Публикации Центра антиковедения СПбГУ


В.В. Шувалов
Проблемы организации I Афинского морского союза


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Санкт-Петербург, 2002. ISBN 5-288-03007-3
- 61 -

В научной литературе, как отечественной, так и зарубежной, Делосской симмахии уделяется достаточно внимания. Тем не менее, в этой уже очень давно и с различных сторон изучаемой теме еще остается немало серьезных проблем, а именно: вопросы о цели союза, о сумме фороса и проблема соотношения Эллинского союза против персов и I Афинского морского союза. В них, главным образом, мы и попытаемся разобраться.

В 478г.1 греки, в особенности хиосцы, самосцы и лесбосцы (Plut. Arist., 23) уговорили афинян организовать новый союз для борьбы с персами. В него вошли, кроме большинства островов Эгеиды, ионийские и некоторые эолийские города. В дальнейшем, по мере освобождения новых земель, этот союз расширялся. Большинство исследователей сходятся на том, что целью Делосской симмахии было освобождение эллинов от персидского ига. Это мнение подверг критике Р. Сили. Ссылаясь на замечание Фукидида (I, 96, 1) о том, что предлогом для войны было желание отомстить персам за причиненные ими бедствия опустошением царской земли, он утверждает следующее: "Фукидид имеет в виду лишь то, что союзники собрались вместе для опустошения царской земли. Первоначально цель союза была пиратской"2.

При этом он отвергает два других свидетельства Фукидида о том, что целью нового объединения было освобождение
- 62 -

греков (III, 10, 3; VI, 76, 4) на том основании, что эти замечания высказываются в речах. Как считает Р. Сили, не следует придавать им значения, так как это лишь мнение тех, кто произносил эти речи (т. е. митиленян и Гермократа)3. В этой связи Р. Сили утверждает, что "Делосская симмахия возникла из-за споров о персидской добыче, и её целью было получение как можно больше добычи"4. По его мнению, греки, в большинстве своем, вообще не желали освободиться от персов. Малоазийские города вошли в состав Делосской симмахии лишь благодаря небольшим группам населения, желавшим независимости, и энтузиазму, вызванному победами в битвах с персами5. В. Эренберг также полагает, что первоначальная цель I Афинского морского союза была пиратской. Он, однако, находит, что политики, конечно, смотрели гораздо дальше и поступали сообразно с этим6. Впрочем, этот взгляд мало кто разделяет7. Действительно, источники говорят против этой гипотезы. Во-первых, нам известно, что ионийцы хотели получить независимость (Нег., VII, 132, 1; IX, 90, 1-2; Thuc.,I, 89, 2; 95, 1).Во-вторых, нам также известно, что в своих первых действиях союзники не просто опустошали землю, но и освобождали от персов греческие города (Нег., VII, 106). В-третьих, абсолютно неубедительно выглядит критика Р. Сили сведений Фукидида, содержащихся в его речах (III, 10, 3; VI, 76, 4). Ведь прекрасно известно, что греческий историк является автором речей
- 63 -

в не меньшей степени, чем персонаж, их произносивший (Thuc., I, 22, 1). Таким образом, следует признать, что сведения Фукидида, содержащиеся в 96 главе I книги нуждаются в дополнении. Рассматривая их вместе с другими местами "Истории" Фукидида (III, 10, 3; VI, 76, 4), равно как и с данными Геродота (VII, 106; 132, 1; IX, 90, 1-2), мы придем к единственно возможному, на наш взгляд, заключению о том, что первоначальной целью I Афинского морского союза было освобождение от персов греческих земель, хотя, конечно, союзники не отказывались и от захвата персидской добычи (Plut. Cim., 9).

О конституции Делосской симмахии сведений мало. Фукидид сообщает, что союзники сохраняли свободу и автономию (I, 97, 1; III, 10, 3-4; 11, 1). Собрания их проходили на Делосе, куда союзные города посылали своих делегатов (Thuc., I, 96). Каждое государство имело один голос (Тhuc., III, 10, 5). Н. Хэммонд считает, что голос Афин был равен голосу всех союзников вместе взятых8. Это, безусловно, не так. Анализ вышеприведенных источников позволяет нам утверждать, что в собраниях союзников Афины не имели полного превосходства. Хотя, конечно, нельзя согласиться и с Дж. Ларсеном в том, что гегемония давала афинянам мало власти, и вообще не была привилегией, что она была своего рода литургией, которую они приняли на себя ради эллинов9. При дележе захваченной добычи Афины забирали себе половину (Plut. Cim., 9), что вряд ли вызывало недовольство, поскольку их флот был, по крайней мере, не меньше, чем флот всех союзников вместе взятых. Кроме того, афиняне, по-видимому, председательствовали в собраниях на Делосе, и им принадлежала исполнительная власть в союзе.

- 64 -

Союзники, в том числе и афиняне, принесли друг другу присягу на верность. Враги и друзья должны были быть у них общими (формула любого военного союза). В знак того, что союз заключен на вечные времена, они бросили в море куски металла (Нег., I, 165; Aristot. Ath.pol., 23, 5; Plut. Arist., 25). А.Е. Паршиков считает, как нам кажется, совершенно бездоказательно, что врагами I Афинского морского союза могли быть только варвары. Он полагает, что формула в договоре об общих врагах (не обязательно варварах) и друзьях, которую мы находим в "Афинской политии" Аристотеля (23, 5), и которая еще встречается у Фукидида под 434 г. (I, 44, 1), могла появиться лишь в это приблизительно время, а Аристотель перенес ее на события более ранние10. Вряд ли возможно столь критично относиться к этому сообщению Аристотеля. Ведь при заключении союза в 478 г. было известно, что незадолго до этого некоторые греки сохраняли нейтралитет, а некоторые даже сражались на стороне персов со своими соотечественниками. Трудно представить, что члены Делосской симмахии совершенно исключали возможность повторения этих событий, т. е. того, что им придется воевать с греками - союзниками персов, тем более, что как раз в это время ходили слухи об измене Павсания и Фемистокла - героев войны с персами ( Тhuc., I, 95, 5; 128-135; Diod., XI, 44, 1-5; Р1ut. Тhem., 23).

Естественно, войны между членами союза были запрещены (Тhuc., VI, 76, 3). Союз должен был существовать постоянно, так как пока существует Персия, существует и опасность, и поэтому необходимо быть едиными и готовыми к совместному сопротивлению. Мысль о том, что персидское государство может быть когда-нибудь совсем уничтожено, вряд ли тогда приходила кому-нибудь в голову.

Обширную литературу вызвал вопрос о средствах, на которые должен был существовать новый союз. Фукидид
- 65 -

сообщает, что союзники были разделены на две категории - поставлявшие флот и вносившие деньги - форос в общесоюзную казну, которая находилась на Делосе (I, 96). Сколько городов поставляло флот, нам в точности неизвестно. Кроме Хиоса, Лесбоса и Самоса, несомненно, корабли поставляли Наксос и Фасос, возможно, и другие11. Остальные должны были вносить в казну союза деньги. Для определения суммы, которую должно платить каждое государство в соответствии со своими доходами, они попросили афинян отрядить к ним Аристида, который пользовался славой справедливейшего человека. Его раскладкой союзники остались очень довольны (Тhuc., V, 18, 5; Diod., XI, 47; Р1ut. Arist,. 24).

Большие споры у современных исследователей вызывает сумма фороса. Фукидид (I, 96), а за ним и Плутарх (Аrist., 24) говорят, что первый форос был установлен в сумме 460 талантов. (Диодор называет цифру - 560 талантов (XI, 47), но это, вне всякого сомнения, недоразумение). Ряд учёных считают, что в данном случае в текст Фукидида вкралась ошибка12. Дело в том, что мы имеем списки дани, получаемой Афинами ежегодно с 454 г. Они представляют собой запись так называемых "начатков плодов", которые союзники ежегодно доставляли в храм богини Афины, и которые составляли 1/60 часть их дани13. По различным подсчётам получается, что самый большой форос, который когда-либо собирали афиняне до Пелопоннесской войны, составлял, во всяком случае, не более 400 талантов14. Из этого делается вывод, что Фукидид ошибся и предлагается считать первоначальной
- 66 -

фороса не в 460, а в 260 талантов15.

Однако Фукдида трудно заподозрить в невнимательности, и у него есть масса защитников. Так, Н. Хэммонд и М. В. Кондратюк считают, что сумма 460 талантов имела в виду и денежный эквивалент стоимости кораблей, поставляемых в союзный флот16. Но из Фукидида видно, что имеются в виду только деньги. По мнению С. Я. Лурье, Аристид включил в свой список не только города, которые уже входили в союз, но и те, на которые афиняне только ещё претендовали17. Нам кажется, что это совсем невероятно. Невозможно представить, что Аристид разъезжал по городам, не имевшим отношения к I Афинскому морскому союзу и зачастую еще находившимся под властью персов, и изучал их земли и доходы. (Впрочем, С. Я. Лурье вообще отвергает свидетельство Плутарха (Arist., 24) о том, что Аристид путешествовал по землям союзников). Некоторые ученые полагают, что поскольку в списках дани афинских союзников содержатся данные о том, сколько афиняне реально получали, а не о том, сколько они формально должны были получать, то 460 талантов - сумма, которую согласились платить союзники, и которая была официально принята на их собрании18. А. Френч в своей статье разбирает различные теории современных исследователей, пытающиеся примирить данные Фукидида и списков дани19. Некоторые государства могли вместо денежных выплат строить у себя корабли для афинян;
- 67 -

командиры афинского флота, собирая дань, могли использовать часть ее на нужды момента, и, соответственно, в полном объеме она не доходила до Афин; государства, в гаванях которых стоял афинский флот, могли вместо денег рассчитываться продовольствием и услугами. Но во всех подобных случаях дань все равно должна была фиксироваться. Сам А. Френч полагает, что зафиксированная дань - это церемониально получаемая и посвящаемая Афине часть, которая могла быть использована только в случае крайней необходимости. Ресурсы, которыми афиняне располагали для ведения войны, происходили из иных источников, и, таким образом, в списках дани союзников содержатся сведения лишь о части фороса. Впрочем, А. Френч не настаивает на том, что одной его теории достаточно для того, чтобы объяснить, почему списки дани не соответствуют сообщению Фукидида20.

Как нам представляется, проблема эта надуманна. Ни одна из существующих гипотез не может убедительно разъяснить, почему, если верить спискам дани, некоторые города платят сначала больше, потом меньше, почему иногда богатые города платят меньше бедных, почему некоторые города, о которых известно, что они, без всякого сомнения, платили форос, вообще отсутствуют в списках. Дело в том, что в этих документах много лакун и многое в них восстанавливается лишь предположительно. Таким образом, сведения, которые мы получаем из этих списков, не могут служить основанием для сомнений в правильности суммы фороса, о которой говорит Фукидид.

Перейдем, наконец, к последней интересующей нас проблеме. До создания I Афинского морского союза греки вели войну с персами в рамках так называемого Эллинского союза, который сложился в 481 г. Ученые до сих пор не пришли к единому мнению по вопросу о соотношении Эллинского и Делосского союзов. А. Е. Паршиков
- 68 -

полагает, что античные авторы говорят лишь о захвате Афинами морской гегемонии в Эллинском союзе, и с формальной точки зрения I Афинский морской союз должен рассматриваться как прежний Эллинский союз, в котором морская гегемония перешла от Спарты к Афинам21. Эта точка зрения не может быть нами принята. Действительно, древние авторы говорят о потере Спартой гегемонии на море (Нег., VIII, 3; Aristot. Ath. pol., 23, 2; Diod., XI,46,4; Plut. Arist., 23), но это не дает нам права утверждать, что Эллинский и Делосский союзы - это одно и то же. Естественно, что в результате образования нового союза, в который вошел почти весь флот Эллинского союза, Спарта утратила морскую гегемонию. Что же касается Делосской симмахии, то ее состав и конституция говорят о том, что это совершенно особое объединение: не все государства, имевшие флот и входившие в союз 481 г., участвовали в новом объединении (например, Коринф); с другой стороны, города побережья Эгейского моря, находившиеся ранее под властью персов и не принятые в Эллинский союз (Нег., IX, 106), без сомнений присоединялись к Делосской симмахии по мере освобождения от персов. Наконец, у этого союза существовала отдельная казна, и все союзники были связаны общей клятвой, о чем мы уже говорили.

Впрочем, практически все исследователи считают I Афинский морской союз новой, особой организацией, но и среди них существуют разногласия по этому вопросу. Так, некоторые ученые полагают, что с созданием нового союза, который стал как бы правопреемником старого, последний прекратил свое существование22.
- 69 -

Между тем, наш главный источник Фукидид свидетельствует скорее об обратном. Он сообщает, что афиняне, посчитав себя оскорбленными отказом лакедемонян от их помощи во время восстания илотов в 462 г. и требованием удалиться из Пелопоннеса, разорвали заключенный с ними союз против персов и вступили в союз с аргосцами и фессалийцами (I, 102, 3-4). Таким образом, нужно думать, афиняне входили в Эллинский союз до 462 г. В. М. Строгецкий считает, что здесь речь идет о разрыве афино-спартанского договора, заключенного, по его мнению, накануне Марафонской битвы23. Однако, с его мнением трудно согласиться. Во-первых, Фукидид ясно говорит, что разорван был именно союз против персов; во-вторых, вряд ли из свидетельства Геродота (VI, 105-106), в котором он сообщает о просьбе афинян о помощи в битве с персами и согласии спартанцев помочь, можно выводить существование особого договора о войне против персов. Здесь речь идет о помощи только в Марафонской битве. Даже если предположить, что согласие Спарты помочь было официально оформлено, трудно представить, что договор о помощи в конкретной проблеме мог существовать еще 30 лет после решения этой проблемы. В этой же 102 главе I книги Фукидид говорит, что поскольку война с мессенянами затянулась, лакедемоняне призвали на помощь афинян и других союзников. В. М. Строгецкий полагает, что это свидетельство позволяет считать, что афиняне не входили в число спартанских союзников, так как в противном случае Фукидид не стал бы их противопоставлять или, по крайней мере, отделять от других союзников24. Но вряд ли можно так понимать эту фразу историка. Очевидно, он выделяет афинян, так как речь далее пойдет именно о них. Предпочтительнее, нам кажется, понимать это место так, как понимал его Павсаний: "Среди других вспомогательных войск, которые
- 70 -

призвали лакедемоняне ... был афинский военный отряд" (IV, 24, 2). О том, что собрания эллинов функционировали и после 478 г., говорят Диодор (XI, 55, 4) и Плутарх (Тhem., 23).

Таким образом, следует признать вслед за большинством ученых25, что Эллинский союз не прекратил своего существования в 478 г., во всяком случае, формально. Вряд ли можно сравнивать в этой связи I Афинский морской союз с НАТО, а Эллинский - с ООН, как это делает Д. Кэген26 . По сути, это различные структуры. Однако Афины, будучи главой одного объединения, входили до 462 г. и в другое.


Примечания


1 Все даты приведены до н. э. (назад)
2 Sealey R. The origin of the Delian League // Ancient Society and Institutions. Oxford, 1966. P. 238.(назад)
3 Ibid. P. 241.(назад)
4 Ibid. P. 253.(назад)
5 Ibid. P. 246 - 247.(назад)
6 Ehrenberg V. From Solon to Socrates. L., 1967. P. 190.(назад)
7 Паршиков А.Е. Аристотель (Ath. pol., 23, 5) и организация Первого Афинского морского союза // ВДИ, 1971, №1. С. 87; Строгецкий В.М. К вопросу о возникновении и целях Делосской симмахии // Античное общество и государство. Л., 1988. С. 61-63; Kagan D. The outbreak of the Peloponnesian war. L., 1969. P. 35; Meiggs R. The Athenian empire. Oxford, 1972. P. 47; Finley M.I. The fifth-century Athenian empire // Imperialism in the ancient world. Cambridge, 1978. P. 307.(назад)
8 Hammond N.G.L. 1) The origins and the nature of the Athenian alliance of 478/7 B.C. // JHS. Vol. 87, 1967. P. 57, 2) The classical age of Greece. L., 1975. P. 70, 91.(назад)
9 Larsen J.A.O. The constitution and original purpose of the Delian League // HSPh. Vol. 51, 1940. P. 201.(назад)
10 Паршиков А. Е. Аристотель (Ath. pol., 23, 5)... С. 87-88.(назад)
11 Там же. С. 86; West A.B. The tribute lists and the non - tributary members of the Delian League // AHR. Vol. 35, 1930. P. 272.(назад)
12 Паршиков А. Е. Эллинский союз 481г. до н. э. и организация Афинского морского союза / автореф. канд. дисс. Одесса, 1970. С. 14-15; Walker E. M. The confederacy of Delos, 478-463 B.C. // CAH. Vol. 5, 1927. P. 44-45; Finley M. I. The fifth-century Athenian empire... P. 111.(назад)
13 West A. B. The tribute lists... P. 267.(назад)
14 Walker E. M. The confederacy of Delos... P. 45; Gomme A. W. A historical commentary on Thucydides. Vol. 1. Oxford, 1950. P. 274.(назад)
15 Паршиков А. Е. Эллинский союз... С. 15; Walker E. M. The confederacy of Delos... P. 45. (назад)
16 Кондратюк М.В. Архэ и афинская демократия // Античная Греция. Т. 1. М., 1983. С. 329; Hammond N.G.L. 1) The origins and the nature of the Athenian alliance... P. 42, 2) Studies in Greek history. Oxford, 1973. P. 333 - 334.(назад)
17 Лурье С.Я. История Греции. СПб., 1993. С. 288.(назад)
18 Каллистов Д.П. Афинский морской союз // Древняя Греция. М., 1956. С. 201; Gomme A.W. A historical commentary... P. 279-280.(назад)
19 French A. The tribute of the allies // Historia. Bd. 21, 1972. P. 1-20.(назад)
20 Ibid. P. 19.(назад)
21 Паршиков А. Е. 1) Эллинский союз... С. 12 - 13; 2) Аристотель (Ath. pol., 23, 5)... C. 81. (назад)
22 Каллистов Д. П. Афинский морской союз... С. 200; Строгецкий В. М. 1) Греческая историческая мысль классического и эллинистического периодов об этапах развития афинской демократии. Горький, 1987. С. 69; 2) К вопросу о возникновении и целях Делосской симмахии... С. 58.(назад)
23 Там же. С. 54.(назад)
24 Там же. С. 54 - 55.(назад)
25 Бузольт Г. Очерк государственных и правовых греческих древностей. Харьков, 1895. С. 274; Паршиков А. Е. Аристотель (Ath. pol., 23, 5)... С. 81; Gomme A. W. A historical commentary... P. 300; Fliess P. J. Thucydides and the politics of bipolarity. Louisiana, 1966. P. 45; Hammond N. G. L. The classical age... P. 326.(назад)
26 Kagan D. The outbreak of the Peloponnesian war... P. 41.(назад)

(c) 2002 г. В.В. Шувалов
(c) 2002 г. Центр антиковедения