решающим шагом предстает свержение Магонидов приблизительно в середине V в. до н. э., когда "цари по достоинству" уступили свое место "царям по закону", каковыми и являлись суффеты.56 Появилась

- 201 -

ли там эта должность только в это время или она уже существовала, но ее носители не играли большой роли в политическом устройстве Карфагена, неизвестно. Но надо иметь в виду, что суффеты как таковые были известны в семитском мире задолго до свержения власти Магонидов в Карфагене. Они засвидетельствованы в Эбле, Мари, Угарите,57 не говоря уже об израильских "судьях". Видимо, суффетами являлись лица, бывшие носителями высшей власти на уровне или всего народа либо общины, или (в монархиях) отдельного подразделения. Одним словом, суффет - это глава, не являющийся царем. Этот оттенок достаточно ясно ощущался в семитском мире. Достаточно вспомнить эпизод с созданием первой монархии в Израиле, когда старейшины потребовали от Самуила, чтобы он поставил над ними царя вместо судей, а пророк сразу же объяснил, каков будет объем власти царя в отличие от режима судей (I Sam. 8, 4-21). Даже если сам весь этот рассказ является чисто фольклорным, он свидетельствует о понимании обществом различий между царем и "судьей".58 Поэтому можно все же с достаточными основаниями предполагать, что суффеты существовали в Карфагене и раньше, но только после свержения Магонидов они возглавили государство.

В Финикии положение было иным. Эллинизация начала проникать в эту страну еще до похода Александра, но она проявлялась в экономической и культурной сферах. В политическом же (да и в социальном) отношении города Финикии оставались типично восточными. Они стали трансформироваться в полисы,

- 202 -

уже находясь в рамках эллинистического мира, став его составной частью во всех планах, в том числе и в политическом. Эллинистическая цивилизация, как известно, была цивилизацией синкретической, но ведущее положение в ней занимал эллинский элемент. И в этих условиях, естественно, эллинское влияние довольно сильно проявилось при формировании политических структур финикийских полисов. Старые общинные власти сохранились, но появились и новые, полностью заимствованные у греков, как архонты, которые оттеснили старый институт суффетов на второй план. Греческое влияние, по-видимому, проявилось и в переименовании самого термина "община", и в получении собранием особого наименования. Структура городской власти приняла обычный античный, в данном случае эллинский, вид - народное собрание, выражающее суверенитет гражданского коллектива, совет, магистраты. Такую структуру политического устройства города Финикии сохранили и после подчинения Риму.


Примечания


1 Verkindrern F. Les cites pheniciens dans l'Empire d'Alexandre le Grand // Phoenicia and the East Mediterranean in the First Millennium B.C. Leuven, 1987. P. 287-308.(назад)
2 Elayi J., Elayi A. G. Une serie des petits bronzes d'Alexandre frappes a Tyre // Revue numismatique, 1988, № 153. P. 107-117; Lemaire A. Le royaume de Tyr dans la seconde moitie de IVe siecle av J. C. // Atti del II congresso internazionale di studi fenici e punichi. Roma, 1991. P. 146-149.(назад)
3 Schwahn W. Nesiotai // RE, 1936, Hbd. 33, sp. 76.(назад)
4 Шифман И. Ш. Сирийское общество эпохи принципата. М., 1987, c. 25.(назад)
5 Hauben H. Philocles, King of the Sidonians and General of the Ptolemies // Phoenicia and the East Mediterranean in the First Millennium B. C. Leuven, 1987. P. 415.(назад)
6 Hauben H. Philocles. P. 416, 418-421.(назад)
7 Lipinski E. Dieux et deesses de l'univers phenicien et punique. Leuven, 1995. P. 142, n. 139.(назад)
8 Krachmalkov Ch. R. Phoenician-Punic Dictionary. Leuven, 2000. P. 492.(назад)
9 Magnani P. Le iscrizioni fenicie dell' Oriente. Roma, 1973. P. 145, № 12.(назад)
10 Ср.: Lipinski E. Dieux et deesses… P. 185.(назад)
11 Hauben H. Philocles. P. 417.(назад)
12 Teixidor J. Les fonctions de rab et de suffete en Phenicie // Semitica. 1979. T. 29. P. 14.(назад)
13 Шифман И. Ш. Сирийское общество… С. 23.(назад)
14 Bikerman E. Sur une inscription grecque de Sidon // Melanges a moncieur Rene Dussaud. Paris, 1939. P. 91-92; Teixidor J. Les fonctions... P. 14.(назад)
15 Циркин Ю. Б. От Ханаана до Карфагена. М., 2001. С. 368-386.(назад)
16 Циркин Ю. Б. От Ханаана до Карфагена. С. 270-271.(назад)
17 Magnani P. Le iscrizioni fenicie… P. 16-18, №№ 1, 4.(назад)
18 Rey-Coquais J.-P. Arados et sa pйrйe. Paris, 1974. P. 124.(назад)
19 Honigmann E. Sidon // RE. 1923. Hbd. 4A. Sp. 2225.(назад)
20 Sznycer M. L'"Assemblee du Peuple" dans les cites puniques d'apres les temoignages epigraphiques // Semitica. 1975. T. 25. P. 53; Bordreuil P. Nouvelles inscriptions de la cote de Phenicie // Actes du III congres international des etudes pheniciennes et puniques. Tunis, 1995. P.190. Нет никаких оснований приписывать слову 'm в данном случае особое значение "эра". Просто в этих надписях отмечается эпоним - народ данного города.(назад)
21 Ehrenberg V. Sufeten // RE. 1931. Hbd. 7A. Sp.643-651; Dupont-Somer A. Une nouvelle inscription punique de Carthage // CRAI. 1968. P. 117-118, 122.(назад)
22 Magnani P. Le iscrizioni fenicie… P. 138-139, № 6.(назад)
23 Teixidor J. L'assemblee legislative en Phenicie d'apres les inscription. // Syria. 1980. T. LVII. Р. 457.(назад)
24 Teixidor J. Les fonctions... P. 17.(назад)
25 Boer E. Laokritai // Kleine Pauli. Bd. 3. 1979. Sp. 486-487.(назад)
26 Sznycer M. L'"Assemblee du Peuple"… P. 51-68.(назад)
27 Eissfeldt O. Tyros // RE. 1948. Hbd. 14A. Sp. 1895; Bordreuil P. Nouvelles inscriptions… P.191.(назад)
28 Honigmann E. Sidon. Sp. 2224.(назад)
29 Бикерман Э. Государство Селевкидов. М., 1985. С. 217-218.(назад)
30 Bagnoll. The Administration of the Ptolemies and Possessions outside Egypt. Leiden, 1976. P. 22; Teixidor J. L'assemblee legislative... P. 460.(назад)
31 Honigmann E. Sidon. Sp. 2224. (назад)
32 Ранние серебряные тетрадрахмы начали чеканиться в Сидоне в 25 году правления Птолемея II, т. е. 257 г. до н. э. (Bagnoll R. S. The Administration of the Ptolemies… P. 180-181), что приблизительно на пять лет позже предполагаемой даты смерти Филокла. Но надо иметь в виду, что точная дата смерти этого царя все-таки неизвестна.(назад)
33 Rey-Coquais J.-P. Arad et sa Peree. P. 157, 196; Бикерман Э. 1) Хронология Древнего мира. М., 1975. С. 67; 2) Государство Селевкидов. С. 130.(назад)
34 Циркин Ю. Б. От Ханаана до Карфагена. С. 378-382.(назад)
35 Magnani P. Le iscrizioni fenicie… P. 25 № 2, 94 № 32, 137 № 4. Выше говорилось, что и в папирусе упоминается суффет. В греческой надписи из Сидона, датируемой около 200 г. до н. э., говорится о "судье" (dikasthv"), что, несомненно, является переводом финикийского термина "суффет": Bikerman E. Sur une inscription grecque de Sidon // Melanges syriens offertes a monsieur Rene Dussaud. Paris, 1939. T. I. P. 98.(назад)
36 Надо, однако, отметить, что надпись эта дошла до нас неполной, и Ж. Тейшидор (Les fonctions... P. 11-12) полагает, что в этой надписи упоминаются два суффета. Этот вопрос еще далек от окончательного решения, но, учитывая исторические условия, упоминание в надписи генеалогии одного суффета нам представляется более логичной. Об этом говорят аналогии в надписях из Карфагена (CIS 3778; KAI 68). На Востоке также часто использовались в надписях генеалогические списки, причем после македонского завоевания эти списки стали удлиняться (Wilson R. Genealogy and History in the Biblical World. New Haven; London, 1977. P.122-125.(назад)
37 Magnani P. Le iscrizioni fenicie… P. 26 № 4.(назад)
38 Teixidor J. 1) Les fonctions... P. 15-16; 2) L'assemblee legislative... P. 454-455.(назад)
39 Seston W. Remarques sur les institutions politiques et sociales de Carthage d'apres une inscription latine de Thougga // CRAI. 1967. P. 218-222.(назад)
40 Lauffray J. Beyrouth. Archeologie et Histoire, epoques greco-romaines // ANRW. Berlin; N. Y., 1977. Bd. II,8. P.155.(назад)
41 Seston W. Remarques sur les institutions… P. 16-17.(назад)
42 Krahmalkov Ch. Phoenician-Punic Dictionary. P. 439-440.(назад)
43 Teixidor J. 1) Les fonctions... P. 15; 2) L'assemblee legislative... P. 455.(назад)
44 Magnani P. Le iscrizioni fenicie… P. 152-153 №№ 5-8.(назад)
45 Magnani P. Le iscrizioni fenicie… P. 138-139 № 6.(назад)
46 Krahmalkov Ch. Phoenician-Punic Dictionary. P. 110.(назад)
47 Слово s'r (ворота) в смысле общины в Финикии, как кажется, пока не появлялось, но использование этого термина в финикийских колониях Запада (Seston W. Remarques sur les institutions… P. 219-222) и распространение его в западно-семитской среде (евреи и арамеи), где он обозначает особую меру веса, отличную от царской (Ep'al I, Naveh J. The Jar of the Gate // BASOR. 1993. № 289. Р. 59-63), показывает, что и в городах метрополии, скорее всего, s'r тоже обозначало общину.(назад)
48 Magnani P. Le iscrizioni fenicie… P. 138-139 № 6.(назад)
49 Bellen H. Koinon // Kleine Pauly. 1979. Bd. 3. Sp. 267-268.(назад)
50 Lexikon der Aufschriften auf griechischen Munzen. V. I. Wien, 2002. S. 172, 332.(назад)
51 Seston W. Remarques sur les institutions… P. 219-220.(назад)
52 Bikerman E. Sur une inscription grecque de Sidon. P. 91-92. Bagnoll R. S. The Administration of the Ptolemies… P. 11.(назад)
53 Sznycer M. "Assemblee du Peuple"… P. 51-68.(назад)
54 Teixidor J. Les fonctions... P. 16.(назад)
55 Шифман И. Ш. Возникновение Карфагенской державы. М.; Л., 1963. С. 101; Sznycer M. Carthage et la civilisation punic // Rome et conquete du Monde Mediterraneen. Paris, 1978. P. 574-575.(назад)
56 Шифман И. Ш. Возникновение Карфагенской державы. С. 101.(назад)
57 Pettinato G. Ebla e la Bibbia // Oriens Antiquus. 1980. V. 19,1. P.50-51; Safren J. D. New Evidence for the Title of Provincial Governor at Mari // Hebrew Union College Annual. 1979. V. 50. P.1-2; Sznycer M. Carthage et la civilisation punique. P. 570-571.(назад)
58 Этот оттенок в понимании сущности титула, может быть, под влиянием знакомства с уже христианской Библией сохранился и в гораздо более позднее время. Так, предводителя вестготов Атанариха Аммиан Марцеллин (XXVI, 5, 6) и Фемистий называют "судьей", а по словам Фемистия, и сам Атанарих отклонил от себя наименование его "царем".(назад)

(c) 2004 г. Ю.Б. Циркин
(c) 2005 г. Центр антиковедения