Публикации Центра антиковедения СПбГУ


С.М. Жестоканов
Олигархия Бакхиадов


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 2. Санкт-Петербург, 2003.
- 53 -

Переход от монархии к аристократии в Коринфе был осуществлен в рамках царского рода. Клан Бакхиадов, претендовавший на происхождение от легендарного правителя Бакхиса, после свержения последнего царя Телеста монополизировал власть в своих руках (Diod., VII, 9; Str., VIII, 6, 20; Paus., II, 4, 4), отстранив от управления представителей других знатных фамилий.1 Исключительное право Бакхиадов на власть подчеркивалось брачными ограничениями, запрещавшими браки своих членов за пределами правящего рода (Hdt., V, 92).

М. Арнхейм полагает, что царский клан составляли потомки последнего басилея.2 Однако нам представляется более вероятным, что круг его членов был значительно шире и не ограничивался наследниками Телеста.

Из сообщений Аристотеля известно, что легендарный коринфский царь Бакхис имел семерых сыновей (fr. 611, 19 Rose).

- 54 -

По-видимому, их потомство в целом и составляло род Бакхиадов, пришедший к власти после переворота 747 г. до н.э.3

Согласно сведениям Диодора, правящий клан Коринфа насчитывал более 200 членов (VII, 9,6), под которыми, вероятно, следует понимать не общую численность рода, а лишь его взрослых мужчин, являвшихся главами отдельных семейств.4

Политическое устройство раннего Коринфа практически неизвестно, однако его структура вряд ли была сложной. Главы отдельных семейств правящего рода, по-видимому, составляли совет, который может быть состоял из 200 членов.5 В традиции нет упоминаний о совете Бакхиадов, но сообщения о коллективном управлении рода (Diod., VII, 9; Str., VII, 6, 20; cp. Hdt., V, 92) и наличие подобных органов в других ранних полисах Греции предполагают его существование. Возможно, совет Бакхиадов также как и после свержения тирании Кипселидов назывался буле (Nic. Dam. FgrHist 90 F 60, 2).

- 55 -

Членство в совете, вероятно, было пожизненным. В рамках данного органа должны были решаться все важные вопросы общественной жизни Коринфа.

Ежегодно из своей среды Бакхиады выбирали высшего магистрата - притана (Diod., VII, 9, 6; Paus., II, 4, 4). Возглавляя правящий род, притан был ограничен в исполнении своих полномочий годом, но в течение этого времени он обладал, по-видимому, неограниченной властью. Диодор сообщает, что коринфский притан имел положение царя: o{" th;n tou` basilewv" ei\ce tavxin (loc.cit.). Это подтверждает и Николай Дамаскский, используя для характеристики правления последнего Бакхиадского притана глагол basileuvw (FgrHist 90 F 57, 1.6). В источниках нет сведений проливающих свет на круг полномочий, интересующего нас, должностного лица. По аналогии с выcшими магистратами других полисов ранней архаики можно предположить, что коринфские пританы председательствовали в совете, созывали время от времени народное собрание и являлись высшей исполнительной властью, проводившей в жизнь решения, принятые в совете Бакхиадов.6 Возможно, пританы были эпонимным магистратом.7

Другим важным должностным лицом в раннем Коринфе по сообщениям Николая Дамаскского был полемарх. Главная обязанность этого магистрата, исходя из этимологии термина и первоначальных функций полемарха в Аттике (Arist., Ath. Pol., 3, 2), заключалась в руководстве военными силами государства. Наряду с этим коринфский полемарх был

- 56 -

наделен некоторыми полицейскими и фискальными полномочиями. По коринфским обычаям к полемарху отводили осужденных должников, где они содержались под стражей вплоть до выплаты долга. Кроме того полемарх взымал с осужденных штрафы (Nic. Dam., FgrHist 90 F 57, 5). Э. Вилль предполагает, что в правление Бакхиадов сохранялась также должность басилея, функции которого после свержения монархии были ограничены вопросами религиозного культа.8 Таким образом по мнению французского исследователя политическое устройство Коринфа было аналогичным политической системе ранних Афин, где трем коринфским магистратам соответствовали подобные же должностные лица: архонт, полемарх, басилей (Arist., loc. cit.). Впрочем, не исключено, что титул "басилей", встречающийся у Николая Дамаскского при описании событий, предшествовавших установлению тирании Кипселидов, употребляется для обозначения коринфского притана, власть которого, как мы уже говорили, была практически неограниченной.9

В сообщении Николая Дамаскского о полемархи упоминается об осуждении несостоятельных должников в суде - дикастерии (loc. cit.), что указывает на наличие в Коринфе определенной судебной коллегии,10 составляемой, возможно, из членов Бакхиадского совета.

Большинство исследователей считает, что доступ к занятию магистратур в Бакхиадском Коринфе был открыт

- 57 -

только для членов правящего рода.11 Этим, по-видимому, объясняется практически полное отсутствие в традиции упоминаний о представителях других знатных фамилий. Однако из этого не следует заключать, как это делает Г.Вебер, что единственным аристократическим родом в раннем Коринфе, были Бакхиады.12 Из источников нам известен, по крайней мере, еще один знатный род Кенеидов, потомком которых по отцовской линии был известный тиран Кипсел (Hdt., V, 92).

По окончании срока полномочий коринфские магистраты, вероятно, продолжали действовать в качестве членов совета.13

Наряду с правящей аристократией в Коринфе существовал слой свободных граждан, обладавших определенными правами.14 Об этом свидетельствуют сообщения Николая Дамаскского. Рассказывая о деятельности Кипсела в должности полемарха, автор подчеркивает, что в отличие от Бакхиадов будущий тиран не заключил под стражу ни одного гражданина (loc. cit.). В другом месте Николай Дамаскский сообщает, что Кипсел после захвата власти возвратил в Коринф изгнанников, а также вернул права тем гражданам, которые были лишены их во время правления Бакхиадов (FgrHist 90 F 57, 7).

- 58 -

Свободные коринфяне, в состав которых, по-видимому, входила не только не-Бакхиадская знать, но и какая-то часть зажиточных земледельцев и ремесленников, определенно обладали некоторым минимумом прав. В противном случае Бакхиадам нечего было их лишать. Вероятно, рядовые коринфяне пользовались правом личной свободы, собственности на наделы земли и движимое имущество, правом свободного брака и участия в военном ополчении города.15 Последнее должно было стать особенно важным после введения гоплитского снаряжения и фаланги.

Население раннего Коринфа, по-видимому, также как и в других дорийских полисах делилось на три традиционные филы: Гиллеи, Памфилы и Диманы.16 Эти филы не засвидетельствованы в самом Коринфе, но некоторые данные из коринфских колоний указывают на их существование и в социальной структуре метрополии. В керкирских надписях в качестве приложения к именам упоминается фила Гиллеев: Аристомен сын Аристолаида [Гил]лей (CIG., II. № 1845, 2-3 ), Псилл сын Алкима Гилл[ей] (ibid., 5). По имени этой филы на Керкире был назван один из заливов (Thuc., III, 73.81). Наличие всех трех дорийских фил засвидетельствовано на Черной Керкире, заселенной из сиракузской колонии Иссы (Ditt. Syll3. I, 141). Эти же филы, по-видимому, существовали

- 59 -

и в самих Сиракузах (Cic. Act. C. Verr. Secund., II, 51, 127).17

В некоторых Пелопоннесских полисах наряду с тремя дорийскими филами имелась четвертая фила, объединявшая до-дорийское население: например, Гирнафии в Аргосе и Эгиалеи в Сикионе (Hdt., V, 68). Данные эпиграфики говорят о существовании недорийской филы и в Коринфе. Сравнительно недавно опубликованный декрет с острова Делос, который был признан его исследователями коринфским, упоминает древнюю филу jAorei`".18 Подразделение населения с аналогичным названием - jAуorw`n (Gen. Pl.) встречается в одной из керкирских надписей.19 Недорийский состав Аореев подтверждается сообщением Делосского декрета о принятии в эту филу ионийцев.20 На основании этих данных можно сделать вывод, что коринфское население в архаическую эпоху было разделено на три традиционные дорийские филы и дополнительную филу, включавшую потомков местного эолийского населения. Учреждение в Коринфе восьми территориальных фил, приписываемое поздней традицией легендарному царю Алету, произошло, вероятно, позднее, при тирании Кипселидов.21

- 60 -

В политической структуре раннего Коринфа, вероятно, продолжало функционировать, состоявшее из свободных граждан, народное собрание, истоки которого уходят в Гомеровское время (Hom., II, 1, 55; II, 50-52, 86-150, 207-398). Однако в период господства Бакхиадов круг его полномочий, по-видимому, был сильно ограничен.22

В народном собрании, вероятно, решались вопросы о даровании и лишении гражданских прав. Некоторые намеки на это сохранились в поздней традиции. В сообщении Схолиаста Аполлония Родосского о даровании гражданских прав аргосцу Мелиссу названы коринфяне в целом, хотя в этом же тексте упоминаются и собственно Бакхиады (IV, 1212, 14a). При этом в данном сообщении можно заметить противопоставление коринфян и Бакхиадов: в то время как первые оказали Мелиссу почести, приняв его в свою общину, Бакхиады, преследуя сына Мелисса, стали виновниками его гибели. Сообщение заканчивается рассказом об изгнании коринфянами Бакхиадов. В другом фрагменте Схолиаст рассказывает о лишении коринфянами гражданских прав ойкиста Херсикрата, основавшего колонию на Керкире (IV, 1216).

В рамках народного собрания, по-видимому, происходили выборы должностных лиц. Об этом свидетельствует сообщение Николая Дамаскского об избрании коринфским демосом Кипсела басилеем: oJ dh`mo" aujto;n basileva katevsthsen (FgrHist 90 F 57,6).

Впрочем народное собрание в раннем Коринфе, по крайней мере, до начала социальных смут в VII в. до н.э.,

- 61 -

вряд ли обладало собственной инициативой. Скорее всего оно время от времени собиралось должностными лицами (возможно, пританом) для формального утверждения решений, принятых ранее членами совета и магистратами.23 Правом на выступление в народном собрании, вероятно, обладали только должностные лица.

В современной историографии режим установленный Бакхиадами называют или аристократическим или олигархическим. Некоторые авторы используют оба термина практически в качестве синонимов.24 На наш взгляд справедливо замечание Э.Вилля, указывающего на принципиальное отличие двух терминов.25 В то время как термин "аристократия" определяет социальную природу того или иного режима, "олигархия" характеризует его политическую сущность. Оба термина могут быть взаимосвязаны в характеристике двух сторон одного режима, но могут выступать и отдельно в комплексе с другими социо-политическими категориями.26

Режим установленный Бакхиадами, будучи аристократическим по своей социальной природе, имел ярко выраженный олигархический характер в политическом аспекте. Подтверждения данного вывода можно найти в традиции. Аристотель в качестве

- 62 -

признаков олигархии указывает на : концентрацию власти в руках немногих (Pol., III, 4, 1,1278b;IV, 3, 8,. 1290b), назначение на должности лиц ограниченного круга (IV, 5, 1, 1292b; 12, 8, 1299b; 12, 12, 1300a-b ) и на наличие в государстве одного высшего магистрата (V, 1, 6, 1301b). Все эти признаки, как мы показали выше были присущи раннему Коринфу. Геродот, характеризуя государственный строй Бакхиадского Коринфа, прямо называет его олигархией (V, 92), а сами Бакхиады в оракуле, приведенном "отцом истории", именуются "мужами-монархами". Аналогичным образом Страбон называет членов правящего клана тиранами: "Бакхиады, будучи тиранами, удерживали власть почти 200 лет" (VIII, 6, 20).

Не возникает сомнений, что именно такую систему управления имел в виду Аристотель, указывая на существование крайних форм власти (Pol. , IV, 5, 1, 1292b; II, 6, 1298b).27

В современной историографии политические системы, подобные режиму Бакхиадов, обычно называют аристократией царского клана, видя в ней наиболее раннюю форму аристократического управления.28 Аналогичные режимы с исключительной властью царского рода существовали в период ранней архаики и в других полисах Греции. Так, в Митилене монополией на власть пользовался царский род Пенфелидов (Arist., Pol., V, 8, 13, 1311b), в Милеете - Нелеиды (Nic. Dam., FgrHist 90F53), в Эфесе и Эрифрах - Басилиды (Arist., Pol., V, 5, 4, 1305b; Str., XIV, 1, 3), в городах Фессалии подобную роль играли

- 63 -

Алевады в Ларисе (Arist., Pol., V, 5, 9, 1306a) и Скопады в Кранноне (Hdt., VI, 127).

Во многих государствах данная форма аристократии была лишь первым этапом в развитии политического строя. Постепенно круг лиц, участвовавших в управлении, расширялся, включая в себя представителей других знатных родов. Такое расширение правящей верхушки можно наблюдать на примере досолоновской Аттики. Первоначально власть в Афинах была сосредоточена в руках царского рода Медонтидов, имевших монопольное право на занятие высшего государственного поста - архонтата. Но уже с 713 года до н.э. к замещению высшей должности были допущены члены других аристократических фамилий (Paus., IV, 5, 10). В Коринфе, в отличие от Аттики, потомки Бакхиса сохраняли монополию на власть вплоть до утверждения тирании Кипселидов в 657 году (Diod., VII, 9, 6; Str., VIII, 6, 20; Paus., II, 4, 4).

После свержения Кипселидов (585 г. до н.э.) в Коринфе вновь было установлено олигархическое правление. Однако, следует заметить, что политика новых олигархов была более гибкой, нежели деятельность предшествовавших им Бакхиадов. Утвердившийся в коринфском полисе в начале VI в. до н.э. общественный строй сохранился практически без изменений вплоть до конца классической эпохи.

Как ни парадоксально, но являясь эталоном политического консерватизма, коринфский полис в определенном смысле был одновременно одним из передовых государств Греции, очень рано осознавшим важность участия в колонизационном движении эллинов, развитии морской торговли и ремесленного производства. С развитием торговых отношений

- 64 -

эллинов с соседними регионами Коринф занял лидирующее положение в экономике Балканской Греции и сохранял его до V в. до н.э.


Примечания


1 Whibley L. Greek Oligarchies. London, 1896. P. 70, 121; Will E. Korinthiaka. Recherches sur l'histoire et la civilisation de Corinthe des origines aux guerres mediques. Paris, 1955. P. 298 sq., 302; Roebuck C. Some aspects of urbanization in Corinth // Hesperia. Vol. 41. 1972. P. 106; Arnheim M. Aristocracy in Greek Society. London, 1977. P. 40 f.; Salmon J.B. Wealthy Corinth. A history of the city to 338 BC. Oxford. 1984. P. 56.(назад)
2 Arnheim M. Aristocracy in Greek Society. P. 40.(назад)
3 Некоторые исследователи (Will E. Korinthiaka. P. 299, 306; Roebuck C. Some aspects of urbanization... P. 106) считают, что в состав правящего рода с помощью брачных связей вошли также представители других знатных фамилий. Однако, такое предположение противоречит сообщению Геродота о брачных запретах Бакхиадов (V, 92). Нарушение брачных обычаев, вероятно, стало практиковаться только с началом в Коринфе социалных смут в VII в. до н.э., когда члены правящего рода, стремясь расширить социальную основу своей власти, пошли на компромисс с членами других знатных домов.(назад)
4 Will E. Korinthiaka. P. 299-301; Oost S.I. Cypselus the Bacchiad // Cl. Ph. Vol. 67. 1972. P. 11-12; Snodgrass A. Archaic Greece. The age of experiment. Berkeley, 1980. P.92.(назад)
5 Will E. Korinthiaka. P. 302-306; Roebuck C. Some aspects of urbanization... P. 106; Salmon J.B. Wealthy Corinth. P. 56, 207.(назад)
6 Whibley L. Greek Oligarchies. P. 152; O'Neill J.G. Ancient Corinth with a topographical sketch of the Corinthia. Pt. 1. Baltimore, 1930. P. 137.(назад)
7 Haywood R.M. Ancient Greece and the Near East. New York, 1964. p. 219; Salmon J.B. Wealthy Corinth. P. 57. (назад)
8 Will E. Korinthiaka. P. 299-301; Haywood R.M. Ancient Greece and the Near East. P. 218; Roebuck C. Some aspects of urbanization... P. 106. (назад)
9 Hammond N.G.L. A history of Greece to 322 B.C. Oxford, 1959. P. 143.(назад)
10 Salmon J.B. Wealthy Corinth. P. 57.(назад)
11 Whibley L. Greek Oligarchies. P. 121; O'Neill J.G. Ancient Corinth... P. 136-137; Roebuck C. Some aspects of urbanization... P. 106; Arnheim M. Aristocracy in Greek Society. P. 40-41; Snodgrass A. Archaic Greece. P. 92; Salmon J.B. Wealthy Corinth. P. 56.(назад)
12 Вебер Г. Всеобщая история / Пер. Снемец. Андреева. Е. 2. Ь., 1891. С. 204.(назад)
13 Fine J. The Ancient Greeks, a critical history. London, 1983. P. 57; Salmon J.B. Wealthy Corinth. P. 57.(назад)
14 Will E. Korinthiaka. P. 303; Finley M.I. Early Greece. The Bronze and Archaic ages. London, 1970. P. 101; Roebuck C. Some aspects of urbanization... P. 106; Salmon J.B. Wealthy Corinth. P. 57.(назад)
15 Will E. Korinthiaka. P. 303; Finley M.I. Early Greece. P. 101; Salmon J.B. Wealthy Corinth. P. 57.(назад)
16 Dunbabin T.J. The Western Greeks. The history of Sicily and South Italy from the foundation of the Greek colonies to 480 B.C. Oxford, 1948 P. 55; Oliva P. Rana шecka tyrannis. Praha, 1954. S. 236; Will E. Korinthiaka. P. 293; Roebuck C. Some aspects of urbanization... P. 114; Salmon J.B. Wealthy Corinth. P. 51, 57, 416.(назад)
17 Huttl W. Verfassungageschichte von Syrakus. Prague, 1929. S. 32-34; Dunbabin T.J. The Western Greeks. P. 55; Roebuck C. Some aspects of urbanization... P. 114.(назад)
18 Jones N.F. The Civil organisation of Corinth // TAPhA. Vol. 110. 1980. P. 165-166. Cf. Salmon J.B. Wealthy Corinth. P. 413ff.(назад)
19 Calligas P. An inscribed lead plaques from Korkyra // BSA. Vol. 66. 1971. P. 79ff.(назад)
20 Salmon J.B. Wealthy Corinth. P. 416.(назад)
21 Dunbabin T.J. The Western Greeks. P. 55; Will E. Korinthiaka. P. 612 n. 2; Berve H. Die Tyrannis bei den Griechen. Bd. 1. Munchen, 1967. S. 18; Jones N.F. The Civil organisation of Corinth. P. 187.(назад)
22 Will E. Korinthiaka. P. 303-306; Finley M.I. Early Greece. P. 101; Roebuck C. Some aspects of urbanization... P. 106; Snodgrass A. Archaic Greece. P. 92; Fine J. The Ancient Greeks. P. 57-58; Salmon J.B. Wealthy Corinth. P.57.(назад)
23 Hammond N.G.L. A history of Greece to 322 B.C. P. 144; Fine J. The Ancient Greeks. P. 57-58.(назад)
24 Уже Аристотель указывал как на смешивание двух терминов (Pol., IV, 3, 4, 1290a), так и на необходимость их различия (Pol., IV,, 2, 2, 1289b).(назад)
25 Will E. Korinthiaka. P. 298, 303.(назад)
26 Например, сущзествовали олигархии верхушки торгово-ремесленного слоя (так называемые торговые олигархии), а в некоторых колониях олигархии первопоселенцев.(назад)
27 Cf. O'Neill J.G. Ancient Corinth... P. 136-137.(назад)
28 Whibley L. Greek Oligarchies. P. 70, 121; Arnheim M. Aristocracy in Greek Society. P. 40-42; Fine J. The Ancient Greeks. P. 57.(назад)

(c) 2003 г. С.М. Жестоканов
(c) 2003 г. Центр антиковедения