Публикации Центра антиковедения СПбГУ


Д.А. Щеглов
Научная география периода между Гиппархом и Птолемеем
в отражении римских географических сочинений


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 3. Санкт-Петербург, 2004.
- 429 -

В нашей работе обосновывается следующее предположение: географическое описание мира в сочинениях Мелы и Плиния прошло в своём формировании через две редакции, в основе его первоначальной редакции лежала некая греческая работа, отразившая в себе промежуточный этап в развитии научной географии между трудами Гиппарха и Птолемея.

Две основные системы в эллинистической научной географии

В развитии эллинистической научной географии можно выделить две принципиально разные системы представлений о форме и границах ойкумены: систему Эратосфена и систему Птолемея1.

Между этими системами существуют три главных отличия.

1) Они по-разному решают "основной" вопрос античной океанологии: являются ли известные в то время водные бассейны (Атлантический, Индийский океаны и Каспийское море) частями единого мирового Океана, а ойкумена - большим островом в этом Океане, или нет?

- 430 -

Эратосфен считает ойкумену островом, а три названных бассейна - частями единого Океана. Птолемей, напротив, рассматривает Индийский океан и Каспийское море как изолированные бассейны, расположенные внутри ойкумены. Только на западе он проводит границу ойкумены по водной преграде - Атлантическому океану, - а с севера, востока и юга он ограничивает её тремя условными линиями, за которыми начинается Terra Incognita. Эти две позиции мы будем в дальнейшем называть "островной" и "континентальной" моделями.

2) Две системы по-разному решают вопрос о протяжённости известного мира (у Эратосфена - материка) с севера на юг, то есть - о широте его северной и южной границ.

Эратосфен сильно приуменьшал протяжённость материка с севера на юг, помещая его между широтами ≈ 12° 34′ и ≈ 55°2, а основную часть ойкумены - между широтами Мерое и Борисфена (≈ 16° 51′ и ≈ 49° 43′).

Ойкумена Птолемея ограничена на севере широтой острова Туле (у Птолемея - 63°), который все другие географы традиционно помещали под полярным кругом (≈ 66°), а на юге первоначально (в "Альмагесте") - экватором, а позднее (в "Географическом руководстве") - широтой анти-Мерое 23° 51′ ю.ш.

3) Принципиально различными были лежащие в основе систем Эратосфена и Птолемея методы построения и организации географической карты.

Основу карты Эратосфена составляли две "оси координат" 3, называемые stoicei`a - главная параллель и главный меридиан, пересекающиеся на Родосе. Предполагалось, что эти stoicei`a проходят через наибольшие длину и ширину ойкумены

- 431 -

(Strab., II, 5, 14; 16 C118, 120). В географии Эратосфена широты только некоторых ключевых пунктов, связанных с двумя stoicei`a, были определены на основе астрономических измерений и поэтому принимались за основу для построения всей карты. Положение всех остальных пунктов определялось относительно stoicei`a при помощи дополнительных параллелей и меридианов, которые проводились через рассматриваемый пункт как перпендикуляры к stoicei`a. Эти параллели и меридианы не формировали регулярной сетки координат, а только играли роль вспомогательных построений при решении отдельных вопросов. При этом все оценки расстояний выражались в стадиях и были основаны на эмпирических измерениях пути. Описание этого метода построения карты приводит Страбон (II, 5, 16 C120 = Erat. F III A 24 Berger; ср. II, 5, 34 C131) 4.

Основу карты Птолемея составляет регулярная сетка координат - широты и долготы5. Положение каждого отдельного географического пункта определялось относительно этой сетки координат независимо от положения всех остальных пунктов и выражалось в градусах. В идеале все координаты должны были опираться на астрономические измерения.

Как следствие всего изложенного, системы Эратосфена и Птолемея по-разному описывают форму ойкумены. В системе Эратосфена предполагалось, что материк достигает наибольшей длины на параллели Родоса, и наибольшей ширины - на меридиане, проходящем через Мерое, Александрию и Родос. По мере удаления от главного меридиана материк сужался, что придавало его форме сходство с ромбом, ориентированным своими вершинами по сторонам света. В системе Птолемея границы ойкумены совпадают с границами карты и имеют форму сферического прямоугольника, в котором три стороны образованы условными прямыми, и только западная сторона - побережьем Океана.

- 432 -

География Гиппарха - прототип системы Птолемея

Все три отмеченные выше элемента системы Птолемея появляются впервые в трактате Гиппарха Никейского "Против географии Эратосфена" (написан ок. 135-128 гг. до н.э.) 6: 1) "континентальная" модель ойкумены, 2) границами ойкумены служат экватор и полярный круг (Strab., II, 5, 34 C131-132 = F III 3, V 1 Berger = F 39 Dicks), 3) основу карты формируют система координат и градусная сетка (Strab., II, 5, 34 C132 = F V 1 Berger = F 39 Dicks; Ptolem. Geogr., I, 4, 2 Muller 12-13 = F IV 6 Berger).

Далее мы покажем, что в географии Гиппарха ойкумена, как и у Птолемея, имела четырёхугольную форму, и её границы совпадали с границами карты.

Только одна краткая реплика Страбона прямо сообщает о несогласии Гиппарха с идеей о единстве мирового Океана и об островном характере ойкумены (I, 1, 9 C5-6 = F VIII 1 Berger = F 4 Dicks):

"Возражения Гиппарха против этого мнения [о единстве Океана и об островном характере ойкумены] не убедительны: [1] что режим [приливов] океана не везде в одинаков, и [2] что даже если допустить [такую возможность], то из этого не следует, что Атлантическое море течёт единым потоком, совершая полный круг [вокруг земли]" 7.

Дополнительное подтверждение того, что Гиппарх был сторонником "континентальной" модели ойкумены, даёт сообщение Помпония Мелы об "особом мнении", которое Гиппарх высказывал об острове Тапробана. Гиппарх предполагал, что Тапробана - это не остров, как обычно считалось, а prima pars orbis alterius, то есть - часть неизученного южного континента (Mela., III, 7, 70 = F VIII 2 Berger = F 5 Dicks; см. ниже).

- 433 -

Краткость слов Страбона не позволяет однозначно определить8: высказывал ли Гиппарх только сомнение в островном характере ойкумены, как, например, поступали Геродот и Полибий, или он предлагал "континентальную" модель ойкумены в качестве альтернативы "островной" модели9 так же, как позднее Птолемей?

Дикс и Бергер, решая этот вопрос, придают особое значение тому, с какой высокой требовательностью Гиппарх обычно подходил к отбору сведений достаточно надёжных для того, чтобы на их основании позволительно было строить гипотезы. При отсутствии таких сведений Гиппарх старался уклониться от высказывания окончательного суждения, откладывая решение спорного вопроса на будущее, как, например, в случае с оценкой широты восточных частей трансазиатского горного хребта (Strab., II, 1, 11 C 71 = F II 2 = F 14). Точно так же, по мнению Дикса и Бергера, Гиппарх поступил и в данном случае, ограничившись только выражением сомнения в обоснованности "островной" модели ойкумены10.

Однако, вопреки мнению Дикса и Бергера, свидетельство Агафемера, автора краткого географического трактата, позволяет

- 434 -

решить поставленный нами вопрос в пользу второго варианта.

Агафемер перечисляет мнения различных географов о форме ойкумены и отмечает, что Гиппарх называл форму ойкумены trapezoeidh` (Hypotypos., I, 2 = F IV 4 Berger) 11.

Бергер предполагает, что это сравнение является попыткой описать четырёхугольную форму картографической проекции, подобной той, которую использует Птолемей - то есть такую, в которой карта заключена между четырьмя пересекающимися параллелями и меридианами12. Между тем, Страбон приводит описание подобного способа построения карты на основе сетки координат, который Бергер не без оснований приписывает Гиппарху (II, 5, 10 116-117) 13. Особенность, отличающая этот способ от того, который использует Птолемей, заключается в том, что здесь параллели и меридианы передаются прямыми линиями, а меридианы наклонены к полюсу, но не соединяются - за счёт этого карта имеет форму трапеции. Учитывая это, Бергер рассматривает свидетельство Агафемера как подтверждение того, что Гиппарх использовал именно такой метод проекции, какой описывает Страбон.

Дикс возражает против интерпретации Бергера, указывая, что Агафемер говорит не о форме карты Гиппарха, а о форме ойкумены, и полагает, что сравнением с трапецией Агафемер хотел показать, что, согласно Гиппарху, "длина" ойкумены (то есть - протяжённость параллелей) уменьшается с юга на север вследствие шарообразной формы Земли14.

Я думаю, что интерпретации, предложенные Бергером и Диксом, в действительности не противоречат друг другу, но, напротив, соединённые вместе они дают нам ключ к решению

- 435 -

вопроса о характере отношения Гиппарха к "континентальной" идее и, соответственно, о степени преемственности между географическими системами Гиппарха и Птолемея.

Дело в том, что обе предложенные трактовки выражения trapezoeidh` одинаково хорошо подходят для описания географической системы Птолемея, в которой границы карты совпадают с границами ойкумены и имеют форму сферического четырёхугольника. Это позволяет предполагать, что в географии Гиппарха границы ойкумены совпадали с границами карты так же, как и у Птолемея. Таким образом, свидетельство Агафемера может служить подтверждением того, что та "континентальная" модель, которая лежит в основе карты Птолемея, была предложена уже Гиппархом.

Две редакции "Хорографии" Помпония Мелы и Плиния

От античности дошло большое количество популярных географических работ, преимущественно латинских. Наиболее важными среди них являются "Хорография" Помпония Мелы15 и географические книги III-VI "Естественной истории" Плиния. Между сведениями этих двух источников существуют многочисленные близкие совпадения. Г. Эмихен впервые выделил ряд наиболее важных параллельных пассажей в текстах Мелы и Плиния и показал, что они должны восходить к одному общему источнику (этим источником он считал сочинение Марка Теренция Варрона) 16. На основании более широкого круга сопоставлений эта идея была обоснована Э. Шведером и А. Клотцем17. Шведер убедительно показал, что источником Мелы

- 436 -

и Плиния было не сочинение Варрона, а некая анонимная "Хорография", которая, вероятно, была обязана своим появлением деятельности Агриппы и Августа. Сочинение Мелы, судя по всему, представляет собой лишь сокращённое изложение этой анонимной работы, которую мы будем в дальнейшем называть "Римская хорография". Явных признаков наличия у Мелы дополнительных источников выявить не удаётся. В работе Плиния сведения, заимствованные из "Римской хорографии", составляют примерно 50% текста. Показательно то, что ни Мела, ни Плиний ни разу не ссылаются прямо на свой общий источник, хотя они оба приводят ссылки, заимствованные из этого источника, а Плиний часто указывает свои другие, менее важные источники.

Принято считать, что основа географических представлений Мелы и Плиния восходит к эллинистической географии, прежде всего - к Эратосфену. Между тем, как мы покажем далее, в "Римской хорографии" находят отражение все три главные составляющие географической системы Птолемея и Гиппарха: 1) "континентальная" модель ойкумены; 2) границами ойкумены являются экватор и полярный круг; 3) четырёхугольная форма ойкумены.

1. Ряд фактов позволяет предположить, что "Римская хорография" прошла в своём развитии через две редакции: первоначально картина мира "Хорографии" была основана на той же "континентальной" модели, что и география Птолемея и Гиппарха, и только в результате второй редакции она была перестроена в соответствии с островной моделью. Однако после этого исправления остались нетронутыми некоторые элементы, принадлежащие "континентальной" модели, а также был добавлен ряд пояснительных отступлений, доказывающих истинность "островной" модели. Рассмотрим подробнее эти факты.

- 437 -

Три близких по своему смыслу пассажа в "Римской хорографии" сообщают о разногласиях, существовавших между географами, по вопросу о том, является ли ойкумена островом или нет:

(1) Vltra Caspium sinum quidnam esset, ambiguum aliquamdiu fuit, idemne Oceanus an tellus infesta frigoribus sine ambitu ac sine fine proiecta. Sed praeter physicos Homerumque qui uniuersum orbem mari circumfusum esse dixerunt, Cornelius Nepos ut recentior, auctoritate sic certior.

Restat ergo pelagus, sed reliqua lateris eiusdem adsiduo gelu durantur et ideo deserta sunt
(Mela., III, 5, 44-45; ср. Plin., II, 167-168 Beaujeu 73-74).

Долгое время было неясно, что находится за Каспийским заливом - то ли Океан, то ли скованная холодом земля без конца и края. Но помимо физиков и Гомера, которые утверждали, что весь круг (земель) окружён морем, [также считает и] Корнелий Непот - более современный, а поэтому более надёжный автор.

[далее приведён рассказ Непота об индийских мореплавателях, которых забросило бурей к берегам Германии]

Следовательно, [на севере] находится море, но его остальные берега скованы вечным льдом и поэтому необитаемы.

(2) Dubium aliquandiu fuit, essetne ultra pelagus caperetne terra circuitum an exhausto fluctu sine fine se Africa extenderet
(Mela., III, 9, 89; ср. Plin., II, 169 Beaujeu 74).
Долгое время было не ясно: то ли по ту сторону (Африки) находится море и земля окружена им, то ли, когда течение иссякает, Африка простирается без предела.
(3) Taprobane aut grandis admodum insula, aut prima pars orbis alterius Hipparcho dicitur18, sed quia habitatur nec quisquam circum eam isse traditur, prope verum est
(Mela, III, 7, 70; ср. Plin., VI, 81 Andr?, Filliozat 44)
Тапробана либо очень большой остров, либо первая часть другого мира, как утверждается Гиппархом, но, поскольку Тапробана обитаема, и не известно, чтобы хоть кто-нибудь обошёл вокруг неё, [то последнее] ближе к истине.
- 438 -

Во всех трёх пассажах говориться о "давних" сомнениях, которые только "недавно" были окончательно развеяны. Что в действительности скрывается за этим противопоставлением - "давно" и "недавно"?

Возраст большинства аргументов, приведённых в этих пассажах для обоснования "островной" модели, ко времени Помпония Мелы и Плиния исчислялся уже многими столетиями: общая ссылка дана на мнение Гомера и физиков (VI-V вв.), путешествие Ганнона вдоль Африки состоялось в VI в. до н.э., экспедиция Патрокла по Каспийскому морю - в 286-281 гг., открытие Тапробаны - в 326-325 гг. Однако было бы преждевременным на этом основании заключать, что те "давние" сомнения в островном характере ойкумены, о которых здесь идёт речь, должны относиться к такой же седой древности.

В пассажах о Каспии и об Африке решающие аргументы в пользу "островной" модели приведены со ссылкой на Корнелия Непота и относятся к I в. до н.э.: рассказы о плаваниях Эвдокса вокруг Африки (очевидно, заимствованный у Посидония) и неких индийских моряков к берегам Германии. Это позволяет заключить, что весь раздел "Римской хорографии", посвящённый обоснованию островного характера ойкумены (Plin., II, 166-171), был заимствован из некого географического трактата Корнелия Непота, в котором, по-видимому, обсуждению этого вопроса было уделено особое внимание19. Все указанные выше

- 439 -

свидетельства, относящиеся к седой древности, включая пассаж о Тапробане, по-видимому, также восходят к Непоту20. Поэтому слова о "давних" сомнениях в островном характере ойкумены следует относить не на счёт неких "древних" авторов, современников Ганнона и Патрокла, а, скорее всего, на счёт тех, оставшихся для нас неизвестными, непосредственных предшественников Непота, против которых он вёл полемику.

Всё это позволяет заключить, что торжество "островной" модели в "Римской хорографии" связано именно с влиянием Корнелия Непота.

2. В "Римской хорографии" не содержится прямых данных о широтах каких бы то ни было пунктов. Однако ряд фактов позволяет заключить, что в источнике "Хорографии" северные оконечности материка были изначально связаны с широтой полярного круга, а южные оконечности - с широтой экватора.

Три обстоятельства указывают на то, что в "Хорографии" северные оконечности материка были изначально связаны с широтой полярного круга.

(1) В "Хорографии", а также у Дионисия Периэгета описывается холодная и пустынная страна на северо-восточной окраине Скифии, остающаяся неисследованной вследствие суровости своего климата:

Mela., III, 7, 59: Ab his in Eoum mare cursus inflectitur, inque oram terrae spectantis orientem. Pertinet haec a Scythico promunturio ad Colida primum ob nives invia…

Mela, III, 5, 44: Vltra Caspium sinum quidnam esset, ambiguum aliquamdiu fuit, idemne oceanus an tellus infesta frigoribus sine ambitu ac sine fine proiecta;

- 440 -

Dion. Per., 758-761 Brodersen 92-93: a[lloi de; Skuvqai eijsi;n ejphvtrimoi, oi{te nevmontai / ejscatiav?: para; de; sfi dushvmeno? ejktevtatai cqwvn, ceimerivoi? ajnevmoisi kekleimevnh hjde; calvavzai?. / tovssoi me;n fw`te? peri; Kavspia kuvmat? e[asin.

Между тем, похожее описание даётся в "Перипле Эритрейского моря" 21:

64 … Eij" de; th;n Qi`na tauvthn oujk e[stin eujcerw`" ajpelqei`n spanivw" ga;r ajp? aujth`" tine;" ouj polloi; e[rcontai. Kei`tai de; oJ tovpo" uJp? aujthn th;n mikra;n a[rkton, levgetai de; sunrivzein toi`" ejpistrammevnoi" mevresi tou` Povntou kai; th`" Kaspiva" qalavssh", kaq? h}n hJ parakeimevnh livmnh Maiw`ti" eij" to;n wjkeano;n sunanastomou`sa.

66. Ta; de; meta; [touvtou"] tou`" tovpou", diav te uJperbola;" ceimwvnwn22 kai; pavgou" megivsto" duvsbata o[nta, ei[te kai; Qeiva/ tini; dunavmei qew`n, ajnereuvmatav ejstin.

По всей видимости, эти сведения "Перипла" восходят к тому же источнику, который лежит в основе данных "Хорографии" и Дионисия. При этом "Перипл" содержит важную для нас ремарку о том, что Тина (= Серика) расположена uJp? aujth;n th;n mika;n a[rkton - то есть за полярным кругом. Очевидно, не стоит понимать это странное утверждение буквально. Скорее, следует предположить, что изначально здесь имелось в виду, что страна тинов на севере достигает широты полярного круга, как это можно видеть на карте Птолемея. В таком случае именно к этой, северной границе Серики, очевидно, должно было относиться описание земли infesta frigoribus sine ambitu ac sine fine proiecta и diav te uJperbola;" ceimwvnwn kai; pavgou" megivsto" duvsbata o[nta.

- 441 -

(2) Плутарх в трактате "О лике на диске Луны" помещает устье Каспийского моря на той широте, где в течение 30 дней в году солнце уходит за горизонт всего на час - то есть около полярного круга (941A-B). Однако Эратосфен, родоначальник представления о Каспии как о заливе океана, и Страбон, который следует ему в своём описании Каспия, помещали его устье значительно южнее (II 1.17 C74-75). Между тем, в описании Каспийского моря в "Хорографии" присутствует важная деталь, которой нет у Страбона - его устье описывается как длинный и узкий пролив: angusto ita longo etiam freto primum terras quasi fluvius inrumpit (Mela., III, 5, 38). Появление такой характеристики можно объяснить тем, что побережье океана было сдвинуто на более северную широту, в результате чего, пролив, соединяющий его с Каспием, стал вытянутым наподобие реки.

(3) Согласно "Хорографии", на севере Скифии находятся Рифейские горы и страна гипербореев, где день и ночь длятся по полгода. Между тем, в географии Птолемея карта Сарматии в основных чертах совпадает с описанием Скифии в "Хорографии", и Птолемей помещает Рипейские и Гиперборейские горы на широтах 58° и 61° - наиболее приближенных к широте острова Туле (Geogr., III, 5, 4-5 Muller 419-420; V, 8, 12-13). В таблице "параллелей" Плиния Рифейские горы и Туле располагаются под полярным кругом (VI, 219). Есть также основания полагать, что уже кто-то из предшественников Страбона, возможно, Гиппарх, помещал Рипейские горы и гипербореев на одной широте с островом Туле (VII, 3, 1 C295) 22.

Два обстоятельства указывают на то, что в "Хорографии" южные оконечности материка были изначально связаны с широтой экватора.

Во-первых, приведённая выше фраза о том, что Тапробана является частью "другого мира", апеллирует к одной из основополагающих и наиболее широко известных идей античной научной географии - о том, что в южном полушарии существует другая ойкумена, симметричная нашей. Поэтому признание

- 442 -

Тапробаны началом этой ойкумены предполагает, что она должна быть расположена вблизи от экватора24.

Во-вторых, есть основания предполагать, что отражённая в "Римской хорографии" идея о том, что истоки Нила находятся в горах Атласа, была изначально связана с географической теорией о существовании особой обитаемой зоны вблизи экватора, одним из сторонников которой был, в частности, Полибий. Этот вопрос требует отдельного рассмотрения25.

3) Материк в "Римской хорографии" имеет форму четырёхугольника.

Такую форму образуют четыре окраинных мыса материка: северо-восточный Скифский (Mela., III, 1, 9, 12; 7, 59, 84; Plin., VI, 53 Andr?, Filliozat 31-32), юго-восточный мыс Colis (Mela., III, 7, 59; 67-68), юго-западный мыс Hesperu Ceras (Mela., III, 9-10, 99-100; Plin., VI 199), северо-западный Кельтский мыс (Mela., III, 1, 9-10, 12) 26.

Каждый из этих мысов играет роль поворотной точки, в которой побережье резко меняет своё направление:

Ab his in Eoum mare cursus inflectitur, inque oram terrae spectantis orientem. Pertinet haec a Scythico promunturio ad Colida primum ob nives invia, deinde ob inmanitatem habitantium inculta (Mela., III, 7, 59);

Colis alter Eoae partis angulus initiumque lateris ad meridiem uersi (Mela., III, 7, 68);

Ipsae terrae promunturio cui Hesperu ceras nomen est finiuntur. Inde incipit frons illa quae in occidentem uergens mari Atlantico adluitur. Prima eius Aethiopes tenent, media nulli (Mela., III, 9-10, 99-100).

- 443 -

Особо отмечается то, что северная и восточная стороны материка каждая представляет собой непрерывную прямую линию:

Haec (Gallia) in occidentem diuque etiam ad septentrionem diuersis frontibus vergit. Deinde rursus Gallia est longe et a nostris litoribus hucusque permissa. Ab ea Germani ad Sarmatas porriguntur, illi ad Asiam (Mela., I, 3, 19);

Deinde ad septentriones toto latere terra convertitur a Celtico promunturio ad Scythicum usque (Mela., III, 1, 12).

Правильность очертаний южной стороны материка нарушается тремя заливами: Персидским, Аравийским и заливом восточнее горы Theon Ochema в Африке. Конфигурация атлантического побережья Испании, Галлии и Германии также усложнена многочисленными мысами и заливами.

Про Африку сказано, что она достигает наибольшей ширины (с севера на юг) вдоль своей восточной границы по Нилу, а затем плавно сужается к западу (fastigatque se moliter; et ideo ex spatio paulatim adductior ubi finitur ibi maxime angusta est). Эта черта сближает "Римскую хорографию" с географией Эратосфена, в которой Африка представлялась в форме прямоугольного треугольника, где Нил и средиземноморское побережье служат катетами, а атлантическое побережье - гипотенузой (Strab., XVII, 3, 1 C825) 27. Однако, несмотря на это сходство, Африка в "Хорографии" имеет четырёхугольную форму - мыс Hesperu Ceras образует её четвёртый угол (Mela., I, 4, 20-21; III, 9-10, 99-100) 28.

Азия по своей форме наиболее близка к правильному четырёхугольнику. Это особо подчёркивается указанием на то, что её восточная сторона равна по своей протяжённости совокупной ширине Европы и Африки (Mela., I, 2, 9):

- 444 -

Ipsa ingenti ac perpetua fronte uersa ad orientem, tantum ibi se in latitudinem effundit quantum Europe et Africa et quod inter ambas pelagus inmissum est. Inde cum aliquatenus solida processit, ex illo oceano quem Indicum diximus, Arabicum mare et Persicum, ex Scythico Caspium recipit; et ideo qua recipit angustior, rursus expenditur et fit tam lata quam fuerat. Азия обращена на восток огромной и непрерывной стороной; вдоль этой стороны Азия по своей протяжённости равна Европе и Африке и море между ними. На некотором пространстве Азия сохраняет эту ширину, но после этого она принимает в себя Аравийское и Персидское моря из Индийского океана и Каспийское - из Скифского. Поэтому там, где она принимает (эти моря), Азия сужается, а затем обратно расширяется и делается такой же широкой, как и была.

Такая искусственно геометризированная форма материка резко отличает "Римскую хорографию" от географических систем Эратосфена, Посидония29 и Страбона, в которых предполагалось, что материк достигает наибольшей ширины на меридиане Александрии, а затем плавно сужается к западу и востоку. Принятую этими географами форму материка при более геометризированном описании можно было бы, скорее, сравнить с ромбом, ориентированным вершинами по сторонам света - именно так форму материка описывает Дионисий Периэгет30. Особенно важно то, что четырёхугольная форма материка противоречит представлениям Посидония, на которого ориентировался как Дионисий, так и Корнелий Непот - главный источник описаний океанских побережий

- 445 -

в "Римской хорографии". Это обстоятельство показывает, что прямоугольная форма материка в "Хорографии" не может быть связана с Непотом, но, скорее, - должна восходить к её первоначальной редакции, основанной на "континентальной" модели.

Между тем, четырёхугольную форму материка в "Хорографии" можно легко объяснить, если сопоставить её с формой ойкумены у Птолемея и вспомнить о том, что первоначальная редакция "Хорографии", как и география Птолемея и Гиппарха, была основана на "континентальной" модели. И.В. Пьянков высказал убедительное предположение о том, что в первоначальной "континентальной" редакции, как и в географии Птолемея, границы ойкумены на севере и на юге были условно проведены по двум параллелям (очевидно - по полярному кругу и экватору), а на востоке - по меридиану. Затем, во второй "островной" редакции эти условные границы были превращены в побережья океана, вследствие чего получившийся материк приобрёл неестественную четырёхугольную форму31.

На фоне всех изложенных фактов особое значение имеет то обстоятельство, что, когда Помпоний Мела говорит о полемике между "островной" и "континентальной" моделями, именно Гиппарх оказывается упомянут им в качестве сторонника "континентальной" модели. Это упоминание Гиппарха является важным свидетельством, демонстрирующим наличие связи между первой редакцией "Хорографии" и математическим направлением в географии, представителями которого являются Гиппарх и Птолемей.

Сведения Плутарха и Павсания восходят к недошедшему греческому источнику первой редакции "Хорографии"

Итак, в "Римской хорографии" можно выделить две редакции: первоначальную "континентальную" и окончательную "островную",

- 446 -

которая была инициирована трактатом Корнелия Непота. При этом первая редакция, несомненно, была основана на греческих источниках. Открытым остаётся вопрос о характере её зависимости от греческой традиции. Возможны два варианта: либо (1) авторы первой редакции использовали много разных греческих источников только в качестве материала, из которого они собрали единую карту мира, основанную на континентальной концепции; либо (2) в основе первой редакции лежит одна единственная греческая работа, которая описывала географию всего мира на основе континентальной концепции и объединяла в себе многие источники, а "Хорография" является лишь латинской репликой с этой работы.

Свидетельства двух греческих авторов - Плутарха и Павсания - позволяют решить этот вопрос в пользу второй возможности. Далее мы попытаемся показать, что эти авторы использовали, по всей видимости, именно ту недошедшую греческую работу, которая лежит в основе первой редакции "Хорографии" и опирается на континентальную концепцию. Показательно, что авторами, сохранившими для нас сведения об этой недошедшей греческой работе оказались именно Павсаний и Плутарх - знаменитые своей широкой эрудицией писатели, которые во многих других случаях также приводят уникальные сведения по тем важным вопросам, по которым все другие источники не сообщают ничего.

Плутарх проводит сравнение между той ситуацией, в которой он оказывается, приступая к написанию биографии Тесея - персонажа, стоящего на границе между мифом и реальностью, и похожей ситуацией, в которой находятся географы, когда они в своих описаниях достигают границ изученной части мира, за которыми начинается Terra Incognita:

...ejn tai`? gewgrafivai? … oiJ iJstorikoi; ta; diafeuvgonta th;n gnw`sin aujtw`n toi`? ejscavtoi? mevresi tw`n pinavkwn piezou`nte?, aijtiva? paragravfousin o{ti ?ta; d? ejpevkeina qi`ne? a[nudroi kai; qhriwvdei??, h] ?phlo;? ajidhv??, h] ?Skuqiko;n kruvo??, h] ?pevlago? pephgov??.

- 447 -

"…В географии … историки помещают то, что им неизвестно, в самых отдалённых частях карт, при этом надписывая причины [их неизвестности]: "а далее песчаные безводные пустыни, изобилующие дикими зверями", или "непроходимое болото", или "скифский холод", или "замёрзшее море"…"

В данном пассаже говорится о карте, границы которой совпадают с границами ойкумены и образуются не побережьем океана, а непреодолимыми природными барьерами, которые (за исключением "замерзшего моря") связаны с внутренними областями материка. Это показывает, что в основе карты, описываемой Плутархом, лежит континентальная модель мира.

Между тем, все четыре упомянутых Плутархом природных барьера фигурируют в контексте описания северной и восточной границ ойкумены в "Римской хорографии", у Птолемея и у Дионисия Периэгета. Рассмотрим по порядку упомянутые Плутархом природные барьеры и параллельные сведения других источников.

(1) qi`ne? a[nudroi kai; qhriwvdei? - Мела и Плиний упоминают "область диких зверей", расположенную где-то в Скифии севернее Серики:

Mela., III, 7, 59: Ab his in Eoum mare cursus inflectitur, inque oram terrae spectantis orientem. pertinet haec a Scythico promunturio ad Colida primum ob nives invia, deinde ob inmanitatem habitantium inculta. Scythae sunt Androphagoe et Sacae, distincti regione, quia feris scatet, inhabitabili. Vasta deinde iterum loca beluae infestant;

Plin., VI, 53 Andr?, Filliozat 31-32: A Caspio mari Scythicoque oceano in Eum cursus inflectitur, ad orientem conversa litorum fronte. inhabitabilis eius prima pars a Scythico promunturio ob nives; proxima inculta saevitia gentium. Anthropophagi Scythae insident humanis corporibus vescentes; ideo iuxta vastae solitudines ferarumque multitudo, haut dissimilem hominum inmanitatem obsidens. iterum deinde Scythae iterumque deserta cum beluis usque ad iugum incubans mari quod vocant Tabim. nec ante dimidiam ferme longitudinem eius orae, quae spectat aestivum orientem, inhabitatur illa regio.

- 448 -

Название qhriwvdei? трижды встречается в описании восточной четверти ойкумены в "Космографии" Юлия Гонория, которая представляет собой описание некой карты и отражает в целом ту же географическую картину мира, что и "Римская хорография" 32: Theriodes oppidum (A 6), река Theriodes, под которой, очевидно, скрывается Яксарт33 (A 7: fluvius nascitur ex campis [Scythicis]. Tribus locis natus unus efficitur. Egerit in mare Caspium); Theriodes gens рядом с Seres gens (A 38) 34. Очевидно, за этими упоминаниями стоит неправильно истолкованная надпись на карте qhriwvdei?, которая обозначала ту же самую местность на северо-востоке Азии, что и loca beluae infestant или vastae solitudines ferarumque multitudo у Мелы и Плиния35.

(2) phlo;? ajidhv? - По сведениям Птолемея (Geogr., I, 17, 4 Muller 45), к востоку от Серики, то есть - на самой границе карты, лежит "неизвестная земля", полная "болотистых озёр":

ta; ajnatolikwvtera touvtwn a[gnwstov? ejsti gh` livmna? e[cousa eJlwvdei?, ejn ai|? kavlama megavloi fuvontai kai; sunecei`? ou{tw?, w{ste ejcomevnou? aujtw`n poiei`sqai ta;? diaperaiwvsei? - "восточнее их (страны серов и синов - Д.Щ.) находится неизвестная земля с болотистыми озёрами, в которых растет высокий тростник, настолько густой, что по нему переправляются [через озёра]".

(3) Skuqiko;n kruvo? - Мела и Дионисий (текст приведён выше) упоминают о "ледяной необитаемой области" на северо-востоке Скифии:

Mela., III, 2, 14: Spectant et septentrionem Scythae, ac litus Scythicum, nisi unde frigoribus arcentur, usque ad Caspium sinum possident.

- 449 -

Mela., III, 5, 36: Inde Asiae confinia, nisi ubi perpetuae hiemes sedent et intolerabilis rigor, Scythici populi incolunt.

Mela, III, 5, 44: Ultra Caspium sinum quidnam esset, ambiguum aliquamdiu fuit, idemne oceanus an tellus infesta frigoribus sine ambitu ac sine fine proiecta.

(4) pevlago? pephgov? - это явная ссылка на "замёрзшее море", положившее предел плаванию Пифея на север, сведения о котором получили широкое распространение в античной географической литературе. Наиболее важные свидетельства о "замёрзшем море" приводят Плиний, Дионисий и Страбон.

Плиний (VI, 104 = F 11b Mette = F 8f Bianchetti) упоминает о mare concretum, которое некоторые называют Cronium, начинающемся севернее острова Туле (A Tyle unius diei navigatione mare concretum a nonnullis Cronium appellatur).

Дионисий упоминает о povnton pephgovta te Krovniovn te (30-32 Brodersen 44-45), который находится севернее аримаспов, считавшихся самым северным народом европейской Скифии.

Наиболее подробное описание этого моря даёт Страбон, как и Плиний, связывая его с островом Туле:

"…параллель острова Туле - который, как говорит Пифей, отстоит от Британии к северу на шесть дней плавания, и находится вблизи от замёршего моря (ejggu;? d? ei\nai th`? pephguiva? qalavtth?)…" (I, 4, 2 C63 = F 6a Mette = F 8a Bianchetti; ср. II, 4, 1 C104 = F 7a Mette = F 8d Bianchetti);

Все эти совпадения позволяют предположить, что в основе карты, описываемой Плутархом, лежит не что иное, как греческий источник первой редакции "Римской хорографии".

Павсаний в "Описании Эллады" (I, 33, 3 Rocha-Pereira 78), мимоходом упомянув об эфиопах, пытается разобраться в том, что это за народ, и как он связан с мифической рекой Океан. Для этого он приводит заимствованное из некого географического источника краткое описание Ливии, которое в точности соответствует тому, которое даётся в "Хорографии". В обоих этих описаниях используются сведения Геродота о "справедливейших" эфиопах в Мерое (III, 17-18) и о народе атлантов (IV, 184),

- 450 -

и приводится одинаковые сведения о горе Атлас и о связанных с ней истоках Нила, теряющихся затем в пустыне (Mela., III, 9, 96-99; Plin., V, 44 Desanges 66).

При этом два обстоятельства ясно показывают, что рассказ Павсания опирается на "континентальную" картину мира. (1) У Павсания фигурируют два народа эфиопов - западные и восточные - обитающие вдоль соответствующих побережий Ливии (такое же мнение об эфиопах высказывает Плиний в VI, 43). Это означает, что в описываемой Павсанием картине западное и восточное побережья Ливии не были связаны друг с другом. Страбон (I, 2, 28 C35), Мела (I, 5, 22) и Плиний (VI, 197), которые считают, что Ливия со всех сторон окружена океаном, напротив, описывают эфиопов как единый народ, обитающий вдоль всего её побережья. (2) Павсаний подчёркивает, что гора Атлас является непреодолимой преградой a[baton uJdato? kai; devndrwn ? ta; de; ej? to; pevlago? oujdevna pw parapleuvsanta i[smen. Вместе с тем, у Павсания полностью отсутствуют все те элементы "островной" модели, которые были привнесёны в "Хорографию" из сочинения Корнелия Непота: рассказы о плаваниях Ганнона и Эвдокса и заимствованные из них сведения о южном побережье Ливии. Отсюда можно сделать вывод, что в основе рассказа Павсания лежит не что иное, как греческий источник первой реакции "Хорографии".

Чрезвычайно важной для нас является ссылка Павсания на неких авторов, которые, "как говорят, знают измерение земли": "насамоны, которых Геродот называет атлантами, а те, которые, как говорят, знают знание измерений земли, называют ликситами (Nasamw`ne? ga;r, ou}? ?Atlanta? ?Hrovdoto?, oiJ de; mevtra favmenoi gh`? eijdevnai Lixivta? kalou`si), являясь крайними из ливийцев, живут у Атласа".

Ряд фактов позволяют рассматривать эту фразу oiJ de; mevtra favmenoi gh`? eijdevnai как указание на Эратосфена: именно ему принадлежит самая известная в античности попытка измерения окружности Земли. Согласно Страбону (XVII, 3, 2, 8 C825, 829), Эратосфен писал и о городе Livxo? на атлантическом

- 451 -

побережье Ливии (F III B 59-60), причём использовал именно эту форму названия, в отличие от, например, Артемидора, использовавшего форму Luvgx. Сведения о реке Livxo? и об обитавших вдоль неё ливийцах ликситах восходят к "Периплу" Ганнона (VI в. до н.э.), источнику, сведения которого использовались многими античными авторами (Пс.-Скилак, Эфор, Эвдокс). Однако никто из этих авторов, кроме Эратосфена, не занимался измерением земли. При этом, согласно наблюдениям Ф. Атенштэдта36, Эратосфен использовал в своей географии сведения Геродота о племенах внутренней Ливии и, следовательно, мог сопоставлять атлантов с ликситами.

Все эти факты позволяют предположить, что под oiJ de; mevtra favmenoi gh`? eijdevnai подразумевались именно Эратосфен и кто-то из его преемников. Представляется неслучайным тот факт, что Павсаний вместо того, чтобы назвать этих авторов по имени, характеризует их, упоминая об их причастности к измерению Земли. Это позволяет предположить, что гипотетический преемник Эратосфена не ограничивался простым описанием народов и областей Ливии, но так же, как и Эратосфен, затрагивал вопрос об измерении окружности земли и, возможно, что именно в этом вопросе его преемственность по отношению к Эратосфену проявлялась более всего. Это указание Павсания является важным звеном, позволяющим проследить связь между первой редакцией "Хорографии" и работами по математической географии, последовавшими за трудом Эратосфена.

Заключение

Все изложенное позволяет нам выдвинуть следующее предположение. Существовала некая недошедшая до нас греческая географическая работа, созданная в I в. до н.э., включавшая в себя как карту (о которой говорит Плутарх), так и подробное описание всего мира, которая имела популярный характер

- 452 -

(судя по данным Павсания), но при этом опиралась на систему представлений о мире, предложенную Гиппархом и получившую воплощение в географии Птолемея. Ссылки Помпония Мелы на Гиппарха и Павсания на Эратосфена и его преемников подчёркивают наличие связи между этой недошедшей работой и географией Гиппарха.

Примечания


1 Этот дуализм античной географии был отмечен уже К. Маннертом: Mannert K. Einleitung in die Geographie der Alten und Darstellung ihrer vorzuglichen Systeme. Leipzig, 1829. Нормативная работа о географии Эратосфена: Berger H. Die geographischen Fragmente des Eratosthenes. Leipzig, 1880.(назад)
2 См. Щеглов Д.А. Древнейшие греческие описания Скифии в интерпретации эллинистической географии // Древнейшие государства на территории Восточной Европы. Мнимые реальности. М., 2004 (в печати).(назад)
3 Berger H. Geschichte der wissenschaftlichen Erdkunde der Griechen. Leipzig, 1903. S. 432; Bianchetti S. Dall' astronomia alla cartografia: Ipparco di Nicea // POIKILMA. Studi in onore di Michelle R. Cataudella in occasione del 60° compleanno. La Spezia, 2001. P. 148.(назад)
4 О принадлежности Эратосфену: Berger H. Eratosthenes, S. 198-200; idem. Erdkunde, S. 405-406, 428, 476-478.(назад)
5/sup>Нормативная работа о географии Птолемея: Polaschek E. Klaudios Ptolemaios. Das geographische Werk // RE. Suppl.-Bd. X. 1965. Sp. 680-833.(назад)
6 Географии Гиппарха посвящены два фундаментальных исследования: Berger H. Die geographischen Fragmente des Hipparchus. Leipzig, 1869 и Dicks D.R. The Geographical Fragments of Hipparchus. London, 1960.(назад)
7 Издание: Radt S. (Ed.). Strabons Geographika. Bd. 1. Prolegomena. Buch I-IV. Text und Ubersetzung. Gottingen, 2002.(назад)
8Это отмечает Bianchetti S. Dall'astronomia, p. 155.(назад)
9Так предполагали: Gossellin P.F.J. Recherches sur la Geographie systematique et positive des anciens. T. I. Paris, 1798. P. 12, n. 4; Letronne A.J. Discussion de l'opinion d'Hipparque sur le prolongement de l'Afrique au sud l'equateur et sur la jonction de ce continent avec le s.-e. de l'Asie // Journal des Savants, 1831 = L'oeuvre choisies. Ser. 2. T. I. Paris, 1883. P. 476-488, 545-555.(назад)
10Berger H. Hipparchus, S. 80-82; idem. Eratosthenes, S. 8, 98, Anm. 2; idem. Die Grundlagen des Marinisch-Ptolemaischen Erdbildes // Berichte uber die Verhandlungen der koniglih sachsischen gesellschaft der Wissenschaften zu Leipzig. Philologisch-historische Klasse. Bd. 50. 1898. S. 90, 106, 142; idem. Erdkunde, S. 461-462, 478; Dicks D.R. Hipparchus, P. 148; ср. также: Forbiger A. Handbuch der alten Geograhie. Bd. I. Hamburg, 1877. S. 199, 203, 204, Anm. 68; это мнение приняли: Gisinger F. Oikumene // RE. Suppl.-Bd. IV. 1937. Sp. 2145; Zimmermann K. Libyen. Das Land sudlich des Mittelmeers im Weltbild der Griechen. Munchen, 1999. S. 109, Anm. 436.(назад)
11 Издание текста: Diller A. Agathemerus, Sketch of Geography // Greek, Roman and Byzantian Studies. 1975. Vol. 16. P. 60.(назад)
12 Похожая интерпретация этого сравнения: Пьянков И.В. Средняя Азия в античной географической традиции. Источниковедческий анализ. М., 1997. С. 115.(назад)
13 Berger H. Hipparchus, S. 36-37; idem. Erdkunde, S. 478.(назад)
14 Dicks D.R. Hipparchus, P. 148, 206.(назад)
15Pomponius Mela. Chorographie / Texte etabli, traduit et annote par A. Silberman. Paris, Societe d'edition "Les Belles Lettres", 1988.(назад)
16Oehmichen G. De M. Varrone et Isidoro Characeno C. Plini in libris chorographicis auctoribus primariis. Diss. Lipsiae, 1873.(назад)
17Schweder E. Beitrage zur Kritik der Chorographie des Kaisers Augustus. Bd. II, III. Kiel, 1878, 1883; idem. Uber die gemeinsame Quelle der geographischen Darstellungen des Mela und des Plinius // Philologus. Bd. 46. 1888. S. 276-321; idem. Uber die Weltkarte und Chorographie des Kaisers Augustus. II. Die romische Chorographie als Hauptquelle der Geographieen des Mela und des Plinius // Philologus. Bd. 54. 1895. S. 528-559; Bd. 56. 1897. S. 130-162; Klotz A. Questiones Plinianae geographiae. Berlin, 1906.(назад)
18 Конъектура Hermolai Barbari Plinianae costigationes item emendatio in Melam. Roma, 1493. В лучшей рукописи Vat. 4929, которая, вероятно, является протографом всех остальных, читается ipparchus.(назад)
19Hansen R. De Chorographia des Pomponius Mela // Jahrbucher fur classische Philologie. Bd. 24. 1878. S. 499-506; Wagener C. Zu Cornelius Nepos und Pomponius Mela // Commentationes Woelfflinianae. Leipzig, 1891. S. 1-6; Schweder E. Uber die Weltkarte und Chorographie des Kaisers Augustus // Jahrbucher fur classische Philologie. 1892. S. 129; idem: Op. cit. // Philologus. 1895. S. 538-539; Klotz A. Op. cit., S. 16-18; Detlefsen D. Die Anordnung der geographischen Bucher des Plinius und ihre Quellen. Berlin, 1909. S. 74, 143; Sallmann K.G. Die Geographie des alteren Plinius in ihrem Verhaltnis zu Varro. Versuch einer Quellenanalyse. Berlin, New York, 1971. S. 122-126; Пьянков И.В. Средняя Азия, C. 115-116, 170.(назад)
20Gisinger F. Geographie // RE. Suppl.-Bd. IV. 1924. Sp. 673-674; Sallmann K.G. Op. cit., S. 123-124, Anm. 90.(назад)
21Текст: Casson L. The Periplus Maris Erythraei. Text with Introduction, Translation and Commentary. Princeton, 1989. Перевод: Перипл Эритрейского моря / Пер. и комм. М.Д. Бухарина // Бонгард-Левин Г.М., Бухарин М.Д., Вигасин А.А. Индия и античный мир. М., 2003. С. 292-306.(назад)
22См. Щеглов Д.А. Древнейшие греческие описания Скифии, (в печати).(назад)
23Ср. так же: Пьянков И.В. Средняя Азия, С. 144.(назад)
24См. Щеглов Д.А. Теория Полибия об экваториальной умеренной зоне и об истоках Нила (в печати).(назад)
25Реконструкции "карты" Мелы: Silberman A. Les emplois de "frons" et de "latus" dans la Chorographie de Pomponius Mela et le "promontoire Scythique" (III, 12) // Revue philologique. T. 57. 1983. P. 105; Prontera F. Karte (Kartographie) // Reallexikon fur Antike und Christianitum. Bd. 20. 2003. Sp. 211-212, Abb. 7.(назад)
26Zimmermann K. Libyen, S. 121, Abb. 19.(назад)
27Desanges J. La face cachee de l'Afrique selon Pomponius Mela // Geographia Antiqua. 1994-1995. Vol. 3-4. P. 80-81; Silberman A. Notes complementaires // Pomponius Mela. Chorographie. Texte etabli, traduit et annote par A. Silberman. Paris, 1988. P. 320-321.(назад)
28FGH 87 F 98a = F 200a Edelstein-Kidd = F 68a Theiler = Agathem., I, 1 Diller 60-61; Miller K. Mappae mundi. Die altesten Weltkarten. Bd. VI. Stuttgart, 1898. P. 119, Abb 44; Zimmermann K. Libyen, S. 123-124.(назад)
29Berger H. Erdkunde, S. 575; Brodersen K. (Hrsg.) Dionysios von Alexandria. Das Lied von der Welt. Hildesheim, Zurich, New York, 1994. S. 14-15.(назад)
30Пьянков И.В. Средняя Азия, С. 115-116, 170-172.(назад)
31Издание: Riese A. Geographi Latini Minores. Heilbrunnae, 1878. P. 21-55.(назад)
32Пьянков И.В. Средняя Азия, С. 263-265, 270.(назад)
33Этот факт отметил Schweder E. Uber die Weltkarte, 1897, S. 160.(назад)
34Подосинов А.В. Восточная Европа в римской картографической традиции. Тексты, перевод, комментарий. М., 2002. С. 133, прим. 22, 135, прим. 28, 144, прим. 82.(назад)
35Atenstadt F. [Apollodoros] PERI GHS. Zur Quellen- und Echtheitsfrage // Rheinisches Museum fur Philologie. Bd. 82. 1933. S. 114-118.(назад)

(c) 2004 г. Д. А. Щеглов
(c) 2005 г. Центр антиковедения