Публикации Центра антиковедения СПбГУ


Э.Д. Фролов
Вместо предисловия:
культура классицизма и современная антикультура1


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 2. Санкт-Петербург, 2003.

Вместо послесловия: культура классицизма и современная антикультура// Э.Д. Фролов. Парадоксы истории - парадоксы античности. СПб., 2004. С. 408-414.

- 7 -

Обращение к истории призвано прежде всего удовлетворить естественную для человека любознательность, именно вечный интерес к прошлому. Это обращение может стать, далее, предметом более специальных занятий и превратиться в профессиональную исследовательскую работу. Наконец, обращение к прошлому может диктоваться стремлением к сопоставлению с целью более глубокого постижения настоящего и даже, может быть, приблизительного прогноза на будущее. Но в случае с античностью имеется еще один момент, который обусловливает своеобразную и даже особенную актуальность антиковедных занятий: это - проблема культурного наследия, проблема классических традиций, которые на протяжении многих веков были опорой европейского культурного развития.

До какого временного предела и в какой степени сохранялось значение этих традиций в Западной Европе, как обстояло дело в этом плане с Россией, каково вообще в наше время соотношение традиций классицизма и современной культуры, - вот вопросы, которые несомненно могут представлять интерес для каждого, кто интересуется судьбами античного культурного наследия и современным состоянием западной и отечественной культур. Недавно нам представился случай обдумать и обсудить круг этих вопросов в рамках выступления на теоретическом семинаре,

- 8 -

посвященном проблемам истории культуры, в Петербургском Доме ученых. Возможно, познакомиться с содержанием этого нашего выступления будет небезинтересно и другим, кто не участвовал в работе названного семинара. Это даст повод - повторим наш тезис несколько иными словами - еще раз обратиться к кругу проблем, которые всегда представляли интерес для всякого думающего человека: в чем сущность и ценность культуры, каково значение прошлых периодов и чем отличается современная эпоха в плане культурных исканий.

Начать необходимо с самого понятия культуры. Слово "культура" заимствовано из латинского языка. Основная тема и ее аспекты выражены в исходном латинском глаголе colere - обрабатывать, возделывать; иметь попечение, заботиться; усердно заниматься, деятельно осуществлять; украшать; почитать, чтить. Отсюда латинское существительное cultura - возделывание, обрабатывание; воспитание, образование; поклонение, почитание. Развившееся отсюда современное понятие культуры нередко толкуется весьма расширительно как совокупная жизнедеятельность человека с ее результатами (ср. такое именно толкование в "Философском энциклопедическом словаре", изд. 2-е, М., 1989, с.293). Нам представляется, что более верным и согласным с традиционным словоупотреблением было бы понимание культуры как исполненной духовного зачина и сообразной с этическими нормами творческой деятельности и ее плодов, прежде всего в сфере гуманитарной. Как бы то ни было, слово "культура" может употребляться как в собственном смысле, так и расширительно (материальная культура, культура быта, политическая культура и даже - последнее изобретение - культура суицида).

Далее, необходимо принять во внимание непростое соотношение понятий "культура" и "цивилизация", отчасти различных, но отчасти и весьма близких. Главное отличие этих понятий состоит в том, что если культура означает исполненную высокого духовного и нравственного начала творческую деятельность человека, то цивилизация

- 9 -

(от латинского корня civilis - гражданский, что, в свою очередь, является производным от civis - гражданин) означает определенное, достаточно высокое состояние и организацию общества, структуру, которая одновременно составляет материальное основание для культуры и включает эту последнюю в качестве своего интегрального элемента. Простейшим способом различения этих понятий могут служить словоупотребления типа: "культурный человек", но - "цивилизованное общество".

Возвращаясь к нашей теме, назовем главные параметры культуры (в том смысле, как мы ее понимаем): это - религия или иная форма духовности, скажем, индифферентная по отношению к религии общественная мысль; далее, язык и литература, театр и искусство; наконец, наука.

Следующий важный вопрос - типология культур. Ряд исторических культур примерно таков, как и ряд цивилизаций, что, конечно, неслучайно, поскольку эти явления взаимосвязаны и взаимообусловлены. К числу ведущих культур в прошлом и настоящем надо отнести древнеегипетскую, древнееврейскую, античную греко-римскую с ее продолжением - западноевропейской культурой нового времени (в широком смысле, включая Средневековье, Возрождение, эпоху Просвещения и собственно Новое время [с конца ХVIII в.]), русскую, а также некоторые восточные культуры, в частности индийскую, китайскую, японскую. Конечно, перечень этот условен. Нас, так или иначе, особенно интересуют западноевропейская и русская культуры, их особенности и взаимодействие.

Западноевропейская культура включает два цикла - античность и новое время.

Античность была первой стадией европейской культуры, ее фундаментальным основанием и нормативом. С античной культурой связано понятие совершенного, классического (от латинского classicus - [перво]классный, что, в свою очередь, является производным от classis - разряд, класс) и, в этой связи, культуры классицизма. Причины

- 10 -

несравненных культурных свершений греко-римского мира кроются в его социальной природе. Мы имеем в виду античное гражданское общество и соответственный тип государства, создававшие максимум возможностей для творческой реализации полноправных граждан, разумеется, за счет эксплуатации рабов и притеснения периферийных народов-варваров. Наряду с этим свою роль сыграл компетитивный, соревновательный характер или, как еще говорят, агональный дух античного общества.

Надо подчеркнуть преимущественно гуманитарное качество античной культуры, а в плане социальном - ее несомненно элитарный характер. И то и другое было обусловлено социальной природой античной культуры, творцами которой были главным образом представители верхнего слоя античного гражданского общества, нередко аристократического происхождения, которые и составили постепенно формировавшийся слой античной интеллигенции. Надо думать, что по самой своей природе эти интеллектуалы были чужды интересам производства, техники и естественно-научных дисциплин. Но исчерпывалось ли содержание культуры античного мира этой элитарной гуманитарной культурой, культурой классицизма? Очевидно, нет. Во всяком случае, в период поздней античности этой культуре бросило свой вызов христианство. Последнее сыграло двойственную роль - антагониста или альтернативы классической культуре и, вместе с тем, наследника и передатчика ценностей последней новому времени.

Западноевропейская культура нового времени отличалась, конечно, своими новыми, в частности национальными параметрами. Но во многом, и в сущностном плане, и по форме, она ориентировалась на античное наследие и классические нормы. Отсюда - явления так называемых возрождений: Каролингское возрождение (вторая половина VIII - первая половина IХ в.), собственно Возрождение (итальянское и общеевропейское ХIV-ХVI вв.), Просвещение (ХVII-ХVIII вв.), неоклассицизм конца

- 11 -

ХVIII - начала ХIХ в. Конечно, традиции классицизма культивировались в первую очередь среди образованных людей, чаще всего дворянского происхождения. Однако формирование европейской классицистической культуры в качестве нового, светского вызова косному христианству придало этой культуре, при всей ее элитарности, отчетливый гуманистический характер.

Но сколь отвечал этот элитарный гуманизм интересам широких народных масс? В этой связи встает вопрос о параллельном сосуществовании или антагонизме элитарной культуры классицизма или его традиций, с одной стороны, и народной, низовой культуры (элементы последней - поэзия вагантов, народный театр в Италии и Франции и т.п.), с другой. Этот антагонизм окончательно сложился по мере роста значения и роли третьего сословия, которое, в конце концов, одолев дворянство, решительно отбросило и традиции классицизма, и обусловленное ими классическое образование. В ту же сторону действовало и развитие естественно-научных отраслей знания, техники, вытеснявших из сферы образования и обихода гуманитарные ценности (ср. как это происходило во Франции в последней трети ХIХ в., когда, под влиянием уроков Франко-прусской войны, началась решительная модернизация всей системы образования).

Более того, потеснение традиционных ценностных установок классицизма обернулось на рубеже ХIХ-ХХ вв. глобальным кризисом европейского гуманизма и гуманитарных сфер образования и обихода. Причинами здесь были не только глубинное перерождение общества (вытеснение или даже истребление дворянства третьим сословием), но и психологическая реакция широких слоев общества на начавшиеся или грядущие пертурбации, на угрозу разрушительных социальных революций и глобальных военных конфликтов. Отсюда - развитие в европейской культуре начиная с середины ХIХ в. таких, по большому счету, опасных для культуры явлений, как литература декаданса (пример - Ш.Бодлер),

- 12 -

живопись импрессианистов и их продолжателей (Эд.Манэ, П.Сезанн, П.Гоген, В.Ван Гог, А.Тулуз-Лотрек и т.д., вплоть до "Черного квадрата" Казимира Малевича), музыка импрессионистского толка (К.Дебюсси, Рихард Штраус), наконец, эклектичная архитектура модерна. Привлекательность отдельных черт этой культуры декаданса и импрессионизма не исключает общего пагубного ее воздействия на традиции высокой этики и эстетики, гармонии и красоты. В этой культурной сфере произрастали зерна той культуры модерна, которая во второй половине ХХ в., в наше время, станет по сути дела антикультурой.

Ну а как в этом плане обстояло дело с русской культурой? Надо сразу заметить, что если история западноевропейской культуры предлагает нам ряд непростых вопросов, например, о соотношении элитарного и народного начал, о роли христианства, о сущности импрессианизма и др., то еще более трудных проблем таит в себе история русской культуры, возможность определения ее особенностей, характера ее взаимодействия с культурами Востока и Запада. Здесь всё сплошные вопросы. Конечно, есть некоторые опорные пункты в суждении о русской цивилизации. Мы понимаем влияние на ее формирование особенных географических и геополитических условий, столь непохожих на условия европейского Запада; мы должны учесть в этой связи значение таких важных факторов, как общинное начало в жизни земледельческого населения, как практически беспредельные возможности внутренней колонизации, как, наконец, тяготение к сильной единоличной власти, самодержавию. Но дальше, когда мы обращаемся к культуре как таковой, являются большие трудности.

В чем надо видеть истоки самобытной русской культуры: в древнем язычестве, или в усвоенном от Византии православном христианстве, или в их взаимодействии и причудливом сплаве? При этом предстоит еще выяснить, сколь глубокие корни пустило христианство

- 13 -

в толще народной жизни на Руси. Далее, в какой степени исторически было необходимым на рубеже ХVII-ХVIII вв. осуществлять не только модернизацию промышленности и вооруженных сил, но и европеизацию культуры, шлифуя - по крайней мере ее верхний слой - по образу и подобию западного классицизма? В какой мере эта шлифовка, это пересаживание на русскую почву форм западного культурного обихода и образования затронули массу русского народа? И не привела ли эта форсированная европеизация русской общественной, преимущественно дворянской элиты к глубокому расколу в русском обществе, к нарастанию неприятия классицистических гуманитарных изысков сначала разночинной молодежью второй половины ХIХ в. (пример - Д.Писарев), а затем и всей массою народа в начале ХХ в.?

В связи с последним фактом (Октябрьской революцией 1917 г.) тот же вопрос можно сформулировать и в иной форме: в чем состояла истинная сущность того социального и культурного переворота, который произошел в нашей стране вследствие Октябрьской революции, природа которой, как мы теперь понимаем, не столь очевидна, как это представлялось самому вождю революции В.И.Ленину? И далее, даже признавая катастрофический характер перемен в сфере культуры в первые десятилетия советского времени, можно ли однозначно рисовать советский период в истории отечественной культуры только темными красками? А как быть с определенно великолепными явлениями в культуре советского времени, такими, как яркая художественная литература (М.Шолохов), прекрасный драматический театр, отличная опера и прославленный балет, музыкальное творчество (Д.Шостакович, Г.Свиридов) и исполнительское мастерство (Д.Ойстрах, С.Рихтер)?

Но более всего недоумения вызывает постсоветское время, современная пора. Где больше правды: в попытках искусственной реставрации дореволюционных культурных форм, включая и новые обращения к религии и

- 14 -

церкви, или же в неуемном перенимании западных модных увлечений? Но здесь мы подходим к тому моменту, когда культурные потоки России и Запада вновь, как в петровское время, близко соприкасаются и являются общие наблюдения и общие вопросы для того и другого.

Взятая в самом общем плане, т.е. в ее западном и отечественном воплощении, современная культура представляет мало отрадного. С одной стороны, очевидна обреченность попыток возрождения прежней европейской культуры классицизма (ср. неудачный опыт с "Днями классики в Санкт-Петербурге" в начале 90-х годов). С другой - столь же очевидна неспособность деятелей культуры противопоставить нечто положительно-новое и оригинальное тому потоку массовой культуры, который, начиная с так называемой сексуальной революции 60-х годов, мутными своими волнами все более захлестывает современное общество.

Напротив того, видно прямое потакание дурному вкусу только потому, что ему следует "продвинутая молодежь". Ярчайшее в этом плане явление - современная поп-музыка, с утра до вечера дребезжащая на всех радиостанциях, псевдо-музыка, под примитивные ритмы которой естественно и просто танцевать, правильнее было бы сказать - дергаться, в дискотеке. Телевидение вносит сюда свою лепту, щедро транслируя выступления сомнительных звезд и ансамблей, выступающих все в том же стиле рок-н-ролла. Практически заменив кинематограф, телевидение предлагает вдобавок и столь же сомнительный видеоряд - фильмы, до отказа набитые сценами откровенного секса и жестоких убийств. И в этом наше, отечественное телевидение нисколько уже не уступает западному, американскому. В театре мы наблюдаем стремительное разрушение жанров, когда постановка не только новых вещей, специально изготовленных с низкой целью, но и старых, классических (допустим, того же Шекспира), насыщается все той же пошлостью. При этом очевидна ведущая роль постановщика, который в современном

- 15 -

театре решительно оттеснил на задний план и автора, текст которого - лишь пыль, на которой всевластный режиссер чертит свой узор, и актеров, готовых или вынужденных выступать в мерзкой роли.

Но более всего вызывает беспокойства чудовищное огрубение и засорение языка, в России - нашего, русского языка. Иностранные заимствования, нередко в характерной для русской традиции искаженной форме, пестрят в литературной и обыденной речи, и давно уже не возбраняется, и даже считается неотъемлемым элементом некой лихости, употребление ненормативной, блатной или матерной лексики.

Все это - явления одного плана, порожденные одним комплексом социальных и психологических причин. Здесь и истощение старой элитарной прослойки, носительницы классических традиций и защитницы хорошего вкуса. Здесь и неизбежная вульгаризация культуры, обусловленная торжеством простолюдинной массы. К этому надо добавить отрицательное воздействие на культуру таких факторов, как уже состоявшаяся коммерциализация всех сфер жизни, неизбежно ведущая к утрате этических и эстетических норм, и набирающая темпы компьютеризация, обрекающая на гибель книжное чтение и письмо.

Означает ли это, что дело настоящей, содержательной, проникнутой этическими нормами и подчиняющейся эстетическим канонам культуры безнадежно проиграно? При всей безотрадности нарисованной выше картины не хотелось бы так думать. Основанием к тому может служить хотя бы вера в здоровый инстинкт к самосохранению человечества и в вечное его влечение к творчеству. История доставляет нам дополнительную опору в естественных сопоставлениях: за временем катастрофического упадка городской жизни и культуры на грани античности и средневековья последовало время обновления в каролингскую эпоху, за омертвлением духовной жизни в позднем средневековье -

- 16 -

живительный гуманизм Возрождения, и даже в нашей стране после страшных лет революции, гражданской войны и государственного террора общество нашло в себе силы восстановить образование, научную деятельность и достаточно полнокровную культурную жизнь. И сейчас у нас достаточно университетов, библиотек и музеев, которые, несмотря на все переживаемые ими трудности, остаются важными очагами подлинной культуры и могут послужить основанием для столь необходимого и возможного общественного оздоровления.


Примечания


1 Настоящий этюд составлен в связи с работой автора над грантовым проектом "Культура класицизма" (РГНФ 03-01-00496а)(назад)

(c) 2003 г. Э.Д. Фролов
(c) 2003 г. Центр антиковедения