Публикации Центра антиковедения СПбГУ


В. В. Семенов
Императорское землевладение
и развитие колонатных отношений
(по данным североафриканских надписей)


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 2. Санкт-Петербург, 2003.
- 257 -

Рассматривая трансформацию императорской власти от системы принципата к деспотической монархии интересно обратить внимание на формирование императорских доменов и становление колонатных отношений в I-II вв. Замечательный пример такого рода являют нам процессы происходившие в Северной Африке. Создание в этом регионе императорских доменов и зарождение на их территории системы колонатных отношений аккумулировали в себе все те особенности развития колоната, которые сложились в разных областях Римской империи. Между становлением императорского землевладения и формированием колонатных отношений существует неразрывная связь, которую очень хорошо можно проследить на основе эпиграфического материала. Африканские источники довольно ярко рисуют нам картину развития колонатных отношений в североафриканских доменах императоров. Учитывая, что жизнь императорских доменов во всех частях империи регламентировалась достаточно схожими установлениями, то исследование колонатных отношений именно в рассматриваемом нами регионе представляется особенно интересным.1

- 258 -

Развитие колонатных отношений в данном регионе империи всегда вызывала широкий интерес исследователей. Новый этап в изучении колоната начался с открытия в 1892-1906 гг. в Северной Африке надписей из императорских сальтусов. Т. Моммзен, исследуя надпись из Бурунитанского сальтуса, отмечал свободный статус колонов, которые его населяли, что опровергало происхождение колоната из рабства. Влияние материала африканских надписей вызвало попытки соединить идею естественно складывавшейся наследственной связи колонов с землей и концепцией административного и юридического закрепления колонов. В этом ключе изучал колонат Х.Ф. Пелхам.2 М. Вебер видел в колонах поколениями живших на территориях сальтусов крестьян.3 Идеям М. Вебера следовал в своих исследованиях М. Белорусов.4 Исследователи пришли к выводу о большой роли, которую сыграл Lex Manciana и Lex Hadriana в складывании колоната.5 Э. Бодуэн отмечал, что африканский колонат II в.

- 259 -

не был тождественен колонату кодексов Феодосия и Юстиниана.6 Среди исследователей развития колонатных отношений в римской Африке необходимо отметить отечественного исследователя Г. Пригоровского. В своей обстоятельной монографии, которая посвящена детальному исследованию колонатных отношений в Африке,7 он отмечал, что отработки колонов в императорских сальтусах являлись альтернативой муниципальной "службы" - munera. Но такое предположение нельзя принимать, так как munera считались не только обязанностью, но и почетным делом, исполнения которого добивались магистраты самого Рима и муниципий. И это почетное исполнение обязанностей никак нельзя сравнивать с обязанностями колонов в сальтусах. Во второй половине XX в. вновь после долгого перерыва появляется интерес к колонату Северной Африки, который проявился в работах Г.Г. Дилигенского,8 Е. Колендо, В. Хельда и И.Ф. Головачева.9 Но все равно между исследователями остааются разногласия по поводу создания и установки надписей, трактовки некоторых мест из их текста. Остается не проясненным вопрос по поводу так называемого "Манциева закона" или установления (lex или consuetudo Manciana).
- 260 -

Изучение африканских надписей интересно и в связи со становлением и развитием системы римского права, так как в некоторых надписях отражены правовые нормы, которые императоры устанавливали в отдельных сальтусах, а эти нормы в свою очередь распространялись на другие императорские домены. Тут возникает другой вопрос: существовал ли общий закон регламентирующий заселение пустующих земель или, наоборот, на основе уставов для отдельных вилл складывались законодательные нормы регламентирующие существование в императорских доменах?

Наиболее значительной и интересной является надпись из Хенхир Меттиха (CIL, VIII, 25902), которая содержит устав имения Вилла Магна Вариана или Маппалия Сига, составленный по образцу, или, скорее всего на основе Манциева закона. Этой надписи посвящена обширная исследовательская литература. По поводу времени установки надписи среди исследователей существовали разногласия. Часть исследователей относит установку надписи, и время ее создания к правлению Траяна и датирует ее 114-117 гг.10 О. Зеек высказывал предположение, что время установки текста надписи не совпадало со временем становления самого

- 261 -

устава, по его мнению, надпись была поставлена во время правления Септимия Севера.11 Подобного мнения придерживался М.И. Ростовцев, который считал, что Хенхир Меттихская надпись была сохранившейся копией lex Manciana и относилась ко времени Септимия Севера.12 В связи с этим возникал вопрос и о типе владения для которого создавался устав, запечатленный в Хенхир Меттихской надписи. Бодуэн и Тутэн признавали, что Вилла Магна была частным владением и, таким образом устав мог быть создан частным лицом на основе императорского законодательства.13 Шультен считал ее изначально императорской вотчинной.14 Г. Пригоровский считал, что Вилла Магна сначала была частным имением, а ко времени составления надписи уже являлась императорским доменом.15 И поэтому, основным для нас вопросом является вопрос о соотношении Хенхир Меттихской надписи с упоминаемым в этом документе Манциевым законом (lex (conseutudo) Manciana).

Несколько слов необходимо сказать о времени появлении Манциева закона, на основе которого создавались уставы имений, и формировался следующий по времени и аналогичный, по сути, закон Адриана. Среди исследователей на этот счет сложилось несколько интересных версий: С. Гзелл, например, полагал, что этот закон восходит еще к доримским временам, а именно к

- 262 -

периоду после больших продаж ager publicus (прежних владений царя Нумидии).16 Г. Пригоровский относил появление этого закона ко времени Республики.17 Но большинство исследователей считают, что данный закон появляется во времена правления династии Флавиев.18 Соединяя эти версии можно предположить, что Манциев закон (lex Manciana) был создан на основе одного из уставов - обычаев (consuetudo) крупного частного или императорского домена, так как в Хенхир-Меттихской надписи Манциев закон (Манциево установление) именуется как lex, так и consuetudo. Но в более поздних надписях мы встречаем только - lex. Но нельзя исключать и того, что Манциев закон действительно мог сложиться на основе обычаев - установлений (consuetudes), которые регулировали отношения в крупных имениях задолго до появления Манциева закона. Так А.Б. Ранович считал, что Манциев закон по своему характеру lex dicta, то есть не законодательный акт исходящий от магистрата, а статут установленный владельцем имения.19 А.Б. Ранович указывал, на то, что Манциев закон, на который ссылаются в надписи носил более общий характер.20 Но Ранович не разделяет окончательно сам закон, который мог исходить от
- 263 -

официальных лиц (либо магистрата, либо императора) и собственно устав Виллы Магны и Маппалии Сиги, то есть сам текст надписи. Многие исследователи соотносили, так или иначе, Хенхир-Метиххскую надпись с Манциевым законом и даже ставили между ними знак равенства.21 Но на самом деле эта надпись никак не может быть оригиналом Манциева закона. Документ, представленный в данной надписи, по-видимому, является созданным на основе Манциева закона уставом для поселенцев,22 обрабатывавших землю в имении под названием Вилла Магна Вариана или Маппалия Сига (villa Magna Variana id est Mappalia Siga). По нашему мнению этот устав, основанный на Манциевом законе, расширяет его действие, комментирует и трактует отдельные статьи этого закона или установления. Так, например, где речь идет о той доли, которую колоны обязаны сдавать владельцу, кондуктору или вилику, в надписи говорится, что колоны обязаны сдавать долю урожая по Манциеву закону (Ex fructibus qui eo loco nati erunt dominis aut conductoribus vilicisve eius fundi partes e lege Manciana praestare debebunt...),23 а далее идут условия, на которых колоны должны предоставлять долю своего урожая. Этих условий, по нашему мнению, не было в самом законе, и теперь они оговаривались в уставе этого имения. Условия заключаются в ограничении произвола кондукторов и виликов имения,
- 264 -

что нередко случалось. Ограничение произвола кондукторов и виликов в имении, и наведение порядка в отношениях между администрацией имения и колонами, по нашему мнению, является целью создания самого документа. То есть этот документ создавался для того, чтобы дополнить Манциев закон. Возможно, в надписи представлены случаи, которые не оговаривались в законе, но происходили на практике, и их требовалось урегулировать. Это вполне соответствует римской правовой практике, основанной на прецедентах, когда источником права служили не только законы (lex), принимаемые народным собранием, senatus consulta сената, но и преторские эдикты, императорские эдикты и конституции, и даже комментарии виднейших юристов.24 Учитывая, то что время появления Хенхир-Меттихской надписи большинство исследователей относит ко времени Траяна (114-117г.),25 не может быть случайным возникновение нового закона при императоре Адриане (Lex Hadriana),26 на который ссылаются колоны из Бурунитанского сальтуса (CIL, VIII, 10570 = 14464 = Dessau, 6870). Этот закон регулировал отношения между колонами, кондукторами и администрацией в императорских (а, возможно, и частновладельческих) доменах. По-видимому, новый закон вобрал в себя все те комментарии и дополнения, которые накопились за время существования Манциева закона. На то, что данная надпись должна была урегулировать и уточнить отношения колонов и администрации имения, указывают, и должности тех, кто записал это установление (lex). Это были Лурий Виктор - магистр (magister) и defensor27
- 265 -

Флавий Гемин. Оба они, по-видимому, являлись некими посредниками между поместной администрацией (кондукторами и виликами) и колонами. Ко всему вышесказанному заметим, что Манциев закон оставался в ходу и после появления закона Адриана. Так, например, в ряде надписей найденных в Африке, но относящихся уже ко времени Септимия Севера упоминаются cultores manciane.28 Е.М. Штаерман предполагала, что под cultores manciane надо видеть пришельцев со стороны - колонов, которые держали землю на условиях определенных в lex Manciana. Таким образом можно предположить, что сам Манциев закон оставался в действии долгое время и даже возможно существовал наряду с Адриновым законом. Во всяком случае еще долгое время колоны продолжали селиться именно на условиях Манциева закона, который дополнялся и расширялся уставами для каждого имения в отдельности. Примером такого устава и является надпись из Хенхир Меттиха.

Логическим дополнением к надписи из Хенхир Меттиха служит надпись из Айн Эль Дшмала (CIL, VIII, 25943). По-видимому, эта надпись была создана еще до появления уже упоминавшегося нами Lex Hadriana, так как составители этого документа ссылаются еще на Манциев закон. Появление надписи датируется 117-138 гг.29 Эта надпись представляет собой переписку колонов императорских сальтусов с прокураторами Адриана. Колоны, испрашивают разрешения занять невозделанные земли по Манциевому закону и на тех же условиях, которые были установлены в соседнем с ними Неронианском сальтусе (lege Manciana condicionis

- 266 -

s[a]ltus Neroniani vicini nobis). То есть Манциевом законе только оговаривалось, что колоны могут занимать невозделанные земли или земли покрытые болотами и лесами (Si qui agri cessant et rudes [aut sil]vestres aut palustres in eo sal[tuum tractu v]olentes lege Manci[ana colere ne prohibeas]), а условия занятия и обработки земли оговаривались в документах подобных уставу Виллы Магны или в распоряжениях прокураторов, составленных, по-видимому, на основе уставов подобных тому, который запечатлен в Хенхир Меттихской надписи. Это еще раз подтверждает наше предположение о том, что на основе Манциева закона появлялись дополняющие и комментирующие его документы (эти документы вполне могли быть обязательны только для одного отдельного имения или сальтуса), которые, возможно, и составили юридическую базу для создания Lex Hadriana.30 В законе Адриана, очевидно, уже оговаривались условия, на которых будут работать арендаторы, так как колоны Бурунитанского сальтуса (CIL, VIII, 10570 = 14464 = Dessau, 6870) просят у императора, предписать прокураторам, не требовать с колонов больше, чем они должны согласно закону Адриана (...ac sacro rescripto tuo amplius praestare nos quam ex lege Hadriana... debemus).

Следующим по времени и немаловажным по значению эпиграфическим документом является упомянутая выше жалоба колонов Бурунитанского сальтуса императору Коммоду и его ответ (CIL, VIII, 10570 = 14464 = Dessau, 6870). Надпись современными исследователями датируется 15 мая 182г.31 Колоны Бурунитанского сальтуса, устав от долгих тяжб с кондукторами,

- 267 -

которых поддерживал прокуратор, обращаются за справедливостью к императору. М.И. Ростовцев небезосновательно полагал, что это была не первая попытка "достучатся" до императора.32 Это можно предположить на основе первых слов надписи (к, сожалению, начало надписи утеряно), где жалующиеся колоны отмечают, что императору известно то дело, из-за которого они обращаются к нему (Procuratoris tui intellegis praevaricatiorem), а также на основании того места, где колоны говорят, что они были наказаны именно за отправку первого письма (cives etiam Ro[manos], virgis fustibus effligi iusse[rit, sicilic]et eo solo merito nostro, ... immodesta epistula usi fuissemus). На второе письмо Коммод отвечает лично.33

Последняя надпись из Айн-Уссель (Тунис), которая уже относится ко времени Септимия Севера (208/209 г.)34 представляет собой уже дополнение к закону Адриана. Документ, как и в предшествующие периоды, скорее всего, был создан для отдельных сальтусов, по-видимому, по просьбе колонов или администрации этих сальтусов. На основе закона Адриана, который предусматривал передачу в наследственное владение необработанной земли тому, кто ее занимал и начинал обрабатывать, колонам разрешалось занимать уже сданные в аренду, но не обрабатываемые кондукторами земли. В документе, также оговариваются условия, на которых

- 268 -

разрешалось занимать вышеуказанные земельные участки. Этот документ по своему характеру схож с уставом Виллы Магны и надписью из Айн Эл Дшмала. Мы можем предположить, что таких документов существовало большое множество, и для каждого отдельного сальтуса создавались свои уставы и писались на основании распоряжений императора или прокураторов комментарии и дополнения. Особенностью поместных уставов (leges (consuetudo) saltus), как было отмечено еще Г. Пригоровским,35 было то, что юридически они имели много общего с leges municipales. Немаловажным является и то, что разработкой, как поместных уставов, так и муниципальных "конституций", римские императоры занимались лично.36

Таким образом, мы можем отметить, что в императорских доменах существовало и развивалось законодательство о колонах в виде законов, уставов имений и сальтусов и комментариев к ним. На основании этой законодательной базы строилась система управления императорскими доменами и повседневная жизнь обитателей этих доменов. На основе этих законодательных актов и обычаев (consuetudo) имений строились колонатные отношения. Кстати, отметим, что, по-видимому, изначально арендные отношения в Африканских доменах строились на основании обычая (consuetudo), то есть обычного права, которое не регулировалось законодательством, а по мере того, как большая часть африканских земель переходила в руки императоров, совершенствуется законодательная база, и именно в это

- 269 -

время создается Манциев закон. Можно предположить, что закон был создан на основе какого-то более раннего установления либо обычая.

Конечно же, нельзя говорить о том, что в императорское время был создан закон, который бы регулировал полностью все стороны жизни в императорских доменах. Система управления в императорских владениях в Африке строилась на уже существовавших основах управления императорскими провинциями. И в этом смысле немаловажным является подробное рассмотрение системы управления императорскими доменами в Северной Африке. Многие исследователи задавались вопросом, каким образом складывалась система управления императорскими доменами в Африке?

По этому поводу высказывались различные мнения, и в этом контексте обращалось значительное внимание на создание римской провинции Африка, на ее колонизацию, на развитие и формирование в Африке крупного частного и императорского землевладения. Нам представляется нужным кратко изложить историю происхождения крупной земельной собственности в римской Африке, и складывания императорских сальтусов на территории этой римской провинции. Отметим, что еще до присоединения к Риму Северная Африка имела важное стратегическое значение, как один из главных поставщиков продовольствия (в первую очередь пшеницы и продуктов, связанных с разведением оливок и виноградарством) в Западном Средиземноморье. Недаром еще Катон Цензор требовал разрушения Карфагена, именно на основании сельскохозяйственных достижений карфагенян. С римским завоеванием и разрушением Карфагена создается система управления новой римской провинцией.37 Все земли новой римской

- 270 -

провинции, за исключением территории городов, сохранивших свои права, стали собственностью римского народа - ager publicus. Часть этих земель передавалась городам, утратившим свои городские права. Остальная часть земель переходила в распоряжение цензоров. Большая часть этих угодий сдавалась в аренду в зависимости от обстоятельств, либо гражданам, либо коренным жителям.38 Большие изменения в эксплуатации земельных владений в Африке, а также начало формирования крупных имений в этой провинции исследователи связывают с аграрным законом 111 г. до н.э.39 Земельные владения передавались в руки римской финансовой элиты на условии регулярных выплат в казну, постепенно земельные угодья концентрировались в руках нескольких крупных землевладельцев.40 В это время множество римских переселенцев двинулись в Африку, она стала одной из самых романизированных римских провинций, хотя настоящая урбанизация началась только при Августе.41 Кроме развития рабовладельческих хозяйств, описания которых мы находим в трудах Катона Старшего, Варрона и Колумеллы, в римской Африке продолжает свое существование и крупное землевладение. Так Тримальхион в "Сатириконе" Петрония мечтает о присоединении к своим огромным имениям в Италии и Сицилии Африканских
- 271 -

обширных земельных владений (Petr. Satyr. 37-40). И если даже учитывать, что фигура самого Тримальхиона и его богатства сильно гиперболизированы,42 то нельзя сомневаться в том, что в его речах выражены желания таких людей, как герой Петрония, а именно представителей римской финансовой элиты (сенаторов, всадников, богатых вольноотпущенников).43

При преемниках Августа процент крупного землевладения резко увеличивается. Рост этого типа землевладения в Африке достиг таких результатов, что по известному выражению Плиния Старшего, во времена Нерона шесть человек владели половиной Африки (Plin. H.N., XVIII, 35), при Нероне же частные владения были конфискованы, а их владельцы казнены. С этого времени большая часть Африканских земель, по-видимому, отходит во владение императоров, хотя сохраняются и крупные частные владения. И уже при Флавиях и Антонинах императорский патримоний в Африке получает законченную организацию.44 Как уже было показано выше, все отношения между людьми, проживавшими на территории сальтуса, регулировались "законами" или "установлениями" имений (lex, consuetudo), которые составлялись самими императорами или, во всяком случае, от имени императора императорской администрацией. Особенностью императорских сальтусов была их независимость в юридическом отношении от соседних муниципиев. Сальтусы были выделены из городской территории и имели свои границы (Lib. Col., p. 197). Сальтусы значительно превышали территорию городов

- 272 -

и частные лица (в том числе и сам император) имели на их территориях большое плебейское население, а села вокруг вилл имели вид укреплений (castella). Городам приходилось возбуждать споры о действующих на территории сальтусов законах, в связи со сбором налогов, набором рекрутов, наложением повинностей. Такие тяжбы велись городами не только с частными лицами, но и с большей частью с императором (Lib. Col., p. 53)

Управлялся сальтус императорской администрацией, через прокуратора сальтуса, который так же назначался императором. Управляющие императорскими доменами прокураторы имели судебные и полицейские функции. В надписи из Бурунитанского сальтуса (CIL, VIII, 10570 = 14464 = Dessau, 6870) мы наблюдаем, как злоупотребляющий своей властью прокуратор имеет при себе военное подразделение. Прокураторы издают свои комментарии и разъяснения к императорским законам и уставам имений. Все императорские земли в Африке были разделены на несколько округов - tractus. На основе эпиграфических данных выделяется четыре таких округа - Карфагенский, Гадрументийский, Гиппоненсийский и Лептименсийский (или Триполитанский).45 Промежуточной ступенью между tractus и saltus был regio, округ подчиненный особому прокуратору (CIL, VIII, 11174). Низшей единицей деления императорских доменов было отдельное имение - сальтус во главе с прокуратором. Отдельными хозяйствами управляли вилики, им подчинялись жители сел, находившихся на территории сальтуса. Все люди, которые имели отношение к императорским доменам, жили в

- 273 -

деревнях (vici). При поддержке крупных землевладельцев они создавали корпорации с собственным самоуправлением, своего рода религиозные общины с избранными председателями (magistri), нередко встречаются в надписях и советы декурионов.46

Большая часть хозяйства сдавалась в аренду крупным съемщикам - кондукторам (conductores) и более мелким - колонам. Кондуктору сдавалось не само имение, но доходы с него, и кондуктор не мог согнать старого колона с земли и заключить договор с новыми колонами. Снимая имение в целом, кондуктор получал право на долю урожая колонов и на их отработки, но не мог распоряжаться участками колонов, которые были им, розданы ранее. Но вместе с тем кондуктор сам так же обрабатывает часть имения, используя, кроме труда рабов и поденщиков, труд колонов. Кондуктор контролировался прокуратором. Кондукторы составляли влиятельный слой в городах, которые были расположены вблизи от крупных императорских доменов, вероятно, они были крупными землевладельцами. Известно, о союзах и объединениях кондукторов.47

В такой системе управления императорскими доменами не было ничего нового. В принципе такая система управления крупными земельными владениями, есть ничто иное, как калька с системы управления крупными поместьями в Италии. Только вилики и прокураторы частных имений вербовались из числа особо доверенных рабов, а управители императорских доменов были императорскими вольноотпущенниками и входили в императорскую familia. Такую систему, мы встречаем уже при Августе в Египте, который и был организован как большое императорское поместье. Такая

- 274 -

организация управления провинциями распространяется во всех императорских провинциях, только прокураторами там становятся не императорские вольноотпущенники, а всадники. Таким образом, начало формирования системы управления императорскими доменами мы можем отнести еще ко времени последних Юлиев-Клавдиев (Клавдий, Нерон), когда из императорских вольноотпущенников начинает формироваться бюрократический аппарат. Ко времени же Флавиев и Антонинов такая система управления императорскими доменами оформилась окончательно.

Каково же было положение жителей императорских доменов в Северной Африке? Основной рабочей силой в императорских доменах являлись мелкие арендаторы - колоны. Колонами могли быть как местные жители, представители местных племен, так и римские граждане или местные жители, получившие римское гражданство.48 Однако колоны императорских сальтусов это уже совсем не арендаторы, даже попавшие в зависимость от землевладельца, а люди добровольно принявшие условия устава, который ограничивал их свободу. В Хенхир Меттихской надписи, а так же в надписях из Айн-эль-Дшмала и Айн-Усселя оговариваются условия, на которых колоны могут обрабатывать земли, и какие повинности они за это несут. По-видимому, еще Манциев закон разрешал занимать свободные, необрабатываемые участки земли и обрабатывать их, отдавая определенный процент урожая. В Уставе Виллы Магны Варианы мы видим, как происходил этот процесс. Те, кто занимал необработанные земли, получали полное освобождение от арендной платы на 10 урожаев (для диких маслин на 5 лет). То есть выдвигались вполне приемлемые условия для новопоселенцев и мелких арендаторов -

- 275 -

колонов, в течение 3-5 лет весь урожай идет в пользу колона, но потом колон отдает часть урожая, причем иногда значительную (1/3 урожая) кондуктору и виликам. Колоны доменов остаются на земле уже более чем пять лет и по истечении этого срока не могут уйти со своего участка, так, как вынуждены, выплачивать долю урожая за пользование участком.49 Однако на первых порах это было выгодно и колонам, и владельцам. Владелец или арендатор (кондуктор) земли увеличивал свой доход, вследствие увеличения обрабатываемых площадей, с которых он получает свою долю урожая, а колон получал в наследственное владение земельный участок, который обеспечивал ему постоянный и стабильный доход. Императорам было намного выгоднее получать продукты от колонов, через кондукторов и всю цепочку домениальной администрации, чем получать деньги за аренду от мелких арендаторов. Как отмечал еще М.И. Ростовцев, такая система позволяла императорам регулировать обработку тех или иных культур в своих доменах.50 Регулирование посадок в императорских доменах производилось с оглядкой на нужды Империи. Флавии и Антонины нуждались не столько в зерновых культурах, как это вмдно из Хенхир Меттихской надписи, сколько в товарных культурах (оливки, виноград, фрукты).51

Учитывая, то, что колоны соглашались трудиться в императорских доменах, мы можем предположить, что они видели в этом свою выгоду. Тем не менее, один

- 276 -

пункт Хенхир Меттихской надписи предусматривал изъятие участка у колона, если в течении двух лет земля не обрабатывалась, но что характерно, такое положение дел (то есть то, что земля не обрабатывается) необходимо было доказать. В случае, когда земля не обрабатывалась в течение двух лет, она переходила к вилику или кондуктору. Нечто подобное мы можем встретить в древних римских установлениях, которые оговаривали аренду ager publicus(Leg.XII tab., VI,3: Gai. Inst., 51-53).52 В этом ключе интересен пункт устава Виллы Магны, требующий от колонов и инквилинов несение охраны на полях. Помимо всего же прочего колоны обязаны были нести повинности на земле владельца имения, а возможно и на земле кондуктора. По Lex Hadriana колоны обязаны были отработать два дня на пахоте, два дня на прополке, два дня на уборке урожая (CIL, VIII, 10570 = 14464 = Dessau, 6870). Этой обязанностью колонов нередко злоупотребляли кондукторы и прокураторы разного ранга. Такой пример мы и встречаем в жалобе колонов Бурунитанского сальтуса (CIL, VIII, 10570 = 14464 = Dessau, 6870). М.И Ростовцев полагал, что эти взрывы недовольства послужили толчком для возникновения восстаний, которые подавлял в Африке Пертинакс.53 Но показательно то, что колоны обращаются к самому императору за помощью, и император отвечает им, решая дело в пользу колонов.

В африканских сальтусах колоны уже, без всякого сомнения, являются зависимыми земледельцами, их положение не связано с положением свободного арендатора: coloni domini nostri... hanc aram posuerunt (CIL, VIII, 8425) - это выражение более напоминает отношения между рабом и господином, чем между свободным арендатором и землевладельцем. Такие отношения сформировались

- 277 -

уже в Италии на рубеже I-II вв., когда сначала колоны на императорских землях стали сливаться в одно сословие с рабской фамилией, а потом этот же процесс пошел и в частных латифундиях. И то, что колоны, среди которых были и римские граждане, находятся в таком же положении, как и другие жители императорского сальтуса, и одинаково подчиняются императорской администрации и всем ее распоряжениям, еще одно доказательство в пользу такого слияния и формирования сословия колонов.

Развитие колонатных отношений в африканских сальтусах совпадает с общей тенденцией прикрепления мелких арендаторов - колонов к земельному участку. Но в африканских сальтусах уже существует юридическое оформление условий зависимости колонов от владельцев земли. К середине и второй половине II в. отношения поземельной зависимости были подготовлены законодательно и оформились уже после прихода к власти Септимия Севера и правления его преемников. Большое значение в прикреплении колонов к земле и создания единого земледельческого класса римского общества эдикт императора Каракаллы, по которому все жители империи приобретали равные права гражданства, вследствие чего нивелировалось все сельское население империи, постепенно превращаясь в классических колонов IV-VI вв.54 Колонатные отношения в африканских сальтусах являются своеобразной промежуточной ступенью и связующим звеном между колонатными отношениями Ранней Империи времен Принципата (когда колонатные отношения еще строились на основе аренды, а колоны были юридически свободны) и колонатными отношениями IV-VI вв., когда крепостная зависимость колонов была окончательно оформлена в законодательстве. Именно отношения в императорских доменах, когда колоны уже были не столько

- 278 -

гражданами, сколько подчиненными императору и его администрации, создавали предпосылки к трансформации Принципата в деспотическую монархию восточного типа, которая сложилась с приходом Диоклетиана и Константина.


Примечания


1 Кулаковский Ю.А. Организация разработок рудников в Римской империи // Киевские Университетские Известия, 1882, № 11. С. 442-448; Свенцицкая И.С. Положение земледельцев в императорских доменах Малой Азии // ВДИ, 1973, № 3. С. 39; Геров Б. Землевладението в римска Тракия и Мизия (I-III в.) София, 1980; Циркин Ю.Б. Испанские рудники. (Социально-политический аспект) // Античное общество: проблемы истории и культуры. Доклады научной конференции 9-11 марта 1995. СПб., 1995; Колосовская Ю.К. Рим и мир племен на Дунае I-IV вв. н.э. М., 2000. С. 224-227.(назад)
2 Pelham H.F. The Imperial Domains and the Colonate. L., 1890; Idem.: Essays on Roman History. Oxford, 1911. P. 275-299.(назад)
3 Вебер М. Аграрная история Древнего мира / Перевод с немецкого под редакцией Д. Петрушевского. М., 2001.(назад)
4 Белорусов М. Колонат. (Очерки возникновения римского крепостного права). Варшава, 1903.(назад)
5 Коптев А.В. Формирование крепостного права в поздней Римской империи. Вологда, 1995. С. 10.(назад)
6 Beaudouin E. Les grands domaines dans ѕEmpire Romain// Nouvelle Revue historique de Droit francais et etranger. №21, 1897; №22, 1898.(назад)
7 Пригоровский Г. Развитие колонатных отношений в римской Африке. М., 1909.(назад)
8 Дилигенский Г.Г. Социально-экономическое развитие и классовая борьба в Северной Африке (IV-V вв.). М., 1955.(назад)
9 Головачев И.Ф. 1) Мелкое и средние землевладение в римской Африке первых трех веков империи // ВДИ, 1963, № 3. С. 137; 2) Экономическое развитие Северной Африки в I-III вв. М., 1964; 3) К вопросу о владельческих правах африканских колонов в I-IV вв. // ВДИ, 1966, № 3. С. 163-172.(назад)
10 Пригоровский Г. Развитие колонатных отношений... С. 9; Штаерман Е.М. Избранные латинские надписи по социально-экономической истории ранней Римской империи // ВДИ, № 3, 1955. С. 223-225; Beaudouin E. Les grands domaines...; Tutain J. јinscription пHenhir Mettich: un nouveau document sur la propriйtй agricole dans јafrique romaine // Revue historique de droit. P. 1897. P. 373; Held W. Lex Manciana - ein Zeugnis fur die Kolonatsverhдltnisse im romischen Reich zu Beginn des 2 Jh. u.Z. // Das Altertum. Bd. 11, Hf. 4. B., 1966. S. 223-233; Johne K.-P., Kohn, Weber V. Die Kolonen in Italien und den westlichen Provinzen des Romischen Reiches. B., 1983. S 392.(назад)
11 Seeck O. Colonatus // RE. 1900. Hbd. Sp. 483-510.(назад)
12 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство в Римской империи. В 2-х т. СПб., 2000-2001. Т. II. С. 120.(назад)
13 Beaudouin E. Les grands domaines...; Tutain J. јinscription пHenhir Mettich...(назад)
14 Schulten A. Die romischen Grandherrschaften. Weimer, 1896. S. 60-64.(назад)
15 Пригоровский Г. Развитие колонатных отношений... С. 9; По этому поводу см. так же: Held W. Lex Manciana... S. 223-233.(назад)
16 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II С. 315, прим 62.(назад)
17 Пригоровский Г. Развитие колонатных отношений... С. 9.(назад)
18 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II С. 85-86; Головачев И.Ф. К вопросу о владельческих правах африканских колонов... С. 164; Бартошек М. Римское право. М., 1989. С. 193; Frank T. An Economic Survey of Rome. Vol. V. Baltimore, 1940. P. 31,84; Seeck O. Die Pachtbestimmungen eines romischen Gutes in Africa // Zeitschrift fur Social-und Wirtschaftsgeschichte. 1898.(назад)
19 Ранович А.Б. Колонат в римском законодательстве II-V вв. // ВДИ, 1951, 1. С. 103.(назад)
20 Там же.(назад)
21 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 85-86; 120; Рабство в западных провинциях Римской империи I-III вв. М., 1977. С. 18-29; Beaudouin E. Les grands domaines...; Held W. Lex Manciana... S. 223-233. Ср.: Ранович А.Б. Колонат в римском законодательстве... С. 103.(назад)
22 Data... ad exemplu[m] [leg]is Mancianae.(назад)
23 Из урожая, какой получится на этой земле, они по Манциеву закону, должны будут отдать долю хозяину или кондукторам и виликам...(назад)
24 Хвостов В.М. История римского права. М., 1919.(назад)
25 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... С. 318, прим. 75; Johne K.-P., Kohn, Weber V. Die Kolonen... S 392, 424; Held W. Lex Manciana... S. 223-233.(назад)
26 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... С. 86,113,120.(назад)
27 О defensores см.: Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 54-56; Новицкая К.И. Defensor civitatis // ВДИ, 1965, № 2. С. 113-122; Seek O. Defensor civitatis // RE. 1901. Bd. 4. Sp. 2365-2371.(назад)
28 Штаерман Е.М. Кризис рабовладельческого строя в западных провинциях Римской империи. М., 1957. С. 209.(назад)
29 Johne K.-P., Kohn, Weber V. Die Kolonen... S 425 sqq.(назад)
30 Ср.: Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 86.(назад)
31 Johne K.-P., Kohn, Weber V. Die Kolonen... S. 425 sqq. См. так же: Rostovtzeff M. Studien zur Geschichte des romischen Kolonates. Lpz.; B., 1910. S. 321, Anm. 1.(назад)
32 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... T. II. С. 112-113. Ростовцев считал, что "их первое послание к нему (императору - В.С.), полное горьких обвинений, было отослано еще, очевидно, при М. Аврелии".(назад)
33 М.И. Ростовцев полагал, что это произошло благодаря тому, что колоны избрали своим представителем, упомянутого в ответе Коммода Лурия Лукулла, который по мнению Ростовцева имел влияние на Коммода. См.: Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 113.(назад)
34 Johne K.-P., Kohn, Weber V. Die Kolonen... S. 397.(назад)
35 Пригоровский Г. Развитие колонатных отношений... С. 11.(назад)
36 Подобные уставы составлялись так же для императорских серебрянных рудников: Кулаковский Ю.А. Организация разработок рудников... С. 442-448; Буриан Я. Управление императорскими рудниками в эпоху Ранней Империи // ВДИ, 1959, № 3. С. 129 и след. Колосовская Ю.К. Рим и мир племен на Дунае... С. 224-227.(назад)
37 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 46-47; Пригоровский Г. Развитие колонатных отношений... С. 9-23.(назад)
38 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 48.(назад)
39 Там же. С. 48.; Пригоровский Г. Развитие колонатных отношений... С. 21; Головачев И.Ф. Основные направления экономического развития в Северной Африке в I-III вв. М., 1964. С. 9.(назад)
40 Rostovtzeff M. Studien zur Geschichte des romischen Kolonates. S. 314; об аграрном законе 111 г. до н.э. подробнее см.: Заборовский Я.Ю. Очерки по истории аграрных отношений в римской республике. Львов, 1985. С. 167.(назад)
41 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 50, 314.(назад)
42 Тронский И.М. История античной литературы. Л., 1957. С. 441-442.(назад)
43 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 52; Rostovtzeff M. Studien zur Geschichte des romischen Kolonates. S. 320ff.(назад)
44 Frank T. An Economic Survey of Ancient Rome. Vol. V. P. 31,84.(назад)
45 Schulten A. Die romischen Grandherrschaften. Weimer, 1896. S. 60-64; см. так же: Пригоровский Г. Развитие колонатных отношений... С. 23; Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 318, прим. 74; Сергеев В.С. Разложение рабовладельческой системы и начало колоната // ВДИ, № 3, 1938. С. 129.(назад)
46 Rostovtzeff M. Studien zur Geschichte des romischen Kolonates. S. 369.(назад)
47 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 58, 317-318.(назад)
48 Там же С. 54 и слл.; Коптев А.В. От прав гражданства к праву колоната... С. 18 слл.; Johne K.-P. Von der Kolonenwirtschaft zum Kolonat. B., 1993. S. 3ff.(назад)
49 Нахман Ф. Об истории развития мелкоарендных отношений в Северной Африке в первые три века Империи // ЖМНП, 1909, кн. 5. С. 222; Головачев И.Ф. 1) Мелкое и среднее землевладение в римской Африке... С. 137; 2) К вопросу о владельческих правах африканских колонов... С. 172.(назад)
50 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 86.(назад)
51 Кузищин В.И. Римское рабовладельческое поместье во II в. до н.э. - I в. н.э. М., 1973.(назад)
52 Синайский В.И. Очерки по истории землевладения и права в древнем Риме. Ч. I. Юрьев, 1908. С. 25-37.(назад)
53 Ростовцев М.И. Общество и хозяйство... Т. II. С. 113.(назад)
54 Коптев А.В. От прав гражданства к праву колоната...(назад)

(c) 2003 г. В. В. Семенов
(c) 2003 г. Центр антиковедения