Публикации Центра антиковедения СПбГУ


А.А. Попов
Коммеморативные (памятные) монеты царя Агафокла
как источник изучения царского культа в Греко-Бактрии


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 3. Санкт-Петербург, 2004.
- 203 -

Уже в XVIII в. Г. З. Байер использует в своем труде по истории греко-бактрийских царей данные греко-бактрийской нумизматики.1 Классики греко-бактрийской историографии XX века В. В. Тарн и А. К. Нараин также широко использовали монеты греко-бактрийских правителей в качестве источника по реконструкции "белых пятен" в истории Греко-Бактрии.2 Самое значительное исследование в отечественной историографии коммеморативных монет царя Агафокла, как источника по царскому культу в Греко-Бактрии, содержится в статье Г. А. Кошеленко и З. В. Сердитых "Царский культ в Греко-Бактрии".3 В зарубежной историографии следует отметить наиболее полное собрание и описание греко-бактрийской нумизматики в труде О. Бопераччи "Греко-бактрийские и индо-греческие монеты".4

Правление греко-бактрийского царя Агафокла "Дикайоса" ("Справедливого") относится к первой половине II века. Монеты царя Агафокла являются едва ли не единственным источником

- 204 -

по правлению этого царя и самым значительным источником по истории царского культа в Греко-Бактрии наряду с монетами греко-бактрийского царя Антимаха I Теоса (Бога). Однако коммеморативные эмиссии Антимаха I (первая половина II в. до н. э.) менее информативны, чем эмиссии царя Агафокла, и лишь дублируют интересующие нас данные.5 Сведения античных авторов Полибия, Страбона, Юстина и археологические источники могут служить лишь косвенными источниками по данной теме.

Самые интересные и информативные эмиссии монет Агафокла носят на себе изображения предыдущих эллинистических монархов. Это так называемые коммеморативные (памятные) монеты в честь Александра Великого, селевкидского царя Антиоха II, греко-бактрийских царей Диодота I, Евтидема I, Деметрия I и Панталеона.6 С помощью этих эмиссий царь Агафокл демонстрировал, что происхождение его власти восходит к самому Александру Великому.

Если с портретом Александра все ясно, он изображен в традиционном для себя виде, в образе Геракла, то трудности начинаются с коммеморативной эмиссией в честь Антиоха II. Дело в том, что на монетах Агафокла этот Селевкид именуется "Никатором" ("Победителем") в то время, как его обычное имя "Теос" ("Бог"). Объяснение этому имени Антиоха нам представляется следующим. Так как Антиох был победителем египетских Птолемеев, в ходе II Сирийской войны ему удалось расширить свои владения в Малой Азии и Южной Сирии, то естественно предположить, что именно эпитет "Победитель" мог носить этот царь на "Дальнем Востоке" эллинистического мира, в Бактрии. К тому же в период правления Антиоха II сложились предпосылки к отпадению Бактрии от Селевкидов. Поэтому он мог восприниматься как последний Селевкид, имевший власть над Бактрией и как будто бы передавший ее Диодоту I. По крайней мере, Диодот, еще будучи сатрапом Бактрии в правление Антиоха II, фактически управлял страной, а не

- 205 -

номинально, как получалось у Антиоха II в последние годы его царствования. Неслучайно, что окончательное отпадение Бактрии от Селевкидов происходит все же в правление Селевка II Каллиника, у которого не было сил возвращать далекие центральноазиатские провинции из-за смут в самом сердце государства Селевкидов, на Ближнем Востоке.

Следующая проблема у нас встает с чеканом в честь Диодота I, первого царя независимого Греко-бактрийского государства. На эмиссиях Агафокла в честь Диодота I мы находим имена "Сотер" ("Спаситель") или "Теос" ("Бог"). Причем хочется отметить, что на самих монетах Диодота мы встретим лишь имя "Спаситель". Таким образом, это имя Диодот принял еще при жизни, и, возможно, даже стал складываться культ греко-бактрийского царя. Имя же "Бог" Диодоту было присвоено позже, скорее всего, в правление династии Евтидемидов. Обожествление Диодота I стало с одной стороны проявлением благодарности за независимость, полученную центральноазиатскими эллинами, а с другой - показателем преемственности власти новой династии Евтидемидов от первого независимого греко-бактрийского царя.

Вероятно, это событие связано, в том числе, с обожествлением самого Евтидема I, основателя династии Евтидемидов, который носил имя "Теос" ("Бог"). Это имя он получил за успешную внешнюю политику. Имя "Бог" Евтидем носит и на коммеморативной эмиссии царя Агафокла. Евтидем I смог отстоять свое царство в борьбе с могущественным селевкидским царем Антиохом III Великим и, мало этого, получить от него признание своего царского достоинства (Polyb., XI, 34).

Официальное признание Евтидема царем со стороны Селевкида Антиоха III стало логичным исходом предыдущей истории Бактрии, которая добилась своей окончательной независимости от ближневосточных монархий. Евтидемиды были поставлены в один ряд с Ахеменидами, Александром Великим и Селевкидами, некогда могущественными правителями этого региона. Причем, в обожествлении последних перечисленных царей не приходится сомневаться. Таким образом, складывание

- 206 -

царского культа в Греко-Бактрии основывалось на четкой преемственности от Александра Великого, который воспринимался как наследник Ахеменидов на Востоке, в том числе, и в Бактрии.

Греко-бактрийские правители получили легитимное право управлять своим государством, и вместе с тем повысился престиж их власти как внутри их царства, так и за его пределами. Активная внешняя политика Евтидема Бога и его сына Деметрия Аникетоса (Непобедимого) привела к завоеванию не только сопредельных центральноазиатских территорий, но и части Индии. В период правления первых Евтидемидов Греко-Бактрия достигла своего максимального расцвета.

Сын же Евтидема I Деметрий I не носил столь громкого эпитета "Бог", однако на монетах своих преемников, в том числе, коммеморативных монетах Агафокла он именуется "Аникетос" ("Непобедимый"). Его политическая деятельность, исходя из античной традиции, была направлена на завоевание индийских территорий, что ему и удалось. Ярким подтверждением в нумизматических источниках это выразилось в его имени "Непобедимый", внешнем облике его головного убора в виде головы слона, чекане монет с индийскими надписями, предназначенными для новых индийских подданных. Походы Деметрия в Индию происходили, очевидно, не только для завоевания новых земель. Деметрий, сын Евтидема Бога, должен был совершить очередной шаг к славе греко-бактрийских царей, нечто особенное сродни подвигам Геракла, который изображен на его монетах, и Александра, кумира и бога эллинистического мира. И Деметрий это сделал: как гласит античная традиция, Деметрий и последующие греко-бактрийские цари завоевали в Индии больше земель, нежели Александр Великий (Strab., XV, 1, 3). Следует вспомнить, что Александр так и не смог убедить своих воинов пойти в глубины Индостана и завоевать восточный край ойкумены.

К сожалению, этот славный эллинистический царь-полководец так и не смог долго наслаждаться своим величием. Деметрий Непобедимый, сын Евтидема Бога, столкнувшись

- 207 -

с врагом внутри своего государства, проиграл ему решающее сражение за царство. Он был свергнут узурпатором Евкратидом, восставшим против его власти в Бактрии (Strab., XV, 1, 3; Just., XLI, 6, 1).

Конечно, Агафокл Справедливый не чеканил коммеморативных монет в честь "Узурпатора", как справедливо назвал Евкратида I О. Бопераччи.7 Скорее, наоборот, коммеморативные эмиссии Агафокла стали способом идеологической борьбы с узурпаторами в Бактрии, принадлежавшей некогда божественным Евтидемидам. Преемник власти Евтидема Бога и, соответственно, Александра Великого царь Агафокл Справедливый связал свое происхождение своей власти, по-видимому, с прямым преемником Деметрия Непобедимого Панталеоном Сотером (Спасителем).

Царь Панталеон Спаситель известен нам, прежде всего, по нумизматическим источникам. Его правление относится к первой половине II в. до н. э. Эпитет Панталеона "Спаситель", указанный Агафоклом на коммеморативных монетах, ярко характеризует внешнюю политику Панталеона. Если вспомнить за какие заслуги эллинские правители получали имя "Спаситель", то мы заметим даже на примере вышеупомянутого царя, что Диодот I обрел это прозвание благодаря своим внешнеполитическим победам. Можно предположить, что Панталеон получил власть от Евтидемидов над территориями, которые, скорее всего, были осколком обширного царства Деметрия Непобедимого. Он смог сохранить власть Евтидемидов в борьбе с соседними правителями. Причем, наиболее возможная версия развития событий такова: претендентами на владения Евтидемидов, прежде всего, могли быть Евкратид и его потомки. Не смотря на победу над Деметрием Непобедимым в Бактрии, Евкратидиды не смогли захватить все владения Евтидемидов. Однако не стоит забывать и события в самой Бактрии, которая была захвачена кушанами при первых преемниках Евкратида.

- 208 -

Кушанские правители не сразу распространили свою власть на индийские территории, которые им принадлежали впоследствии. Вероятна ситуация, при которой кушаны не смогли захватить оставшиеся владения Евтидемидов в Индии из-за недостатка сил, иссякших в ходе захвата Бактрии. Таким образом, Панталеон стал спасителем божественной власти Евтидемидов, но уже, скорее всего, вне бактрийских владений.

Агафокл носил имя "Справедливый" очевидно из-за прямой преемственности своей царской власти от божественных Евтидемидов. В среде эллинского и туземного населения правитель, который связывал свое происхождение с Александром Великим, должен был пользоваться большим авторитетом. Его власть держалась на самом твердом идеологическом фундаменте для людей древности: на их религиозном сознании, в частности, на представлении о божественной сущности царской власти.

Если сравнить монеты Диодота I и Евтидема I, эмиссии коммеморативных монет в честь этих царей с монетами Евкратида, то мы заметим существенное идейное различие, заключенное в следующем. Ни Диодот I, ни Евтидем I идейно не основывали свою власть в Греко-Бактрии на силе оружия, они делали акцент на легитимном происхождении своей власти. Даже, находясь в состоянии войны с Антиохом III, Евтидем обращал его внимание на справедливости принятия им царского титула (Polyb., XI, 34).

Евкратид, наоборот, подчеркивал, что происхождение его власти над Бактрией связано лишь с его личными качествами, его воинской доблестью. Еще Юстин отмечал именно военные успехи Евкратида и силовой характер его царской власти (XLI, 6, 1). На монетах Евкратида и его потомков даже нет намека на легитимное происхождение их власти, тем более от Александра Великого. Евкратид сам себя назвал "Великим", это наглядно подчеркнуто на его монетах. Также Евкратид изображается в виде воина во всадническом шлеме и тучных доспехах. Божественные покровители Евкратида Великого и его потомков - братья Диоскуры, изображенные на монетах Евкратида

- 209 -

в виде грозных тяжеловооруженных всадников-сариссофоров.

Иные боги-покровители были у предыдущих династий. Как и у Александра, Селевкидов бог-покровитель Диодота I - Зевс, причем, Панталеон и Агафокл8 избирают своим покровителем также Зевса, подчеркивая этим преемственность их власти от упомянутых царей. Характерно, что на коммеморативных монетах Агафокла в честь Панталеона изображение Зевса идентично, что и на коммеморативных монетах Агафокла в честь Александра Великого. Евтидем Бог, его сын Деметрий Непобедимый и многие другие Евтидемиды избрали себе в качестве божественного покровителя Геракла. Причем на монетах Деметрия I и его преемников Евтидема II, Зоила Справедливого, Лисия Непобедимого, Теофила Справедливого изображение Геракла идентично. Это изображение мы встречаем и в греко-бактрийской скульптуре. В Ай Ханум была найдена бронзовая статуэтка Геракла: сын Зевса изображен в виде безбородого обнаженного юноши, держащего в левой руке палицу и увенчанного венком победителя.9 Возможно, Геракл был избран Евтидемидами в качестве покровителя не случайно. Ведь этот герой-полубог считался покровителем и Александра Великого, который сам изображается в виде Геракла даже на монетах Агафокла. Мало этого, победы Александра, особенно последние этапы его похода на Восток, сравнивались с подвигами Геракла. Причем подчинение Александром некоторых территорий превосходили подвиги Геракла. По сведениям античных авторов, еще в начале индийского похода Александра македоняне стали отождествлять его свершения с подвигами Геракла и даже превозносить своего царя над сыном Зевса (Strab., XV, 1, 5-9; Arr. Anab., IV, 28, 1-4). Это, безусловно, стало новым

- 210 -

этапом в формировании культа божественного Александра. Ведь именно в образе божества предстает Александр и на монетах царя Агафокла.

Таким образом, еще раз хочется отметить, что нумизматика является значительным источником по политической истории и культуре Греко-Бактрии, который содержит в себе множество информации, дополняющей данные литературной традиции и археологии.


Примечания


1 Bayer Th. S. Historia regni Graecorum Bactriani. Petropoli, 1738.(назад)
2 Tarn W. W. The Greeks in Bactria and India. 1st ed., Cambridge, 1938; 2nd ed., Cambridge, 1951; 3rd ed., Chicago, 1985; Narain A. K. The Indo-Greeks. 1st ed., Oxford, 1957; 2nd ed.,Oxford, 1962.(назад)
3 Кошеленко Г. А., Сердитых З. В. Царский культ в Греко-Бактрии //Проблемы идеологии и культуры в раннеклассовых формациях /Под ред. Г. А. Кошеленко. М., 1986. С. 3 - 30.(назад)
4 Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. Catalogue raisonne. Paris, 1991.(назад)
5 Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes... Pl. 10, E - H.(назад)
6 Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes…Pl. 8, 21 - 22, D - K.(назад)
7 Bopearachchi O., Aman ur Rahman. Pre-Kushana Coins in Pakistan. Karachi, 1995. Р. 30.(назад)
8 Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes…Pl. 6, 1 - 4; 7, A - C.(назад)
9 Пичикян И. Р. Культура Бактрии. Ахеменидский и эллинистический периоды. М., 1991. С. 253 - 254. Илл. 51; Bernard P. Fouilles d'Ai Khanoum (Afghanistan). Campagnes de 1972 et 1973 // Comptes rendus des seances de l'Academie des Inscriptions et Belles-Lettres, 1974. P. 302. Pl. 13.(назад)

(c) 2004 г. А.А. Попов
(c) 2005 г. Центр антиковедения