Публикации Центра антиковедения СПбГУ


Л.П.Кучеренко
VIA ET AQUA APPIA
(к оценке строительной деятельности Аппия Клавдия Цека)


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 3. Санкт-Петербург, 2004.
- 247 -

Характерной особенностью римского градостроительства было возведение различного рода утилитарных инженерных сооружений - водопроводов, мостов, дорог и т. д. Устройство первого водопровода, давшего воду Риму из далекого источника, так же как и первая благоустроенная дорога, явились результатом деятельности цензора 312 г. до н. э.1 Аппия Клавдия Цека в этой области хозяйственной жизни древнего Рима.

Аппий Клавдий Цек - личность исключительно популярная в политической истории раннереспубликанского Рима. Он происходил из знатного патрицианского рода Клавдиев, сделал хорошую политическую карьеру. Аппий Клавдий добился известности, в определенной степени одиозной, исполняя цензорскую должность. Не только реформаторская деятельность на посту цензора, но и реализация строительных проектов, принесли ему славу такого рода.

В обязанности римских цензоров входило курирование крупных общественных работ по благоустройству города. П.Виллемс, перечисляя "финансовые права" цензоров, указывает, что "они сдавали с торгов крупный ремонт предметов, находившихся в собственности у государства, и новые общественные работы".2 Деятельность цензоров по заключению откупных договоров и подрядов на строительство общественных

- 248 -

сооружений со временем приобрела большой размах.3 Ливий в своем рассказе о цензорах 174 г. перечисляет такие их работы как мощение улиц в Городе, укрепление дорожных обочин крупным песком за его пределами, возведение мостов, строительство зрелищных сооружений, мощение склона Капитолия и возведение портиков на Форуме, благоустройство рынка (XLI, 27, 5 - 9). Т.Моммзен справедливо указывал, что большинство грандиозных строительных сооружений республики, особенно в городе Риме - творения цензоров.4 Действительно, из четырех городских водопроводов времени республики три (aqua Appia, Anio vetus, aqua Tepula), равно как среди четырех городских базилик главной городской площади три (Porcia, Aemilia-Fulvia, Sempronia), наконец, Фламиниев цирк - цензорские сооружения.5 Цензор Аппий Клавдий стоит у истоков этой обширной практики курирования цензорами работ по благоустройству Рима, а в дальнейшем городов Италии и провинций римской империи. По его инициативе и под его непосредственным руководством был проведен первый водопровод и построена дорога, соединившая Рим с Капуей - сооружения, которые обессмертили его имя. Аппию Клавдию приписывают также строительство храма в честь богини Беллоны. Значение этих построек, особенно первых двух, признавали уже в древности. Ливий, перечисляя деяния цензора, прямо утверждает: "Аппиеву имени в памяти потомков досталась… счастливая судьба, потому что он проложил дорогу и провел в Город воду" (IX, 29, 6, пер. Н.В. Брагинской).

Цензорство Аппия Клавдия приходится на конец IV в. и совпадает со временем Второй Самнитской войны. Положение Рима в Италии к этому времени существенно изменилось. Рим укрепился не только в северной и, частично, центральной Италии, но начал продвижение в сторону Кампании,

- 249 -

самой богатой и плодородной области Аппенинского полуострова. Отношения с Кампанией не были устойчивыми и зависели от военных успехов римлян в этой части Италии. Военное счастье не раз изменяло римлянам, что привело к частичному отпадению Кампании в 316 г. Вместе с тем расцвет Капуи, в связи с изменившейся ситуацией в мире, заставлял римлян настойчиво действовать в южном направлении. По мнению К. Нича, победа, одержанная в 313 г., снова привела в подчинение колеблющуюся Кампанию.6 Теперь необходимо было строить отношения на новой основе, поскольку период военных действий был пройден. С другой стороны, Рим к этому времени также многого достиг в своем развитии. Э. Пайс считает, что покорение почти всей Этрурии и, еще больше, основание колоний в Кампании, сделали Рим первым городом Италии.7 Он постепенно становится центром посреднической торговли. По мнению Т. Моммзена, Рим все больше приобретал характер большого города, о чем свидетельствовало возрастающее число вольноотпущенников, сильное развитие "городской полиции".8 Рим знакомится с культурой греков. Можно говорить о могущественном воздействии эллинской Кампании, о наплыве людей из всех частей Италии, утверждает Э. Пайс.9 Все это должно было повлиять на мировоззрение римлян и заставить их задуматься о перспективах своего развития. Рассматривая вопрос о греческом влиянии на римское общество в этот период, Т. Моммзен считает достаточным назвать имя одного человека, в котором воплотилась идея прогресса. И этим человеком был Аппий Клавдий.10 Он правильно оценивал тенденцию развития Рима по пути превращения в ведущую общину Италии, и, следовательно, мог понимать необходимость изменения внешнего облика города, который должен был соответствовать этому новому качеству. Придя к мысли о необходимости
- 250 -

перемен, Аппий Клавдий предпринял во время своей цензуры смелые шаги демократического характера по социально-политическому переустройству общества. Он попытался установить правовое равенство лиц, экономическое и социальное положение которых представляли огромное различие. Но его заботило не только внутреннее устройство римской общины. Каким мог видеть Рим Аппий Клавдий? Превратившийся в руины после галльского нашествия, когда даже встал вопрос о переселении в Вейи, он был восстановлен благодаря Камиллу, отстоявшему древнюю столицу. Ливий пишет, что "все сообща приступили к отстраиванию Города… Спешка не позволяла заботиться о планировании кварталов, и все возводили дома на свободном месте, не различая своего и чужого, … город производил такое впечатление, будто его расхватали по кускам, а не поделили" (V, 55, 2 - 5, пер. С.А. Иванова). Понятно поэтому, что у Аппия Клавдия, разделявшего, скорее всего, взгляды о новом предназначении Рим, возник план по его благоустройству, далеко не однозначно воспринятый в обществе. Е. Ференци считает, что идея о строительстве могла появиться у Аппия Клавдия во время исполнения им должности эдила, поскольку никто не мог иметь больше возможности ознакомиться с ситуацией, с экономическими и социальными условиями жизни городского населения, нежели курульный эдил.11 Учитывая тот факт, что должность эдила Аппий Клавдий отправлял дважды - в 316 и 314 годах, то есть до своей цензуры, это вполне допустимо. Т. Моммзен высоко оценивал эту сторону деятельности цензора: "Аппий Клавдий был тем, кто в достопамятную эпоху своего цензорства отложил в сторону устаревшую крестьянскую систему бережливости и научил своих сограждан тратить общественные средства достойным образом. Он положил начало той грандиозной
- 251 -

системе общественных сооружений, которая лучше всего другого оправдывала военные успехи Рима с точки зрения народного благосостояния".12 В. Зиберт видел в строительной деятельности цензора политическую проницательность человека, раньше других понявшего способ, благодаря которому патрицианская знать могла по-прежнему оставаться во главе государства: управляя народом следовало не угнетать его, а заботиться о его благосостоянии.13 В. Зиберт не отрицал также и момент личной заинтересованности Аппия Клавдия, полагая, что те сооружения, которые Аппий создал для своей славы, должны были одновременно украсить новую столицу нового государства.14

О строительстве дороги имеются сообщения Ливия, Диодора и менее значимое Аврелия Виктора, причем последний ошибочно считает, что дорога была проложена до Брундизия.15 Диодор пишет, что Аппий вымостил массивными камнями большую часть (более 1000 стадиев, то есть более половины общей протяженности) названной его именем дороги от Рима до Капуи, расстояние между которыми составляет более 1600 стадиев, причем, указывает Диодор, были срыты возвышенные места и уравнены насыпями овраги и впадины (XX, 36, 2). В. Зиберт высказал предположение, что дорога существовала до Аппия, а заслуга цензора состояла в том, что он дал ей нужное направление и вымостил ее.16 В самом Риме она пролегала между Целием и Авентином и через Капенские ворота вела в южном направлении. Затем, пройдя через Лациум и Кампанию, соединяла Рим с Капуей.17 Конечно, полностью благоустроить ее не удалось ни Аппию, ни

- 252 -

в более поздние времена. Так, в одном из писем Цицерон предупреждает своего брата об опасности замерзнуть "в низинах Аппиевой дороги" (Ad Q. fratr., 132, 5. Здесь и далее пер. В.О. Горенштейна), а в другом сообщает о том, что во время наводнений дорогу вблизи храма Марса заливало водой (Ad Q. fratr., 153, 8). Согласно Диодору, затевая работы, цензор учитывал, в первую очередь, интересы общества (Diod. XX, 36, 2). Обращает на себя использование автором слова ??????, что не позволяет согласиться с мнением тех исследователей, которые считают, что Аппий Клавдий действовал в этом случае только в интересах какой-то узкой части римского общества - плебса или торговцев.18 В таком случае Диодор употребил бы, скорее всего, термин "демос", равнозначный слову "плебс". Использованный термин koinon может означать в римском варианте civitas. Это предположение снижает степень личной заинтересованности Аппия Клавдия.

При определении направления строительства дороги, наиболее значимым фактором, несомненно, мог быть интерес к Кампании, экономический расцвет которой был неоспорим. Исходя из времени строительства дороги - 312 г. - можно сделать еще одно важное заключение. Строительство началось вскоре после попытки Капуи отложиться от Рима. Несмотря на то, что у Капуи в результате этого противостояния была конфискована часть земли, и на территорию Кампании были выведены колонии. Кроме того, капуанцы обязаны были поставлять отряды в римское войско, тем не менее, она находилась на особом положении по сравнению с другими союзниками - Капуя получила "civitas sine suffragio".19 Подобное отношение Рима было обусловлено тем, что Капуя переживала пору своего расцвета и находилась на положении главного торгового центра Средней Италии. Поэтому необходимо было установить быстрое и прочное сообщение между обоими городами.20

- 253 -

Т. Моммзен отмечал ее значение в качестве военной магистрали.21 Особенно важным было то, что Аппий провел в ходе строительства канал через Помптинские болота. Канал, с одной стороны, осушил землю, с другой - облегчил отправление кораблей из Лация в Таррацину, что особенно было важным в ситуации, когда Рим еще не являлся хозяином на море, подчеркивает В. Зиберт.22 Дорогу через Помптинские болота провел лишь Траян.

Via Appia стала одной из главных магистралей всей Италии, которой отдавали предпочтение потомки современников Аппия. Они называли ее "царицей дорог". Вдоль нее сооружались надгробия в соответствии с установившейся практикой захоронения римлян. В частности, на этой дороге находилась усыпальница знаменитого рода Сципионов. Цицерон в речи в защиту Тита Анния Милона подчеркивает, что Клодий был убит на Аппиевой дороге "среди памятников своих предков" (22.17. Здесь и далее пер. В.О.Горенштейна). В этом направлении возводились загородные виллы римской аристократии и другие архитектурные сооружения. Светоний, рассказывая о посмертных почестях отца Клавдия Друза, сообщает, что сенат среди многих других решений постановил воздвигнуть арку с трофеями на Аппиевой дороге (Claud., 1, 3. Здесь и далее пер. М.Л. Гаспарова). На Аппиевой дороге был сооружен город, названный в честь цензора Форум Аппия (его в качестве места встречи указывает Цицерон в письме к Титу Помпонию Аттику (38, 1), а также упоминает Гораций, характеризуя как средоточие "плутов корчмарей" (Sat., I, 5, 4. Здесь и далее пер. М. Дмитриева)). На определенном расстоянии друг от друга находились дорожные станции, служившие местом отдыха для путников. Одну из них - Три харчевни, расположенную в сорока пяти километрах от Рима, неоднократно упоминает Цицерон как в письмах, так и в других своих произведениях. Из писем Цицерона известно, что

- 254 -

он часто пользовался этой дорогой, находя ее самой удобной. В одном из писем брату, сочувствуя по поводу его передвижения по дорогам в восточных провинциях, он пишет: "… и они (рабы - Л.К.) должны вести себя при твоих разъездах по Азии так, как если бы держали путь по Аппиевой дороге [то есть, нести в лектике с таким же комфортом как по via Appia - Л.К.] (Ad Q. fratr., 30, 17). О предпочтениях Цицерона свидетельствует и такая его фраза: "ведь я решил [ехать] прямо по Аппиевой дороге в Рим" (Ad Att., 801, 1). Вторит Цицерону и Гораций, утверждающий, что "дорогой Аппия ехать покойней" (Sat., I, 5, 7). Известно уважительное отношение Цицерона к нашему цензору ("знаменитый Слепой" - так называет его Цицерон в речи в защиту Марка Целия Руфа - 19, 33), но весьма показательны в отношении нашего сюжета письма Цицерона. В них он лишь один раз (причем не называя по имени) упоминает цензора, но в девяти случаях находит предлог сказать о его дороге, отмечая как ее достоинства, так и недостатки. Это свидетельство того, что дорога имела важное значение, как средство коммуникации и во времена Цицерона. Аппиева дорога фигурирует и в других его произведениях. В речи, произнесенной в защиту Милона, она выступает у него в качестве одного из главных персонажей. На протяжении всей речи Цицерон несколько раз вполне преднамеренно произносит название дороги. Первый раз, фиксируя происшедшее событие: "На Аппиевой дороге произошла резня" (22. 14). Далее, в уже приведенном нами случае с "памятниками предков". Еще более важна следующая фраза: "…можно подумать, что знаменитый Аппий Клавдий проложил дорогу для того, чтобы там безнаказанно разбойничали его потомки, а не для того, чтобы ею пользовался народ" (Там же. 17). И совсем уже направлено на эмоции слушателей: "…а теперь какие трагические речи вызывает это же название - "Аппиева"! Когда на ней пролилась кровь честного и ни в чем неповинного мужа (речь идет о римском всаднике Марке Папирии, убитом Публием Клодием - Л.К.), то о ней молчали, а теперь только и речи, что о ней, теперь, когда она напоена кровью разбойника и братоубийцы!" (Там же. 18). В данном случае, Цицерон играет на противопоставлении:
- 255 -

заслуги знаменитого цензора с одной стороны, и совершенное одним из его потомков преступление, с другой. Но в любом случае, via Appia для Цицерона символ исключительного трудолюбия, политической прозорливости и высоких нравственных идеалов римлян Ранней республики.

Помимо чисто практической пользы, которую via Appia принесла Риму, следует отметить, что с ее строительством было положено начало еще одной важной функции цензоров - заботе о благоустройстве Рима и Италии. Инициатива Аппия была поддержана другими цензорами. Именно они занимались позднее сдачей подрядов на строительство дорог, и Т. Моммзен вполне справедливо говорит о том, что благодаря исключительно энергичной опеке римских цензоров в сфере строительства дорог Рим был соединен со всеми областями Италии, что и привело впоследствии к возникновению крылатой фразы "все дороги ведут в Рим".23 Особенно обращает внимание автор на военное значение таких сооружений: "Идя по следам Клавдия, римский сенат обвил Италию сетью тех дорог и крепостей, … без которых не может держаться ни одна военная гегемония.24 Наконец, К. Зике указывает на то, что via Appia была первой дорогой в истории, у которой появилось имя, поэтому за Аппием Клавдием можно оставить право эпонима для организаторов строительства такого рода.25

Другое крупное сооружение, которое приписывают Аппию, был акведук - aqua Appia. О строительстве водопровода сообщают Ливий, Диодор, Фронтин. Евтропий (II, 4) ошибочно называет его aqua Claudia.26 Наиболее подробно вопрос о сооружении

- 256 -

акведука изложен у Фронтина.27 Согласно Фронтину, свое начало акведук брал в Лукулланских полях близ Пренестинской дороги (Front. De aqu., 1, 5). Указание Аврелия Виктора на реку Аниен как источник водопровода, считают ошибочным.28 Заслуга в разыскании источника принадлежала коллеге Аппия по цензуре - Плавтию, который получил вследствие этого прозвище Venox. Поскольку вопрос о согласованности действий цензоров носит в данном случае принципиальный характер, важно будет сослаться на указание Фронтина: collegam habuit C. Plautium, cui obinquisitas eius aquae venac Venosis cognomen datum est (Front. Ibid). О. Лейце указывает на то, что в Капитолийских фастах к имени Плавтия добавлено это же прозвище.29 В строительстве водопровода Плавтий участия не принимал. О. Лейце предполагает, что необходимость сложить магистратские полномочия по истечении восемнадцати месяцев, как того требовал закон, привела к тому, что Аппий продолжил наблюдение за строительством один. Возможно, Аппий и рассчитывал на участие Плавтия, но verecundia последнего не позволила завершить строительство вместе. Аппий же не был столь щепетилен вследствие присущей их роду pertinacia.30 Более того, считает О. Лейце, Плавтий был введен в заблуждение Аппием, который уверял, что сделает то же самое. Эта компрометирующая Аппия версия обычно не учитывается. Как бы то ни было, пальма первенства и в этом случае досталась Аппию Клавдию. Протяженность водопровода от начала до центра Рима составила немногим более шестнадцати километров, причем большую часть этого расстояния водопровод проходил под
- 257 -

землей, что гарантировало бесперебойную подачу воды даже в случае осады города.31 Ближе к Капенским воротам акведук был поднят над землей с помощью арок. Такая конструкция была вызвана своеобразным ландшафтом Рима, о котором сложилась поговорка, что этот город стоит на семи холмах. С другой стороны, это обстоятельство придало грандиозность строительству, и поэтому римские водопроводы по праву считаются самыми величественными сооружениями древности. Аппиев водопровод заканчивался у Тибра, рядом с гаванью. Распределение воды начиналось у подножия Публициева склона, улицы, которая вела на Авентинский холм, где проживала, преимущественно, плебейская часть населения Рима, ютились ремесленники и мелкие торговцы. Первоначально масса подаваемой воды была невелика, но если учитывать тот факт, что население Рима долгое время вынуждено было пользоваться водой из речушек, мелководного, особенно летом, Тибра, собирать в цистерны дождевую воду, то следует признать, что сооружение первого водопровода было величайшим благом для города, население которого постоянно увеличивалось. Пример Аппия Клавдия оказался заразительным. Уже в 272 г., то есть спустя всего тридцать лет, Маний Курий Дентат построил второй городской водопровод на отнятую у Пирра добычу.32 Нам практически ничего не известно о реконструкции Аппиева водопровода в последующие годы, но приводимая М.Е. Сергеенко таблица33 позволяет определить районы Рима, по которым проходил акведук и которые он снабжал водой изначально один, а затем вместе с другими выстроенными водопроводами: Целий, Капитолий и Форум, Марсово поле, Велатр, Коровий рынок, долина Мурции, Авентин, правый берег Тибра. То есть, вместе с другими водопроводами акведук Аппия обслуживал в императорское время семь районов из четырнадцати. Т. Моммзен подчеркивает важность не только сооружения общественных водопроводов цензорами,
- 258 -

но и значение контроля с их стороны за распределением воды в Городе, поскольку вода считалась государственной собственностью и необходимо было наладить строгий контроль за ее распределением между жителями Рима, а по сути дела, продажей, что и было вменено в обязанности цензоров.34

Еще одним важным аспектом проблемы строительной деятельности цензора является ее финансовая сторона. Диодор подчеркивает, что Аппий Клавдий израсходовал много государственных средств без санкции сената (Diod., XX, 36, 1). Тем самым Аппий грубо вмешался в его дела, поскольку именно сенат управлял финансами и государственным имуществом. Ему принадлежало окончательное решение относительно расходования государственных средств. Определяя пятилетний бюджет, сенат назначал цензорам кредит на общественные работы.35 Видимо, в нашем случае такового решения не состоялось. Аппий действовал на собственное усмотрение, совершенно не принимая во внимание сенат. Чтобы сломить сопротивление сената, Аппий отважился на необычайный шаг - при составлении списка сената включил в его состав детей вольноотпущенников, возможно, пытаясь с их помощью создать себе опору в сенате. Неприятие же нового списка сената повлекло за собой реорганизацию Аппием трибутной системы, следствием чего явилось укрепление положения безземельных граждан, социальной опоры Аппия в обществе. Такой видит последовательность действий цензора К. Нич.36 В любом случае, Аппий Клавдий действовал целенаправленно и решительно, используя все меры для реализации задуманных планов. Следует принять во внимание указание Диодора о том, что Аппий своим строительством совершил дело, угодное народу (XX, 36, 1) и мог рассчитывать на его поддержку. Вместе с тем за этими словами древнего

- 259 -

автора можно подразумевать не только ту прямую пользу, которую принесли сооружения народу, особенно акведук, но и то, что работа на строительстве этих крупномасштабных сооружений давала массе народа возможность заработать. В этом случае напрашивается аналогия со строительной деятельностью Перикла.

В свое время Б.Нибуром было высказано мнение о невозможности выполнить такой объем работы за время цензуры.37 Ливий для более позднего времени рассказывает как в аналогичном случае цензоры "по обычаю попросили продлить себе срок на полгода, чтобы … принять работу от подрядчиков" (XLV, 15, 9). Видимо, такая практика сложилась ко времени Поздней республики, но, возможно, именно Аппий положил ей начало, и в период Ранней республики она еще не имела законных оснований. Т. Моммзен считает, что пророгация для цензоров была естественным делом, связанным с приемом сданных в подряд работ.38 В случае с нашим цензором его настойчивость в продлении срока исполнения цензуры стала предметом тяжелых упреков со стороны плебейских трибунов и противостояния как с сенатом, так и с обществом. Т. Моммзен считает, что в этом виноваты младшие анналисты, которые, обратив внимание на отмеченные старшими анналистами необычно растянутые сроки пророгации, сделали впоследствии из мухи слона.39

Таким образом, Аппиевы сооружения принесли конкретную пользу государству и обессмертили его имя. Вместе с тем следует отметить политические и идеологические последствия его деятельности. В Риме в период завершающего этапа борьбы патрициев и плебеев формируется новый тип политического деятеля, который способен реально оценить изменившуюся ситуацию в обществе и сделать рациональные и перспективные шаги с учетом новых условий. Рим становился городом нового типа, городом, который претендовал

- 260 -

на первенство в Италии. Его историческое предназначение заставляло государственных мужей типа Аппия Клавдия предпринимать серьезные шаги по его благоустройству. Деятельность преемников Аппия в этом направлении покажет правоту и конструктивность его позиции.

Примечания


1 Далее - все даты до нашей эры.(назад)
2 Виллемс П. Римское государственное право. Вып. 1. Киев, 1888. С. 242.(назад)
3 О правовой основе этой функции см. подробную статью Я.В.Мельничука: Римские цензоры и характер государственных подрядов (cura operum locandorum) // Jus antiquum, 2000, № 1. (назад)
4 Mommsen Th. Rцmisches Staatsrecht. Bd.II. Leipzig, 1887, S. 453.(назад)
5 Ibid.(назад)
6 Нич К.В. История римской республики. М., 1908. С. 113.(назад)
7 Pаis E. Histoire romaine. T.I "Des origines а ?achиvement de la conquкte (G. Glotz Histoire genкrale). Paris, 1926. P. 164.(назад)
8 Моммзен Т. История Рима. Т.1. М., 1996. С. 355.(назад)
9 Pаis E. Op. cit. Р. 164.(назад)
10 Моммзен Т. Указ. соч. С. 361.(назад)
11 Ferenczy E. From the patrician state to the patrico-plebeian state. Budapest, 1976. P. 133.(назад)
12 Моммзен Т. Указ. соч. С. 356.(назад)
13 Siebert W. Uber Appius Claudius Caecus mit besonderer Berucksichtigung seiner Censur und der des Fabius und Decius. Kassel. 1863. S. 60-61.(назад)
14 Ibid. S. 61.(назад)
15 "Viam usque Brundisium lapide stravit" (De vir. ill. 34. 6).(назад)
16 Siebert W. Op. cit. S. 62.(назад)
17 Позднее она была продолжена до Беневента и Брундизия.(назад)
18 Ср., например: М.Вебер. Аграрная история древнего мира. М., 2001. С. 366, 376.(назад)
19 Маяк И.Л. Взаимоотношения Рима и италийцев в III-II вв. до н.э. (до гракханского движения). М., 1971. С. 55.(назад)
20 Нич К. Указ. соч. С. 113; Маяк И.Л. Указ. соч. С. 55.(назад)
21 Моммзен Т. Указ. соч. С. 423.(назад)
22 Siebert W. Op. cit. S. 62.(назад)
23 Mommsen Th. Op.cit. S. 428-429.(назад)
24 Моммзен Т. Указ. соч. С. 356.(назад)
25 Sieke K. Appius Claudius Caecus Censor. Marburg, 1890. S. 26.(назад)
26 Водопровод, о котором говорит Евтропий, был построен во времена императора Клавдия, о чем сообщает Светоний в его биографии (Claud., 20, 1). В другом месте Светоний утверждает, что "благоустройство и снабжение города было для него (Клавдия - Л.К.) всегда предметом величайшей заботы" (Claud., 18, 1). Учитывая родственные связи между императором Клавдием и нашим цензором, можно говорить об определенной преемственности в их деятельности, направленной на благоустройство Рима.(назад)
27 Фронтин - писатель императорской эпохи. Он основательно изучил историю строительства римских водопроводов, когда был назначен Нервой "смотрителем вод" (Сергеенко М.Е. Жизнь Древнего Рима. СПб., 2002. С. 60) и написал сочинение, которое называлось "Водопроводы города Рима".(назад)
28 Siebert W. Op. cit. S. 63. Anm. 122.(назад)
29 Leuze O. Zur Geschichte der romischen Censur. Halle, 1912. S. 10. Anm. 2.(назад)
30 Ibid. S. 14.(назад)
31 Siebert W. Op. cit. S. 63.(назад)
32 Моммзен Т. Указ. соч. С. 356.(назад)
33 Сергеенко М.Е. Указ. соч. С. 332, прим. 46.(назад)
34 Mommsen Th. Op. cit. S. 436.(назад)
35 Виллемс П. Указ. соч. С. 240-241.(назад)
36 Нич К. Указ. соч. С.114.(назад)
37 Niebuhr B. Rцmische Geschichte. Bd.1. Berlin, 1811. S. 345.(назад)
38 Mommsen Th. Op. cit. S. 351.(назад)
39 Ibid.(назад)

(c) 2004 г. Л.П.Кучеренко
(c) 2005 г. Центр антиковедения