Публикации Центра антиковедения СПбГУ


Э.В. Рунг
Проблемы древней истории в творчестве К. Таплина


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 3. Санкт-Петербург, 2004.
- 465 -

Профессор Ливерпульского университета Кристофер Джон Таплин может быть отнесен к числу наиболее плодотворно работающих современных антиковедов, перу которого на сегодняшний день принадлежит две монографии и около сотни научных публикаций (статей и рецензий в европейских и американских научных периодических изданиях).

В данном очерке мы не ставим своей целью дать развернутые рецензии на основные труды К. Таплин, или познакомить читателя с подробной биографией ученого. Наша цель гораздо скромнее - представить эволюцию основных направлений научной деятельности К. Таплина на материале его публикаций и Curriculum Vitae, любезно предоставленных автором.

К. Таплин получил высшее образование в Оксфорде (Corpus Christi College), где проходил обучение с 1970 по 1975 годы. Среди основных сфер научного интереса сам исследователь отмечает, во-первых, греческую историю и историографию, с особым вниманием к событиям IV в. до н.э. и Ксенофонту, а, во-вторых, - историю Ахеменидской Персидской империи.

Среди ранних работ К. Таплина следует особо отметить статью, написанную в соавторстве с Р. Сиджером, и посвященную происхождению концепции и созданию лозунга "свободы греков Азии".1 В этой статье проявился интерес автора к проблемам истории государства Ахеменидов (самому Таплину

- 466 -

принадлежит та часть работы, где исследуется персидское видение проблемы свободы малоазийских греков), который найдет реализацию в публикациях по персидской тематике впоследствии. Однако, до защиты К. Таплином диссертации проблематика истории Греции IV в. до н.э., и, особенно, связанная с творчеством Ксенофонта, была всецело в центре внимания.2

Диссертация Таплина "Xenophon's Hellenica" была успешно защищена в Оксфорде в 1982 г., и спустя чуть более десяти лет издана отдельной монографией в Штуттгарте в серии "Historia. Einzelschriften".3 По своему содержанию эта работа, состоящая из восьми разделов, посвящена интерпретации Ксенофонтом различных событий греческой истории первой половины IV в. до н.э. К. Таплин сознательно не включает в свое исследование первые две книги труда историка (continuatio - продолжение "Истории" Фукидида, и описание истории тирании тридцати), и объясняет это тем обстоятельством, что указанные книги, ни хронологически, ни композиционно не составляют единого целого с последующим материалом и их изучение не может оказать пользу исследователю, стремящемуся постичь цели и задачи автора. Во введении К. Таплин стремится сформулировать собственную позицию рассматривая различные попытки со времен Г.Нибура определить степень историзма и достоверности "Греческой истории". В основных разделах монографии К. Таплин

- 467 -

предпринимает последовательное прочтение Ксенофонта и пытается с позиций своего автора представить предысторию и ход Коринфской войны (разделы 2-3, с.43-85), укрепление спартанской державы (раздел 4, с.87-100),и событий, развернувшиеся в Греции после захвата гармостом Фебидом Кадмеи в 383 г. до н.э. (разделы 5-7, с.101-162). Надо сказать, что способ интерпретации "Греческой истории" Ксенофонта, выбранный Таплиным, - последовательное (или мы бы сказали даже "сквозное") прочтение - довольно необычен сам по себе. Ведь перед читателем не исследование политической истории, и не собственно историографический анализ труда греческого историка, а попытка своеобразного объединения этих двух подходов. Насколько такой опыт продуктивен, на этот вопрос трудно однозначно ответить. С одной стороны, он способствует выявлению некой общей тенденции, характерной для всего труда Ксенофонта, а с другой, - усложняет восприятие отдельных составляющих этой тенденции. В заключении своего исследования К.Таплин приходит к выводу, что "Греческая история" Ксенофонта представляет собой компромисс между историописанием и памфлетом. Основной предмет греческого автора - политико-военные события, однако, с неизменным дидактическим уклоном при описании тех или иных эпизодов. Главной темой "Hellenica" Ксенофонта, по мнению К. Таплина, была история упадка спартанской гегемонии (см. заглавие книги "The Failings of Empire").

После защиты диссертации К. Таплин продолжает публикацию статей по проблемам греческой истории IV в. до н.э.4 и

- 468 -

Ксенофонту,5 однако со второй половины 1980-х гг. он все чаще начинает обращаться к истории Ахеменидской Персии и, особенно, теме греко-персидского социокультурного взаимодействия (или выражаясь словами самого К. Таплина, Greco-Persian interplay). Первым опытом обращения к этой теме явились три его статьи: две основательные работы посвящены исследованию системы управления в Персидской державе,6 а третья - договору Беотия7 (на существование этого договора между Спартой и Персией конца Пелопоннесской войны обратил внимание Д.М. Льюис,8 и К. Таплин вновь рассмотрел аргументы pro et contra).

В 1996 г. К. Таплин издает новую монографию - "Ахеменидские исследования" (в той же самой серии "Historia. Einzelschriften"), которая выступает своеобразным итогом его предшествующих исследований по древнеперсидской тематике. Книга объединяет в себе три отдельных очерка, посвященные некоторым аспектам истории и культуры Персии и ее рецепции греками.9 Как замечает сам исследователь, эта книга

- 469 -

сложилась из различных докладов, представленных на научных семинарах в Ливерпуле, Ноттингеме, Париже, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге. В 1993 г. К. Таплин посетил Россию по приглашению отечественного исследователя А.В. Зайкова.

Первый раздел монографии посвящен изучению положения Кипра в составе державы Ахеменидов (с.9-79).Раздел начинается с краткой заметки по поводу хронологической схемы Кипрской войны 390-380 гг. до н.э., предложенной Г. Шримптоном в 1991 г.10 К.Таплин исследует стратегическое положение Кипра в Восточном Средиземноморье в широком хронологическом контексте - от ассирийского владычества и до персидского и даже эллинистического периодов включительно. Наряду с изучением политики по отношению к Кипру ассирийских, египетских и персидский владык, автор проявляет живой интерес к процессам межэтнического и культурного взаимодействия среди населения Кипра, которые рассматриваются с привлечением широкого археологического материала, сведений эпиграфики, и, наконец, древневосточной и античной (прежде всего, греческой) исторических традиций.

Во втором разделе исследования - "Парки и сады Ахеменидской империи" (с.80-131), К. Таплин анализирует уже конкретно древнеперсидский сюжет, однако, начинает он свое рассмотрение темы с выяснения семантики греческого термина paradedeivo" "сад". В этом разделе методика изложения материала автором остается неизменной. К. Таплин начинает анализ темы с привлечением "предахеменидского" материала, пытаясь прояснить вопрос о существовании рассматриваемого явления в странах древнего Востока, на основе которых сложилось Персидское государство (Элам, Ассирия), затем обращается к сведениям, предоставленным источниками ахеменидского периода-археологическому материалу, и, наконец, письменным источникам, рассматривая которые автор успешно сопоставляет сведения древнеперсидских документов из Суз и Персеполя с данными античной традиции.

- 470 -

В третьем разделе - "Место Персии в афинской литературе" (c.132-177) К.Таплин следует уже проторенным путем антиковеда-эллиниста при изучении различных аспектов восприятия Персии и персов в произведения афинских драматургов (авторов жанра трагедии и комедии), ораторов и философов. Таплин предваряет свой анализ довольно неожиданным заявлением, которое именно в силу своей нетривиальности представляется целесообразным процитировать: "Действительно, Афины во многом были обязаны персам. Без персидской угрозы не было бы Афинской морской державы. Без победы над Ксерксом не было бы Афинской империи и возможно афиняне бы не пришли в некотором роде к самоидентификации, превратившись в особый народ, отличающийся как от варваров, так и от других греков". Цель исследования в данном разделе, по словам К. Таплина, состоит в том, чтобы определить, "что афиняне действительно знали о своем враге". Исследователь тщательно, порой по крупицам, собирает материал, не только предоставляемый такими знаменитыми авторами, как Эсхил и Аристофан, Исократ и Платон, но и сведения, разбросанные по многочисленным фрагментам несохранившихся произведений афинской литературы. При этом, К. Таплин ставит своей задачей не столько выявление определенных тенденций, присущих авторам, описывавшим Персию и персов (чем уже довольно много и успешно занимались прочие исследователи). Он предпринимает прежде всего обработку эмпирического материала, обращая внимание на знание авторами отдельных деталей титулатуры персидских царей и чиновников или атрибутов одежды. Исследование очень интересное, однако, представляется удивительным, почему К. Таплин полностью игнорирует афинских историков, и, прежде всего, Фукидида и Ксенофонта. Это тем более странно, поскольку автор - признанный специалист по Ксенофонту; сам же К. Таплин нигде на страницах раздела специально не оговаривает свое невнимание к историографии.

В названных разделах монографии заметно определенное стремление К. Таплина к наиболее полному изучению проблем,

- 471 -

находящихся на стыке антиковедения и ориенталистики, которое естественно требует обращение к источникам различного происхождения и направленности. Подобный подход можно только приветствовать. К.Таплин, несомненно, принадлежит к числу таких антиковедов и ориенталистов одновременно, как Дж. Балсер, Д. Граф, и, наконец, П. Бриан, которые начинали свою научную деятельность с изучения проблем древнегреческой истории, но затем постепенно обращались все более к различным аспектам истории и культуры древнего Востока (главным образом, соседа и антагониста греков - Персидской империи) (в этом же направлении работал ранее и английский исследователь Д.М. Льюис). После издания монографии почти во всех последующих публикациях К. Таплина уделяется особое внимание рефлексии Персии в греческой литературе, особенно проявляется интерес к теме "Ксенофонт и Персия", что в общем-то представляется закономерным итогом изучения темы Ксенофонта и столь основательного углубления в проблематику Персии. Среди таковых работ следует назвать две статьи, посвященные "Киропедии" Ксенофонта,11 публикации, рассматривающие греческое восприятие персов как мидян и причины мидизма, а также работа, изучающая феномен греческого расизма.12

В публикациях по восприятию персов как мидян и причинам мидизма К.Таплин продолжает исследовать греко-персидское культурное взаимодействие и привлекает значительный эмпирический

- 472 -

материал. Исследователь, полемизируя с Д. Графом,13 доказывает, что мидизм следует понимать как проперсидские действия (измену), а не просто умонастроение, и тем более, социокультурное поведение личности. По мнению автора, восприятие греками чужеземных (в частности варварских, персидских) обычаев, одежды, предметов быта было почти что обычным делом среди граждан греческих полисов (особенно их политической элиты - аристократии) и это не могло дать никакого повода к обвинению в мидизме (взгляды К. Таплина оказались довольно близки к выводам, которые можно найти в.солидной монографии М. Миллер по афино-персидскому социокультурному взаимодействию).14

В работе по греческому расизму обращает внимание сама постановка проблемы: можно ли говорить о существовании у греков расовой предосудительности? В рамках этой проблемы автор обращается также к популярной в современном антиковедении теме восприятия греками варваров. В результате К. Таплин приходит к выводу, что у греков нельзя обнаружить признаков истинного расизма,однако, имела место "этноцентричная предосудительность".

В последнее время заметно существенное расширение исследовательских интересов К. Таплина. В сфере его внимания помимо традиционных для него направлений (Ксенофонт, греки, Персия),15 оказываются проблемы истории и археологии

- 473 -

античного Причерноморья (изучение этой темы облегчается знанием К. Таплиным русского языка),16 Мидии,17 а также естественных наук в Греции и Персии (прежде всего, математики).18 Кроме того, К. Таплин эпизодически обращается также и к истории и литературе древнего Рима.19

Исследовать регулярно публикует рецензии и обзоры работ своих коллег (его перу принадлежит около 65 различных рецензий).

Интерес К. Таплина к проблемам археологии и древневосточной истории, возможно, обусловлен сотрудничеством с коллегами

- 474 -

по School of Archaeology, Classics and Egyptology (SACE), подразделением которого является руководимый им "Department of Classics and Ancient History".

К.Таплин уделяет значительное внимание научно-организационной деятельности, которая прежде всего проявляется в проведении им ряда международных научных конференций: по спартанской истории (1994, 1997 г), роли науке в греческой античности (1996 г.), истории и археологии Причерноморья (1997 г.), "Мир Ксенофонта" (1999 г.). В настоящее время К. Таплин (совместно с Л. Левеллином-Джонсом) организует секцию "Персы и греки: реакции и рецепции" в рамках Кельтской конференции по классическим исследованиям в г. Ренне (Франция, 1-4 сентября 2004 г.).

Долгосрочным исследовательским проектом К.Таплина является написание истории Персидской державы, а также подготовка исторических комментариев к "Анабасису" Ксенофонта. Ученый принимает активное участие также в международных научных проектах: например, он сотрудничает в подготовке фундаментального издания "Brill New Jacoby" (BNJ), выполняя переводы фрагментов греческих историков и снабжая их комментариями.

В заключении обзора хотелось бы пожелать К. Таплину успехов в его многогранной творческой деятельности и личного благополучия.


Примечания


1 Tuplin C.J., Seager R. The Freedom of the Greeks of Asia: on the origins of a concept and the creation of a slogan // JHS. 1980. Vol. 100. P.141-54.(назад)
2 Tuplin C.J. 1) Aeneas Tacticus Poliorcetica 18.8 // Liverpool Classical Monthly. 1976. Vol.1. P.127-131; 2) Kyniskos of Mantineia // Liverpool Classical Monthly. 1977. Vol.2. P.5-10; 3) The Athenian Embassy to Sparta in 372/1 BC // Liverpool Classical Monthly. 1977. Vol.2. P. 51-56; 4) Thucydides I.42.4 and the Megarian Decree // CQ. 1979. Vol.29. P.301-7; 5) Two proper names in the text of Diodorus XV // CQ. 1979. Vol. 29. P.347-57; 7)" 6) Some emendations to the family tree of Isocrates // CQ. 1980. Vol.30. P.299-305; 7) The date of the union of Corinth and Argos // CQ. 1982. Vol.32. P.75-83; 8) Satyros and Athens: IG II2 212 and Isokrates 17.57 // ZPE. 1982. Bd.49. S.121-28; 9) Fathers and Sons: Aristophanes Ecclesiazusae 644-5// GRBS.1982.Vol.23.P.125-30.(назад)
3 Tuplin C.J. The Failings of Empire. A Reading of Xenophon Hellenica 2.3.11-7.5.27 / Historia. Einzelschriften. Ht. 76. Stuttgart: Franz Steiner Verlag, 1993, 264p. (назад)
4 Tuplin C.J. 1) Lysias xix, the Cypriot War and Thrasybulus' Naval Expedition // Philolologus. 1983. Bd. 127. Ht.2. S.170-186; 2) Timotheus and Corcyra: Problems in Greek his-tory, 375-373 BC // Athenaeum.1984. V.72. P.537-568; 3) Pausanias and Plutarch's Epaminondas // CQ. 1984. V. 34. P.346-358; 4) Imperial Tyranny: reflections on an ancient political metaphor // Crux: Essays in honour of G.E.M. de Ste Croix / Ed. by P.Cartledge & D.Harvey. Exeter, 1985. P.348-375; 5) The fate of Thespiae during the Theban Hegemony // Athenaeum. 1986. V.74. P.321-341; 6) Sumpriasthai in Lysias Against the Corn-dealers // Hermes. 1986. Bd.114. S.495-498; 7) The Leuctra Campaign: Some outstanding problems // Klio. 1987. Bd.69. Ht.1. S.72-107.(назад)
5 Tuplin C.J. 1) Military Engagements in Xenophon's Hellenica // Past Perspectives: Studies in Greek and Roman Historical Writing / Ed. by I.Moxon, J.D.Smart & A.J.Woodman Cambridge, 1986. P.37-66; 2) Four textual notes on Xenophon Hellenica VI // Philologus. 1986. Bd.130. S. 24-28; 3) Xenophon's Exile Again // Homo Viator: Classical Essays for John Bramble // Ed. by L.M.Whitby, P.Hardie, M.Whitby, Bristol, 1987. P.59-68.(назад)
6 Tuplin C.J. 1) The Administration of the Achaemenid Empire // .Coinage and Adminis-tration in the Athenian and Persian Empires / Ed. By I. Carradice. Oxford, 1987. P.109-166; 2) Xenophon and the Garrisons of the Achaemenid Empire // AMI. 1987. F.20. P.167-246. В дополнение к последней статье см.также: Tuplin C.J. Persian Garrisons in Xenophon and other sources // Achaemenid History /Ed. A.Kuhrt & H.Sancisi-Weerdenburg.V. 3: Method and theory. Leiden, 1988. P.67-70.(назад)
7 Tuplin C.J.The Treaty of Boiotios // Achaemenid History/Ed.by H.Sancisi- Weerdenburg & A.T.Kuhrt. Leiden, 1987. V.2. P.133-53. (назад)
8 Lewis D.M. Sparta and Persia. Lectures delivered at the University of Cincinnati, autumn 1976 in memory of Donald W.Bradeen/Cincinnati Classical Studies,N1.Leiden,1977.P.124(назад)
9 Tuplin C.J. Achaemenid Studies /Historia. Einzelschriften. Ht. 99. Stuttgart, 1996, 226p (назад)
10 См.: Shrimpton G. Persian Strategy against Egypt and the Date for the Battle of Citium // Phoenix. 1991. V.45. N 1. P.1-20.(назад)
11 Tuplin C.J. 1) Xenophon, Sparta and Cyropaedia // The Shadow of Sparta / Ed. by A.Powell & S.Hodkinson. L.-NY, 1994. P.127-181; 2) Education and Fiction in Xenophon's Cyropaedia // Education in Fiction / Ed. by A.H.Sommerstein & C.Atherton. Nottingham Classical literature Studies. Bari, 1997. V.4. P.65-162.(назад)
12 Tuplin C.J. 1) Persians as Medes // Achaemenid History / Ed. by H.Sancisi-Weerdenburg, A.T.Kuhrt & M.C.Root. Leiden, 1994. V.8. P.235-256; 2) Medism and its Causes // Transeuphratиne. Recherches pluridisciplinaires sur une province de l'Empire Achйmйnide. Gabalda, 1997. V.13. P. 155-185; 3) Greek Racism? Observations on the Character and Limits of Greek Ethnic Prejudice // Ancient Greeks West and East / Ed. by G.R. Tsetskhladze, Leiden-Boston-Kцln, 1999. P.47-75.(назад)
13 Graf D. Medism: the Origin and Significance of the Term // JHS. 1984. V.104. P.15-30(назад)
14 Miller M.C. Athens and Persians in the Fifth Century BC.: A Study in Cultural Receptivity. Cambridge,1997. М.Миллер,будучи искусствоведом по образованию,идет еще дальше в развитии утверждения о значении греко-персидской культурной преемственности.(назад)
15 См., например: Tuplin C.J. Heroes in Xenophon's Anabasis // Modelli eroici dell' anthichitа alla cultura europea / Ed. A.Barzanт, C.Bearzot, F.Landucci, L.Prandi, G.Zecchini, Rome, 2003. P.115-156; работы, находящиеся в процессе публикации: Tuplin C.J.1) Xenophon, Artemis and Scillus // Sparta / Ed. by T.Figueira. London (forthcoming); 2) Doctoring the Persians: Ctesias of Cnidus, physician and historian // Klio. 2004. Bd. 86.(назад)
16 Помимо издания докладов конференции, посвященной античному Причерно-морью (Pontus and the Outside World: Studies in Black Sea History, Historiography and Archaeology. Papers of the 1997 Liverpool Black Sea History & Archaeology Seminar. Colloquia Pontica. Leiden: Brill, 2004, 288 pp.), К.Таплин занят подготовкой к изданию на английском языке монографии К.К.Марченко (Греки и варвары Северо-западного Причер-номорья VII - I вв. до н.э.: Проблемы, контакты, взаимодействия. Спб., 1995)(назад)
17 "Tuplin C.J. 1) Xenophon in Media // Continuity of Empire: Assyria, Media, Persia / In Ed. by G.Lanfranchi, M.Roaf & R.Rollinger. History of the Ancient Near East: Monographs Series 5 Padua, 2003. P.351-389; 2) Medes in Media, Mesopotamia and Anatolia: empire, hegemony, devolved domination or illusion? // Ancient West & East. 2004. V. 3 (forthcoming); 3) Darius" accession in the Media // Writing and Ancient Near Eastern Society // Ed. by P.Bienkowski et al. Oxford (forthcoming).(назад)
18 Tuplin C.J. 1) Achaemenid Arithmetic: numerical problems in Persian history // Topoi. 1997. Suppl 1. P.365-421; 2) Science and Mathematics in Ancient Greek Culture. Papers of the 1996 Liverpool Greek Science conference / Ed. by C.J.Tuplin & T.Rihll. Oxford, 2002, 379 p.(назад)
19 Tuplin C.J. 1) The identity of the superintendent of Caesar's projected Isthmian Canal // Liverpool Classical Monthly. 1978. Vol.3. P.225-64; 2) Coelius or Cloelius? The Third General in Plutarch Pompey 7 // Chiron. 1979. Bd. 9. S.137-145; 3)"Catullus 68 // CQ. 1981. V.31.P.113-139; 4) "The False Drusus // Latomus. 1988. V.47. P.781-807; 5) The False Neros of the First Century A.D. // Studies in Roman History and Latin Literature / Ed. by C.Deroux. V.5. Brussels. 1989. P.364-404; 6) "Cornelius Nepos and the origins of political biography // Studies in Roman History and Latin Literature / Ed. by C.Deroux. Brussels, 2000. P.124-161.(назад)

(c) 2004 г. Э.В. Рунг
(c) 2005 г. Центр антиковедения