Публикации Центра антиковедения СПбГУ


М.Ю. Серова
Культ Александра Великого в Александрии Египетской


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 3. Санкт-Петербург, 2004.
- 135 -

Александрия являлась величайшим городом античности и представляла собой замечательную столицу птолемеевского государства. Александрия поражала не только своею грандиозностью, роскошью и великолепием, но здесь находилось то, чем не могла похвастаться ни одна столица другого эллинистического царства - гробница Александра Великого. Именно здесь покоился знаменитый полководец.

О том, как тело Александра попало в Александрию, источники сообщают следующее. Квинт Курций Руф передает, что после смерти, тело Александра долгое время оставалось без погребения, пока его сподвижники выясняли отношения, и только по прошествии семи дней на Александра обратили внимание: его тело было забальзамировано и через какое-то время перевезено Птолемеем I в Мемфис, а затем в Александрию, где ему были устроены всяческие почести (Curt., X, 10, 9-20).

Согласно Диодору, через два года после смерти Александра его тело на великолепном катафалке, было отправлено Архидеем из Вавилона в Египет. Птолемей же движимый чувством уважения к полководцу, отправился в Сирию дабы встретить кортеж и, получив тело царя, отнесся к нему с величайшим уважением. Птолемей решил не отправлять тело в оазис Амона, а оставить его в знаменитом городе, основанным Александром. Здесь он построил ограду, которая была достойна славы Александра, как по размерам, так и по своей конструкции. В его честь были устроены

- 136 -

жертвоприношения и замечательные игры (Diod., XVIII, 26-28, 3-5).

Однако, Элиан и Страбон передают совсем другую историю, в которой перевозка Александра в Александрию проходила не так мирно и спокойно. Тело Александра в течение 30 дней оставалось непогребенным и сохранилось только потому, что своевременно было положено в мед, который имеет свойство бальзама. Вспомнили о нем только тогда, когда прорицатель Аристандр предсказал счастье и процветание той стране, которая примет тело царя. Это сообщение вызвало соперничество среди сподвижников Александра: каждый стремился перенести останки царя в пределы своих владений.

Птолемею удалось выкрасть тело, когда Пердикка перевозил его из Вавилона и свернул в Египет, движимый алчностью и желанием присвоить себе страну. Однако, последний начал преследование и вскоре нагнал соперника, завязалась страшная схватка. Птолемею удалось избавиться от преследователя только благодаря хитроумному трюку: он сделал куклу, похожую на Александра; ее-то и захватил Пердикка. Но тот слишком поздно понял обман; время было потеряно и дальнейшее преследование было бесполезным. Птолемей же перевез тело в Александрию (Ael. V.h., XII, 64; Strab., XVII, 1, 8).

Эти сообщения источников тщательно исследовались, существует обширная литература относительно того, где должен был быть похоронен Александр, куда направлялся катафалк, каким образом Птолемею все-таки удалось перевезти тело полководца в Александрию, почему за тело Александра шла такая ожесточенная борьба. Утверждать что-либо сложно, но мы попытаемся представить наш план развития событий. Согласно македонской традиции, тело Александра должно было быть переправлено в Македонию и захоронено в Эгах; Курций (Curt., X, 5, 4) и Диодор (Diod., XVIII, 3, 4) передают, что Александр хотел быть похороненным в оазисе Амона. Однако, события последовавшие

- 137 -

сразу после смерти Александра и действия диадохов наводят на мысль, что желания умершего полководца вставали в зависимость от стремлений его ближайших сподвижников, и стали объектом манипуляций.

Главными соперниками в источниках выступают два полководца Александра: Пердикка и Птолемей, оба его ближайших соратника. Птолемей, по всей видимости, устанавливал власть в своей сатрапии - Египте, в то время как Пердикка наблюдал за строительством катафалка и решал вопрос о похоронах Александра. Согласно Диодору (XVIII, 26, 1-2), строительство катафалка было завершено через два года и причину такой медлительности источник видит в изощренности конструкции. По задумке, каждый увидевший это сооружение должен был быть поражен роскошью и великолепием катафалка, который являлся символом богатства, военной мощи и божественности; Пердикка, стремясь к этому, не жалел ни сил, ни средств. Катафалк представлял собой золотой храм на колесах, который тащили 64 мула, украшенные золотом и драгоценными камнями. На стенках катафалка были изображены сцены войны, где фигурировал Александр вместе со своими ближайшими сподвижниками. Золотой оливковый венок на вершине сооружения вспыхивал, как молния когда озарялся солнцем. На протяжении всего маршрута тысячи людей выходили и любовались им. (Diod., XVIII, 26-28).

Такая забота об умершем царе объясняетcя тем, что тело Александра представляло собой символ преемственности власти и своеобразный талисман, оно являлось некой гарантией в борьбе за наследство царя. Правитель, заполучивший останки великого полководца, в глазах современников являлся бы его наследником и последователем.

Таким образом, Пердикка, на наш взгляд, не стал бы преподносить такой подарок своему сопернику, и, несмотря на желание Александра быть похороненным в Египте, кортеж, по всей видимости, направлялся в Македонию. Птолемей же перехватил его, либо с помощью силы, либо убедив или подкупив Архидея, являвшегося хранителем тела Александра.

- 138 -

Возможно даже, что Птолемей выставлял себя защитником интересов царя, стремясь исполнить его последнее желание. Однако, желание все же исполнено не было, Птолемей не отправил тело Александра в оазис Амона, а поместил его в Александрии как залог непоколебимой, прочной власти, где ему была построена роскошная гробница и учрежден особый культ.

Гробница Александра, согласно источникам (Strab., XVII, 8, p. 794), находилась в центре города на территории дворцового комплекса. Впоследствии, как передает Зенобий, софист II в. н.э., Птолемей IV Филопатор соорудил в центре города mnema, которая сейчас называется Сема, где он поместил всех своих предшественников, включая и Александра Македонского (Zenob., III, 94). Таким образом, с этого времени, а именно, с конца III в. до н.э. Птолемеи стали покоиться рядом с Александром, и их захоронения представляли собой династический комплекс.

Птолемеи всячески поддерживали связь своей династии с Александром: так, приблизительно с 304 г. до н.э. Птолемей I начал выпускать золотые статеры, на которых Александр изображался стоящим на колеснице, управляемой четырьмя слонами. Когда Птолемей II Филадельф учредил в честь своих обожествленных родителей фестиваль - Птолемейи, то изображение великого полководца на этом празднике играло ведущую роль. Калликсен описал грандиозную процессию, представлявшую часть фестиваля, где золотую статую Александра тащили четыре слона (Athen., V, 197c-203b). Поэт Феокрит, восхваляя правление Птолемеев, в своей XVII идиллии изображает Александра и Птолемея I, пирующими вместе с богами (Theocr., XVII). Таким образом, Александр являлся членом и покровителем правящей династии.

Что представляла собой гробница Александра и, впоследствии династический комплекс мы точно не знаем. Греческое слово "Сема" (sh`ma) - такое название носило это новое сооружение - обозначает могилу, гробницу, курган и ему присущ некоторый героический оттенок: в таком значении оно встречается

- 139 -

у Гомера (Il., II, 814; VI, 419; VII, 86, 89; XXI, 322; XXIII, 45, 255-257; Od., I, 291; II, 222; XI, 75). Оно используется не только для обозначения индивидуальных захоронений, но и для коллективных - например - dhmovsion sh`ma в Афинах, которое являлось местом захоронения афинян, павших в битве (Thuc., II, 34, 5). Таким образом, термин "Сема" кажется вполне подходящим для обозначения гробницы Александра.

Однако, вопрос о названии этого захоронения вызывает у исследователей некоторые споры. Дело в том, что у Страбона для обозначения этого комплекса на самом деле употребляется слово "Сома" (sw`ma), в переводе с греческого - "тело". Однако издатели посчитали такое название для гробницы не совсем подходящим и заменили его словом "Сема".1 Слово "Сома", однако, встречается не только у Страбона, Псевдо-Каллисфен передает следующее: "Птолемей построил гробницу для него (Александра) в Александрии, которая с этого дня называется Сома Александра" (Ps-Callisth., 34, 6).2 Возможно, это была ошибка переписчика, и этой точки зрения придерживаются большинство исследователей.

По мнению Э. Эрскина,3 название "Сома" вполне подходит для обозначения гробницы Александра. Он рассуждает следующим образом: когда гробница была первоначально построена при Птолемее I, то александрийцы обозначили ее как "Тело", или как "Тело Александра", ведь место получает свое название от того, что там находится. В то время как комплекс расширялся и перестраивался, термин прикрепился к нему. Кроме того, по мнению Э.Эрскина, название Сома отражает важность умершего Александра в жизни Александрии, поскольку даже его тело превратилось в название места города.

Конечно, решить этот вопрос однозначно нельзя, точка зрения Э.Эрскина кажется интересной и заслуживающей

- 140 -

внимания, но для обозначения гробницы Александра нам больше импонирует название "Сема", в котором отражается как традиционное именование захоронения, так и его героический характер. Однако, здесь можно выдвинуть еще одну гипотезу, которая бы объединила эти два разных мнения: возможно, что официальным обозначением гробницы являлось слово "Сема", но сами александрийцы между собой называли ее "Сомой", это слово и вошло в текст Страбона и Псевдо-Каллисфена, последний, к тому же, как предполагают исследователи, являлся жителем Александрии и вполне мог употреблять те названия и словечки, которые были в то время в ходу.

Исследователями обсуждается вопрос, относительно того, находился ли Александр на публичном обозрении. Так, некоторые склонны считать, что любой желающий мог посмотреть на знаменитого полководца и выказать свое уважение.4 С другой стороны, Светоний (Svet. Div. Aug., 18), описывая посещение гробницы Александра Августом, сообщает, что прежде чем посетитель заходил в гробницу, тело выносили из какой-то внутренней комнаты. Такой порядок вряд ли подходил для практики публичного показа и, по всей видимости, чести лицезреть Александра удостаивались лишь исключительные посетители, например, такие как Август.

Итак, перенеся останки Александра в Александрию и построив ему роскошную гробницу, Птолемей учредил в его честь культ. В том, что в Александрии существовал культ Александра, сомневаться не приходится: в папирусах неоднократно упоминается "жрец Александра" (iJereu;" jAlexavndrou). Вопрос заключается в характере этого культа: одни исследователи рассматривают его как дальнейшее развитие древнегреческого почитания героев;5 другие считают, что

- 141 -

культ Александра явился первым актом влияния покоренного населения на победителей;6 третьи предполагают, что в Александрии существовало два различных культа Александра (Бенгтсон Г., Левек П., Тарн В., Fraser P.M.)7 - рассмотрим эти точки зрения подробнее.

Большое значение в Греции имел культ героев. Происхождение своих героев греки возводили к богам и в их понимании они представляли собой выдающихся людей, отличных от массы простых обывателей, которые совершали подвиги и основывали города. Им поклонялись и всячески почитали, в центре города им воздвигали алтари и совершали жертвоприношения. Греческие государства старались перенести к себе останки героев, которые становились их покровителями. Так, Геродот передает, что спартанцы победили тегейцев лишь после того, как забрали останки Ореста (Hdt., I, 67-68). Кимон перенес в Афины прах Тезея, после предписания оракула почитать его как героя (Plut. Cim., VIII, 5-7; Paus., I, 17, 2-6; III, 3, 7).

Известны случаи, когда героических почестей удостаивался и живой человек - первым был Лисандр. Согласно Плутарху (Plut. Lys., 18), самосцы установили в городе алтари, где в его честь совершали жертвоприношения, а праздник в честь Геры они стали называть Лисандриями. В этой связи можно назвать и Дионисия Сиракузского, который объявил себя сыном Аполлона, и Клеарха из Гераклеи, объявившем себя сыном Зевса. Однако, несмотря на данные примеры, обожествление живого человека в Греции не было распространено и не выражало общенародных верований.

Александр еще при жизни поражал масштабностью и грандиозностью своих действий, он подражал

- 142 -

древнегреческим героям, а его победы доказывали расположение к нему богов. Он, в глазах современников не был простым смертным и вполне заслуживал героического почитания, особенно в Александрии, в городе, основанном им самим где, к тому же, он покоился.

Однако, по мнению ряда исследователей, в частности Е.И. Байбакова, культ Александра в Александрии не имел ничего общего с древнегреческим культом героя-основателя. В качестве аргумента приводится тот факт, что культ героев, покровителей данного города в древней Греции был неразрывно связан с местом их погребения, а тело Александра было погребено сначала в Мемфисе и перевезено в Александрию только Птолемеем II Филадельфом, (Paus., I, 7, 1).

И, таким образом, в Александрии полководец почитался изначально как божество. Ведь еще при жизни греки привыкли видеть в нем не своего национального героя, не выдающуюся над простыми смертными личность, а сына египетского Амона. Обожествление Александра было тем средством, с помощью которого Птолемей I пытался примирить греков с принципами египетской государственности и вместе с тем узаконить в их глазах свою власть как наследника и преемника великого полководца.

Свою гипотезу Е. Байбаков поддерживает и исследованиями папирусов. Согласно их данным, в Египте в последние годы правления Птолемея I Сотера и в начале царствования Птолемея II Филадельфа существовал особый культ, имя божества которого совершенно не упоминается. Этот культ имел большое значение в сакральной организации страны, а его жрецами были лица, занимавшие высокое положение в государстве и даже члены правящей династии. Учреждение этого культа исследователи относят о времени после 311г. до н.э. Датирование государственных актов именем жреца этого культа встречается несколько раз вплоть до 270г. до н.э., когда на смену неведомому божеству выступает культ Александра и qew`n jAdelfw`n, т.е. обожествленной царственной четы (Птолемея II и Арсинои II).

- 143 -

Короткий промежуток времени между культом неведомого божества с одной стороны и jAlexavndrou kai; qew`n jAdelfw`n, по мнению Е. Байбакова, является доказательством того, что коренного изменения в этом культе не произошло, а просто к нему были присоединены божественные супруги. И, таким образом, этим неведомым божеством был не кто иной, как Александр, который изначально почитался в Александрии как божество и божественный покровитель правящей династии.

Согласно еще одной точке зрения, в Александрии наряду с божественным культом Александра существовал и его культ как героя-основателя города и мы склонны согласиться с этой гипотезой. Во-первых, вопрос о том, при каком из Птолемеев тело Александра было перевезено в Александрию, до конца не решен, ибо здесь источники расходятся. Но, даже, если предположить, что останки Александра были первоначально погребены в Мемфисе и лишь спустя некоторое время переправлены в Александрию, то на существование культа основателя это, на наш взгляд, никак не повлияло.

Во-вторых, до нас дошел папирус, датируемый приблизительно 120/121 гг. н.э., в котором упоминается "жрец Александра Основателя Города" (iJereu;" jAlexavndrou ktivstou). Конечно, это свидетельство относится не к птолемеевской эпохе, но можно предположить, что культ Александра-Основателя существовал и в более ранний период и, возможно, был установлен еще при жизни самого полководца.

Исследователи акцентируют внимание на двойственном положении Александра в городе: как основатель города, его гробница находилась внутри городских стен, но, здесь важно отметить то, что он покоился не в каком-то публичном месте, а на территории дворцового комплекса. Эта двойственность отражается и в его культе: скорее всего, первоначально существовал городской культ Александра Основателя, но позднее к нему присоединился другой, государственный - культ

- 144 -

божественного покровителя династии и строительство Филопатором единого династического комплекса, на наш взгляд, является ярким подтверждением этого.

Примечания


1 Издания: Muller C., Meineke A.(назад)
2 Cлова были изменены издателем В. Кроллом.(назад)
3 Erskine A. Life after death: Alexandria and the Body of Alexander // Greece and Rome. Vol. 49. 2002. № 2.(назад)
4 Библиография в: A. Erskine. Life after Death. P.165.(назад)
5 В частности: Куманецкий К. История культуры Древней Греции и Рима. М., 1990. С. 149; Brady T.A. The reception of the Egyptian cults by the Greeks (330-30 BC) // The University of Missoury Studies. Vol. X. N.1. Columbia, 1935. P.13-14; Turner E. Ptolemaic Egypt // CAH. Vol. VII. Part.1. Cambridge, 1984. P. 168.(назад)
6 Например: Е.И. Байбаков Происхождение эллинистического культа царей // Сб. в честь В.П. Бузескула. Харьков, 1914. С. 770-772. О других исследователях, придерживающихся этой же точки зрения см. там же.(назад)
7 Бенгтсон Г. Правители эпохи эллинизма. М., 1982. С.43-44; Левек П. Эллинистический мир. М., 1989. С.114; Тарн В. Эллинистическая цивилизация. М., 1949. С.65; Fraser P.M. Ptolemaic Egypt. Vol. I. Oxford, 1972. P.215.(назад)

(c) 2004 г. М.Ю. Серова
(c) 2005 г. Центр антиковедения