Публикации Центра антиковедения СПбГУ


А.Б. Егоров
Муции Сцеволлы, Лицинии Крассы и Юлии Цезари (римская интеллигенция и кризис конца I - начала II вв. до н.э.)


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Выпуск 2. Санкт-Петербург, 2003.
- 191 -

Гракханские реформы, особенно на их первом этапе, имели достаточно сильную поддержку среди верхушки сената. Влиятельными сторонниками реформы Тиберия Гракха были П. Лициний Красс Муциан, будущий консул 131 года. ставший консулом 133 года Публий Муций Сцевола, принцепс сената, консул 143 и цензор 137 г. Аппий Клавдий Пульхр и его друг и коллега по цензуре, Кв. Фульвий Нобилиор, Известное сочувствие на первых порах проявили и некоторые члены "сципионовского кружка". Среди сторонников Гракха были и многие другие представители римской политической элиты, и, по удачному выражению Л.Р. Тэйлор, это было "сильное сенатское меньшинство".1

Центральными фигурами и, возможно, главными разработчиками закона были Красс и Сцевола. Оба видных

- 192 -

политика были родными братьями, сыновьями консула 175 г. до н. э. П. Муция Сцевоолы.2 Один из них, Лициний Красс, активно участвовал в проведении реформы (Cic. De re p., I, 31; Plut. Tib. Gr., 9) и был членом первой аграрной комиссии (De vir. Ill., 65). В 132 г. он стал великим понтификом, а в 131 г. - консулом, после чего был послан в Пергам и погиб в войне с Аристоником. П. Муций Сцевола также был важной фигурой среди реформаторов. В 133 г., будучи консулом, он пытался предотвратить расправу над Тиберием Гракхом. В 130 году он стал великим понтификом (после
- 193 -

гибели Красса) (Cic..de dom., 136; De orat., 52), и пробыл на этом посту до своей смерти в 115 г. до н. э., а в 129 г. возглавил оппозицию в сенате Сципиону Эмилиану, пытавшемуся упразднить аграрную комиссию (Cic.De re p., I, 31).

Не имея возможности подробнее остановиться на гракханских реформах, отметим некоторые особенности, связанные с кругом инициаторов этих преобразований, их роль в интеллектуальной и политической жизни Рима, а также - родственные связи и созданные ими и их потомками политические традиции.

Род Муциев Сцевол, к которому принадлежали оба политика, занимали особое место в жизни Рима, прежде всего - в жизни сакральной. Четыре, а, возможно и более, поколения рода Сцевол были понтификами.3

В течение короткого времени род дал трех великих понтификов - Красс Муциан (131-130), П. Муций Сцевола (130-115), П. Муций Сцевола (89-82). Такая концентрация высших жреческих должностей в одной семье была вызвана не только (и не столько) политическим влиянием Сцевол, сколько их особой квалификацией и компетентностью в области сакральной жизни, знания древних обычаев, юриспруденции и сакрального права. Все три представителя рода считались крупнейшими авторитетами в этих вопросах, и в этом плане к ним примыкает еще один, видимо, не менее знаменитый представитель рода, двоюродный брат Красса и Сцеволы-старшего, консул 117 года Публий Муций Сцевола (Сцевола-авгур).

- 194 -

Все трое Сцевол были авторами специальных трудов по юриспруденции и сакральному праву, к ним обращались по самым важным и сложным проблемам. Консул 133 г. П. Муций Сцевола был издателем "Великих анналов" и, возможно, под их влиянием появляется школа "средних анналистов". Другим событием, оказавшим влияние на ее появление, были гракханские реформы.4 Цицерон учился праву у Сцеволы-авгура, считая его лучшим специалистом в этой области (Cic. Lael., 1; Plut. Cic., 3).

Крассы, также имевшие репутацию выдающихся правоведов, играли огромную роль в жизни Рима. Одной из областей их деятельности было красноречие. Известным оратором был Красс Муциан (Gell., I, 13, 10). Репутацию выдающегося оратора имел П. Лициний Красс, консул 95 года, которого Цицерон, наряду с консулом 99 года Марком Антонием, считал лучшим оратором своего поколения, Именно на примере Красса строится цицероновская модель идеального оратора, знатока права, философии, истории, владеющего основами практически всех наук, знатока древних и современных риторических теорий и конкретных ораторских технологий, имеющего, вместе с тем, огромный опыт различного рода конкретных политических и судебных выступлений. Оратор-интеллектуал Красс является для

- 195 -

Цицерона первым по сравнению с Антонием, делавшим ставку на природное дарование, импровизацию и огромную практику, но все же занимающим постоянное "второе место". Репутацию хороших ораторов имели и Сцеволы (Cic. De orat., I, 22; Brut., 115 - Сцевола-консул 95 г., Cic. Lael., 1 - Сцевола-авгур). В историографии часто отмечается значение отдельных кланов, ставших связующими звеньями для политиков той или иной ориентации. Одним из таких центров, обьединивших деятелей крайне консервативной "оптиматской" направленности, был род Цецилиев Метеллов.5 В известной степени, Крассы и Сцеволы
- 196 -

стали таким связующим звеном для политиков-реформаторов, причем, не имея столь разветвленной системы родственных связей, они отчасти компенсировали это дружескими, интеллектуальными и научными связями, а также - отношениями учителей и учеников.

Можно заметить, что практически все реформаторы периода от Гракхов до Суллы были так или иначе связаны с этой группой. Красс Муциан был женат на сестре принцепса сената Аппия Клавдия Пульхра, дочь Аппия Клавдия была женой Тиберия Гракха, Гай Гракх женился на дочери самого Красса Муциана.

Очень тесные связи, уже скорее политико-интеллектуального плана, существовали между Крассами-Сцеволами и новым поколением реформаторов. Точное родство Красса Муциана и других Крассов, консула 97 года и знаменитого оратора, неясны, однако они именуются propinqui. Оратор Л. Лициний Красс был не только дальним родственником Кв. Муция Сцеволы, но и его политическим единомышленником и коллегой по консульству 95 года (Cic. Brut., 211; De orat., I, 24: II, 22: III, 6; 133; 174), а Сцевола женился на троюродной сестре оратора (Cic., Brut., 145).

Младшие представители ораторского кружка Красса и Антония, к которому принадлежал и Сцевола, играя роль главного консультанта в области права, также представлены очень громкими именами. Это Ливий Друз, П. Сульпиций Руф и Г. Аврелий Котта. Несколько позже Котта и его братья, консул 74 г. М. Аврелий Котта и Л. Аврелий Котта, претор 70, консул 65 и цензор 64 года, стали крупными деятелями реформ 70 г. до н.э. Близкие отношения, общую атмосферу и ценностные ориентиры круга наиболее полно показал Цицерон в своих ораторских диалогах и, прежде всего, в "Диалоге об ораторе". По утверждению Цицерона, вполне подтвержденному другими фактами, в политических процессах 10-х гг. 2 века - 90-х гг. I века до н. э. практически

- 197 -

все обвиняемые, независимо от их политической ориентации, обращались к одному из представителей этого сообщества, как правило, предпочитая Красса и Антония, но уважительно относясь и к их молодым коллегам. Видимо, именно здесь, также, как и в кружке Сципиона, рождался новый стиль дружбы, amicitia, позже детально разработанный и обоснованный Цицероном. Этот стиль был принят достаточно разными политиками, которые становились прямыми или интеллектуальными потомками и наследниками Крассов-Сцевол. Среди этих людей были Цицерон, Кв. Гортензий Гортал, триумвир М. Лициний Красс и многие другие. В известной степени, духовным наследником этого круга стал и Гай Юлий Цезарь.

Род Юлиев Цезарей занимал особое место в этом обьединении. Отец будущего диктатора, Г. Юлий Цезарь, был женат на Аврелии из рода Аврелиев Котт. Юлии Цезари были теснейшими родственными узами связаны с Антониями. Троюродный брат будущего диктатора, Г. Юлий Цезарь Страбон, был одним из главных членов ораторского кружка Красса (Cic., De orat., II,9) Вхожими в этот круг были его брат, Луций, консул 90 и цензор 89 г., женатый на Фульвии, дочери М. Фульвия Флакка, консула 125 г. и ближайшего союзника Гая Гракха, и брат отца диктатора Цезаря, консул 91 г. С. Юлий Цезарь. Один из Цезарей, видимо, Луций, написал сочинение "Об ауспициях".

Группа Крассов-Сцевол и примыкающие к ней политики и интеллектуалы, видимо, сыграли не меньшую роль в духовной жизни Рима, чем "сципионовский кружок". По большому счету, они разделяли те же ценности, что и последний, хотя определенные расхождения были. Не испытывая никакой враждебности и предубеждения к греческой культуре и глубоко ее зная и понимая, этот круг больше ориентировался на "почвеннические

- 198 -

интересы" (римское право и древности, антикварные изыскания, история и латинская филология). Традиции занятий этого круга продолжили Цицерон, Цезарь, Варрон, младшие анналисты, ораторы и юристы I в. до н.э.

Глубокой последовательностью отличалась и их политическая линия. Это была политика умеренно-центристской ориентации, основанная на глубоком понимании нужд государства, стремлении к бескровному выходу из кризиса, рационализм, политическая осторожность и неприятие радикальных идей, течений и конкретных политиков. Старшее поколение, как было показано выше, было связано с Гракхами, последующее сыграло значительную роль в политических событиях 100-82 гг. до н. э.6

Хотя некоторые представители последнего появились на политической арене несколько ранее (ораторы Красс и Антоний), известным политическим "стартом" этой группировки стало подавление движения Апулея Сатурнина, и именно этот "старт" был четко обозначен Цицероном в речи "За Рабирия" (21), когда все будущие лидеры, обьединившись с Метеллами и оптиматами, выступили против мятежного трибуна. Цицерон упоминает "всех Крассов" (omnes Crassi), имея в виду, в том числе и оратора Красса и будущего консула 97 года и поименно называя обоих (Cic. Ibid.; Phil., VIII, 15) и "всех Юлиев" (omnes Iulii), имея в виду отца диктатора, Гая Юлия Цезаря, и будущих консулов 91 и 90 гг. Луция и Секста (Ibid.). Среди явившихся на форум сенаторов были двое Сцевол (Сцевола-авгур и Сцевола-консул 95 г.) (Ibid.), а оратор Марк Антоний даже командовал

- 199 -

вооруженным отрядом, находясь за городом (Ibid., 26). Именно блок этих двух сил, Метеллов и оптиматов, с одной стороны, и "умеренных" - с другой, определил успех в борьбе с Сатурнином, способствовал падению влияния Мария, созданию единства сената и определил десятилетний период спокойствия и политику этого времени. Считать это время периодом "сенатской" или "оптиматской" реакции было бы слишком прямолинейным, Скорее можно увидеть попытку центристских сил удержать достаточно хрупкое равновесие.

События 100 года принесли политические дивиденды, превратив в последующее десятилетие группу Крассов-Сцевол-Юлиев Цезарей в одну из главных политических сил. Из 20 консулов 99-91 гг., по крайней мере, шестеро, были ее представителями, а большинство остальных являлись политическими союзниками. В 99 году консулом стал оратор Марк Антоний, в 97 г. - П. Лициний Красс, в 95 г. - оратор Красс и Кв. Муций Сцевола, в 91 г. - С. Юлий Цезарь, в 90 г. - Луций Цезарь. Новые политические лидеры пытались решить две проблемы, представлявшие смертельную опасность для республики: проблему провинции Азия и угрозы вторжения Митридата и проблему назревавшего восстания союзников и возможной гражданской войны. Группировка Крассов-Сцевол и их союзники боролись на два фронта: в союзническом вопросе им противостояли оптиматы, и можно было рассчитывать на помощь марианцев и популяров; наоборот, в вопросе об Азии, тесно связанной с проблемой всаднических судов, можно было рассчитывать на поддержку оптиматов и противостояние марианцев и всаднического "лобби", представленного такими деятелями, как Л. Марций Филипп, впрочем, если противостояние с обеих сторон было исключительно жестким, то поддержка оказалась значительно слабее, чем можно было предполагать, а временами крайние группировки наносили практически одновременные, если не согласованные, удары.

- 200 -

В 94 году Муций Сцевола попытался защитить интересы провинциалов против публиканов, в 93 году это делал его бывший легат П. Рутилий Руф. Процесс Рутилия Руфа показал могущество и демонстративный произвол всаднических судов.7 Главный закон Друза, закон об италиках, стал последней попыткой предотвратить кризис на его последней, опасной стадии. Успех реформ Друза мог предотвратить или хотя бы смягчить грозящую катастрофу Союзнической и гражданской, а, возможно, и Митридатовой, войны. Провал реформ и гибель трибуна сорвали этот процесс и развязали кровавую бойню восьмидесятых годов, стоившую жизни сотням тысяч римлян и италиков.8 В этой бойне гибнет и партия Крассов-Сцевол.

- 201 -

Оратор Красс был активным сторонником Друза и выступал против Марция Филиппа (Cic. De orat., III, 4). Он умер 20 сентября 91 года (Cic. De domo, 50; Pro Mil., 16), что немало способствовало ослаблению позиций реформаторов, лишившихся своего влиятельнейшего лидера. Оратор Антоний был обвинен комиссией Вария и с трудом смог оправдаться (Cic. Tusc., II, 57).

Даже после начала войны реформаторы пытались смягчить ее уничтожающее воздействие. В 91 году консул Секст Юлий Цезарь поддержал Друза. В 90 году консул Луций Юлий Цезарь, один из командующих в Союзнической войне, стал инициатором закона Юлия, и, возможно, поддержал закон Плавтия-Папирия, давших права гражданства лояльным союзникам и открывших перспективу соглашения (App. B.C. I, 89). В 89 году в качестве цензора он пытался продолжить эту политику, впрочем, в условиях активизации наступления римских армий и растущего ожесточения. Закон, вопреки воле инициаторов, сыграл роль ловкого политического хода, позволившего римлянам расколоть повстанцев и залить кровью восставшие регионы. Пример Суллы

- 202 -

и, отчасти, Помпея Страбона, показывает, что, по крайней мере, часть римского командования предпочитала уничтожение инсургентов и подавление союзников предоставлению им каких-либо гражданских и политических прав. В 99 году закон Сульпиция Руфа, дающий союзникам полное равноправие и распределивший союзников по всем римским трибам, был сорван переворотом Суллы. Сам Сульпиций Руф погиб (App. B. C., I, 55-61; Plut. Mar., 34-36; Sulla, 7-10; Liv. Epit., LXXVII; Flor, III, 21, 6; Diod, XXXVII, fr. 40; Vell., II, 1-19).

Победа марианцев в 87 г. привела к физическому уничтожению большей части группировки. В 87 году жертвами марианского террора стали Луций Юлий Цезарь, его брат Цезарь Страбон (Cic., De orat., III, 10; Brut., 307; App. B. C. I, 69; Flor, II, 9), оратор Марк Антоний и консул 97 года П. Лициний Красс (Liv. Epit., LXXX; Plut. Crass, 4). Среди погибших были и консул 102 года Кв. Лутаций Катул и П. Корнелий Лентул, на определенных этапах бывшие политическими союзниками Крассов-Цезарей (App. B. C., I, 72). В 82 году по приказу Мария-младшего претор Л. Юний Брут Дамазипп покончил с последним представителем кружка Красса. Муцием Сцеволой (App. B. C., I, 88; Vell., II, 27; De vir. Ill., 688). Если марианцы физически уничтожили группировку, то Сулла. выступавший в качестве мстителя за убитых (Plut. Crass., 4; App. B. C., I,77; Liv. Epit., LXXVII), фактически уничтожил ее главное дело - предоставление гражданских прав италикам, - а сулланские реформы похоронили намерения реформаторов.9 Быть может, символично прозвучал отказ, наверное, единственного оставшегося в

- 203 -

живых крупного представителя группировки, известного историка Рутилия Руфа вернуться в сулланский Рим в ответ на приглашение всемогущего диктатора.

В заключение рассмoтрим oснoвные черты деятельности этого круга. Это была "средняя сила". Древние авторы, включая самого Цицерона, избегают их четкой дефиниции как оптиматов или популяров. Наши источники, включая Цицерона, не используют термин optimates, хотя они, безусловно, попадают хотя бы под расширительное толкование (Cic., Pro Sest., 49, 105; De har. resp., 20, 43-21, 44). С другой стороны, никто из них, за исключением Гракхов и Сульпиция Руфа, не фигурирует в большом списке политиков- популяров, приведенным Христианом Мейером.10 Дефиниция многих из них представляет сложнейшую проблему и для современных исследователей. Политика этих сил отличалась рационализмом и продуманностью, а, в определенном смысле, и "просчитанностью" ситуации.11

- 204 -

В условиях кризиса конца II - начала I века до н. э.она закончилась провалом. а сама группа Крассов- Сцевол была уничтожена.

Вместе с тем, после гражданской войны 80-х гг. и невероятных жертв, общество в конечном счете востребовало именно эту политику. Реформы 70-х гг., в целом, прошли в духе политической линии Крассов-Сцевол,12 а ее идейными преемниками стали два таких различных политических деятеля, как Цицерон и Цезарь. Первый создает культурную традицию, во многом основанную на традиции этого круга, а основой цицеронианства во многом стали идеи ораторского круга Красса. Именно Цицерон донес до потомков принципы и стиль жизни этих людей. Цезарь провел конструктивные реформы, также во многом выдержанные в духе политиков "средней линии", осуществив, возможно, главную цель этой группы - создание нового сильного государства и продолжив процесс расширения гражданских прав в Италии и за ее пределами. Цицероновская concordia ordinum также во многом стала продолжением политики Крассов-Сцевол. Впрочем, были и другие преемники, в числе которых можно назвать такие имена, как Аврелии Котты и уцелевший от марианской резни сын консула 97 года, будущий триумвир Марк Лициний Красс.


Примечания


1 Taylor L.R. Appianus and Plutarch on Tiberius Gracchus Last Assembley // Athenaeum. 44. 1966. P. 238-250; Badian E. Tiberius Gracchus and the Beginning of Roman Revolution // ANRW. Tl. 1 Bd. 1. Berlin-New York, 1972. P.690.(назад)
2 На факт близкого родства двух политических деятелей и его важность для понимания дальнейших событий обратили внимание еще М. Гельцер и Ф. Мюнцер (Munzer F. Mucii (21) // RE. Bd. 16. Hbd. 1. Sp. 412; 425- 42; Gelzer M. Licinii (72) // Bd. 13. Hbd. 25. Sp. 334). Для Ф. Мюнцера это обстоятельство стало одним из главных аргументов в пользу того, что движение Гракхов было не только попыткой реформ, но и отражением внутрисословного соперничества аристократических кланов (Munzer F. Romische Adelsparteien und Adelsfamilien. Stuttgart, 1920. S. 251-259). Теория М. Гельцера и Ф. Мюнцера стала исходной точкой в полемике между сторонниками "двухпартийной схемы" и "просопографического направления" (термин чаще используется противниками, чем сторонниками). Подробные обзоры различных точек зрения на просопографические исследования см.: Broughton T.R.S. 1) Senate and Senators of the Roman Republic. The prosopographical approach // ANRW. Tl. 1 Bd. 1. Berlin- New York, 1951-2 P. 250-261; 2) The Magistrates of the Roman Republic. New York, 1951-1952; Gruen E. S. Roman Politics and Criminal Courts 149-87 B. C. Cambridge 1966. Никоим образом не имея возможности рассмотреть эту проблему в данной работе, заметим, что, на наш взгляд, пропасть между необходимыми для любой историографической работы просопографическими исследованиями и концепцией борьбы оптиматов и популяров значительно меньше, чем может показаться на первый взгляд.(назад)
3 Генеалогия Муциев Сцевол см. Munzer F. Mucii... Sp. 412. Достаточно хорошо известны пять поколений рода. Представитель первого поколения, Кв. Муций Сцевола, претор 215 г. и участник II Пунической войны, был decemvir sacris faciundis (Liv., XXXVII, 8) и умер в 209 г. Понтификом был и сын консула 96 г. Кв. Муция Сцеволы, П. Муций Сцевола.(назад)
4 Многие из средних анналистов были в той или иной степени связаны с гракханским движением, как правило, принадлежа к его противникам - Л. Кальпурний Пизон Фруги, консул 133 и цензор 123 гг., Г. Фанний, консул 122 г., консул 129 г. Г. Семпроний Тудитан, принадлежавший к кружку Сципиона (Cic., Brut. 95; App. B. C., I, 19), Луций Семпроний Азеллион был военным трибуном у Сципиона Эмилиана под Нуманцией. Появление обширного материала понтификальных хроник, видимо, также отразилось на творчестве некоторых из них (Пизон Фруги, Гней Геллий, Г. Семпроний Тудитан).(назад)
5 Основателем могущества рода Метеллов стал победитель Лже-Филиппа и ахейцев Кв. Цецилий Метелл Македонский, консул 143 и цензор 131 гг., а также его брат, консул 142 г. Л. Цецилий Метелл Кальв. В 123-110 гг. консульство занимали шесть представителей этого рода: Кв. Цецилий Метелл Балеарский (консул 123 и цензор 120 гг.), Л. Цецилий Метелл Диадемат (консул 117 г.), М. Цецилий Метелл (консул 115 г.), Г. Цецилий Метелл Капрарий (консул 113 и цензор 102 г.), сыновья Метелла Македонского и Л. Цецилий Метелл Далматик (консул 119 и цензор 115 г.) и Кв. Цецилий Метелл Нумидийский (консул 107 г.) - сыновья Метелла Кальва. Следующее поколение Метеллов было центром сулланского руководства. Наиболее значительным представителем рода был консул 80 г. Квинт Цецилий Метелл Пий, по матери к роду принадлежали Кв. Сервилий Ватия Исаврийский (консул 79 г.) и братья Лукуллы, Луций и Марк. Посредством браков с родом быди связаны М. Эмилий Скавр, консул 79 г. Апп. Клавдий Пульхр, Гней Помпей и сам Сулла. С Метеллами было связано и третье поколение оптиматов и помпеянцев - сам Помпей, консул 60 г. Кв. Цецилий Метелл Целер, консул 54 г. Аппий Клавдий Пульхр, консул 68 г. Кв. Марций Рекс, консул 69 г. Кв. Цецилий Метелл Критский и консул 52 г. Кв. Цецилий Метелл Пий Сципион. См: Munzer F. Caecilius // RE. Bd. 3. Sp. 1229-1230; Twyman R. The Metelli, Pompeius and Prosopography // ANRW. Tl. 1. Bd.1. Berlin-New York, 1972. P. 32-33.(назад)
6 Консул 95 г. до н. э. Кв. Муций Сцевола, консул 97 г. до н. э. П. Лициний Красс, оратор Красс и близкие к ним оратор Марк Антоний и несколько представителей рода Цезарей.(назад)
7 Подробнее о процессе Рутилия см: Cic. De orat., I, 229; Dio, XXVIII, fr. 97; Vell., II,13; Flor, III, 17. Ни один из источников не сомневается в том, что процесс был сфальсифицирован. Если одни исследователи (Моммзен Т. История Рима. СПб., 1995. Т.2. С. 201-202; Ковалев С. И. История Рима. Л., 1986. С. 375) видят в этом событии конфликт сената и всадников, то другие склонны считать, что именно марианцы, а, возможно, и лично Марий, имевший личные мотивы для вражды с Рутилием со времен африканской кампании (Sall. Iug., 6) и выборов 100 года (Plut. Mar., 2; Cic. Pro Rab., 21) были главной пружиной этой интриги. См: Nicolet Cl. L'ordre equestre a l'epoque republicaine. Paris, 1966. P. 34.(назад)
8 Катастрофические последствия Союзнической и гражданской войн, возможно, является известным ключом к пониманию сущности римского кризиса. Веллей Патеркул оценивает военные потери в Союзнической войне в 300.000 человек с обеих сторон (Vell., II, 15, 3), по Евтропию, в войне 3-2 гг. погибло около 150.000 человек (Eutr., V, 9), согласно Аппиану, только Сулла в 83-82 гг. уничтожил более 100.000 человек (App. B. C., I, 104). В период Союзнической войны только римская армия насчитывала 30-32 легиона, а во время гражданской войны с обеих сторон сражались 54 легиона. В худшие периоды II Пунической войны римляне мобилизовали 24-25 легионов, а нормальная численность армии была вдвое-втрое меньше (См: Brunt P. A. Italian manpower. Oxford, 1971. P. 110). Многие области Италии (Самний, Лациум, Этрурия, Кампания) были опустошены. Огромные потери понесла и правящая элита. Согласно Аппиану, в войне погибло 2.600 всадников (потери только гражданской, а. возможно и Союзнической войн) (App. B. C. I, 104), причем около 1.600 были жертвами Суллы (Ibid., I, 95). Аппиан писал, что гражданская война стоила жизни 90 сенаторам и 15 консулярам (App. B.C., I, 103). Евтропий оценивает потери в 200 сенаторов, 24 консуляра, 7 преториев и 60 эдилициев (Eutr., V, 9) (возможно, речь идет о периоде 91-81 гг). Из 15 консулов 90-81 гг. к концу периода в живых остался один Сулла.(назад)
9 Хотя Сулла, видимо, не отменил законы 90, 89 и 84 гг. (есть указания и на такую возможность - Cic. In Caec., 35), он реально ликвидировал механизм предоставления гражданства, отменив цензуру и не проводя цензов, что делало акт подтверждения законов чисто пропагандистской акцией (Liv., Epit., LXXXVI). С другой стороны, многие италики были истреблены физически, ряд областей (Самний, Лукания, Этрурия) подверглись опустошению, а такие города, как Пренесте, Норба, Эзерния, Нола, Волатерры и др. были фактически разрушены. Другие лишились гражданских прав, цитаделей, части земли (App. B. C., I, 94; Liv. Epit., LXXXVIII-LXXXIX; Plut. Sulla, 30; 32; Vell., II, 27). Постсулланское руководство прекратило репрессии, но до 70 года цензов не проводило. Можно в полной мере согласиться с Я. Ю. Заборовским, который полагает, что предоставление гражданства италикам реально произошло только в 70 году, а окончательно процесс завершился уже при Августе. См. Заборовский Я. Ю. Очерки по истории аграрных отношений в Римской Республике. Львов. 1985. С. 55-56; 63-64.(назад)
10 Meier Chr. Populares // RE. Suppl. Bd. 10. S. 578-602.(назад)
11 Мнения П. Брюнта и Я. Ю. Заборовского об исключительном внимании римлян и, прежде всего, римских реформаторов к демографическим и особенно - военно-демографическим проблемам, представляеется в высшей степени обоснованным (См. Заборовский Я. Ю. Очерки... С. 45-48; Brunt P. Italian manpower... P. 347-348.(назад)
12 Кроме ценза 70 года, подведшего черту под "союзническим вопросом" и ставшим фактически "мирной революцией" против сулланской системы, большое значение имела и судебная реформа, создавшая двух- или трехсословные суды (Asc. p. 25; 47-49 Dind.; Liv. Epit., LXXVII; Vell., II, 3), инициатором которой стал Гай Аврелий Котта, брат самого младшего из членов кружка Красса.(назад)

(c) 2003 г. А.Б. Егоров
(c) 2003 г. Центр антиковедения