Публикации Центра антиковедения СПбГУ


Л.А. Пальцева
Культ Деметры Малофорос в Мегарах


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 3. Санкт-Петербург, 2004.
- 333 -

В первой книге "Описания Эллады" Павсания, в главах, посвященных достопримечательностям Мегариды (Paus., I, 39-44), содержится немало упоминаний о местных культах и ссылок на связанные с этими культами легенды. В большинстве случаев эти легенды излагают местные мегарские версии широко известных мифологических сюжетов. Впрочем, в этом смысле Мегарида не являлась исключением. Как видно из того же Павсания, местные интерпретации общеизвестных мифов создавались и в других областях Греции. Еще одной особенностью религиозной жизни греческих полисов было сохранение - практически повсеместно - следов некогда бытовавших народных верований, местных культов, восходящих к глубокой древности. Память о местных божествах сохранялась, в частности, в необычных прозвищах общегреческих богов, пришедших на смену местным культам и слившихся в народном представлении с этими местными культами.1

К числу явлений такого рода, можно, по-видимому, отнести сформировавшийся в Мегарах культ Деметры Малофорос. За пределами Мегар он встречается лишь дважды, и оба раза - в мегарских колониях, что позволяет говорить о нем как о специфически мегарском варианте общегреческого культа богини плодородия и земледелия. Для населения Мегарской равнины этот

- 334 -

культ имел большое значение с древнейших времен. Павсаний, опираясь на местную мегарскую традицию, сообщает, что первые культовые сооружения в честь Деметры, так называемые "мегароны" (tav mevgara), были сооружены в правление мегарского царя Кара, сына Форонея, на холме, который вплоть до первых веков новой эры назывался Карией (Paus., I, 39,5; 40, 6). В качестве комментария к этому сообщению Павсания следует заметить, что в условной местной хронологии правление царя Кара относилось к древнейшему (скорее всего, догреческому) периоду истории этого края.2 Действительно, на холме Кария, ставшем позднее одним из двух мегарских акрополей, обнаружены остатки циклопических стен микенской эпохи. По-видимому, располагавшееся здесь поселение было древнейшим на Мегарской равнине. Можно полагать, что сохраненное Павсанием местное предание о древнем святилище Деметры на Карии также имело историческую основу. Сооружения, воспринимавшиеся во времена Павсания как мегароны Деметры, появились, возможно, уже в микенское время как культовые постройки,3 посвященные великому женскому божеству микенских греков, безымянной богине со всеобъемлющими функциями, среди которых особое значение имела функция покровительства земному плодородию.4 Ассоциация этого женского божества, функционально близкого Деметре, с постройкой мегаронного типа представляется вполне закономерной. В культе Деметры мегарон всегда имел особое значение, и если первоначально это сооружение действительно могло сохранять традиции древнего мегарона,5
- 335 -

то позднее в ряде областей Греции "мегароном" называли уже просто ямы или скальные углубления, в которые участники празднеств, посвященных Деметре, бросали жертвенные приношения.6

Указанное сообщение Павсания, свидетельствующее о древнем происхождении мегарского культа Деметры, позволяет, как нам кажется, точнее уяснить генезис и значение одной из ипостасей этой богини - Деметры Малофорос, о почитании которой в Мегарах говорит тот же Павсаний.

После перечисления сооружений и памятников, расположенных внутри городских стен, Павсаний переходит к описанию территории, окружающей город. Сразу за городскими воротами, у дороги, ведущей в гавань Нисею, он отмечает храм Деметры Малофорос, уже полуразрушенный к его времени. По-видимому, многие детали этого культа современникам Павсания уже неизвестны, в частности, неясным было и происхождение необычного прозвища богини. Павсаний упоминает о существовании разных версий, объясняющих значение этой эпиклезы (levgetai de; kai; a[lla ej" th;n epivklhsin), однако своим читателям он предлагает лишь одну версию, кажущуюся ему наиболее убедительной. Согласно Павсанию, прозвище было дано богине первыми жителями страны, занимавшимися скотоводством (Paus., I, 44, 3). Таким образом, первая часть имени "Малофорос", по мысли Павсания, присходит от mh`lon (в дорийском диалекте ma`lon) в значении "овца" (pl. mh`la = ta; provbata). Между тем слово mh`lon (ma`lon) имело и другое конкретное значение - "яблоко", а также употреблялось в более общем смысле - "плод, произрастающий на дереве". Семантическая двойственность этого слова дает, таким образом, возможность для иного понимания эпиклезы богини. В связи с этим мнения современных ученых в данном

- 336 -

вопросе разделились. В то время, как Е. Хайбаргер безоговорочно принимает версию Павсания,7 другие исследователи, обращавшиеся к этому вопросу, считают ее псевдонаучной спекуляцией, предпочитая трактовку, основанную на значении "яблоко".8 При этом нередко ссылаются на один из гимнов Каллимаха, где к Деметре обращены слова: "fevre ma`la, fevre stavcun" (Callim., VI, 136), что вполне соответствует пониманию Деметры Малофорос как богини "Приносящей яблоки".9

По мнению У. Виламовица фон Меллендорфа, появление прозвища "Малофорос" могло быть связано с культовой статуей, изображавшей Деметру с яблоком в руке.10 Существует и другое, на наш взгляд, более приемлемое объяснение. Как полагает К.Ганель, с некоторыми оговорками принимающий точку зрения Крузе, именем Малофорос в Мегарах некогда называлось местное божество плодородия садов, богиня - покровительница яблонь, которая позднее, в процессе становления общегреческих культов, была отождествлена с Деметрой.11

Павсаний, к сожалению, не раскрывает обрядовую сторону культа Деметры Малофорос, неизвестным остается и время появления этого культа в Мегарах. Для того, чтобы получить хотя бы частичный ответ на эти вопросы, необходимо обратиться к тем данным, которые дают нам мегарские колонии.

- 337 -

В настоящее время можно уверенно говорить о культе Деметры с эпитетом "Малофорос" в двух городах, основанных мегарянами - Селинунте и Византии. Особый интерес представляют данные, полученные в Селинунте. В этой сицилийской колонии культ Малофорос засвидетельствован эпиграфически ; кроме того, что особенно важно, здесь найдено и исследовано святилище Деметры Малофорос, материалы которого раскрывают перед нами идейно-мифологическую сущность этого культа.

Одним из наиболее ранних эпиграфических памятников Селинунта является большая надпись, датируемая серединой V в. до н.э. Надпись, посвященная военной победе селинунтян, содержит чрезвычайно важные сведения о главных городских культах: в ней перечислены боги и богини, с помощью которых, по представлению горожан, была одержана победа (IGA. № 515 = Syll. 3 № 1122). В числе названных имен упоминается и Малофорос, в которой комментаторы видят обычно Деметру.12 Богиня предстает здесь, однако, не в привычной для нее роли покровительницы земного плодородия и земледелия, а в образе заступницы и помощницы в ратном деле. В столь же необычной роли защитницы богиня предстает перед нами в надписи, содержащей посвящение Малофорос от некоего Тевла, сына Пиррия, по обету, данному в море, видимо, в минуту опасности (SGDI. IV. № 5213). Имя Деметры в обеих надписях опущено. По-видимому, для селинунтян было более привычным имя Малофорос, обозначавшее божество, обладавшее, как показывают упомянутые выше надписи, достаточно широкими функциями, выходящими за рамки обычных функций Деметры. Весьма значительную информацию о культе Малофорос в Селинунте дает также исследованное в начале XX в. святилище богини. Как и в Мегарах, оно располагалось за пределами городских стен. Священный участок вплотную примыкал к городскому некрополю, что, по мнению К.Ганеля, указывает на связь богини с заупокойным культом.13 Хтонический характер культа Малофорос подчеркивается также тем, что внутри святилища были выделены особые участки для Гекаты и Зевса Мейлихия, почитание которых связывалось, как правило, с культом мертвых. Монументальность

- 338 -

сооружений святилища и обилие посвятительных даров можно рассматривать как свидетельство большого значения и популярности культа Малофорос в системе городских культов.

Таким образом, данные о характере почитания Деметры Малофорос в Селинунте демонстрируют значительную степень своеобразия культа богини. Это послужило основанием для высказанного в свое время итальянским исследователем Л.Парети предположения о том, что культ Деметры Малофорос впитал в себя черты местного божества сиканов, почитавшегося здесь до прихода греков.14 Гипотеза Л.Парети, однако, не до конца убедительна. Как нам представляется, появление этого культа в Селинунте следует связывать в первую очередь с влиянием метрополии. По-видимому, можно говорить о достаточно раннем, относящемся еще ко второй половине VIII в. до н.э., перенесении культа Деметры Малофорос в сицилийскую колонию Мегар - Мегары Гиблейские, откуда позднее, во второй половине VII в. до н.э., этот культ мог быть перенесен в дочернее поселение Мегар Гиблейских - Селинунт. Исходя из этого, следует далее предположить, что своеобразный образ богини, в котором сотерические черты сочетались с функциями хтонического божества и именем, заимствованным у божества плодородия, сформировался еще в доколонизационный период в метрополии - Мегарах.

Мегарские колонисты принесли культ Деметры Малофорос и на берега Босфора Фракийского, в основанный в 660 г. до н.э. Византий. В хорошо сохранившемся календаре Византия среди других месяцев, названия которых связаны с местными культами и праздниками, упоминается месяц Малофорий.15 К сожалению, это единственное свидетельство, позволяющее лишь в самой общей форме констатировать наличие в этой мегарской колонии культа Деметры Малофорос. Название месяца, как справедливо полагает К.Ганель, восходит к названию праздника Malofovria, который отмечался в это время.16 Поскольку

- 339 -

Malofovrio" в византийском календаре соответствовал сентябрю, становится понятным основной смысл праздника - он был приурочен к сбору урожая (причем в первую очередь речь должна идти о плодовых культурах, так как хлеб в условиях Греции созревал раньше). Следовательно, в Византии Деметра Малофорос выступает как богиня-покровительница садовых культур, богиня "приносящая яблоки", хотя вполне вероятно, что этим ее функции в местном культе не исчерпывались.

Учитывая всю совокупность сведений о Деметре Малофорос можно предположить, что формирование культа богини происходило в Мегарах в период "темных веков" и завершилось, в основном, к периоду ранней архаики, когда почитание богини было перенесено в районы колонизации. Как нам представляется, в становлении этого мегарского культа особую роль играли три фактора, соединением которых было обусловлено своеобразие связанных с образом богини идейно-мифологических представлений. Наиболее древний пласт верований восходит, как можно полагать, к крито-микенской эпохе, когда на месте будущих Мегар появился культ женского божества, позднее ассоциированного с Деметрой. От этого божества Деметра Малофорос заимствовала, возможно, те черты, которые мало соответствуют образу богини земного плодородия, но вполне могут характеризовать безымянную "владычицу" микенских надписей - а именно, функции богини-защитницы, богини-помощницы в военных делах и в морских плаваниях.

Значительное влияние на формирование мегарского культа должен был, несомненно, оказать и Элевсин с его знаменитым святилищем Деметры 17. Вдоль дороги, ведущей из Элевсина в Мегары, по сообщению Павсания, были расположены памятники, которые местное предание связывало с элевсинским мифом о Деметре (Paus., I, 39, 1-3). По мнению Д.Лауэнштайна, это был мегарский вариант известного мифа, имевший древнейшее происхождение18, что позволяет говорить о возможности идейных заимствований

- 340 -

и взаимовлияний уже на ранней стадии становления культа Деметры в Элевсине и Мегарах. Элевсинский культ, в котором воскрешение и умирание природы ассоциировалось с рождением и смертью человека, в котором содержится представление о счастливой загробной жизни и о бессмертии, мог не только предопределить место этой богини в мегарском пантеоне, но и повлиять на формирование аналогичных представлений в культе Деметры Малофорос. Как уже отмечалось, хтонические черты культа Деметры Малофорос, сформировавшиеся, по-видимому, еще в Мегарах, впоследствии отчетливо проявились в Селинунте (прежде всего, надо думать, благодаря его хорошей изученности). Расположение святилища Деметры Малофорос в районе городского некрополя Селинунта уже само по себе указывает на связь богини с заупокойным культом. Можно предположить, что и в Мегарах святилище Деметры Малофорос не случайно было вынесено за пределы городских стен - как правило, к античным городам почти вплотную примыкали некрополи.

Наконец, третья составляющая образа мегарской богини - местное божество плодородия, первоначально, по-видимому, выступавшее под именем Малофорос, выражавшим его функциональную сущность, а затем постепенно слившееся с образом общегреческой Деметры.

В заключение отметим, что в настоящее время невозможно дать ответы на все вопросы, возникающие в связи с изучением этого культа. Остается лишь надеяться, что будущие эпиграфические находки и археологические открытия позволят когда-нибудь от гипотез и предположений перейти к более уверенным суждениям по всему кругу затронутых здесь проблем.


Примечания


1 См., напр.: Нильссон М. Греческая народная религия / Пер. с англ. М., 1998; Wilamowitz-Muellendorff U. von. Der Glaube der Hellenen. Bd. I-II. Berlin, 1931-1932; Nilsson M.P. Geschichte der griechischen Religion. Bd. I-II. Munchen, 1945-1950; Burkert W. Griechische Religion der archaischen und klassischen Zeit. Stuttgart, 1977.(назад)
2 Подробнее об этом см.: Пальцева Л.А. Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии. СПб., 1999. С. 14-15, 30-31.(назад)
3 К.Ганель, как нам кажется, вполне справедливо оспаривает мнение Пфистера о том, что первоначальный мегарский "мегарон" мог быть местом обитания царя. См.: Hanell K. Megarische Studien. Lund, 1934. S. 51.(назад)
4 Мы имеем в виду упоминаемую в глиняных табличках Кносса, Пилоса и Микен "владычицу" ( po-ti-ni-ja). См.: Блаватская Т.В. Греческое общество второго тысячелетия до н.э. и его культура. М., 1976. С.156; Предметно-понятийный словарь греческого языка (Крито-микенский период) / Сост. В.П.Казанскене, Н.Н.Казанский. Л., 1986. С.143; Nilsson M.P. The Minoan-Mycenaen Religion and its Survival in Greek Religion. Lund, 1950. P. 360.(назад)
5 Древнейшие греческие храмы конструктивно еще очень близки мегаронным постройкам микенской эпохи. См., напр.: Блаватский В.Д. О развитии эллинского храма // Античная археология и история. М., 1985. С.50.(назад)
6 Так, по сообщению Павсания, в Беотии близ Фив "мегароны" Деметры представляли собою подземные пустоты, в которые бросали живых поросят (Paus., IX,8,1). Сходный обычай существовал и в Аттике. См.: Nilsson M.P. Griechische Feste. Leipzig, 1906. S. 456; Deubner L. Attische Feste. Berlin, 1956. S. 44.(назад)
7 Highbarger E.L. The History and Civilization of Ancient Megara. Baltimore, 1927. P. 40.(назад)
8 См., напр.: Hofer. Malophoros // Ausfьhrliches Lexikon der griechischen und rцmischen Mythologie / Hrsg. von W.H.Roscher. Bd. II. Abt. 2. Leipzig, 1897. Sp. 2306; Sontheimer. Malophorios // RE. Bd. XIV. 1930. Sp. 918; Kruse. Malophoros // RE. Bd. XIV. 1930. Sp. 919; Wilamowitz-Muellendorff U. von. Der Glaube der Hellenen. Bd. I. S. 108; Hanell K. Megarische Studien. S. 175.(назад)
9Kruse. Malophoros. Sp. 919; Hanell K. Megarische Studien. S. 175 f. Заметим, что за пределами Мегар встречается близкое по смыслу прозвище Деметры - "Карпофорос" (Плодоносная). Может быть, и мегарский вариант эпиклезы Деметры следует понимать не в узком значении, а в более широком смысле - как прозвище богини, покровительствующей плодородию садов.(назад)
10 Wilamowitz-Muellendorff U. von. Der Glaube der Hellenen. Bd. I. S. 108. Anm. 1.(назад)
11 Kruse. Malophoros. Sp. 919; Hanell K. Megarische Studien. S. 176.(назад)
12 Hofer. Malophoros. Sp. 2306; Kern. Demeter // RE. Bd. IV. 1901. Sp. 2741.(назад)
13 Hanell K. Megarische Studien. S. 177.(назад)
14 Pareti L. Sicilia antica. Palermo, 1959. См.также: Manni A. Sicilia pagana. Palermo, 1963.(назад)
15 Латышев В.В. Календарь Мегар и их колоний // ЖМНП. 1882. Июнь. С. 245 сл.; Sontheimer. Malophorios. Sp. 918-919; Hanell K. Megarische Studien. S. 190 ff.(назад)
16 Hanell K. Megarische Studien. S. 176.(назад)
17 На это обстоятельство указывает и К.Ганель. См.: Hanell K. Megarische Studien. S. 50 f.(назад)
18 Лауэнштайн Д. Элевсинские мистерии / Пер. Н.Федоровой. М., 1996. С. 33; ср.: Preller L. Theogonie der Gцtter. Darmstadt, 1964. Bd. I. S. 589.(назад)

(c) 2004 г. Л.А. Пальцева
(c) 2005 г. Центр антиковедения